Содержание материала

 

Преддверие

"Свободные олигархические СМИ в выродившемся и карикатурном ельцинском псевдогосударстве давно превратились из "четвёртой власти" в "просто власть", позволяющую себе диктовать ультиматумы правительству, парламенту, армии, политическим партиям и т. д. Такой масштаб влияния даже не снился крупнейшим западным информацион ным магнатам наподобие нового друга Березовского Руперта Мердока. В строительстве невиданного по своей манипулятивной силе и навевающего чисто апокалиптические ассоциации информационного тоталитаризма режим Ельцина "догнал и перегнал" не только Америку, но и весь мир. Невнятное бормотание о "свободе прессы", то и дело доносящееся из уст президента, несомненно, имеет глубинную связь с интуитивным предчувствием Ельцина, что на свет появилось нечто необыкновенное и чудовищное, имеющее прямое отношение к финальной, эсхатологической эпохе в истории чело

вечества, к "эпохе последних времён". Само понятие "олигархи", первоначально обозначавшее всего лишь "самых богатых" и "агрессивных" банкиров, сегодня перешло в чисто информационную плоскость и обросло целыми рядами мистических смыслов. "Олигархи", если смотреть на них сквозь призму русского традиционного сознания, предстают "князьями сына денницы", "отца лжи" дьявола, а могущество их строится на откровенно черномагическом фундаменте - торговле ложью и безумием.

"Свободные СМИ", как именуют себя сегодня две захмелевшие от вседозволенности информационно - феодальные орды, превратились в своего рода "супергосударства": со своими территориальными доменами /"нефтяные анклавы" Сибири, например/ своими армиями и спецслужбами /СБ "Мост" или "Атолл", осуществляющие акции в государственном и межгосударственном масштабе/, с собственными космическими спутниками и даже - с собственным населением. На стороне каждой из "империй" - главы администраций регионов, министры, градоначальники, международные чиновники,президенты сверхдержав, магистры тайных лож и хозяева "закрытых политических клубов." Страна, народ, российское государство - не принимаются во внимание, даже не задействованы в феодальной разборке как самостоятельные субъекты.

Олигархи уже давно живут в "построссийской реальности" и сегодня, остервенело отдавшись экстазу решающей схватки за господство над одной седьмой частью суши, они, подобно участникам некоей черной дьявольской мистерии, сжигают в топке своего противостояния ещё оставшиеся ресурсы истекающей кровью страны...

Кто знает - если Россия сегодня стала "полем экспериментов" по отработке различных моделей "нового мирового порядка", то не ждёт ли со временем и весь мир "раздел и передел" между "информационно - феодальными кланами"? Так или иначе, на наших глазах сквозь покрытое скользкой обо

лочкой "царство лжи" начинает, подобно неожиданно распустившемуся в одном из американских ботанических садов "трупному цветку", прорастать "царство зверя". Действующие на российском пространстве медиа-олигархи - чудовища из "иного мира", нежели гоббсовский Левиафан. На них указывает и описывает таинственными намёками Апокалипсис святого апостола Иоанна Богослова". /А. Бородай, А. Рудаков. 1999г./

* * *

"Если голодный человек требует заработанного им и у него украденного куска хлеба, неужели священник, да и вообще христианин, не должен оказать ему сочувствие и посильную помощь? Полагаю, отрицательный ответ может свидетельствовать лишь об "окамененном нечувствии" некоторых пастырей.

Да, главное для нас - духовное окормление людей, открывающее Царство Небесное и помогающее встать на путь спасения. Но вот вопрос: захотят ли люди слушать слова священников, безучастных к их нуждам? Не покажутся ли им в таком случае наши проповеди о Царстве Небесном убаюкивающей сказкой для бедных?

