Содержание материала

 

Преддверие

Из речи Сталина на Пленуме ЦК КПСС:
"Говорят, для чего мы значительно расширили состав ЦК. Но разве не ясно, что в ЦК потребовалось влить новые силы? Мы, старики, все перемрём, но нужно подумать, кому, в чьи руки вручим эстафету нашего великого дела, кто её понесёт вперёд? Для этого нужны более молодые, преданные люди, политические деятели. А что значит вырастить политического, государственного деятеля? Для этого нужны большие усилия. Потребуется десять, нет, все пятнадцать лет, чтобы воспитать государственного деятеля.
Но одного желания для этого мало. Воспитать идейно стойких государственных деятелей можно только на практических делах, на повседневной работе по осуществлению генеральной линии партии, по преодоленю сопротивления всякого рода враждебных оппортунистических элементов, стремящихся затормозить и сорвать дело строительства социализма:
Молотов _ преданный нашему делу человек. Позови, и, не сомневаюсь, он не колеблясь, отдаст жизнь за партию. Но

 

нельзя пройти мимо его недостойных поступков. Товарищ Молотов, наш министр иностранных дел, находясь под "шартрезом" на дипломатическом приёме, дал согласие английскому послу издавать в нашей стране буржуазные газеты и журналы. Почему? На каком основании потребовалось давать такое согласие? Разве не ясно, что буржуазия _ наш классовый враг и распространять буржуазную печать среди советских людей _ это, кроме вреда, ничего не принесёт. Такой неверный шаг, если его допустить, будет оказывать вредное, отрицательное влияние на умы и мировоззрение советских людей, приведёт к ослаблению нашей, коммунистической идеологии и усилению идеологии буржуазной. Это первая политическая ошибка товарища Молотова:
У нас есть еврейская автономия. Разве этого недостаточно? Пусть развивается эта республика. А товарищу Молотову не следует быть адвокатом незаконных еврейских претензий на наш Советский Крым. Это вторая политическая ошибка товарища Молотова:
Товарищ Молотов так сильно уважает свою супругу, что не успеем мы принять решение по тому или иному важному политическому вопросу, как это быстро становится известно товарищу Жемчужиной. Получается, будто какая-то невидимая нить соединяет Политбюро с супругой Молотова Жемчужиной и её друзьями. А её окружают друзья, которым нельзя доверять. Ясно, что такое поведение члена Политбюро недопустимо:
На пленуме ЦК не нужны аплодисменты. Нужно решать вопросы без эмоций, по-деловому. А я прошу освободить меня от обязанностей Генерального секретаря ЦК КПСС и председателя Совета Министров СССР. Я уже стар. Бумаг не читаю. Изберите себе другого секретаря.
С.К.Тимошенко: Товарищ Сталин, народ не поймёт этого. Мы все, как один, избираем вас своим руководителем _ Генеральным секретарём ЦК КПСС. Другого решения быть не может.

 

(Все стоя горячо аплодируют, поддерживая Тимошенко). (Сталин долго стоял и смотрел в зал, потом махнул рукой и сел. 16 октября 1952 г.)

"Ельцинизм - политический режим, совершенно не обладающий легитимностью, он разлагает всё вокруг, сеет порок и гибель, явно ведёт общество и страну к катастрофе, но не обнаруживает никаких признаков собственной гибели. Как раковая опухоль, пожирающая организм...

То, что режим Ельцина не обладает благодатью и не заслужил ничьего уважения - факт очевидный. Достаточно послушать прорежимное телевидение и почитать прессу - все сферы жизни на грани гибели именно в результате действий режима. Пресса Запада, которая из циничных соображений поддерживает режим Ельцина, исполнена к этому режиму такого омерзения, какого наши души и выработать не могут.

Положение настолько необычно и безумно, что никого не поразил небывалый в истории государства и права факт: президент обвинён в геноциде собственного народа. Это чудовищное обвинение голосуется в парламенте, за него голосует большинство, в него, если говорить начистоту, верят практически все граждане... О реальной легитимности такого режима не может идти и речи - его ненавидят и презирают даже те немногие, кто шкурно с ним связан и будут защищать его до последнего.

Что же происходит? Видимо, мы входим в новый период истории. Возникают режимы власти, которые держатся на каких-то, ещё не вполне изученных подпорках. Они отвергают обычные, вековые нормы и приличия и демонстративно отказываются от уважения граждан. Их силу поэтому нельзя подорвать путём разоблачения грехов и преступлений режима - он их и не скрывает. Он сплачивает своих сторонников не идеалами и высокими ценностями, а круговой порукой - безобразий и пороков. Есть много признаков того, что это - процесс мировой. Дело Клинтона - Левински, ничтожество

Соланы или Кофи Аннана задают стандарты той культурной среды, в которой большинство телезрителей мира без особых эмоций принимает бомбардировки Сербии. Исчезает важное в прошлом явление - общественное мнение. Более того, по сути, исчезает само общество, поскольку моральные и логические нормы разных людей становятся настолько несовместимыми, что утрачивается возможность диалога. Всё чаще от самых разных людей приходится слышать вымученный и странный вывод: в мире сегодня идёт война добра со злом". /Сергей Кара-Мурза/

Хоть мы навек незримыми цепями
Прикованы к нездешним берегам,
Но и в цепях должны свершить мы сами
Тот круг, что боги очертили нам.
Всё, что на волю высшую согласно,
Своею волей чуждую творит,
И под личиной вещества бесстрастной
Везде огонь божественный горит.
/Владимир Соловьёв/

* * *

Для чего живёт этот человек, сорок лет строящий один и тот же нескончаемый бамовский тоннель, прорубая километры его в приамурском базальте? Для себя и для всех остальных, ибо сооружение этого и всех прочих тоннелей в России - это славное, беспримерное, спасительное строительство будущего Божьего Царства.

