Содержание материала

 

Преддверие

СТАРЫЕ И НОВЫЕ МЫСЛИ О ГЛАВНОМ

Имение каждого - дары Божии. Заставлять кого-то служить тебе этими дарами - кража не только у личности, но и у Творца.

Душа - ездок, ум - кучер, страсти - лошади, тело - телега.

Тело и страсти - подчинить Разуму, Разум - Духу, Дух - Богу.

Для Бога необходима свобода. Значит, понятие СВОБОДЫ не исключает НЕОБХОДИМОСТИ. СВОБОДА - осознанная необходимость свободы В БОГЕ, а не ОТ БОГА.

Коммунизм построен на ОБЩИНЕ, социал-демократия - на ОБЩЕСТВЕ. Социальный - общественный. Коммунистический - общинный. Социализм - более-менее справедли вые правила совместного проживания в гостинице. Коммунизм - неписаные законы любящей и дружной семьи, Целого, основанные на Замысле. Устроение родного дома.

Иосиф стремился сделать неписаные законы общины,

семьи законами своего общества и отбрасывал всё, мешающее, несоответствующее этой цели. "Пережитки прошлого", "чуждые элементы", "паразиты и кровососы".

* * *

Хочешь убедиться в присутствии Истины - начни жить по Её Замыслу - ведь даже наличие соли в супе определяется пробой!

Жизнь не по Истине безвкусна и тошнотворна, какие бы ценные компоненты в неё не входили.

Получая от Истины и Жизни жизнь, каждая отдельная душа должна нести в себе, вернуть Целому тоже жизнь. БОРОДАВКИ Целому не нужны.

Творец говорит: дерзни жить по Истине - и получишь Жизнь. Жизнь с большой буквы в обмен на земную. Вечную в Царствии в обмен на временную в "лежащем во зле" мире. Можно ли отказаться? Вера в человеческую личность "по Образу и Подобию" означает: "Я сказал: вы боги и сыны Вышнего все вы."

Человеческое "Я" безусловно в возможности и ничтожно в действительности. В этом противоречии - несвобода, зло и страдание, разрешаемые лишь РЕВОЛЮЦИЕЙ СОЗНАНИЯ. Познайте Истину, и Истина сделает вас свободными.

Человеки... В детстве - в рабстве у родителей, в юности - у собственной плоти, в зрелости - у Мамоны, в старости - у немощи и болезней.

И в довершение всего - у вечной смерти. Не безумие ли мириться с такой судьбой?

Религиозная Истина имеет многочисленные ветви и листья, но единый корень.

Вечные ценности остаются. Все предыдущие поколения Руси и Союза, все "братья, друзья, товарищи" сейчас

снова встали в строй и сражаются против Вампирии прошлой своей жизнью - делом, словом, помышлением - вместе с ныне живущими. Они воины, сеятели - пусть взошло через несколько поколений, но отлилось в оружие духа и снова сражается на баррикадах.

Церковь должна быть отделена от государства. Православие - свободное избранничество, основа его - СВОБОДА. Принудительное исповедание ПУТИ, ИСТИНЫ И ЖИЗНИ, равно как и ущемление на этой основе гражданских прав иноверцев - кощунство.

Но кесарь, желающий исполнить своё предназначение в сценарии Божьего Замысла, должен заботиться обо всех вверенных ему Небом подданных. Во всяком случае, об ограждении их "от лукавого".

Была эпоха, когда идеология правящих классов, включая и социальную церковную проповедь, представила Христа если не защитником и покровителем Вампирии, то, во всяком случае, непротивленцем. В доказательство приводят обычно слова: "Не противься злому", хотя они относятся к прощению каждым "злого человека", своего личного врага и обидчика. Однако, не защищать от обидчика слабых - немилосер дие и грех:

"Никто не возвышает голоса за правду, и никто не вступается за истину; надеются на пустое и говорят ложь, зачинают зло и раждают злодейство.

Потому-то и далёк от нас суд, и правосудие не достигает до нас; ждём света, и вот тьма - озарения, и ходим во мраке.

Осязаем как слепые стену, и, как без глаз, ходим ощупью; спотыкаемся в полдень, как в сумерки, между живыми - как мёртвые". /Ис. 59:4, 9-10/

Непротивление Христа во время казни - не непротивление злу, а победа над злом, искупление грешного падшего мира Божественной Жертвой, Послушание Воле Отца и За

мыслу. Мученический ореол Спасителя - не "непротивленца злу", а идущего на смерть крестную во имя победы над злом. "Молчанием предаётся Бог". Христовым путём шли Матросовы, а не толстовцы, подставляющие шеи вампирам и вводящие в соблазн одновременно и жертву, и хищника, умножая зло на земле.

За это искажение Замысла ищущая Истину российская элита, а затем и народ соблазнились атеизмом.

Церкви было недопустимо отдано КЕСАРЕВО. Роль кесаря - пасти ВСЕ народы многонационального государства. Духовенство таким образом оказалось в зависимости от кесаря и правящих классов, использовавших авторитет Церкви как средство давления на народ и оправдания насилия над ним и беззакония. БОГОВО было отдано кесарю.

ВАМПИРИЯ пожирает своих детей, ввергает их в "смерть вторую" и окончательную. Это - ложная шкала ценностей, ложный образ жизни, а не какое-либо конкретное государство, страна, общество, берущие время от времени или постоянно Вампирию на вооружение. "Ешь, солгал Бог"... "ЗАПРЕЩАЕТСЯ ЗАПРЕЩАТЬ" - табу сатаны, губящее народы, поколения, нации и отдельные личности. Использова ние даров Божиих, наследства Отца на обслуживание Вампирии...