Тревожный факт крайне незначительного числа вновь воцерковлённых людей в последний год-два подтверждает мои опасения. Слишком много россиян - деятельных, горячо приверженных нравственным ценностям, остаются всё же вне стен Церкви. Не по нашей ли вине остаются за бортом ковчега спасения люди, всей душой алчущие и жаждущие правды и пока не ведающие, что правда - это Христос? Что же сетовать на коммунистов, если они одни громогласно требуют того, что сегодня жизненно необходимо и чего у нас в Отечестве сейчас и в помине нет, - социальной справедливости. Мне кажется, что не противодействовать этому надо и даже не в стороне стоять, а поддерживать и лелеять в людях эту искру Божественного света, ибо только совесть и делает человека христианином...


Нынешняя власть, покровительствующая нравственно му растлению людей, сделавшая государство не гарантом справедливости, а поставившая его на службу невиданным в истории лжи и обману /вспомним хотя бы приватизацию/, есть власть противохристианская" /Иерей Георгий Титов.1999г./

Священный Синод на первом заседании после Февральской революции единогласно освободил всех верующих от присяги НиколаюII и отменил церковную молитву за "благочестивейшего императора".

"Все мое, - сказало злато, все мое, - сказал булат". Так и препираются до сего дня. Запад выставляет злато, Россия - булат. Но что же на самом деле лучше? Вернее, что спасительнее? Христос говорит: не можете служить Богу и Мамоне. Запад хотел соединить и то и то, и получилась "мерзость запустения". Мы в России, испытывая трудности от "булата", завидовали Западу: вот там жизнь так жизнь. А что у нас: всюду притеснения и кровь. А вспомним-ка притеснения и кровь первых веков христианства, когда христианская истина только входила в человеческие души. А что "золото"? Золото Запада - это бездуховность, растление душ. Такого открытого наглого преступления не было при господстве "булата". Что лучше - вствет вопрос - "золото" или "булат"? Золото - это сплошной обман, булат требует самоотверженнос ти, мужества, хотя и много крови. История греховного мира не обходиться без крови. Кровь, с одной стороны, преступле ние, с другой - прозрение ("что ты делаешь, зачем убиваешь брата?"). Коммунисты-революционеры в Россиии прозрели, потянулись ко Христу, а Запад только обманывает: можно ли верить коммунистам, а может быть, они хотят приспособить ся? Все ставиться под подозрение. "О, если б ты был холоден или горяч!.." Холод, допустим, коммунисты, жар - верующие. Теплохладность - страшнее всего. Ни вера, ни неверие - без

различие ко всему. Все спутали теперь, не понять: где право, где лево, где ложь, где правда - все обман. В Апокалипсисе прямо сказано: извергну тебя!.. /о. Дм. Дудко/

"После недоразумений не случайно сотрудничество Церкви с Советским Союзом, а искренно... Религиозный дух Церкви, независимо от политического строя, пойдёт вслед и параллельно с социализмом... Советская Россия чрезвычай но сильная - САМАЯ СИЛЬНАЯ страна в мире. Потому, что к власти пришёл сам народ - через большевистскую партию...

Предыдущий строй рухнул потому, что он внутренне ИЗЖИЛСЯ в своём правящем классе /царском, дворянском и интеллигентском/. И это было прямым счастьем для России: иначе гниение продолжалось бы и дольше и глубже - ко вреду народа и государства и даже для всего мира. На место отживших классов пришёл сам народ в своей неиспользованной ещё и нерастраченной силе - душевной и физической.

И хотя уже одно это было чрезвычайно важно, но ещё важнее было то, что народ поддержал НОВУЮ ИДЕОЛОГИЮ: СОТРУДНИЧЕСТВО ТРУДЯЩИХСЯ, объединение рабочих. Идею братства трудящихся. Идеологию дружбы народов не только в одном Советском Союзе, а потом /при возможности/ и содействие другим народам в том же направлении. Это было под силу лишь большевистской партии, навстречу которой пошли массы рабочего народа. И русский народ не случайно, а мудро остановился на выборе именно Советской власти среди других групп и партий. В этом проявилась опять сила духа и ума народа /и народов Союза/. Лишь Советская власть могла навести порядок в стране и повести её дальше. И народ пошёл за ней." /Митрополит Вениамин Федченков. 1945г./

"Русская церковь возносит усердную молитву о державе, победе, мире, здравии и спасении... всех доблестных руководителей страны нашей, твердо ведущих нашу Родину по

ИЗДРЕВЛЕ СВЯЩЕННОМУ ПУТИ мощи, величия и славы". /Патриарх Алексий 1, 1947 г./

"... в новом мире социализма воплощаются и получают реальное бытие идеалы, привнесённые в мир Христом, В оплотившимся Словом". /Митрополит Никодим, 1969 г./

Тяжкий крест несём мы, братья, мысль убита, рот зажат,

В глубине души проклятья, слезы на сердце кипят.