Для великих дел требуется великое единство народа, воплощённое в русском коллективизме - не путать с военной муштрой или порядком лагерных этапов. Зачем становиться метущейся единицей, если до сих пор не остыла, ворочается, пробивается в шедевры литературы и космические открытия, в религиозные видения и мировые смуты раскалённая лава общего русского дела? В рай мы войдём сообща, единым рус

ским народом. Белая воцерковлённая соборность и красная "партия - рука миллионопалая", фёдоровское всеобщее воскресение русских из мёртвых и ленинское строительство коммунизма сливаются во всей широте своей, растворяясь друг в друге.

...сегодняшний день знаменуется таким общепланетар ным раскладом, при котором русскому фактору по каждой позиции противопоставлен совершенно враждебный ему фактор "нового мирового порядка". Своей высочайшей точки развития достиг он именно сейчас. Покоривший едва ли не весь мир, почти везде насадивший свои идеалы, шкалу ценностей и правила поведения, разогнавшиеся до предельной скорости, он в конце XX века неминуемо врезался всей махиной в свою противоположность - молодой и одинокий русский вектор развития.

Столкновения невозможно было избежать: так две конницы в чистом поле стремительно несутся навстречу друг другу. И сшибка их была ужасной: ещё неразогнавшийся как следует русский отряд смят, порядки нарушены, потери ужасны, оставшиеся в живых под натиском врага оттесняются назад, во мрак истории, к своей окончательной погибели. Но сражение не утихает, отряд ещё сопротивляется, не даёт себя окружить, и самое время вспомнить про наш засадный полк - про русские невостребованные ресурсы, про наше громадное потенциальное преимущество...

В русском мышлении должны мы в первую очередь искать исток и смысл будущего торжества России.

Существо русского мышления - это превозмогание пределов, это проламывание ветхих сводов, это преображение мира в доселе невиданную ипостась, а значит - это Победа новой, молодой, энергичной истины над старым, истлевшим, обессиленным порядком". /Денис Тукмаков/

* * *

Нас очень давно и очень жестоко обманывают...

Такого мира, такой реальности, такой страны, такого

человечества, что нам описывают авторитеты науки, культуры и политики, не существовало и не существует. Все вещи в нашем апокалиптическом мире подменены, будто мы смотрим на всё сквозь гипнотическое марево, устроенное злостными заговорщиками, умелыми пройдохами - гипнотизёрами на службе князя мира сего.

Мы подходим к грани тысячелетия, но думаем о портках, бабах, зубной пасте и плате за телефон. Вроде смутно, из-за тумана безразличия ощущаем мы, что где-то рядом Родина, Россия...ведь все системы координат сбиты, структуры миросозерцания искорёжены, а квакающие розовомордые жрецы вырождения обрывками самовлюблённых сентенций и нравоучений окончательно портят дело.

Душа русских в КПЗ, в вытрезвителе, в гипсе...ТЕ, кто уверяют, будто существует лишь эфемерное мгновение, лишь ускользающий миг здесь и сейчас, а остальное лишь представление - марионетки антихриста...

Мы живём вплотную к концу...От обоженного первородного мира мы удаляемся вон...

Священные цивилизации древности неспешно прошли весь путь мировой деградации (от золотого века - к вавилонской пыли и пескам забвения) мерной поступью тысячелетий. На последней черте бездны свистящее в ад человечество античности было поддержано милосердной жертвой Сына...Сын Божий открыл истинный путь последним сынам последнего века.

...Россия прожила серебряный век православия на периферии, хотя солнечно и достойно. Предощущая вместе с митрополитом Илларионом великое будущее... Вне Руси не было спасения, к нам тянулась духовная энергия веков, лучи вечности полоснули Родину...

Но пала Московская Русь, и железный антихрист пришёл, теперь уже всерьёз и надолго, теперь уже повсюду.

Медленно сползали мы (по-романовски с французика ми во главе) в историческое ничто. А место ампутированного

субъективного измерения ныло. Старообрядцы, русские сектанты и очарованные странники всех видов и типов выли от безумной бронзовой боли. Потому душа русских ноет так, как хрустят в костре добровольные тела... Железный век как безумная боль, таков был последний русский завет - -от Аввакума до Сталина.

В том Октябре великое страдание вышло из-под спуда, резануло кровью бескрайние наши земли. Красные. Они пытались сконструировать из отсутствия и тоски оптимисти ческий вал, преобразить боль и нищету железного века в триумф солнечного созидания. Они по-своему толковали крестное таинство Ники.

Наверное, мы никогда не поймём по-настоящему советский этап священной истории человечества... Сквозь гримасы советского идиотизма проступали удивительные черты какой-то иной мысли, силящейся высказать себя, дать о себе знать, выпростаться из-под пластовой оледенелой немоты, но постоянно срывающейся, соскальзывающей, впадающей в ступор.

Это была трудная, труднейшая мысль о Конце. Но также и о Начале. Мысль о боли и скорби, о невозможной радости и неизбежной тоске.

