Содержание материала

 

Преддверие

"Русскость - это выход за пределы. Как русское пространство вырывается из-под притяжения земли, точно так и русское мышление - избыточное, неудержимое, трансценден тное. Русская идея, русская логика, русский менталитет давно преодолели препоны диалектических законов греческих площадных споров. Оригинальность, парадоксальность, асимметричность - вот непременные ингредиенты нашего мышления...

Мы не тратимся на напрасные вещи, поэтому нас до сих пор хватает на метафизику, жертвенность и любовь. Мы бушующим генофондом своим, расселённом на невообразимом пространстве русского космоса, используя принадлежащие нам по праву недра, язык и озарения, расходуем мировую энергию,

сквозь нас протекающую, не на глупенькие вещицы, без которых можно равно достойно жить и умирать, но - на глобальное преобразование данного нам мира, на подвиг общего дела, на раскручивание космического колеса, на мировые войны или революции, на строительство Рая на земле...

И правда, разве мыслимо основать Рай на земле? Но мы из века в век строим наш Новый Иерусалим, наш Город-Сад, и постепенно в куполах его башен и в орнаментах площадей всё отчётливее проступают штрихи не воплощённых нигде больше чудесных божественных замыслов. /Денис Тукмаков/

"Хочу, чтобы вы почувствовали, что мы недаром подняли восстание, что рабочие имели право свергнуть своих поработителей, уничтожить рабство, чтобы построить прекрасную, свободную жизнь. А они теперь хотят всё это свергнуть и готовят мировую войну..."

"Только мы, такие, как я, так безумно любящие жизнь, ту борьбу, ту работу по постройке нового много лучшего мира, не можем уйти, пока не останется хоть один шанс..." /Николай Островский/.

"Глубокие знания, фантастическая способность вникать в детали, живость ума и поразительно тонкое понимание человеческого характера: Я нашёл, что он лучше информиро ван, чем Рузвельт, более реалистичен, чем Черчилль и в определённом смысле наиболее эффективен из военных лидеров." /А.Гарриман/.
"Коммунизм при Сталине завоевал аплодисменты и восхищение всех наций. Коммунизм при Сталине дал нам пример патриотизма, которому трудно найти аналогии в истории. Коммунизм при Сталине дал миру лучших генералов. Преследование христиан? Нет. Там нет религиозного преследования. Двери церквей открыты. Преследование националь ностей? Совсем нет. Евреи живут там так же, как и все ос

 

тальные. Политические репрессии? Да, конечно. Но теперь уже ясно, что те, кого расстреляли, предали бы Россию немцам." /Лорд Бивербук/.
"Сталин имел колоссальный авторитет, и не только в России. Он умел приручать своих врагов, не паниковать при проигрыше и не наслаждаться своими победами. А побед у него было больше чем поражений.
Сталинская Россия _ это не прежняя Россия, погибшая вместе с монархией. Но сталинское государство без достойных Сталина преемников обречено." /Шарль де Голль/.
"Необходимо отметить, что до своей болезни _ последние, по-видимому, три года _ Сталин не обращался к врачам за медпомощью, во всяком случае, так сказал начальник Лечсанупра Кремля.
В Москве он, видимо, избегал медицины. На его большой даче в Кунцево не было даже аптечки с первыми необходимыми средствами, не было, между прочим, даже нитроглицерина, и если бы у него случился припадок грудной жабы, он бы мог умереть от спазма, который устраняется двумя каплями лекарства. С каких пор у него гипертония _ тоже никто не знал, и он её никогда не лечил." /проф. А. Мясников/.

Сеялось семя веками, - корни в земле глубоко;

Срубишь леса топорами, - зло вырывать нелегко:

Нам его в детстве привили, деды сроднилися с ним...

Мёртвые в мире почили, дело настало живым.

Рыхлая почва готова, сейте, покуда весна:

Доброго дела и слова не пропадут семена.

Где мы и как их добыли - внукам отчёт отдадим...

Мёртвые в мире почили, дело настало живым.

/Иван Никитин. 1857 г./

"Далеко-далеко на Севере лежит моя милая родина, которую я покинул, потому что в один прекрасный день она окончательно сошла с ума...


Сегодня многие убеждены, что Россией правят евреи. Я так не считаю. Россией правят самые обыкновенные подонки, национальность которых в данном случае не важна. К несчастью, всплывшие на поверхность странные фигуры обладают соответствующими фамилиями... Речь пойдёт о другом - о корабле, который они захватили...

Будущее России, как ни странно, - укрепление сил, подъём, выживание, преодоление. Это молодая нация, нация людей без царя в голове, но с колоссальной энергией...

Давным-давно, сидя в гнилом тамбовском подполье, в самые туманные, дождливые и пьяные годы среднего брежневизма, я задал себе вопрос: что же, собственно, это такое - Россия? Банальный, глупый вопрос, которым задаются клинические идиоты.