Русь под гнётом, Русь болеет; гражданин в тоске немой

Явно плакать он не смеет, сын об матери больной!

Нет в тебе добра и мира, царство скорби и цепей,

Царство взяток и мундира, царство палок и плетей.

/Иван Никитин, между 1857 и 1861 /

ТАК ГОВОРИЛ ЗЛАТОВ...

Мы не идеализируем человека, учитывая его слабости, отклонения от нормы. Гурманы, любители выпить или поймать иной кайф имеют на это право. Но служение греху противоречит уставу Изании, провозглашённой нами свободе от зверя в тебе. От зверя и от власти демонов. К нам приходят лишь ЖЕЛАЮЩИЕ ИСЦЕЛИТЬСЯ.

Проблемы секса. Они касаются одиноких, немолодых, в чём-то ущербных, с физическими недостатками, с нетрадиционной сексуальной ориентацией, гиперболизированной сексуальной потребностью и так далее. Просто ненашедших себе пару. Я уж не говорю об отклонениях, опасных для общества - всевозможных растлителях, маньяках... Кстати, тёмная стихия пола, "основного инстинкта", не находя выхода, неизбежно плодит чикатилл и ионесянов. А общество не только не пытается эту стихию обуздать, но всячески старается развивать, поощрять помыслы, переходящие в грех, грех, переходящий в страсть, и страсть, переходящую в преступле ние. Делая бизнес, наживаясь на человеческих слабостях, болезнях падшей природы. То есть безбожная по духу совре

менная вампирская цивилизация пасёт и взращивает СМЕРТНЫЙ ГРЕХ, чтобы стричь с него купоны. Пасёт всё, что осуждено и проклято Небом. Её пастбища смертельно-ядови ты, её жатва - вечная тьма.

Извечный вопрос - что делать? Проблема "основного инстинкта" для многих существует объективно, люди страдают морально и физически, вынуждены "покупать" себе партнёра, разрушать семьи, лишать детей родителей. Идут и на прямые преступления перед Небом, совращая малолеток и юных. На обольщение работают целые отрасли индустрии, шоу, масс-медиа, мода, реклама... А ведь проблема разрешается предельно просто на уровне индивидуальной компьютерно-физиологической программы виртуального секса. "Озабоченного" надо оставить наедине с эрогенными атрибутами и компьютером, соблюдая врачебную тайну и постепенно пытаясь привить пациенту желание излечиться от своего отклонения, отвращение к нему, как к некоему унизительному пороку, изъяну, от которого надо как можно скорее освободиться.

Да, да, вместо целых кварталов, городов и стран порочно-криминального бизнеса, вместо сифилиса, спида, трагедий и самоубийств требуется всего-навсего залезть в виртуальный мешок, который, согласно заданной программе будет имитировать любовные ласки, шептать слова или выкрикивать ругательства /кто как любит/ голосом Сильвестра Сталлоне, Мэрилин Монро или гуманоида с Тау-Кита. Можно смоделировать любой голос, текст и видеоряд. И не надо никаких "ночных бабочек", богемы, семейных скандалов, безумных трат, дурных и смертельных болезней. И главное, вовлечения в свой грех других - сугубо тяжкого греха перед Творцом. По статистике один наркоман "сажает на иглу" сорок человек.

В руке у тебя пульт в виде резиновой груши. Сжал - картинка остановилась, ослабил - появилась другая. И всё. Сеансы один-два раза в неделю, с разрешения врача. Потом

можешь этот свой личный грех исповедовать священнику, советоваться с психиатром, сексопатологом - дело хозяйское. Но проблема из глобальной с сопутствующим алкоголизмом, наркоманией, растратами, венерическими и прочими заразами превращается в "прайвити", как говорит Айрис. Больной лежит в карантине, хворает в своё удовольствие и заразы не распространяет. Это и называется "избавить от лукавого".