Кредо большинства: "Жить, чтобы жить", "жить, чтобы есть", "жить, чтобы сделать карьеру" и т. д. вместо - "жить, есть, трудиться, чтобы СОСТОЯТЬСЯ В ОБРАЗЕ И ЗАМЫСЛЕ, ИСПОЛНИТЬ СВО° ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ, умножив жатву Господню."

Где, на каком этапе "товарищи" всё растеряли? "Страшнее Врангеля обывательский быт", - писал Маяковский. Антивампирию съедали лозунги обывателей, их образ мыслей, их правила игры. Вернее, игры без правил. "Догнать и перегнать Америку"... - зачем перегонять "Царство Мамоны",

безудержного потребления?.. Неуклюжие попытки найти новые стимулы производительности труда типа соцсоревнова ния, основанного на грехе тщеславия, несовместимого с новой моралью. Ну и всякие прямые идеологические диверсии.

Исторической миссией новой культуры должно было бы стать проложение пути к Небу, "напомнить человеку высокое призвание его". Возвращение крыльев, без которых всё постепенно погружалось в болото обыденности.

СЛОВА-ОБОРОТНИ: СВОБОДА - вседозволенность, распущенность. ЛЮБОВЬ - секс. СОБОРНОСТЬ - стадность, ИСТИНА - правдоподобие, ВЕЧНОСТЬ - время.

Частная собственность - химера, в этом мире существует лишь прокат, аренда. Отвергая мещанскую буржуазность, разнузданность, тщеславие, эгоизм - мы начинаем различать Зов Неба.

Мир задыхается в железных тисках безумцев - упырей, влекомый нагло-призрачным волшебством "Вавилонской блудницы". Цель - заставить всех жить по законам зла и тьмы, из которых не вырваться, как из кошмара американских "ужастиков", совершенно однотипных: загнанный до полусмерти каким-либо человекоподобным чудищем человечек мечется среди торжествующего мертвящего царства материи - нагромождения стальных конструкций, трубопроводов, котлов, тоннелей, ящиков, прилавков, складов...

"Идеал - в тебе самом. Препятствие к достижению его - в тебе же". /Т. Карлейль, английский историк/

"Спасение придёт от обновлённого соборного духа". /Вячеслав Иванов/

"Собором и чёрта поборем". /Пословица/

Была "тюрьма народов". Затем народы были "освобож

дены", и начались между ними кровавые разборки, прежние "товарищи, друзья и братья" превратились во враждующие звериные стаи. Для пробуждения в человеке зверя первородного греха нужны определённые условия, называемые на языке духовном "соблазнами". В данном случае свобода обернулась "отвязанностью".

Апостол Павел предостерегал первых христиан:

"К свободе призваны вы, братия, только бы свобода (ваша) не была поводом к угождению плоти; но любовью служите друг другу". /Гал. 5:13/

Слова эти обращены к верующим. Даже для них апостол видит в свободе определённую опасность. Что уж говорить о всех прочих...

Дружная семья живёт в хорошей многокомнатной квартире. Затем, в результате развода и раздела, у каждого оказывается по комнате. И получается враждующая друг с другом коммуналка "суверенитетов" с вечными сварами из-за мест общего пользования.

Важен не только профессионализм шофёра, но и в нужном ли он едет направлении.

Тело - не только "темница для души", но и защитная камера от падших духов, пронизывающих весь космос. Но падшие ум, душа и тело, по сути лишённые животворящего, мобилизующего и возвышающего ДУХА, уже не составляют Целое, не слушаются друг друга и вообще напоминают дом с распахнутыми дверями и разбитыми стёклами.

- Заходи, прохожий, выпей с нами тоже, - кивнул АГ чёрной головкой в белой панамке.

Больному и страждущему миру нужна великая исцеляющая сила Божией Любви. Но мир свободной волей "лежит во зле" и предан князю тьмы, который "правит бал". Творец действует, влияет на мир через "сынов света", святых, сумев

ших монашеским подвигом преодолеть падшую природу и ставших проницаемыми для Божьей благодати, её проводниками в мир.

Господь спасает больных детей своих через святых. Для этих послушных Творцу избранников уже настало Царствие, которое "внутри нас есть". Они уже живут по законам иного мира.

На одре болезни надо представлять себя распятым рядом со Спасителем, но, в отличие от Него, страдающим заслуженно и молящим, подобно "благоразумному разбойнику": "Помяни, мя, Господи, во Царствии Твоём!"

СЛОВО АХА В ЗАЩИТУ ИОСИФА

"Хоти, хоти! Ограбь, но получи! Изнасилуй, но получи! Убей, но получи! Взорви весь мир, но получи! Загуби душу, но получи!"

Кредиты, реклама... Отовсюду - похотливая улыбка роскошно разодетой Вавилонской блудницы, сулящей немыслимые наслаждения телу, максимальное удовлетворение самых изысканных похотей. Получил сегодня - завтра опять желай, один раз живём! Ещё больше, ещё изысканнее или развратней - какая разница... Да ещё объявим, что Бог благоволит равно ко всем и приветствует любое наслаждение, любое непотребство. Будто и не слыхали о Содоме и Гоморре!

Даже слово "любить" сюда приспособили... Любить Бога и ближнего. Любить блондинок, любить креветки - всё едино. Ближнего - тоже в суп. Бога - служить "на посылках", иконы - часть интерьера.

Безудержное "хочу" - мать всем преступлениям, убийствам и войнам на земле. Почему кто-то имеет, а я - нет?