И постепенно предо мной стал во всей красе вырисовываться образ двух разных Россий - "северной" Руси, Руси викингов и поморов, Руси воинов и купцов, великой державы, держащей в страхе весь мир. России, гордо несущей "бремя белого человека", России - страны верных единобожию. А рядом - образ дряхлой и развратной Руси-Индии, с размазанными грязными слезами, тупой и пьяной бездельницы, развалившейся на горбатой спине посреди хлюпающих болот. Руси попрошаек и тунеядцев, поликушек и кликуш, хлыстовщины, обломовщины и толстовщины, народников и народа-чертоносца. Это Русь "белая" и Русь "чёрная".

Соединение этих двух Россий, совершенно противоес тественное, и есть идея Евразии.

Но такое сожительство невозможно.

Одно что-то должно неминуемо победить и покорить другое". /Элиезер Воронель-Дацевич/

ТАК ГОВОРИЛ ЗЛАТОВ...

Лучше жить в чистом огороженном и безопасном аквариуме, чем в затхлом болоте, кишащем гадами и аллигаторами.


Из несвободы внешней мы попали в рабство внутреннее.

РЕВОЛЮЦИЯ СОЗНАНИЯ. Превращение общества потребления в общество СВЕРШЕНИЯ, ВОСХОЖДЕНИЯ и преображения . Все, что ты потребил не ради свершения - кража у собственной судьбы в вечности. Убивать время - убивать себя.

Изания признаёт права человека и гражданский кодекс, лишь покуда они не входят в противоречие с Законом и Замыслом Неба.

Цель Изании - революция духа, сознания. Раскрыть в себе и в других Образ и Замысел Творца, развить и направить на Дело - умножение Жатвы Господней.

Cредства: "Выйди от неё, народ Мой"... Направление в нужную сторону колоссальных освободившихся сил общества. Освобождение времени, талантов, духа - всё на Дело, на замысел. Замысел - формирование БОГОЧЕЛОВЕЧЕ СТВА, СОТВОРЦА ТВОРЦУ, пригодного для жизни в Царстве Будущего Века. Бесконечная свобода в ДОМЕ ОТЦА, но не ОТ ОТЦА. Этот вопрос должен решиться в историческом времени "века сего". Лишь в ДОМЕ ОТЦА Свобода из средства становится САМОДОСТАТОЧНОЙ ЦЕЛЬЮ, АБСОЛЮТНОЙ СВОБОДОЙ. Лишь ТВОРЧЕСТВО абсолютно и самодостаточно свободно, заключая смысл в самом себе /КРАСОТА, СОВЕРШЕНСТВО, АБСОЛЮТНЫЙ РАЗУМ, ИСТИНА.../ ТВОРЧЕСТВО, понуждаемое ЛЮБОВЬЮ - дарить еще кому-то СЧАСТЬЕ ПОДЛИННОГО БЫТИЯ...

Вот ТАЙНА, которая подвигла Творца Небесного создать мир. И человека в мире - СОТВОРЦА СЕБЕ, Любимого НАСЛЕДНИКА В ДОМЕ ОТЦА.

На земле мы должны пройти три формы ОСВОБОЖДЕНИЯ через ПОДЧИНЕНИЕ, потому что так называемая

земная "свобода" - не что иное как РАБСТВО, мешающее обретению СВОБОДЫ ПОДЛИННОЙ. Лишь освободившись от свободы ложной, мы обретём СВОБОДУ В БОГЕ. Через три ступени подчинения:

1. Тело подчинить разуму.

2. Разум подчинить духу.

3. Дух подчинить Богу.

Наша цель - отобрать, отвоевать детей Неба у Вампирии, наставить на путь к Отчему Дому.

Капитализм. Для нормального функционирования Целого необходима полная отдача каждой отдельной частицы - в нужном месте, в нужное время и соответственно Замыслу /инструкции/. Плюс для каждой клетки - необходимо достаточное питание, "горючее". В странах так называемого "свободного мира" свобода не слушаться Бога, то есть не просто Целого, но Самой Истины - возведена в принцип. Здесь каждая отдельная часть стремится заставить себе служить не только другие клетки, но и Целое, и даже саму Истину. Проглотить как можно больше. Не только пищи, но и других клеток. В результате - непомерно, неразумно разрастающиеся, как раковые образования, части Целого на фоне недостатка питания и усыхания других, неспособных исполнять свою функцию. Организм болеет и гибнет.

Коммунизм в Замысле. Каждая отдельная клетка с полной отдачей служит Целому, довольствуясь лишь самым необходимым. Стимул - высокое предназначение Целого. В каждом человеческом сердце запрограммирована тоска по Царству, утраченному Небесному Отечеству. Целое устремлено в светлое будущее... Это звучало как "в Царство", путь туда тоже был труден и узок и давал острое ощущение счастья - того самого "Царства внутри нас", когда оказываешься "на Пути". Каждая отдельная клетка ревностно служит Целому, пока верит в Смысл, Святость и Высшее предназначение этого Целого. Клетка даже согласна пожертвовать идеей личного бес

смертия во имя высокого состояния "Пути", "Царства внутри", "близости с неведомым Богом".