Грех? Безусловно. Наверное, некоторые священники запретили бы своим чадам такого рода "выход", ссылаясь на требование Неба о чистоте ока и помыслов. Мы не смеем с ними спорить и готовы вновь и вновь обсуждать глобальную проблему "избавления от лукавого", выбирая всё-таки из двух зол меньшее - карантин греха. Здесь не только сексуальные проблемы, но и алкоголь, наркотики, всевозможные принижающие человека разрушительные страсти...

Да, лишь регламентированная близость законных супругов /венчанных/ в разрешённые Законом дни с целью чадородия не считается, например, у православной Церкви грехом. Но во всех остальных случаях - /а их тьма / - приходится выбирать между легионом зол. И мы решили, что наш "виртуальный партнер" /или партнёрша/, как мы их по-современ ному, безо всякой романтики именуем, гораздо безопаснее армии проституток, совращённых жён и детей или ещё чего похуже. Огромные, брошенные в пасть лукавому материаль ные ресурсы человечества... Трагические судьбы, океан потерянного времени, сломленные души и загубленные жизни, отчаяние и самоубийства.

Грех, как правило, очень трудно излечить, но загнать в виртуальное подполье, как показала наша практика, вполне возможно. Если найдёте лучшее решение - милости просим в наш клуб мозговых атак.

Мы преклоняемся перед подвигом целомудрия, ну а прочему человечеству рекомендуем, перефразируя Оскара Уайльда: "лучший способ избавиться от соблазна - уступить ему с наименьшими потерями для себя и общества". Наша

программа "партнёр" пока безопаснее всего, придуманного в этом плане. Ещё раз повторяю - она относится лишь к "озабоченным". Ни соловьиных ночей, ни серенад под балконом, ни тихого семейного счастья мы, упаси Боже, не затрагива ем. Там, где исполняется Закон и царит угодная Небу гармония полов - прекрасно. Мы помогаем там, где проблема или не решается, закабаляя человека грудой вытекающих из этого новых проблем, или решается Лукавым - в виде страшного разрушительного отступления от Воли Неба, ведущего к телесной и духовной катастрофе не только саму личность, но и многих связанных с нею людей.

С подшефными у нас договор на основе добровольно сти. Если мы видим, что кто-то норовит стать "хищником", самоутверждаться за счёт других (не с помощью других, работая на Целое, что в русле Закона, а именно "за счёт"), мы расторгаем договор. С нежелающими что-то давать взамен. Именно с "нежелающими", а не с "не имеющими возможности". Если тебе надо больше, чем ты можешь дать в настоящее время, - доплачивай в любой форме: денежной, вещевой или услугами. Если даёшь больше, чем получаешь - Изания доплатит в любой форме. Масса вариантов и уровней отношений. У нас свой суд, своя охрана, свои сторонники и покровители во всех слоях общества.

Мы признаём лишь один вид лидерства: локомотив, вытягивающий из тупика весь состав.

Лидер должен бежать налегке, быть сильным, выносливым, горячим. И главное - увлекать за собой других, а не заставлять себе служить.

Вождь - от слова "вести". Найти верный путь и вести за собой. Вождь не разжигает своим дурным примером порочных инстинктов, не допускает распрей и грызни. А главное - ведёт вверх, к Небу и Свету, а не в яму или соседнюю овчарню. И не обрастает жиром, собственностью. Их так и называют - "лидеры", чтобы подчеркнуть процесс движения,

а не застоя. Лидер отряда, Совет лидеров дружины, лидер дружины. Это всё - исполнительная власть Изании.