Это не просто беда той или иной страны, это - установка тьмы. Есть установка - весело встретить новый год... И есть установка всё время побуждать граждан к безудержно возрастающему вожделению тленных земных благ. Совершать нравственные и уголовные преступления и на этом наживать

ся. Тратить на грех лучшие силы души, таланты, драгоценное время жизни - такое можно творить, лишь игнорируя Бога и Его откровение.

Порочная сатанинская установка современной цивилизации является, по широко распространённому мнению, стимулом некоего мифического "прогресса". Зомбирование, обольщение, волшебство рекламы... Всевозможные "права", "свободы" и "демократии" обслуживают и защищают эту установку - право не слушаться Бога.

Установка Антивампирии Иосифа, если отвлечься от красивых призывов к построению "Светлого Будущего", - самоотверженный труд на общее благо, понимаемое не как излишки, а как накормить голодного, одеть, дать крышу над головой, учить, лечить и воспитать в рамке заповедей. Подтянуть пояс и быть "готовым к труду и обороне" в условиях внутренней и внешней Вампирии. Сражаться словом и делом с "пережитками прошлого", то есть с грехами и страстями человеческими, а проще говоря - против власти самого князя тьмы, в которого большевики, кстати, не верили. И строили прекраснодушные долгосрочные планы, будто его нет. Не Бога, а именно дьявола нет! Отменили частную собственность, осуждали вещизм, мещанство, эгоизм, разврат. Перерожден цев-номенклатурщиков время от времени клеймила печать, их подвергали репрессиям. Коммунистам остро не хватало Неба, Его тайны и таинств, без которых советский коллективизм приобретал постепенно внешний характер, превращаясь не в СОБОРНОСТЬ, а в социалистический муравейник.

Кто-то из святых сказал, что величайшей хитростью сатаны стало то, что ему удалось заставить людей забыть о его существовании.

Человечество всё более скатывалось в бездну, лежащий во зле мир проглатывал великую духовную культуру. Последняя попытка удержать этот процесс искусственно - Антивампирия Иосифа, Советский Союз.

Но советская культурная элита пала, не сумев противо

стоять соблазнам Мамоны и не выполнив своего предназна чения. "Увидеть Париж и умереть", - мечтали они и умирали в Париже. В прямом и переносном смысле.

"Мы ответственны не только за то, что делаем, но и за то, что не делаем," - сказал Мольер.

"Культура имеет религиозную основу. В ней есть священная символика. Цивилизация же есть царство от мира сего. Она есть торжество "буржуазного" духа, духа "буржуазнос ти". И совершенно безразлично, будет ли цивилизация капиталистической или социалистической, она одинаково безбожная мещанская цивилизация". /Н. Бердяев/

"Не только русские замечательные люди, но и наиболее чуткие и тонкие западные люди с тоской ощущали, что великая и священная культура Запада погибает, что на смену ей идёт чуждая им цивилизация, мировой город - безрелигиоз ный и интернациональный, что идёт новый человек, парвеню /выскочка/, одержимый волей к мировому могуществу.

Фауст на путях внешней бесконечности стремлений исчерпал свои силы, истощил свою духовную энергию. И ему остаётся движение к внутренней бесконечности". /Н. Бердяев/

- Всё это началось задолго до Фауста, - вздохнул АХ, - Толпа кричала Христу "Осанна!", желая от Него количествен ной, внешней бесконечности даров. А на другой день, когда Он предложил ей Путь в Царствие "не от мира сего", то есть бесконечность внутреннюю, бессмертие в Свете, - заорали "Распни Его!"

"Революции делаются средним человеком и для среднего человека, который совсем не хочет изменить структуры сознания, не хочет нового духа, не хочет стать новым человеком, не хочет реальной победы над рабством. ДУХ РЕВОЛЮЦИИ ОКАЗЫВАЕТСЯ ВРАЖДЕБНЫМ РЕВОЛЮЦИИ ДУХА". /Н. Бердяев/

 

* * *

"Роль Хрущёва очень плохая. Он дал волю тем настроениям, которыми он живёт... Он бы сам не мог этого сделать, если бы не было людей. Никакой особой теории он не создал, в отличие от Троцкого, но он дал возможность вырваться наружу такому зверю, который сейчас, конечно, наносит большой вред обществу. Значит, не просто Хрущёв...

- Но этого зверя называют демократией.

- Называют гуманизмом, - говорит Молотов. - А на деле мещанство...

- Хрущёв попросил бывшего председателя КГБ Семичастного найти ему все документы, касающиеся его пребывания на Украине. Причём это было в разгар кампании против Сталина.

- Наверное, принял меры, чтобы уничтожить подписанные им документы по репрессиям на Украине, - говорит Молотов.

Как выдвинулся Хрущёв? Снизу. Как он попал в ЦК? Там у него оказалось много союзников, много таких людей, которые могут искать более надёжного для себя лидера, а Хрущёв пообещал более спокойную лёгкую жизнь наверху, и сразу многие за это ухватились. И внизу пообещал. Это очень нравилось, но это был обман. И этот обман многим дал возможность поспокойней жить. Очень опасное дело. Сталин в этом отношении был беспокойный человек...

Сталин и Хрущёв... Но Хрущёв-то ноготка Сталина не стоит! А Сталин, несмотря на всё, сделал громадное дело. Он - великий преобразователь. Не дотянул в некоторых вопросах, и это тормозит, это против него. Теперь повторяют его ошибки, его же недостатки по крестьянскому вопросу повторяют. А то, что он сделал колоссальное дело, это стараются замазать.

...Хрущёв и Микоян в своё время дошли до того, что пытались доказать, будто бы Сталин был агентом царской охранки. Но документов таких сфабриковать им не удалось...