Вера в восхождение Целого. Клетка служит ревностно и довольствуется необходимо достаточным до тех пор, пока образ Целого соответствует вписанному в сердце Закону. Она согласна порой на любые жертвы вплоть до собственной гибели во имя Красоты, Добра и Истины. Когда Целое останавливается, перестает восходить, когда отдельные части и клетки начинают служить сами себе, прислуживаться /казаться, что служат/ или служить во имя личной выгоды, "прислужи вать" Целому или отдельным "взбесившимся" частям - начинается разлад, умирание. И каждая клетка это чувствует - загнивание Целого. И всё рушится, в сердце - тоска и пустота смертная, заболевшая клетка тоже хочет забыться, занять своё место "на пиру во время чумы". И если раньше она могла примириться с личным небытием, принести себя в жертву, то теперь начинает бунтовать, лукавить, лениться и тянуть на себя. И прислуживать, и прислуживаться. А то и впрямую работать на разрушение Целого, удерживающего, не дающего ей грешить.

Была столь милая сердцу вера в Высшую Правду и бессмертие Целого, которая заменяла всё. В идее богоподоб ного человека будущего появились изъяны и пошли трупные пятна.

Богоподобие, святость Целого, его бессмертие, хотя бы иллюзия бессмертия, иллюзия святости - обязательное условие Восхождения. Советская власть продержалась семьдесят лет.

"Я не волшебник, я только учусь, но дружба помогает нам делать настоящие чудеса!" (из фильма "Золушка").

Религиозная вера разрешает это противоречие, провозглашая святость и богоподобие Целого в ВЕЧНОСТИ. Целого, обещающего бессмертное Царствие каждой своей клетке.

Не здесь это будет, не здесь, ибо необходимы два условия: самозабвенное жертвенное служение, послушание Воле

Отца каждой отдельной клетки и святость, непогрешимость, Высшая Правда Целого в вечности. Не здесь и не для каждого.

А Иосиф собрал всех, щелкнул бичом и скопом погнал в гору. Наверное, это всё же лучше, чем оставить лежать в грязи потенциальное Богочеловечество.

Иосиф был удерживающим. Его имя - скрепляющий цемент, ограда. Сразу после 20 съезда - события в Грузии, в Венгрии. Бумеранг: кто поносит Иосифа - получает возмездие.

Мы исповедуем некое общее кредо - вне зависимости от того, к какой религиозной конфессии, партии или социальной ориентации принадлежат наши сторонники. Это кредо (образ жизни) можно сформулировать как ПРЕОДОЛЕНИЕ В ЕДИНОЙ СВЯЗКЕ ЗЕМНОГО ПРИТЯЖЕНИЯ, ДУРНОЙ КОЛИЧЕСТВЕННОЙ БЕСКОНЕЧНОСТИ, которые сковывают ДУХ И НЕ ДАЮТ ОСУЩЕСТВИТЬСЯ ЗАМЫСЛУ.

Взаимопомогающая, взаимовосполняющая и взаимопроникающая СВЯЗКА, СПАЙКА ПО ЗАМЫСЛУ ЕДИНОГО ВО МНОГИХ ЛИЦАХ. ВОСХОЖДЕНИЕ В ЭТОЙ СВЯЗКЕ К ИСТИНЕ. Е° ПУТЕМ И ЖИЗНЬЮ.

Наша цель - аккумулировать, нести в себе генетичес кую память всего БОГОЧЕЛОВЕЧЕСТВА, "пароходы, строчки и другие долгие дела..." "Царство Божье внутри вас" - так формируется единое духовное тело будущего БОГОЧЕЛОВЕ ЧЕСТВА.

Толстой пишет, что в треугольнике две вершины основания, два человека, сближаясь между собой, как бы приближаются к вершине /Богу/. Но во-первых, не всякое сближение между людьми угодно Небу, ибо чаще всего это - сближение во грехе. Взять хотя бы Вавилонскую башню или Третий рейх. Нет, не плоскость, а объемная гора, ПИРАМИДА скорее символизирует наше ВОСХОЖДЕНИЕ к Творцу. Продви

гаясь, взявшись за руки, от основания - вверх, разными путями, но в одном направлении - к Небу, мы одновременно сближаемся друг с другом и с Высшей Точкой, ВЕРШИНОЙ. Здесь встречаются ВСЕ ВОСХОДЯЩИЕ.

Дальше - только Небо. Пропуск туда - принятие Замысла в смирении и любви. Ну а гордая самость будет низвержена, как бы высоко ни вознеслась.

Мы верим, что ищущие ИСТИНУ всей своей жизнью непременно с Ней встретятся. И войдут Её Дверью в Дом Отца, где "едино Небо и Один Пастырь".