Красные, их хочется и застрелить, и обнять одновременно. Насколько они внутренние, хотя стремятся казаться сплошь внешними...Мы были последними субъектами бронзового этапа священной истории христианства. Мы хранили - в определённом и часто парадоксальном смысле - верность этой мысли в следующем веке, в железном...Пошлости либерального вырождения мы противопоставили кровавую драму большевизма. Поэму "12".

Конец, эсхатон...для нас, православных - намного, намного большее, чем тотальная реставрация. Это Брак, Брак по ту сторону границ. Обещанный, постоянно откладываю щийся, который изнурённо, израненно, измучившись и измучив других мы устали ждать. Наш Брак. Свадьба без меры.

Жених-Огонь. Огнь попаляяй. Сейчас-то и решается - каким девам спать, каким бодрствовать. Каким вжигать свещу, каким похрапывать в дрёме...

Чтоб наконец свершилось! Чтобы грянуло! Чтобы разорвало кишки небес! Чтобы грохнуло точилом гнева на ублюдочные поколения - Х апокалипсиса! Чтобы пожрало и нас, и их! Всех!.. Кому колесница, кому колесование...Гори ясно, ясно гори!..

Впереди - Конец, но что может быть горше и слаще этой встречи...

В каждой точке пространства - свои законы и нормативы, свои константы и свои процессы. Современная физика - наука мёртвая, раз не знает этого. Это физика железного века, физика духовного антихриста. Она /как и остальные сугубо современные науки/ имеет дело с мёртвым количественным миром, которого не существует. Она способствует убийству живого священного мира, утверждая о его природе зловещие примитивные небылицы. Не человек, а пространство произошло от обезьяны, а люди от Света ...

Мировая история в пространственно-символическом смысле шла с Севера на Юг и с Востока на Запад. Она шла прочь от истоков. Шла "от", а не "к". В ней проматывалась вечность, простираясь плоскостью времени. В ней разбазаривалось животворное райское качество, обращаясь в тёмные механизмы количества, пока не исчезло окончательно в колышущейся массе капитала. Случайно ли нынешние гегемоны и властители финансов и материй сгрудились на Западе? Окопались там?.. Мы принесены в жертву заклания, в жертву всесожжения " новым мировым порядком", но это искупительное страдание. Воюя с Западом, мы воюем с собственной смертью". /Александр Дугин/.

* * *

Не ждали нас долы и реки,

Идём, как степная гроза,


Вослед нам бранятся калеки,

Сияньем им выжгло глаза.

Я знаю, они предпочли бы

Погибнуть, молитвы творя.

Суда их, как мёртвые рыбы,

Спустились в чужие моря.

В глазах их - тоска покаянья,

Позор покорённой страны.

Берут у врагов подаянье,

А смелостью - оскорблены.

Зачем призывать их сражаться?

Рабов проще гнать, чем вести,

Они рождены, чтобы сдаться...

Но мы рождены - их спасти.

/ Марина Струкова, 1999г./

- "Погибнуть, молитвы творя," - не это ли Господь от них требует? - усмехнулся АГ, - Вспомни.

- "Не всякий, говорящий Мне "Господи, Господи..." - вот что надо помнить,.. - возразил АХ.

ТАК ГОВОРИЛ ЗЛАТОВ...

ТВО° МЕСТО В ЖИЗНИ. Найти его - вот главное. А не "местечко под солнцем" или "тёплое место", о чём мечтает большинство.

МЕСТО В ЖИЗНИ ЦЕЛОГО, место нации или отдельной личности - оно изначально определено Творцом. И занявшие его уже в земном бытии (Царство Божие внутри нас) занесены навеки в КНИГУ ЖИЗНИ и получат своё место в ЖИЗНИ БУДУЩЕГО ВЕКА.

Если ты его не займёшь, или хотя бы не определишь духовно-нравственным выбором, твоё место отдастся другому. Что может быть страшнее вечной смерти, несостоявшего ся бессмертия? Вечной тьмы, несостоявшегося света?

И тогда навсегда во тьме внешней будет "мучительно больно за бесцельно прожитые годы..." Это и есть ад.


ЗАМЫСЕЛ - единый организм. Взаимопроникновение, взаимодействие, взаимопомощь. Гармония с природой в соответствии с определёнными Творцом законами. Устранение причин, ведущих к разладу.

Допустим, строительная бригада строит дом "под ключ". Есть плотники, кровельщики, маляры, каменщики, плиточники, стекольщики... Каждый на своём месте, но вместе они делают ОБЩЕЕ ДЕЛО. Не конфликтуя друг с другом, а взаимодополняя друг друга. Такова роль наций и отдельных личностей в ЗАМЫСЛЕ.

Последние события убедительно продемонстрировали, насколько мы взаимосвязаны - всё и вся на маленькой хрупкой земле. Где нет ближнего и дальнего, где невнимание, небрежность, попустительство злу в любом уголке планеты, любое "моя хата с краю" рано или поздно оборачивается общей бедой, бедой у твоего порога. Вот уж где воистину "Молчанием предаётся Бог". И кто бы ни кричал в самом дальнем уголке земного шара от боли, отчаяния, - ты ОБЯЗАН Небом придти на помощь. Если не из-за любви и сострадания, то хотя бы из чувства самосохранения. Потому что горе и боль каждого на земле рано или поздно коснутся тебя. И когда в Америке попускают бомбить Ирак и Югославию - это бомбят Москву и Нью-Йорк.