Таких критиков много. Что вы хотите, если нашлись люди среди бывших репрессированных, которые пытались доказать, что Сталин - агент международного империализма? Вот такая ненависть, на всё готовы..." /М. - Ч./

* * *

Так и шла её жизнь - подпольно-просветительская деятельность, цветы для поддержания бюджета, отец Тихон, иногда поездки по неотложным делам в Москву и к Гане. Казалось, так будет всегда. Так же незаметно будет клониться к закату её время вместе с лужинским солнцем, золотящим стволы сосен. И так же когда-нибудь растворится в густеющей звёздной тьме ганина "Иоанна". И её таинственно-прекрас ный девичий лик за окном вечерней электрички, летящей к Москве почти три десятилетия назад, навсегда растает в вечности. Близилось пятидесятилетие, её ожидала закатная пора, и она мечтала написать книгу о пути к Богу, где надеялась донести до читателя основы богословия и Православия, что в то время было нужней воздуха. Но "завтра" вставало на горизонте неотвратимо и зловеще, как чудовище на картине раннего Дарёнова.

Наступал 1985 год.

Горбачёв позвонил Сахарову и вернул бунтаря из ссылки! Сбежавшей на запад балерине разрешили посетить Москву... Фантастика! - сказала потрясенная Наталья Макарова журналистам... "Свободу" перестали глушить!

Иоанна начала прислушиваться к новостям, не понимая, почему события, из-за которых у неё недоумённо и тоскливо сжималось в груди от дурного предчувствия, вызывали всеобщее ликование среди знакомых, в семье, у большинства верующих. Теперь, мол, разрешат Бога. Не говоря уже об интеллигентских кругах. "Свежий ветер перемен" врывался в трещины раскачиваемого всеми собственного дома.

Конечно, перемены назревали давно. Разлагающиеся низы и верхи, этот коллективный то ли дурдом, то ли детсад

с кукишем в кармане... Наверное, необходимо было начать что-то осторожно подкручивать, где-то одновременно осторожно отпуская. Но в этой новой, с позволения сказать, мелодии с первых же шагов новой власти звучала сплошная фальшь, дисгармония, а то и просто молотком по роялю. Что-то нехорошее, сатанинское, начиная с кровавой отметины на темени генсека, главного дирижёра. Обрушившиеся вдруг серии аварий и катаклизмов, сбывающиеся библейские пророчества и, конечно же, первые аккорды новой власти - сплошные беспросветные провалы. Всё не туда, катастрофы с бесконечным продолжением. Она не могла бы назвать ни одной верной ноты - из двух зол всегда выбиралось большее, а чаще - оба. Менялись лидеры, власти, оппозиция, но к лучшему ничего не менялось. Вернее, получалось со знаком минус, всё было нелепо, вредно, беспомощно; не так, не то, не туда, ни к чему... Всё не удавалось. Ну хотя бы по теории вероятности хоть что-то должно было получиться - ан нет. Злобный целенаправленный развал, иначе не объяснишь, удушение, чтобы потом разорвать и сожрать. Когти хищника в беспомощно распростертом теле страны...

В августе 91-го она было обрадовалась - спасена Россия, одумались! А потом в бессильном отчаянии смотрела "Лебединое озеро", на пьяную массовку на московских улицах, на трясущиеся руки "заговорщиков" и тонула во лжи, которая, всё более наглея, наконец, восторжествовала. И более не заботясь о правдоподобии, завопила о своей "полной и окончательной".

Победный танец чёрного лебедя-оборотня... Через несколько лет он повторится, уже не на сцене. Поразительно похожая на Одетту Одиллия сеяла повсюду разрушение и смерть.

Мистически-ритуальный характер происходящего особенно потрясал - странные убийства и самоубийства, совпадение переворотов с церковными датами, массовое обретение мощей, тайные посиделки на далёкой Мальте... Бушующий океан, масонский орден, продолжатель великого дела

партии с кровавой отметиной - рядом с масонами... И дьявольский коктейль всеобщего оцепенения, безразличия, властолюбия и алчности...

Ещё совсем недавно слова Валентина Распутина о возможности выхода Российской Федерации из состава Союза вызвали хохот, как нечто парадоксально-нелепое, более-менее удачная шутка. Нo вот уже Верховный Совет, стоя, аплодирует собственному практически единогласному решению о российском суверенитете, не врубаясь, что проголосовали об отделении головы от тела.

- Белены они объелись в своём буфете!.. - в сердцах вырвав из штепселя вилку телевизора, Иоанна выскочила на улицу, где прогуливались местные бабки, обсуждая последнюю серию то ли Барбары, то ли Изауры. Всякие на высшем уровне заседания, судьбоносные решения, суверенитеты и участь отечества им были до фонаря. Напрасно Иоанна орала про неизбежный распад страны, в результате чего их Лужино потребует отделения от Московской области, заведет собственную валюту и армию.Что русских теперь будут отовсюду гнать. Что наши предки веками собирали земли, поливая их потом и кровью, что единственная наша возможность выжить - быть вместе. Что всё развалится и что этого не должно быть, потому что не должно быть никогда... Бабки лишь кивали вежливо, а сами думали про пенсии, привезут ли навоз из ближайшего совхоза - кому и почём, и кто это сейчас идет от станции - не клавкин ли парень? "Так ведь, его в армию забрали?" "Ничего не забрали, Клавка справку достала, она рожна достанет"... "Ой, девочки, опаздываем!"

И разбежались к своим Изаурам, Барбарам и донам Фернандасам.

Спустя несколько лет в Грозном после бомбёжки откопают женщину. Первое, что она спросит - не о судьбе других членов семьи, а чем окончилась очередная серия...