В восхождении, на пути вверх, незримо присутствует Истина. Здесь "нет ни иудея, ни эллина", здесь есть "кто стонал, но держал". Их немного, но их "свет". И нет тех, кто "сразу раскис и вниз"...

Ибо "претерпевший до конца - спасётся."

Все пути при восхождении сходятся к вершине. Дальше - Небо!

Во всякой творческой ПОЛНОТЕ присутствует элемент ТРОИЧНОСТИ: замысел, воплощение во времени, полнота бытия во времени экзистенциальном. Так "Евгений Онегин", прежде чем стать нетленной духовной ценностью, прошёл путь замысла и написания во времени.

Слово творит историю. Энергетика старых книг, фильмов, песен помогает выжить и устоять в схватке с Вампирией.

Страну прежде всего развалила ПЯТАЯ КОЛОННА, прогнившая власть. Номенклатура получала большие привилегии, туда рвались потенциальные вампиры, желающие "казаться, чтоб пробраться". В Изании на первые позиции идут лидеры - энтузиасты, фанаты нашего движения. У нас положение лидера не даёт ровным счётом никаких материальных привилегий, кроме тех, которые требуются для успешной работы /служебный транспорт, средства связи и т. д. / Лидер - вожак в упряжке, взявший на себя повышенную нагрузку и

коррекцию верного направления. Если лидер устаёт, ожиревает или начинает сбиваться с пути, его заменяет другой.

Преодолевая зло, грех, человек приходит порой к катарсису, очищению - всё так, но сколько издержек!. . Вряд ли в Замысле Неба спасать одну душу ценой гибели многих других. Не лучше ли нам, Его воинам, поискать иной путь?

РАБСТВО - В ХОТЕНИИ НЕДОЗВОЛЕННОГО. Преодолевая злое "Хочу!" мы освобождаемся и делаем шаг к Замыслу Творца.

Корысть, нажива не должны стоять между людьми. Когда мы поймём, что ТАЛАНТ ПРИНАДЛЕЖИТ БОГУ? Так и говорят "Это от Бога". Талант нельзя продавать, его можно лишь умножить и вернуть Господину... Через людей, освобождению которых ты служишь своим талантом, верша Дело Божие на земле.

"Что им отдал, то Мне отдал".

В молитве о хлебе насущном на сегодняшний день - просьба о свободе от власти МАТЕРИИ НАД ДУХОМ. ХЛЕБ НАСУЩНЫЙ - средство для поддержания сил, нужных для служения Небу, Жатве Господней.

Итак: талант - Богу. Человеку - хлеб насущный. И Царство.

У личности есть право не слушаться Бога и грешить, но есть и право защиты от чужого греха. Это такое же право, как запрет на курение в общественных местах или карантин для больных холерой. Разве, к примеру, развращающая малолеток проституция, наркомания, с последующими венерическими заболеваниями, СПИДом, нарушениями психики - наносят обществу меньший вред, чем курение в общественных местах?

Верных воинов Света единицы, а СЫНОВ - и того меньше. Потому-то и сказано про "узкий путь спасения", которым идут немногие.

И каждому предстоит пасть на этой войне - кому смер

тью храбрых, кому бесславной позорной смертью. Но никто не уцелеет. И на чьей стороне окажешься в момент "смерти первой" - тьмы или Света, - та власть и признает тебя СВОИМ. НЕБО ИЛИ ТЬМА. Так и будет во веки веков.

В результате дарованной Творцом свободы человек может стать БОГОЧЕЛОВЕКОМ, или навсегда остаться полуЗВЕРЕМ, непригодным для Царства.

Изания не зовёт всех в монастырь - это путь святости. Но у нас есть несколько основных принципов, положений для Исповедников Замысла Неба:

Отмена принципа материальной заинтересованности, принципа СОПЕРНИЧЕСТВА, КОНКУРЕНЦИИ /кроме, разумеется, спорта или творческих конкурсов/. Прогресс не на основе подавления одних другими, а на основе снабжения КАЖДОГО всем необходимым для свободного развития. Человек должен заниматься любимым делом столько времени, сколько это ему даёт удовлетворение, сколько это необходимо для Дела и не вредит физическому и духовному здоровью. Разумеется, за исключением экстремальных ситуаций. В связи с этим мы ратуем, в основном, за отмену наличных денег, стимулирующих бесконечную возможность "хотения" во вред собственной судьбе в вечности. Нельзя делать грех стимулом так называемого "прогресса". Деньги ежеминутно порождают грех, "люди гибнут за металл". Наши "златики" служат для расчётов с внешним миром, дают право приобретать всё необходимое для осуществления Замысла и запрещают всё, ему препятствующее.

Человечество не делится чётко на волков и овец. Оборотень - зверь первородного греха, дремлющий в каждом. Нужен лишь толчок, соблазн - и клетка перерождается, становится раковой, чуждой Целому Богочеловечества, единому вселенскому организму, задуманному Творцом по принципу ТРОИЦЫ, спаянной любовью в ЕДИНОСУЩНОЕ И НЕРАЗДЕЛЬНОЕ.