Лидер-разведчик. Находит "своих", как геолог ценную руду, пропагандирует, агитирует, составляет списки подшефных и подробные анкеты. Затем появляется лидер-организа тор - он создаёт необходимые условия для осуществления программы, за которую отвечает и в которой специалист. Питание, бытовые услуги, жилищный вопрос, дети, медицинское обслуживание, трудоустройство, внутренние суммированные резервы /материальные и творческие/, финансовые взаиморасчёты. Затем подключаются лидеры-исполнители - транспортники, снабженцы, строители, медики, животново ды, земледельцы, специалисты в различных областях. Воспитатели-учителя, охрана, юрист и бухгалтер.

Лидеры-организаторы ищут эти кадры, в первую очередь, на местах, при необходимости - назначают своих, из ближних Изаний или Центра.

Подшефные и лидеры получают от Изании все услуги согласно договору в общепринятых ценах. Если услуги превышают отдачу, подшефному предлагают взять на себя какие-то дополнительные обязанности или расходы или отказаться от какой-то услуги. Существует и ограниченная система кредитов под будущие обязательства и гарантии. Если сумма отдачи превышает услуги, остаток суммы или выдаётся на руки подшефному, если это особо ценный специалист, не желающий пока вступить в члены Изании, или ему открывается счёт в Изан-банке.

На религиозные, политические, националистические дискуссии и споры в Изании наложено строгое табу вплоть до исключения. Религиозные вопросы должны решаться с духовными отцами церкви, а активные члены партий и националистических движений могут быть лишь подшефными, их не принимают в Изанию во избежание её использова ния в политических или националистических целях.

Административное деление - адресно-территориальное.

Каждая мини-Изания, отвечающая за определённую территорию, имеет свой штаб и лидера штаба. Каждая страна, город, область, посёлок имеет свой код с помощью которого через Изан-нет налажена связь с центром и между собой. Лидерство организовано по принципу матрёшек - более крупная включает в себя, опекает и отвечает за более мелкую... Дом-улица-посёлок-город-район-область-страна. Или город-штат-страна.

Соответственно и штаб с лидером-организатором поселковой Изании, городской, районной, республиканской. Не столько по принципу подчинения, сколько помощи в решении проблем. Местные, республиканские или глобальные, центральные. Так все мини-Изании каждой большой территории или страны, заходя одна в другую, образовывают, довольно внушительную армию "матрёшек", охватывающую весь земной шар под началом Златогорского Верховного штаба. Матери-наседки, простёршей крылья над всеми своими воинами или птенцами, кому как нравится, в какой бы точке земли те ни находились.

Егорка Златов был лидером-организатором Верховного штаба, сердцем Изании. Его заместители: Айрис - мозг и нервная система; Лёва - банковская система жизнеобеспече ния. Ещё был зам по чрезвычайным ситуациям. Все лидеры-организаторы крупных объединений Изании входили в Совет Верховного штаба наряду с несколькими духовными лидерами, здесь решались основные организационные и идеологические вопросы, иногда прибегая к опросам или выборам среди рядовых членов.

Три формы отречения для вступающих в Изанию:

1. Отрекаюсь от сатаны и дел его /для верующих/

2. Отрекаюсь от сатаны и дел его, если он есть /для сомневающихся/

3. Отрекаюсь от сатаны и дел его, если б он был /для неверующих/, то есть отречение от дел тьмы.


* * *

Денис шёл на поправку. Это констатировали и врачи, и компьютер, да и сам Денис, кажется, поверил, что ему даровано судьбой ещё какое-то время.

Уже в палате лечебного корпуса, где Иоанна ежедневно его навещала, он начал интересоваться происходящим в стране, в Златогорье и вообще в мире.

Понемногу с помощью Айрис стал приобщаться к своему кинобизнесу, читал по Изан-нет прессу, касающуюся последнего проекта, связывался по мобильнику с нужными людьми, строил планы. Но, как он потом признается, уже не было ощущения впереди просто ВРЕМЕНИ, а времени ограничен ного, песочных часов, которые чья-то неведомая рука просто ещё раз перевернула милостиво. А дальше кто знает...