Самое трудное для Иоанны было свыкнуться с этой новой реальностью, вернее, ирреальностью, где всё, к чему

ни прикасались новые правители, оборачивалось распадом и кровью; к этим апокалипсам в отдельно взятой стране, многосерийным ужастикам. То ли коллективное безумие, то ли атрофия. Как в фантастической повести, которую она когда-то написала о землянах, попавших на другую планету, где атмосфера убивала чувства, делая из людей нечто среднее между роботом и животным. И только двое с иммунитетом, Он и Она - среди живых мертвецов. Могла ли Иоанна тогда подумать, что такое случится с ней? Зомбирование? Зловещая роль СМИ, особенно Останкинской иглы? Козни "масонов"? Неужели это внезапное разрушение внешних барьеров, эти папуасские товары, лживые дешёвые байки по ящику лишили в одночасье вроде бы, как она привыкла думать, великий народ с великими духовными традициями разума и человеческого облика? Хотя бы сработал инстинкт самосохранения! Всё это ужасающе напоминало коллективное самоубийство, массовый выброс китов на берег.

Её тоже поначалу охмурил бывший свердловский секретарь своими поездками на трамвае в районную поликлинику, но Иоанна быстро разобралась, что к чему. Народ же, как и полагается запрограммированному на самоубийство, снова и снова выбрасывался на берег, где этот ошалевший от фортуны и власти, спившийся пожилой ребёнок дурил, куражился и ломал всё, что попадалось под его беспалую руку - судьбы, законы, жизни, границы страны с её обезумевшими жителями... Ну простой народ - пусть, - в Евангелии народ назван стадом, нуждающемся в добром пастыре. Народ просто сорвался с цепи. У чукчей, например, вместо слова "свобода" употребляют "сорвавшийся с цепи". Когда "сорвавший ся с цепи", с ошалелым лаем носящийся по прежде недоступным просторам, чужим дворам и сучкам Анчар осознает свою беду? Когда захочет есть, или получит удар палкой? Потеряется, а, решив вернуться, обнаружит хозяйские ворота закрытыми, а будку занятой другим псом? Или вообще пепелище? Или попадёт под машину, то бишь под колесо истории?


Их удалось купить дешёвым тряпьём, правом тявкать на кого вздумается и когда угодно, шляться, где угодно, и трахаться с кем угодно после семидесяти лет поста по-советски: отдавай все силы на благо Родины и общества... Личное обогащение и вещизм - нeдocтoйныe пережитки прошлого... "Сам погибай, а товарища выручай", "хлеба горбушку, и ту пополам", будь скромен в быту, верен жене, подавай хороший пример детям. "Будут внуки потом, всё опять повторится сначала"... Всякие там диспуты о девичьей чести, может ли девочка дружить с мальчиком? Обсуждение аморалок на партбюро и комсомольских собраниях. Слушали - постановили: вернуться в семью... Смешно вспоминать? А как же в Библии насчет "соблазняющего ока", которое лучше вырвать? Тоже, вроде бы, не очень гуманно! А тут тебе как снег на голову, и "Эмманюэль" по ящику, и эротический массаж на дому и киви, Канары - пусть не по средствам, но ведь в принципе можно! Гуляй, Анчар, никаких цепей, всё дозволено. Что там Сочи, Ялта и Гагры с профпутёвками, комнатами для дикарей рубль койка, с мандаринами и фейхоа по два рубля кило... Ату её, власть! Ещё вновь работать заставят на благо любимой Родины!.. Ату её, Родину! Кому она вообще нужна? Даёшь Америку! Вот, как мечтал когда-то Смердяков, "завоевала бы умная нация глупую", и победили бы нас немцы в 41-м, - жили бы сейчас, как в Америке... Будем у Запада прислугой, шлюхами, челноками - зато свободны!

"Никакие вы не свободные, a "отвязавшиеся"! - хотелось крикнуть глупому соблазнённому народу и особенно тем из бывшего её круга, кого она так хорошо знала, - с какой злобой они теперь кусали и грызли когда-то кормившую их руку, которую прежде так подобострастно лизали!

Участвовать в изощрённом обманном ограблении ближних в обмен на подачки с барского стола... "Зато я могу теперь поехать в Париж..." - как сказал один бывший "совестью нации" бард.

Топтать покойников и идеалы, традиции многовековой

российской культуры, которым когда-то поклонялись и учили поклоняться народ. Выплёскивать в новых книжках и фильмах - отстойники собственной души. Будто вся их с Денисом многосерийная нечисть, недобитая Корчагиным-Коль чугиным попёрла из подполья, заследив всю страну кроваво-чёрными следами...

И это всё, что вы хотели сказать? Вы перекусаете прежних хозяев, прохожих и друг друга, затопчете и загадите все вокруг, перетрахаете таких же сорвавшихся шавок, а потом поползёте на брюхе к новым барам в новое рабство за миску похлебки и кость. И будете брехать на кого велят - вот и вся ваша свобода!

"Он знал, что поднимется в России лакей в час великой опасности для нашей Родины и скажет: "Я всю Россию ненавижу". В 12-м году было великое нашествие императора Наполеона французского первого, и хорошо, кабы нас тогда покорили эти самые французы: умная нация покорила бы весьма глупую-с и присоединила к себе. Совсем даже были бы другие порядки". /Ф. Достоевский/

Иоанна стала выписывать газеты, слушать "Свободу" и новости по ящику, надеясь, что вот-вот что-то случится, изменится по всем законам здравого смысла, Народ очухается, выйдет на улицы, прогонит, сметёт...