Всякая попытка, объединившись во зле, достичь Неба, осуждена и обречена /Вавилонская башня/. Небо - Отчий Дом. 3емля - изгнание, "дремучие двери", где мы, пройдя многочисленные прельщения и искушения, должны повернуться к Небу светлой стороной. Не лезть туда в гордом греховном единении, а смиренно исполнять Волю Творца. И тогда, через внутреннее преображение каждого /"Царство Божие внутри нас есть"/ наступит истинное единство в Боге. Советская власть объединила на земле народы по Замыслу Творца, не признавая Творца, выплеснув с водой ребёнка. Она не была всемирной антихристовой религией, она вообще отмежевалась от религии, провозгласив её внутренним делом каждого /свободу совести/ при запрете активной религиозной деятельности. В определённом смысле это было запретом поминать имя Божье всуе. И исполнением на земле Воли Божьей без ожидания награды.

Частной собственности нет и быть не может, ибо человек смертен и ничто на земле ему не принадлежит. Есть лишь АРЕНДА, "долги наши" перед Богом. Кому больше дано, с того больше спросится.

Если я в Истине ищу личного, своей выгоды, то я чужд Истине, ибо Она не может делиться. Она для всех. Ищущий своего в Истине должен искать САМУ ИСТИНУ. Истина сопричастна мне, когда я принадлежу Истине. Истина - Жизнь, дающаяся каждой части Целого, несущей жизнь.

В молитве "Отче наш" первые три строфы - ЦЕЛЬ. Последующие - СРЕДСТВА.

Совки отнимали лишнее, писали разгромные фельетоны, обсуждали на собраниях неверных мужей и жён, наивно боролись с эгоизмом и тщеславием, не называя это "самостью".


Нельзя одновременно служить Богу и Мамоне. Изания это противоречие снимает. Для нас богатство, капитал - средство служения Жатве Господней, Делу Творца на земле. Заставить самое Мамону послужить Небу!

Принцип Изании - не отвергать по возможности "сомнительных", а бороться за них, привлекать даже неприятельских воинов на свою сторону.

К вопросу о продаже земли: "Землю не должно продавать навсегда; ибо Моя земля; вы пришельцы и поселенцы у Меня". /Лев. 25, 23/.

На какие низкие цели работают гении, на что уходят лучшие силы человечества! Открыть в себе и реализовать Замысел Неба - кто в наше время мыслит такими категориями?

Господь - Истина. Попробуй жить по Истине и поймёшь, кто такой. Попробуй говорить, что на деле думаешь и чувствуешь - и ужаснёшься себе. А ведь на Суде, в который некоторые из нас верят, придётся вывернуться наизнанку. И увидеть страшное своё вампирское нутро - всё, что при "империи зла" тоже осуждалось и искоренялось, а теперь многими вывешивается напоказ и растиражировано.

Что вас советская власть заставляла при Иосифе делать такого, что не позволяет Церковь? А нынешняя власть - сплошь и рядом.

Надо отделить цель от средства. Замысел от путей Его осуществления. Наше КРЕДО: процесс жизни - путь каждого к осуществлению Замысла о себе.

Варианты обывателей:

1.Жить, чтобы выжить. 2. Чтобы жить. З. Чтобы есть и вообще потреблять. 4. Чтобы обладать. 5. Чтобы властвовать.

Изания: выжить, жить, есть, иметь и властвовать, чтобы СОСТОЯТЬСЯ, свершить предназначение на земле и за

нять СВО° МЕСТО в жизни Будущего Века. Свобода от всего, кроме вписанного в сердце Закона.

Состояться - это вернуть Господину Жатвы умноженные таланты, обрести Царство уже при жизни земной, по возможности освободив себя и других от непотребных страстей и рабств. И не опоздать, подобно неразумным девам из Евангельской притчи, зажечь свой светильник к приходу Небесного Жениха.

НАША ЦЕЛЬ - победить смерть, вырваться из плена у зла, которое питает смерть. Зло и смерть - по ту сторону Бытия - так повелело Небо. Ибо нет ничего страшнее бессмертного зла!

Успеть переплавить волю в Свободу, время - в Вечность, многоликую зыбкую земную правду - в Истину. Земной капитал перевести на вечный счёт...

* * *

"Здесь Вы можете перевести ваше время в вечность!" - таков был девиз Изан-банка.

Лёва, директор Изан-банка, один из самых богатых людей в России, а может, и не только в России... Делающий деньги даже из прошлогоднего снега, третий главный игрок и рабоголик Изании, фанат дела, заходил обычно "на пельмени" к Айрис, зная, что должен появиться Егорка. Съедал несколько тарелок и шёл на балкон покурить. Денис, которому врачи курить запретили, выходил следом "подышать воздухом" и посокрушаться о развале отечественного кинематографа. Иоанна подозревала, что он позволял себе затяжку-другую.