Там, в римской клинике, было чувство не только утекающей жизни, но и утекающих денег, что вызвало у всегда практично-расчётливого и подозрительного Дениса некий невроз, которому ещё вроде бы не было названия. Проявляющийся в навязчивой мысли, что все врачи только и думают, как приписать ему все существующие хвори, заставить принимать самые дорогие лекарства и процедуры, делать ненужные операции с одной-единственной целью - выпотрошить вместе с бренным телом его карманы. Размер счёта, который ему там предъявили, едва не довёл его до второго инфаркта - каждый лишний день, приём лекарств, процедуры, консультации, сиделка - стоил с его точки зрения целого состояния, был грабежом на большой дороге. Таблетки застревали в горле, врачи представлялись гангстерами. Он невесело пошутил, что если б Иоанна его не забрала, он бы оттуда сам уполз ночью и сдох где-либо за воротами, довольный, что за реанимацию, по крайней мере, не пришлют счёт.

Денисов невроз оказался довольно стойким. "Брось, это дорого!" "А сколько это будет стоить?" Физиотерапия, массаж, тренажёры, компьютерное диагностическое кресло, которое Денис называл "электрические стулом", а всё вместе

"живодёрней", долго внушали ему страх. Пассажир, которого везут в морг, да ещё при этом щёлкает счётчик. "Ничего не надо, я и так в порядке, эти блаженные тебя разорят... Все эти утопии плохо кончаются. Бесплатный сыр - в мышеловке"...

Иоанна терпеливо убеждала, что её занятия со златогорскими детьми, куда окрестные "крутые" охотно водят своих отпрысков, и сдача в аренду машины, гаража и лужинского дома с участком не просто безболезненно для неё, но удобно и желанно, что работа ей нравится, приносит удовлетво рение. А в Лужине у них живут хорошие порядочные люди, они наконец-то приведут всё в порядок - что прежде простаивало и разваливалось. Земля будет в надёжных руках, принесёт урожай, Бог даст. И людям, которые попали под колесо постсоветского апокалипсиса, - крышу, хлеб насущный. Ей же - свободу и то непередаваемое отношение мира с Небом, собой и окружающими, когда всё ладится, сходятся концы с концами, успокаивается компас совести, и Господь доволен. То самое "Царствие внутри нас", которое всё чаще посещало её в Златогорье.

Скептик Денис - всё-таки скорее скептик, а не циник, может, никогда и не увлёкся бы Златогорьем, если б не болезнь и связанное с пережитым новое состояние души. Он никогда не был атеистом и, наверное, хотел бы поверить в Свет, но убедительной для него всегда оставалась лишь тьма. Нечто со знаком минус, вселенское, глобальное и непобедимое. Неотделимая от человека потребность творить зло, как потребность дышать. От всякого зла он ждал ещё большего зла, добро казалось ловушкой или лицемерием, и он чувствовал себя поначалу не в своей тарелке, как выпущенный из привычного болота в чистый пруд. Но, наверное, каждый день представлять себе, что кто-то хочет завладеть твоими правами на фильм, до нитки разорить или просто угробить по каким-то изощрённо-злодейским мотивам было уже невмоготу, и Иоанна однажды сказала: "Знаешь, а ты попробуй поверить, что вот, хомо сапиенсы действительно додумались на

конец-то освободить друг друга. Меня - от хлопот по даче, хозяйству и участку - некоторые это умеют лучше меня. От бестолку простаивающей в гараже машины, от беготни по врачам и аптекам из-за больного мужа. Я их - от бездомья, от необходимости доставать где-то позарез нужный транспорт, нанимать дорогого репетитора для талантливых детей, да и где они наймут писателя? Тебя - от страданий, от немощи и отчаяния по поводу корысти и бестолковщины эскулапов. А ты, глядишь, набрав силу, поверив в их добрые намерения, тоже снимешь что-то про нового Кольчугина, в которого будут играть их дети, вместо того, чтобы баловать травкой в тёмном подъезде. И круг замкнётся... Почему бы нам не поверить, а? Что такого невероятного в том, чтобы освободить друг друга от лишнего, нудного, недостойного? От этого обрыдлого быта, жрущего время? Время и нас. Чтобы рука была рукой, голова думала... глаза глядели, уши слышали и желудок варил. Ведь мы так задуманы, нам вместе проще, удобнее - что тут такого невероятного?"