Изании есть дело до всех, "помощи и заступления требующих".

"Русская церковь в параличе", - эти убийственные слова принадлежат Достоевскому. Божиим попущением в годы большевистских гонений на Церковь она очистилась кровью христианских новомучеников, начала возрождаться. Как ни парадоксально, именно при советской власти в храмы стали приходить истинно верующие, не страшащиеся никаких гонений. Поразительно, что вместо того, чтобы прозреть в этом великий промысел Божий, современные иерархи видят здесь всего лишь злодейство большевиков и нарушение прав ве

рующих. А ведь сказано: "У вас же и волосы на голове все сочтены"... То есть без Промысла, без Воли Неба ничего не бывает. Особенно в отношении Церкви.

Роскошная вилла, оставшаяся после смерти хозяина, - могильный памятник владельцу, неотданный ДОЛГ НЕБУ. Построенный тобой город - символ ОТДАННОГО ДОЛГА. Сундук Скупого рыцаря - его обвинительный приговор.

Потеря человеком своей профессии, занятости, МЕСТА В ЖИЗНИ, вынужденная безработица, толкающая людей на преступные, греховные способы заработка на жизнь /проституция, спекуляция, продажа наркотиков, алкоголя и т. д./ - страшная вина власти перед Небом и Замыслом. Ибо "безделие - мать всех пороков", - так говорили святые отцы Церкви.

Нашедший СВО° МЕСТО В ЖИЗНИ МЕНЬШЕ ГРЕШИТ. ОБЩЕСТВО обязано не только обнаружить талант, но и помочь развить в нужную сторону, помочь в трудоустрой стве. Не нашедший своего МЕСТА В ЖИЗНИ, не исполнивший ПРИЗВАНИЯ И ДОЛГА, оказывается в лучшем случае "бородавкой", а в худшем - раковой клеткой, оттягивающей на себя жизненные силы Целого. Горе тем правителям, которые стали виновниками потерянных для вечности судеб целых поколений!

Иосифа Грозного можно упрекать в ошибках при исполнении Замысла. Теперь же власть сознательно разрушает ЗАМЫСЕЛ.

ДОЛГИ Небу не только не отдаются, но бесконечно возрастают, подобно опухоли. Такова суть капиталистической модели общества.

Кашпировского спросили: Какие стихи Вам нравятся? И тут он раскололся, продекламировав:

"Что опьяняет нас больше вина? Женщины, лошади, власть и война..."


И сразу стало ясно, какое "добро" он несёт.

Мы всего лишь санитары, которые входят в чумные города и деревни, не давая заболеть здоровым и оказывая помощь желающим выздороветь.

Мы - не объединённая церковь, мы - чада разных церквей, политических и религиозных убеждений, решившие объединиться в "лежащем во зле" мире против хищников. Это наш способ жить и бороться вместе, способ объединиться в миру для противостояния князю тьмы и его воинству.

Если мы - санитары, то священники - врачи, но и они являются лишь проводниками между душой и Небом. Самый совершенный врач не вдохнёт в человека жизнь без воли Творца. Мы верим, что наша работа - это те поленья, которые разгорятся в душе божественным огнём... Мы - посредники между лежащим во зле миром и храмом. Знающие, что даже самый талантливый врач не запустит без божественной искры холодное остановившееся сердце.

Что было бы, если б ваши ноги перестали слушать голову? А Творец - не голова, а ВС°. Падение человека, первородный грех - это прежде всего нарушение Всеединства, где "все за одного, один за всех", как говаривали "товарищи". Нынешняя цивилизация индивидуалистов - дерзкий вызов именно ЗАМЫСЛУ. Поэтому порой для Творца гораздо важнее принятие личностью Замысла, чем ведение о Творце, практически недоступное нашему разумению. В отличие от Замысла, вписанного в сердце.

Пособия Творца для нашего вразумления: устройство всех живых организмов /Замысел/, этимология слов, красота мира. Ты сам. И молитва Отче наш.

Для неверующих Замысел - некая интуитивная сверхзадача.


ЗАКОН НЕБА - Закон Целого, спаянного взаимопро никновением и любовью. Всеединство мироздания в Боге - иного не дано. Именно в этом - Замысел Творца, закон ТРОИЦЫ.. Трое да едины будут. Свершающиеся на Небесах браки - двое да едины будут. Богочеловечество - Многие да едины будут.

Это когда ОДИН станет ЕДИН. Когда единение - не потеря индивидуальности каждого отдельного "Я", а преодоление самости, преодоление отпадения от мирового процесса, от одиночества, бессмыслицы существования. Помочь каждой индивидуальности найти свою роль, сверхзадачу в Замысле Творца о ней: в земной жизни и Будущем Веке.

Это - единство индивидуальностей во всеобщем восхождении к общей цели, дополняющих и обогащающих друг друга при сохранении и развитии полной творческой свободы в исполнении Замысла, каждой отдельной роли. За исключением одного - самоутверждения себя ВНЕ ОТЧЕГО ДОМА, вне Творца и Его Замысла.

Самость преодолевается "избранничеством" и всей историей человечества.

Единение не внешнее, а свободный выбор разума и сердца. Стать Целым, Полнотой Бытия не через отделение от этой Полноты, единственного источника Жизни, а через осознание себя Его частью, сопричастником ЖИЗНИ. Вхождения в Нее, слияния с Ней и тем самым обретения Божественной Полноты Бытия.