"Новый русский еврей" был высок, жилист, наголо побрит под Маяковского. Очень любил егоркины песни-прит чи и пел под гитару приятным баритоном:

"Греет и светит в промозглой ночи

Пламя давно отгоревшей свечи..."

Он мечтал перековать всё грязное грешное золото Земли в святое Золото Неба, которое он положит в день Суда пе

ред Всевышним во спасение душ своих вкладчиков. Он был романтиком. Вечные вклады, вечный банк...

Обладающий сверхчутьём Лёва благополучно миновал все кризисы, скачки курса, обвалы и пирамиды, в том числе и государственные. Как-то разговор на балконе зашёл о Мавроди.

- В общем-то пирамида, немного усовершенствованная и рассчитанная на длительный срок - ещё на годик-полтора, - сказал Лёва, - Вот представьте - сидим мы с вами в этом, как его... Монте Карле за покером. Играем. Один - не исключено, мухлюет, у другого тоже карта краплёная, третий - к соседу в карты через плечо заглядывает... А может и сам хозяин - шулер, пусть... Но это наша игра, господа, наши личные дела. "Прайвити", - как говорит Айрис. Мы и разберёмся сами меж собой. Если надо - канделябром по бороде!

Но вдруг вваливаются "господа демократы" с пушками и говорят: "Э, ребята, вы тут не по правилам игру ведёте. Хозяин у вас - шулер, да и этот, с лысиной, в чужие карты заглядывает... В общем радуйтесь - пришли мы, борцы за правду, игру вашу аннулируем, банк забираем себе, а вы, голубковы наши сизокрылые со своими Тибетами, Чарами и Мавродями - живо по домам. "Мухой!" - как опять же говорит Айрис. И Мавродям вашим отслюним трошки, чтоб не вякали, а вякнут - увидят небо в клеточку...

Государственный гангстеризм - вот как это называется. И реклама эта оголтелая по ящику, все эти "Поверила!", "Мы - партнёры"... А потом всем "партнёрам" сделали козу. На самом высшем уровне.

Власть "режет и стрижёт" народы

Кинжалами Святой Свободы, - как сказал поэт.

Свободы играть в разные игры самостийности, обогащения, куда их завлекают всякие большие дяди, которые вламываются посреди игры, орут: "А этот в шляпе играет противу правил!" - и забирают банк. Обычное дело. Бомбят, вводят войска, десант высаживают - чтоб "играли по правилам", и

всегда забирают банк. Плевали они на ваши Корею, Вьетнам, Ирак, Югославию - кто там у вас карту передёргивает, - им банк подавай. Вы Лёву слушайте. Лёва - она умная, Лёва знает за банк...

Егорку Лёва встречал "лирической-автобиографической":

Когда б имел златые горы

И реки, полные вина...

Айрис быстро подвигала Егорке тарелку с пельменями, Лёве совала в руки гитару, чтоб он погодил с "производ ственным совещанием", как она называла то, что обычно начиналось в комнате после появления мужа.

- Куда ты торопишься, а ещё пропагандист правильно го питания! - сердилась Айрис, - Вот в монастырях ваших вообще не разрешается разговаривать, "жития святых" читают. Поиграй, пока он поест, - окая, приказывала она Лёве.

"In motu quiesco", - "к непогоде тих", изрекал тот в егоркин адрес.

И послушно наигрывал любимые егоркины мелодии. Потом Айрис заказывала ему свои забугорные "кантри". Егорка, поев, расслаблялся, отключался, казалось, положив голову на руки. Компания оживлялась, про Егорку забывали, неизбежно переходя на столь ненавидимый Егоркой трёп, пока он не вскидывался гневно:

- И это вы находите смешным?

- Смешно не это, - ловко спасал положение Лёва, - Смешно, что по вчерашним сводкам я получил презабавный результат...

И начиналось "производственное совещание". Расслабляться Егорка не умел, хоть Айрис и говорила, что иногда заставляет его вместе с ней делать какое-то специальное упражнение на релаксацию.

Но совершенно преображался Егорка на сцене, на трибуне. Егорка - лидер-оратор. Вспоминался Пушкин:

Его глаза сияют,

Лик его ужасен,


Движенья быстры, он прекрасен,

Он весь - как Божия гроза...

Говорили, что постановкой его голоса занимался приглашенный Айрис специалист, но ведь и до Айрис певец Егорка Златов, звёздный мальчик в плаще, не тот, шестидесятник, а певец горящей, как свеча жизни, абсолютно владел аудиторией.

Не хватало лишь коня. Белого, потому что спаситель России Егорий, разящий многоглавого змея-вампира, должен быть на белом коне.