Но ничего не случалось, разве что хужело день ото дня, развал давно переступил все мыслимые пределы. Невинные мальчики, открывшие первое частное кафе на Кропоткинс кой, первые фермеры, партийный миллионер Артём Тарасов, заплативший три миллиона членских взносов -давно ли все ахали по этому поводу, давно ли шла антиалкогольная кампания и жёны молились на портреты Горбачёва? И вот они же продают у метро низкопробную водку и сигареты, Тарасовы и частные кафе плодятся в геометрической прогрессии, а "слуги народа" публично сжигают партбилеты.

"Никто не ищи своего, но каждый пользы другого". /1 Кор. 10:24/


"Вы куплены дорогою ценою; не делайтесь рабами человеков." /1-Кор. 7:23/.

"Случилось страшное", - как утверждала популярная реклама. Знакомый незыблемый мир, в чём-то смешной, показушный, условный, в чем-то, может, и дурной, но в котором и ляпы, и недостатки были "наши", не вызывающие глубинного протеста, вдруг закачался, стал расползаться, а на смену пришло нечто инородное, совершенно чуждое, отторгаемое. Происходящее было невозможно, немыслимо. Это был конец света.

Ганя, к которому она кидалась за разъяснениями и утешениями - снова превратился в диссидента и теперь пугал прихожан мрачными проповедями о нашествии темных сил на Россию, которую вновь распинают, и это только начало. Распинают святую Русь - да, не удивляйтесь мол, Русь советская была преемницей Святой Руси при всех злодеяниях власти, ибо удавалось держать народ в рамках заповедей. А за убийства священников и разрушение храмов ответят вожди, у которых народ был в послушании. Да, государство исповедывало атеизм, это его грех, но что касается народа - он хоть был невоцерковлён и лишён церковных таинств, но душа народная со всеми предрассудками, дуростью, суевериями была по-детски чиста и открыта вере, добру и любви. Бог жил в душах - об этом говорят плоды народного древа - самоотвер женный патриотизм - и в войну, и во время восстановления разрушенного хозяйства, в чистоте семейных и дружеских отношений, в бескорыстии и нестяжании... Да, вслух о вере не говорилось, но "по плодам их узнаете их". Бог победно прорвал бесовские, атеистические преграды и пророс в душах советских людей их добрыми деяниями...

- А вы, так часто произносящие ныне имя Господне? - обличал отец Андрей - требующие от нас, пастырей, благословлять торжища, пиры, банки? Ваши деньги пахнут кровью вдов и сирот, ограбленного народа, убитых в братоубий ственных раздорах жителей когда-то великой страны - пре

стола Господня! Вы жертвуете на храмы, но разве не знаете, что Господь не примет неправедной жертвы? Вспомните Каина... Не обольщайтесь - нельзя одновременно служить Богу и Мамоне. Вы захотели быть князьями и позволили разодрать на части собственную страну, предав дело Сергия Радонежского и других святых. Вы захватили народное достояние, нажитое совместным самоотверженным трудом ваших отцов и дедов... Вы развращаете женщин, девушек, детей, забыв, что сугубое горе тем, от кого исходят соблазны. Вы радуетесь возможности творить грех. Оковы пали, долой их! Ваше благочестие, ваша готовность служить Христову делу были лицемерием, фарисейством.

- Вот вы скажете, как же так, священник взял под защиту безбожную власть!.. Ну, во-первых, Богу - Богово, а кесарю - кесарево... Да, церковь была отделена от государства, активным верующим было нелегко. Мы всё это на себе испытали. Но мы ходили в храм, причащали даже комсомольцев и членов партии. Хоть кого-то из вас заставляли отречься от Христа? Или государство вмешивалось в церковные каноны, в постановления соборов, учение наших святых отцов? А сейчас зарубежные секты хлынули потоком, не чаем, как отбиться... Священников на все модные тусовки тащат как свадебных генералов... По ящику колдуны, астрологи, экстрасенсы всевозможные - и все вроде бы с крестами, и все вроде бы от Бога... Серой попахивает ваша свобода, дети мои!

Да, мы жили за оградой, но, как сказал философ: "приказывают тому, кто не может повиноваться самому себе". Господь нам дал всё необходимое. Да, мы жили без роскоши, но разве излишки - не грех?.. Да, у нас были жесткие порядки в отношении тунеядцев, бездельников - так про то ещё апостолом Павлом сказано: "Кто не работает, тот не ест". В отношении прав так называемых сексуальных меньшинств, - так это Господь определил как страшный содомский грех, за который вообще сожжены два города. Наркоманы, блудники, расхитители - насчёт всех этих грехов в Библии - самые жёсткие

определения. "Демократия - в аду, а на Небе Царство", - сказал Иоанн Кронштадтский. Христос был отдан на распятие демократическим путём - так решило большинство. Так вот, мы, православные, должны были бы ожидать от нового кесаря, кроме возможности нести Слово Божие в каждый уголок страны и восстановления храмов, более строгого ограждения общества от лукавого... А свободы сексменьшинствам пусть требуют служители иного ведомства, имя им легион! Так нет же - вы, воины Неба, радуетесь вакханалии!