Разница между муравейником и Царствием - расстояние во всю историю человечества, от грехопадения прародителей до Страшного Суда. Путь от детской запрограммиро ванности на жизнь в Отчем Доме до осознанного выбора СЕРДЦЕМ Воли ОТЦА.

ДОМ ОТЦА - не просто общая крыша, среда обитания, а общее мироощущение всеединства миров и богоподобных существ в БОГЕ. В этом - РЕВОЛЮЦИЯ СОЗНАНИЯ!

"Единица - вздор, единица - ноль," - писал поэт. В Доме

Отца единица свободным выбором ума и сердца станет ЕДИННИЦЕЙ.

Единица, самоутверждающаяся вне Бога, стремится к нулю. Единница, самоутверждающаяся в Боге, стремится к беспредельной Полноте Бытия, к бесконечному возрастанию и восхождению.

Единица - ЕДИННИЦА... Здесь ключ к осмыслению истории человечества.

Служение, призвание, предназначение /в предвечном Совете/... Служить даже не Творцу, ибо Сам Бог - не только Творец, но и служитель собственного Замысла. А наше служение людям угодно Богу лишь когда оно не является ИДОЛОПОКЛОНСТВОМ И ЧЕЛОВЕКОУГОДИЕМ.

Служить вместе с Творцом Замыслу, ТВОРИТЬ МИРЫ, СОЗИДАТЬ КРАСОТУ, "СЕЯТЬ РАЗУМНОЕ, ДОБРОЕ,ВЕЧ НОЕ"...

Свобода выбора дана нам лишь одна: выбора между Богом и небогом, то есть дьяволом. Творец даёт твари свободу выбора во времени, изначально зная результат, потому что обитает ВНЕ ВРЕМЕНИ. Это как бы пьеса, где персонажи свободны, пока не кончилось время драмы, но Автор, пребывающий ВНЕ ВРЕМЕНИ и ПРОСТРАНСТВА, им же и сотворённых, со времён Адама и Евы знает развязку. В этом разгадка кажущегося противоречия между СВОБОДОЙ и ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕМ. СУДЬБОЙ, ПРОМЫСЛОМ.

... "Много званых, но мало избранных", - то есть званых в вечности, а избранных /избравших/ - во временном процессе. "Мои овцы знают Мой Голос"... В Замысле - зван каждый, но во времени ИЗБРАННИКАМИ становятся далеко не все.

...Не все выбирают во ВРЕМЕНИ - ВЕЧНОСТЬ, а в царстве ФАКТА - ИСТИНУ, вместо любви плотской и эгоистичной - ЛЮБОВЬ жертвенную, небесную...

Большинство меняет НЕБЕСНЫЙ ИЕРУСАЛИМ НА ЗЕМНОЙ.


Лист, получивший в долг от дерева /Целого/ жизнь, должен вернуть его жизнью своей для целого, в награду оставшись в генетической памяти Целого.

Да лист и не может жить иначе, он ЗАПРОГРАММИ РОВАН на служение целому, за исключением случаев, когда заболевает. Тогда дерево пытается его лечить, а неизлечимого отторгает и заменяет другим.

Человек же заболел ДОБРОВОЛЬНО, он обладает свободой быть отторгнутым или, если пожелает излечиться, остаться в Вечной Памяти Целого.

Свобода выбора: бесноваться на земле или научиться летать.

Каждый из нас - "ХОРОШИЙ ПЛОХОЙ ЧЕЛОВЕК". Хороший по замыслу, плохой - по осуществлению.

Человек создан для ПОЛЕТА, а не для помёта.

Единение должно быть не внешним /коллективизм/, а внутренним /соборность/.

Призвание интеллигенции - информация о Замысле, трактовка Замысла, комментарий к Замыслу. Мост между Небом и невоцерковлённым народом.

Лишь в Боге - цельность и полнота бытия. Мы, созданные "по Образу и Подобию", призваны в этом и в будущем веке осуществить то или иное индивидуальное служение соответственно Замыслу и ДАРУ, ПРИЗВАНИЮ. Свою роль в полноте Бытия. "Я сказал: вы - боги". Богочеловеку, в отличие от Творца, присуща специализация, функция, нуждающаяся во множестве ДОПОЛНЕНИЙ ДЛЯ ЖИЗНИ. Так, никакая часть тела не может существовать отдельно, сама по себе, а только во взаимодействии с другими. Но и все вместе без ЖИВОТВОРЯЩЕГО ДУХА - лишь роботы и зомби.

Служение в Боге - бесконечное творческое ВОСХОЖ

ДЕНИЕ. Вопрос о цели восхождения некорректен, ибо восхождение в творчестве - само по себе бесконечная цель; творческий процесс - сам по себе и цель, и восхождение. Восхождение в творчестве не знает предела, это безграничное поле деятельности и Бога-Творца, и созданной "по образу и подобию" твари.

Бесконечность - именно в творчестве. Разрушение грани между тленным и вечным, преодоление тлена, пространства и времени, встреча земли с Небом.

Преодолевая тленное и временное, мы высвобождаем для восхождения божественную энергию, скованную прежде господством плоти над духом, дурной материальностью, самостью и низкими страстями /служением Мамоне/.