Особенно менялся голос, наливаясь какой-то колокольной набатной мощью и вдохновением, вызывая то боль, то ярость, бередил душу и звал на подвиг, прямо в бой, как мальчишек с того парада сорок первого... Да они и были солдатами и солдатками, эти фиолетовые мальчики и девочки, собирающиеся вместе всего на один день в году со всех сторон растерзанной поруганной страны, чтобы вот так, плечом к плечу, набраться сил и мужества, глянуть в глаза друг другу, вскинуть к небу сплетённые руки и, получив приказ и благословение, каждый от своего храма, - снова туда, в бой, на передовую. Разведчики и организаторы. По городам и весям, где замерли заводы, остановились станки и комбайны, замёрзли и лопнули трубы, спились мужики, отчаялись и огрубели бабы, оголодали и сбились с пути дети, опозорены девушки и одурманены наркотой парни. Где люди забыли о любимой профессии, об учебниках, о Пушкине и об отдыхе. Где мёрзнут и голодают, выбиваясь из сил, за гроши батрача на "крутых", торгуя пойлом, сигаретами и чем попало. Где по ночам, а то и днями грабят, стреляют, насилуют по телеящику и взаправду. И уже не отличить реальность от вампирского, подмигивающего хищным краснозелёным глазищем экрана... Это в реальности стрелялись и намыливали верёвку учёные и офицеры, рылись в помойках пенсионеры и безработные, где одни, оцепенев от неслыханного злодейства, отказывают ся в него верить, другие же сами звереют потихоньку...


Добраться до каждого, ещё живого, зовущего на помощь с этим рекламным "Мы решим все твои проблемы!" Нарваться на неверие, подозрительность, насмешки и даже оскорбления, прямую вражду вплоть до рукоприкладства и стрельбы, - и всё-таки выстоять, убедить, отстоять. И осторожно, шаг за шагом, "из болота тащить бегемота"... - Из-под груза непосильных забот, отчаяния, предрассудков, озлобленности воскрешать угаснувшую было жизнь, нарываясь на вампирьи зубы новых хозяев, иногда на пулю и нож, падая и поднимаясь вновь.

Так говорил Златов...

Система единого Целого, где каждая отдельная частица бесконечно ценна, и если ей плохо, плохо всему организму, позволяет Творцу за счёт всеобщего страдания и катастроф контролировать каждую отдельную судьбу. Бог часто наказывает исправляющими страданиями, болезнью, скорбями.

Иосиф создал СССР по этому принципу: сбой в любой его части, не говоря уже об её омертвении, приводил к заболеваниям и агонии как этой части, так и Целого. Систему Иосифа невозможно демонтировать. Сталин специально строил всю промышленность на основах взаимопроникновения и взаимодействия. Капиталистическая система позволяет какой-то части общества благоденствовать за счёт других. При этом в обход Закона Неба, добившись всякими неправдами привилеги рованного положения для себя. Правды здесь быть не может, ибо все излишества так или иначе порабощают, вредят организму особенно за счёт других. Клетки-вампиры отрываются от Целого, становятся ненужным ему балластом, раковой опухолью, которая, по милости Божией, отсекается революцией. Тогда грехи смываются кровью. То есть наказание за отступничество от Замысла так или иначе свершается здесь, на земле, и появляется шанс после омовения кровью получить мученические белые одежды и войти в Царствие Будущего века. Или же эта паразитирующая и разлагающая других и Целое

часть общества медленно гниёт, разлагается заживо, сея вокруг смрад, заразу и смерть. И блудный сын умирает во грехе, вне Отчего дома, так и не вернувшись к Отцу.

Советская система не могла, разумеется, отменить первородный грех, но, назвав болезнь болезнью, а не свободой, она препятствовала распространению болезни. Ныне замысел Иосифа сработал - всякая паразитирующая часть, всякие расколы и суверенитеты неизбежно приводят к катастрофе, цепной реакции распада. Как в духовном, так и в социально -экономичеcком планах.

РЕВОЛЮЦИЯ ДУХА, СОЗНАНИЯ:

Осуществить призвание согласно Замыслу /призвание - призван/, отмести всё, мешающее ему, и тем обрести Свободу, отвергнув "свободу демократическую" - творить порабощающий грех.

Грех и кайф от него - не цель жизни, тем более не смысл, а тяжкая, ведущая к физической и духовной смерти болезнь.

Лишь то, что отдал Делу - твоё. То, что украл у Жатвы Господней, чем уменьшил её, - украл у себя.

"Разрушить до основанья" своё ветхое сознание безумного сына, рвущегося из Отчего Дома на чужбину, в нищету и погибель, и "построить новый мир" - не для себя "как бога", то есть отделившегося от Бога, а для себя В БОГЕ, самоотверженной свободной любовью сына служащего Его Делу, Его Замыслу. Стать сыном и наследником в Доме Отца. До основанья разрушить и вновь построить СЕБЯ. "Кто был ничем, тот станет всем".