- Господь дал нам защиту в лице государства. Учёба - бесплатно, многим - даром квартиры, возможность нормального достойного труда и отдыха. Хотя уже тогда, конечно, процветало всякое жулье от номенклатуры и прочей элиты - вот с чем вы должны были бороться, а не сажать эту шушеру на трон с правами неограниченной власти! Вы ненавидели номенклатуру за спецпайки, а нынешним прощаете спецдворцы. Видимо потому, что они отпустили и ваш поводок. Но у вас-то он должен быть внутренним! Да истинные коммунисты своими привилегиями и не пользовались, они работали сутками, в партию отбирали лучших, нравственных, трудоспособных, талантливых... Хотя были, конечно, карьеристы, но у большинства благами пользовалась лишь многочислен ная родня с маникюршами и портнихами. Да и то это приняло характер серьёзного заболевания, когда была подорвана идеология, по сути, антихищническая. У наших отцов и дедов, настоящих коммунистов, была одна привилегия - первыми в бой, на стройку, туда, где труднее. Это не агитка с митинга красно-коричневых, у меня отец был в Сибири секретарём обкома, и я знаю, какие люди тогда двигали горы.

Господь даровал нам выстоять против фашизма, восстановить разрушенную страну - это сделали те, кого вы теперь топчете! Всё нам было даровано - мир, достаток, с голоду никто не умирал, на помойках не рылся. И лечили, и всякие путёвки,.. профилактории, детсады, пионерлагеря, - забыли? Туберкулёз, бездомность детская, проституция, нарко

мания - об этом при коммунистах слыхом не слыхали, а это дорогого стоит! И в храмы мы с вами ходили, хоть и были ограничения. Но тем больше венец претерпевшим скорби и гонения за веру... "Поживём во всяком благочестии и чистоте..." - молились мы, и Господь давал!

Мы жили в великой стране с православными традициями, в мире и согласии друг с другом. Конечно, всякое бывало, но ведь то была первая серьёзная попытка общества, - подчеркиваю - общества, а не отдельных религиозных общин! - противостоять падшей природе человека! Нас упрекают, что мы жили, будто Бога нет... Неправда! Мы жили, будто дьявола нет, будто мы можем в безопасности "жизнь красивую прожить" и шагать рука об руку в светлое будущее. И никто не будет нас искушать эгоизмом, жадностью, завистью, никто не будет нашёптывать: "съешь, не умрёшь"... Если бы не было дьявола, мы, возможно, и притопали бы в свой коммунизм, но он есть, дьявол. Он был тут как тут и одолел нас постепенно, а мы не призывали в помощь Господа, хоть "сей род одолевается лишь постом и молитвой". Как ни парадоксально, безбожное вроде бы государство заставляло нас жить по заповедям, проповедовало, что нет больше подвига, кто положит жизнь за други своя, "что хлеба горбушку и ту пополам" ... А раз для людей, то и для Бога, ибо "кто их накормит, приютит, окажет милосердие, тот Мне помог". Вспомните притчу о Страшном Суде... Господь будет судить нас по делам милосердия, по отношению к ближнему, а не по тому, сколь часто ты повторяешь: "Господи, Господи".

- Не собирай себе тленных сокровищ на земле, но нетленные, на Небе - сказал Господь. Власть запрещала нам стяжать лишнее, особенно за счёт других и неправедным путём. Прудон сказал, что всякая собственность - кража. Bспомните: "Отойдите от меня, делающие беззаконие". Разве вам запрещала власть творить добро, жить скромно, честно, нравственно? Сейчас ваша свобода - не стремление жить по-Божьи, нет. Вы лукавите, вы хотите свободы непотребства.

Вы хотите пировать, когда у ног ваших сидит обобранный нищий народ. Вспомните - только за этот грех богач был низвергнут в ад, хотя наверняка тоже верил в Бога. А нищий Лазарь попал в рай. Кстати, про его веру тоже ничего не сказано. Один- сидящий в лохмотьях и другой - пирующий - только за это приговор вечной смерти. Ибо нельзя пировать, когда кому-то рядом плохо! Такая душа отторгается Светом, ибо она тьма.

Да, говорю я вам сегодня - мне, конечно, жаль нищих, обобранных и роющихся в помойках, но мне куда больше жаль вас, дети мои, богатых! Ибо обиженные получат награду свою, а обижающих и соблазняющих отвергнет Небо... И себя мне жаль, вашего пастыря, который отвечает за вас перед Небом.

Поэтому я за ту власть, которая помогала бы мне вас спасти и сохранить, как велел Господь, а не расставляла бы повсюду смертельные сатанинские ловушки, пробуждая самые тёмные звериные инстинкты. Даже в священники гомосексуалистов уже прочат, кричат о "правах человека"... А где тогда наши права, где защита самых основ нашей веры от сатанинских нововведений? Советская власть на каком-то этапе если и попускала бесноватым богоборцам крушить иконы и храмы, то, слава Богу, не лезла в основу основ православной этики со своими новшествами, что куда страшнее. В последнем мы уже скоро убедимся... И давайте подумаем, кто лучше - кесарь, который в силу своей должности вынужден проливать кровь, нарушать заповеди, хитрить, лгать, неважно даже из добрых или злых побуждений... Так вот, что лучше - чтоб этот кесарь никогда не появлялся прилюдно перед народом в храме, прося благословение у Высшего духовенства "на работу жаркую, на дела кровавые"? Осуществляя своё право на исповедь тайно, или даже просто в сердце своём израненном, ибо такая кровавая ноша непосильна для любого человеческого существа - пусть даже в сердце своём повинится Богу?.. - Или пусть этот кесарь принародно с телетрансляцией будет просить и получать у церкви добро на про

должение своей деятельности? Думайте, не страшный ли это соблазн для прихожан - освящение церковью не слишком, мягко скажем, праведных дел? Бог, как известно, поругаем не бывает, но как насчёт духовенства?

Такие случаи уже известны, приходит на память семнадцатый год, когда народ говорил: "До Бога высоко, до царя далеко" и "Никто не даст нам избавленья"... Так не должно быть, я глубоко в этом убеждён. Это я по поводу обвинения в адрес советской власти, особенно в кроваво-ассенизаторс кие периоды борьбы с врагами, что она не сближалась с церковью...