- У тебя нет иного выхода, как поверить златогорцам, - убеждала Иоанна, - ты всё равно в их руках, деваться некуда... Кто нас защитит? Кто вообще кого сейчас может защитить, кроме Господа Бога? Согласись, когда висишь на нитке над бездной, а вокруг шастают эскулапы со скальпелями, глупо всякий раз трястись, что они возьмут да перережут нитку - они б давно это сделали, если бы хотели. Думай о чём-либо приятном, ну, например, что из тебя здесь просто куют совершенство, отсекая лишнее... Чтоб ты стал полегче и не сорвался с этой самой нитки. И что, как это ни невероятно, ты им живой нужнее, а?

Денис неуверенно улыбался и понемногу оттаивал. Или просто устал бояться - столько пришлось страдать. Мурлыкал даже златогорскую лирическую без концовки:

Когда имел златые горы

И реки, полные вина -

Всё отдал Златову Егору,


Осталась песенка одна,

Про то, как имел златые горы...

И так до бесконечности, пока не успокоишься. И махнув рукой, не согласишься на любые процедуры, самые дорогостоящие. И веря, и не веря, что все эти заграничные и не заграничные сверкающие приборы, руки, улыбки и драгоценное время врачей, составленная специально для тебя диета, уход - весь этот продуманный до мелочей, обволакивающий такой невероятной в наше время трогательно-родительской заботой мир действительно принадлежит тебе - надо лишь жить по его законам. Чтобы проступил, наконец, из тяжёлой бесформенной каменной глыбы твой задуманный Творцом образ - ожил, наполнился теплом, красками и стал чудом. И сам ты стал творить чудеса, в свою очередь, оживлять, воскрешать других, отсекая лишнее...

Детская болезнь, страсть к сказочкам? "Будьте как дети"- повеление Неба, ибо скрытая от мудрецов Истина открыта младенцам... Мы иронизируем над "сказочками", а они ключи от Царства. Туда вход по детскому билету.

- Давай, Денис, на старости поиграем в сказку,- предлагала она, - Тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман... В сказку о свободе, где хозяин тебе - лишь Творец. Не барин, не денежный мешок, не родовая необходимость, не голод, не государство - "машина для угнетения человека человеком". Не партия, не коллектив, не общество и не тьма - только ты и Создатель... "Иоанна, друг мой, не говори красиво",.. - думал, наверное, Денис, а у неё, околдованной Златогорьем, на глаза наворачивались слёзы. Она была влюблена в Изанию, в революцию Духа. Как когда-то жаждущие Истины сердца были влюблены в революцию социалистическую, в Октябрь семнадцатого, в "сладкое слово "свобода", ещё не ведая, что прекрасные пьянящие идеи в обветшалом обывательском сознании, закиснув, изойдут легковесной пеной, разнесут эти мехи в клочья, забрызгав всё вокруг удушающей липкой кислятиной. И народятся в протухшей питатель

ной кровавой и уксосно-алкогольной среде бойкие кусачие твари, разбегутся по израненному жертвенному телу Руси - мученицы.

И всё-таки продержались 70 лет, не так уж мало. Наверное, он всё же молился тайно, Иосиф Грозный, пытаясь напрямую прорваться к Небу, минуя отвергнутую ещё в юности, тоже отчасти прокисшую церковную среду, благослав лявшую ненавистную власть угнетателей. Иосиф, возможно, молился Ему, грозному, ветхозаветному. Карающему и гневно смиряющему бичом железным падшие народы с их слепыми вождями. Молился, когда торопливо, из последних сил, штопал, скреплял воловьими жилами расползающиеся на глазах ветхие мехи, накладывая кожаные заплаты, давя пальцами попадающихся на глаза мошек и червей, грозящих испортить молодое зарождающееся вино новой жизни. Заштопал, кое-как затянул, сберёг на несколько поколений...

Ты сам себе хозяин, хранитель кувшина. Но вино Изании - светлое, святое, настоящее - из единого виноградника. "Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец Мой -Виноградарь"...