Целью и стимулом творчества здесь может быть лишь одно - ЛЮБОВЬ в божественном понимании слова, ВЫХОД ИЗ СЕБЯ, излияние ещё на кого-то СЧАСТЬЯ БЫТИЯ. Именно поэтому Бог сотворил мир, - великое излияние ЛЮБВИ... Он не только подарил человеку счастье бытия, но и СВОБОДУ, вплоть до свободы ОТ СЕБЯ, что привело к отпадению человека от Творца. И венец божественной жертвенной ЛЮБВИ - Бог становится человеком и принимает мучительную позорную смерть на кресте, чтобы человек вернулся, ОБОЖИЛСЯ. Искупив его Своей Божественной КРОВЬЮ, снова соединив с Собой актом Великой ЛЮБВИ.

Человек, претендующий на полноту бытия ВНЕ БОГА, нелеп и трагичен. Как Гоголевский Нос, изображающий из себя господина.

Бесконечность, вневременность присуща лишь человеку-творцу, стремящемуся к ДОМУ ОТЦА, возвращающему ся в ДОМ ОТЦА. Творческий огонь, служащий злу, тьме, становится огнём геенским, пожирающим души. Вечным страданием и тоской по загубленной жизни, несостоявшемуся Замыслу, отчаянием отвергнувшей Свет души, обречённой на вечную тьму и смерть ВНЕ ОТЧЕГО ДОМА.

Человек подобен Творцу своему в ТВОРЧЕСТВЕ.


Иосиф Грозный пытался выплавить из человеческой руды крупицы золота, Образа и Подобия. Пусть варварскими способами, но он творил "человеков", на которых долго держалась Россия. И не только Россия.

Главное в Замысле - единое целое, в котором включается время от времени система отторжения чуждых, работающих на себя, замкнутых на себя клеток и органов, его нарушающих: Я, часть Великого Целого, самоотверженно работая на Него, сливаюсь с Ним, становясь тоже Великим и Совершенным... А не "Я, противопоставляя себя Целому, хочу быть равным Ему, быть как "Оно", чтобы Его рабы служили мне как Ему, да и Само Оно служило мне".

Система сохранения Целого отторгает такие заболевшие гордостью и самостью клетки - отсюда катастрофы, революционные бури, перевороты и войны, воспринимаемые узким обывательским сознанием как зло. Как и при всякой хирургической операции гибнут попавшие "под нож истории" и "доброкачественные" ткани. Но виноват в этом не Хирург, а разросшаяся опухоль, без которой не было бы необходимости в радикальной и опасной операции во имя спасения Целого.

Главная ошибка: жизненный процесс, как средство достичь Высшего и Целого, превратили в самоцель. В "жить, чтобы жить". Кант первым потребовал относиться к человеку, как к ЦЕЛИ, а не как к средству. Цель - свободное творчество в Доме Отца, где Сам Бог - тоже Творец. Творчество самодостаточно, являясь одновременно и средством, и целью, и восхождением. Вечное восхождение, лестница ведущих вверх ступеней, целей, побед над собой. Самоутверждение, самовыражение, ставшие победой над собственной самостью. Самоутверждение, побеждающее самость, выходящее из неё, преодолевающее её - ТВОРЧЕСТВО ВО ИМЯ ИСТИНЫ, КРАСОТЫ, СВЕТА. Во имя Абсолютной Цели, присущей

Самому Творцу, а следовательно, бесконечной и самодоста точной.

Творчество - образ жизни и Творца, и человека, в нём ЛЮБОВЬ ПОБЕЖДАЕТ СМЕРТЬ, ВЕЧНОСТЬ - ВРЕМЯ, ИСТИНА - ФАКТ, БЕСКОНЕЧНОСТЬ КАЧЕСТВЕННАЯ - КОЛИЧЕСТВЕННУЮ.

Здесь цель совпадает со средством, здесь начало того конца, которым оканчивается начало... Здесь "дорога к солнцу от червя".

ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ - определение Предвечного Совета.

Всякое самоутверждение твари - органа, клетки или группы клеток под любым лозунгом вне предназначения, вне Целого - вред для Целого /Богочеловечества/, разрушение Замысла, зло.

Неприятие и непонимание Замысла о единстве во Творце привело к катастрофическим последствиям. Воистину "Мы ответственны не только за то, что мы делаем, но и за то, что не делаем". Мы не защитили нашу страну, наше общенарод ное ИМЕНИЕ, наше достоинство. Наше прошлое, настоящее и будущее, наших детей, стариков и внуков, наших женщин и девушек. Мы не дали должного отпора нашествию оборотней, купились на посулы, туземные безделушки и пойло. Мы держали кукиши в кармане, считали себя "пофигистами", пели "А нам всё равно", думая отсидеться в своей "хате с краю" за охмуряющими сериалами, слушая часами, как "дебил с дебилом говорит", пуская мыльные пузыри.

А они тем временем всё тащили у нас из-под носа - все сокровища, нажитые, созданные и отвоёванные трудом, кровью, потом и слезами не только нашими, но и многих поколений. И теперь на эти богатства жируют, бросая нам объедки, бомбят "зоны интересов", пока мы за ними выносим ночные горшки. Расплачиваются за услуги с нашими дочерьми по 50

долларов (три червонца по советскому курсу), с наркокурье рами за "травку" для наших сыновей - нашими же пионерлагерями и санаториями на черноморском берегу... И отлитые на наши деньги пули, призванные разить врага отечества, убивают наших ребят в Чечне... И наши танки, "броня крепка" - расстреливают наш дом Советов посреди нашей столицы на наших глазах... И "то ли ещё будет!"