Так что свобода мальчишек продавать сигареты или бензин вместо того, чтобы ходить в школу, сомнительна. И я, ваш пастырь, буду за такую власть, которая если и не будет помогать мне пасти овец, то хотя бы не сделает из них волков. Жаль вас, дети мои, так рвущихся открывать кафе, фирмы и банки. Да, представьте себе, я за такой порядок, где не будет богатых, ибо мало кто использует данное Богом богатство, как завещано: оно, как правило, развращает и губит душу. Начинаются зависть, гнев, злоба, разборки, кровь, убийства, революции, а тут уж и бедным спасения не видать.

А национальные "суверенитеты"? Всё это грех идолопоклонства. Я понимаю стремление исповедывать свою веру, развивать национальную культуру, язык. Но свои армии! Эти царьки, готовые отделить руку от тела во имя получения личной власти и прибыли... Нет, лучше уж дружба в тюрьме, чем война на воле. Царьки нынче множатся как мухи. И всё себе хапают, начинаются разборки между собой, льётся кровь, "у холопов чубы трещат". И зарубежные болельщики тут как тут, им наши раздрай и слабость ох как кстати, ибо "разделяй и властвуй"... И о такой "свободе" вы просите Бога? Разве не догадываетесь, чем это кончится? Или ослепли, не понимаете, кто тут "правит бал"? Воистину, когда Господь хочет наказать, лишает разума. Вы имели возможность ходить в храм и причащаться, причащали детей и были за них спокойны.

Да, вас могли за веру исключить из партии, иногда попросить с ответственной идеологической работы, исключить из комсомола, но разве это столь уж важно? Разве нас при Брежневе убивали за веру, как когда-то мучеников? Нет, Господь нас хранил в бесконечном Своём милосердии, и Церковь Православная молитвенно благодарила Его за это. Каких таких "прав человека" нам не хватало, где о них сказано в Библии? Свободы для "голубых", хищников, идолослужителей, блудников, наркоманов нам не хватало? Таковые Царство Божие не наследуют, забывших отсылаю к шестой главе Первого послания к Коринфянам.

Неужели в конце двадцатого века вы, дети Христовы, читавшие не только Пушкина, Гоголя, Достоевского, но и имевшие доступ к святоотеческой литературе, к русским религиозным философам так называемого серебряного века, - неужели вас ещё надо учить, что не свободы похотей, а свободы от похотей ждёт от нас Господь?

Как в Гоголевском "Вие" рвётся в наши души всякая нечисть. Та власть запирала двери, эта - распахивает.

Жизнь земная - пребывание в камере смертников. Добиваться помилования для новой жизни или развлекаться в ожидании казни - вот наш выбор.

- Я имею право так говорить, я прошёл весь ад земных "радостей" - И роптал, что мне не давали свободы безумство вать. Пока не подошел к черте...

Отец Андрей предрекал страшные испытания "сорвавшейся с цепи" стране, неблагодарным народам, не сумевшим ценить щедрые дары и милости Творца и впавшим в безумие. Рекомендовал выкинуть телевизор или смотреть только новости и научно-популярные передачи, а ходящих к экстрасенсам предупредил, что не допустит к причастию. Он не благословлял отдавать деньги в рост - не только во всякие "Тибеты" и МММ, но и в обычные "надёжные" банки, спекулировать ваучерами. Привечал лишь производителей товаров. Но такие быстро прогорали.


Ганина паства редела. Теперь прямо из храма, с исповеди, спешили на фирму. Приезжали на иномарках, в дорогих шубах и с мобильными телефонами, которые поднимали писк прямо во время службы.

"Батюшка, так ведь работа, иначе не получается..." Выходили часто зарёванными. "Посмотри, - распекал отец Андрей, - У Натальи дети в драных ботинках, вон ноги мокрые... Перед кем ты красуешься, побойся Бога, ведь отнимется всё в одночасье"... Дамы шморгали носами и жертвовали "для Наташи" скомканные денежные купюры, наверняка думая про себя, что лучше б шли наташины ребята торговать ну не водкой и куревом, так бензином. И никаких проблем... А потом и вовсе многие дамы перестали приходить. И Наташа не ходила, вросла в рынок и моталась в Турцию за куртками.

- Вы лукавите, - повторял отец Андрей, - Вы ополчились на коммунизм не из-за его якобы безбожия, не из-за репрессий - крови прольётся и уже льётся неизмеримо больше... Вы жаждете воли своим непотребствам, которые сдерживала советская власть. "Все за одного, один за всех", - это не какая-то там "совковая" этика, это вторая новозаветная заповедь о любви к ближнему. Вся наша нынешняя жизнь - против этой заповеди, сам принцип конкуренции ей в корне противоречит...

Так повелось со времён первых христиан - они со своей проповедью были как бельмо на глазу у лежащего во зле мира...

- Да, сейчас можно проповедовать, распространять и печатать религиозную литературу, но много вы теперь проповедуете и распространяете? Когда ездили в последний раз в монастырь, как бывало прежде? Даже к преподобному Сергию, не говоря уже о Валааме? В Вавилон вы теперь ездите, господа.

"Чтут меня языком; усердие же их далеко отстоит от меня", "Поедают домы вдов и лицемерно долго молятся, примут тем большее осуждение".

Ганя пророчествовал в начале перестройки, что власть

грядет хуже некуда. Пребывающей в перестроечной эйфории пастве это не слишком нравилось, а после августа 91-го перестало нравиться и кое-кому из церковного начальства.