Так кому мы показывали кукиш, господа-товарищи? Где будет твоя "хата с краю", когда ее на твои же кровные сотрет с лица земли вавилонская ракета? Когда твои рублики из советских сберкасс перелетели к оборотням номенклатурным, самостийным, а оттуда в швейцарские и Нью-йоркские банки - зелёными птицами перелётными, а тебя в перерывах между сериалами, рассовывая по карманам тоже твои сбережения, дикторы сладко уговаривали по "ящику" не идти на митинг протеста, а ехать сажать картошку, - во что тебе обошлась твоя картошка? Ведь пока ты её сажал, разбойники не только обчистили твою квартиру, но и твой город, страну, твою память, будущее и, что самое страшное, - душу. Твою, твоих стариков и твоих детей. Ибо ваше ИМЕНИЕ - труды нескольких поколений, ДОЛГИ ТВОРЦУ, должные быть возвращён ными на Суде в конце времён, - отныне РАБОТАЮТ НА МАМОНУ-ВАМПИРИЮ! Не дорогая ли выходит картошечка, господа-товарищи? Поэтому Изания, учась на ошибках, объявляет "зоной своих интересов" весь земной шар. Мы не собираемся никого жрать, но не позволим и ЖРАТЬ СЕБЯ.

- Построить город или построить для себя замок, где будут тусоваться и развратничать лоботрясы-наследники... Есть разница?

- А если этот город - Содом или Гоморра?

- А если это Сталинград?

Тьму нельзя победить, одолеть - это под силу лишь Богу в конце времён. А пока это не входит в Замысел. Тьма - доро

га к Дому Отца, чужбина, каждый должен обязательно пройти её, преодолеть, отвергнуть. Или навеки остаться в ней. В этом - замысел о земном изгнании. Дарованная свобода выбора. Отсев.

Лишь в Изании соединимы труд и капитал, коммунизм и частное предпринимательство, расчет и бескорыстие, накопление и взлёт, корысть и мечта, личное и общее, богатство и бессеребренничество, святость; Штольц с Обломовым, Корчагин с Кольчугиным, Форд с Мартином Лютером Кингом. Ибо над нами - Закон Неба, где сходятся и исчезают все противоречия между нациями, партиями, религиями и классами. Когда мы все делаем одно Дело - множим вместе жатву Будущего Века.

Кукла переживёт дитя. Мы поклоняемся вещам, а они нас переживут. Самая ничтожная стекляшка счастливее президента США в день инаугурации.

Мы тратим бесценное время, перерабатывая его не в спасительную вечность, а в материю /одежда, мебель, дома/, служа этой материи и её царству, которое наверняка переживёт нас. Самая последняя бутылка, безделушка переживёт, заставив ещё кого-то им служить. А то мы вообще служим лишним нулям в банковском счёте... Разве можно сравнить: человек оставил после себя школу, больницу, железную дорогу - и мы думаем: "Его жизнь не прошла зря"... "Чтобы, умирая, воплотиться в пароходы, строчки и другие долгие дела"... И человек оставил СВО°: гору собственных вещей, предметов роскоши /дом-музей графа Воронцова/. Совсем другое чувство: победы собственности над непережившим её хозяином.

Смерть Иосифа внесла мистический перелом в сознание народа. В советском идеальном мире не должно было быть смерти, особенно не вмещалась в идеологию смерть вождя. Смерть не вмещается и в буржуазное сознание, но всё же на

прогулочном катере она воспринимается несколько иначе, чем на корабле, плывущем к земле обетованной.

"Наши" - это мироощущение "знающих Голос", ищущих Истину, подзаконных Небу, а не князю Тьмы. Это не класс, не национальность, не конфессия и не что-либо в этом роде. Это понятие ДУХОВНОЕ. Это тоскующие о свободно избранном послушании Отцу в Доме Отца в отличие от жаждущих свободы ОТ ОТЦА, Его Воли.

События в Югославии показали, что отвязанность и раздрай - путь народов в лапы к зверю, грядущему антихристу. Изания - продолжает путь противостояния.

У гипербореев нет воли в столице,

Забыт и растоптан уснувший закон.

Орлу через боль суждено возродиться,

Но граждан спасает железный заслон.

Этот катрен Нострадамуса, если под "гипербореями" понимать русских, под "орлом" - Российскую державу, а под "железным заслоном" - "железный занавес", можно толковать как характеристику эпохи Иосифа.

Режим, лишивший людей работы, преступен перед Небом. Такой человек становится потенциальным вампиром, преступником. Он лишён "своего места в жизни". Святые отцы говорили: "Безделье - мать всех пороков".

Иосиф Грозный боролся варварскими методами с состоявшимися и потенциальными вампирами, стремящимися сожрать, погубить младенца БОГОЧЕЛОВЕЧЕСТВА, зреющего в утробе ветхой, обречённой на смерть цивилизации.

Нынешняя власть ещё более варварскими методами утверждает ПРАВО Вампирии погубить младенца, грозящего своим рождением её незыблемости, процветанию. Призванному пронзить её копьём в конце времён, подобно Георгию Победоносцу на белом коне, поразившему дракона.

"Воздайте ей так, как и она воздала вам, и вдвойне

воздайте ей по делам её; в чаше, в которой она приготовля ла вам вино, приготовьте ей вдвое.

Сколько славилась она и роскошествовала, столько воздайте ей мучений и горестей. Ибо она говорит в сердце своём: сижу царицею, я не вдова и не увижу горести!

За то в один день придут на неё казни, смерть и плач и голод, и будет сожжена огнём, потому что силен Господь Бог, судящий ее...

И купцы земные восплачут и возрыдают о ней, потому что товаров их никто уже не покупает.

Товаров золотых и серебряных, и камней драгоценных и жемчуга, и виссона и порфиры...

...Корицы и фимиама, и мира и ладана... и тел и душ человеческих". /Отк.18:6-8,11-13/

* * *

К концу весны Денис окончательно оклемался и отбыл в забугорье по своим старым и новым делам-проектам. Но, всерьёз "заболев" Изанией, намереваясь побыстрей развязать ся с прошлыми договорами и обязательствами, собрать необходимые средства и вбухнуть их в духовно-воспитательно -лечебные виртуальные фильмы, с помощью которых они с Айрис мечтали претворить в жизнь замечательное: "Избави нас от лукавого!"

Изанией уж если заболевали, то всерьёз и надолго. Вскоре Иоанна и представить себе не могла, что раньше целыми днями нескончаемо занималась дачной и московской бытовухой. В Златогорье было чудесно, но она решила уехать вместе с Денисом - столько вокруг достойных людей, буквально задыхающихся в перенаселённых квартирах - дрязги, суета, орущие избалованные дети, скандалы с роднёй и т. д. "Наши", - которым, как воздух, нужно было Златогорье, чтобы вырваться "от работы вражия" и осуществить задуманное. Иногда мечту всей жизни.

А Иоанна прекрасно могла работать и в Лужине, по

которому соскучилась. Даже прослезилась, обнимая визжащего от счастья Анчара. На даче жили хорошие спокойные люди, уже другие, овощеводы с Севера, мастера по теплицам. Таких огурцов, помидоров и цветов у Иоанны сроду не бывало, северяне провели в теплицу отопление, воду, что-то без конца опрыскивали и рыхлили. Иоанна предоставила им полную свободу действия, только иногда помогала красиво составить букеты.

Дважды в неделю приезжала машина, забирала урожай, цветы на продажу. Забирала по необходимости бельё и одежду в чистку и стирку, привозила Изан-термосы с обедом, продукты быстрого приготовления на два-три дня и вообще всё необходимое. Связывалась Иоанна с ближайшим штабом Изании по пейджеру и делала заказы. С завтраком и ужином они легко управлялись сами.

Она целыми днями работала над книгой, заказывала по Изан-нету, связанному с Интернетом, нужную литературу. Вообще много читала - Айрис прислала ей компьютер, можно было выписать любой раритет.

Они с Варей по-прежнему вынашивали планы открыть в Изании собственное издательство.

Выбиралась Иоанна лишь в храм. Гуляла с Анчаром по лесу, думая о Гане и иногда явственно чувствуя его тепло, руку, дыхание. И зная, что он в эту минуту тоже нежданно-негаданно, сквозь дни и километры, видит перед собой светлый девичий лик во тьме за окном вагона, перехваченные пластмассовым колечком волосы, летящие в звёздную вечность. И улыбается видению.

- Иоанна...

Только машину она попросила вернуть до октября, чтоб ездить в храм и иногда в Москву навещать свекровь, которая в последнее время боялась масонов. Будто масонам только и дел было, что забираться ночами к девяностолетней бабке и воровать листовки к очередному митингу. Теперь ей часто звонила и заболевшая Изанией "зелёная" Катька, всерьёз по

ставившая себе целью перетащить предков из забугорья в Москву и начать новую жизнь.

А вокруг "маразм крепчал и жуть сгущалась..."

Происходящее по ту сторону Изании представлялось всё более омерзительным, преступным и пошлым. Маски постепенно спадали - в них больше не было надобности - уже откровенно дело решали клыки, когти и деньги. Она испытывала бесконечное унижение от происходящего, - не столько за себя, сколько за страну, и поражалась - неужели мир, к которому она когда-то принадлежала, сразу и навсегда продался?

В отличие от многих, она никогда не обманывалась "отвязанностью" под эгидой "свободы", не обольщалась сладким воркованием забугорной лисы, поджидающей, когда российская ворона разинет рот и выронит сыр, - поэтому ей не нужно было возвращаться к "товарищам" - она и не уходила никуда. Она всё более понимала, что это не нравственный выбор, это ВООБЩЕ НЕ ВЫБОР. Просто стрелка её внутреннего компаса властно указывала на "Прочь!" Табу. Иоанна и прежде не ходила на элитные приёмы, потому что ощущение стоящего за спиной ЧЕЛОВЕКА, подливающего в бокал, было непереносимым. Это была её ПРЕДВЕЧНАЯ УСТАНОВКА с которой она не могла, да и не хотела бороться.

Да, Изания спасала. Их слова - "Союз", "товарищи". Советские песни, которые всё время передавала их радиостанция, а Иоанна жадно слушала за любой работой, как партизанка в тылу врага позывные Москвы. Подпитываясь и воскресая.

- Говорит радио Союза Изании... Доброе утро, товарищи, мир вашему дому. Передаём утреннюю гимнастику...