РЕВОЛЮЦИЯ ДУХА подвластна лишь преображённо му, верующему в вечность сознанию, это - "рождение свыше". Порой оно непонятно людям религиозным /Никодим/ и буквально одухотворяет некоторых, казалось бы, внешних исповедников атеизма, - как правило отвергающих не Бога, а бога, чей образ не соответствует ведению о Творце, записанному в их сердцах. Такие поклоняются своему ВЕДЕНИЮ,

доверяют больше ему /иногда вполне обоснованно/, чем религиозно-социальной проповеди некоторых пастырей. Вот почему Господь чаще прощает "холодных", неразбуженных, но ставших на путь "по велению сердца", чем "теплохлад ных" законников. Исповедники "Неведомого Бога" в сердце, жизни по совести и по велению свыше, пламенные мечтатели, отдающие все силы и душу восхождению по многотруд ной тропе, порой даже не подозревают, что ведёт она в Царствие. Они просто идут на Зов.

Дело Божье - возвращение в Отчий Дом блудных сынов в новом преображённом качестве. Сынов по рождению, ставших сынами по ЛЮБВИ и ДУХУ. Всё на земле, помогающее, способствующее этому - от Бога, а всё препятствую щее - от князя тьмы. Лишь движение ПО ПУТИ ДОМОЙ угодно Отцу.

Революция сознания: все помыслы лишь об Отчем Доме, чтобы до конца земной жизни успеть туда добраться самому и помочь другим.

Ветхое сознание: промотать на чужбине с наибольшим кайфом наследство Отца, а "после меня - хоть потоп".

Некоторые называют Отчий Дом "Светлым Будущим" - суть от этого не меняется. Верующее сознание, в первую очередь, присуще истовым коммунистам с их "зарёй на горизонте". Социалисты заняты построением более справедливо го порядка на чужбине, националисты разбираются, какой народ там на чужбине достойнее, ссорятся, кому в каком наделе жить. Религиозные конфессии спорят, чья тропа к Отчему Дому вернее. Различные партии касаются тоже лишь проблем "жизни на чужбине", равно как и прочие всевозможные земные объединения-разделения.

В Вампирии народ не скажет: "Государство - это мы".

Катастрофы, бедствия и страдания последнего времени - ещё одна попытка бесконечно милостивого Неба понудить обезумевших детей своих оторваться от тленного земно

го "пира во время чумы" и бежать, пока не поздно, к Дому Отца. Так тяжесть похмелья, иногда заставляющая пьяницу бросить пагубную свою жизнь, становится спасением.

Творцу угодны лишь объединения "в Боге", на пути поиска Отчего Дома, Истины, а не многочисленные земные тусовки, умножающие зло.

Бывают времена постыдного разврата,

Победы дерзкой зла над правдой и добром.

Всё чистое молчит, как будто бы объято

Тупым тяжёлым сном.

Повсюду торжество жрецов тельца златого,

Ликуют баловни бессмысленной судьбы,

Ликуют образа лишённые людского

Клеймёные рабы.

Жизнь стала оргией. В душонках низких, грязных

Чувств человеческих ничто не шевелит.

Пируют, пляшут, пьют... Всё пошло, безобразно,

А совесть крепко спит...

/А. П. Барыкова. 1878 г./

"Не введи нас во искушение." Не "избавь от искушений", ибо без них нет свободы, нет восхождения. Преодолен ные искушения - ступени ввысь, дар свободы, познания добра и зла. Они подразумевают восхождение как часть Замысла Творца о восстановлении Богочеловечества. Восхождение, а не покой, не "пир во время чумы" и не бессмысленная ходьба взад-вперёд по камере перед казнью.

Но воин Неба, помогающий защитить мир от сатанинской лжи Лукавого, - отнюдь не ограничитель Божьей свободы, которую Творец уже дал правом ослушаться запрета: "не есть", а ограничитель свободы ЛЖИ.

"Запрещается запрещать запрещённое Творцом", - таков приказ Сатаны.


Нельзя было позволять им втянуть нас в игру по их правилам. И вообще в игру. Наш путь - "не казаться, а быть". Социалистическое соревнование - кто первый, кто победит? Детская игра по их правилам, не столь уж безобидная, вливание молодого вина в старые мехи. Порождающая зазнайство, тщеславие, гордость, погоню за внешними показателями, стремление подставить противнику ножку... И тут же власть заявляла, что, в отличие от капиталистической конкуренции, отстающим надо помогать... В новом сознании помогать, подтягивать, делиться опытом будет так же естественно, как дышать. Награда? ЖИЗНЬ - твоя награда - что может быть ценнее? Все части слаженно работающего Целого получают в награду полноценную ЖИЗНЬ.

Итак, чтобы получить от Целого наибольшую отдачу, все составляющие должны функционировать ПО НАЗНАЧЕНИЮ, ОХОТНО, ДОБРОСОВЕСТНО, при необходимости ЖЕРТВЕННО, в согласии и взаимопомощи друг с другом. Вот и вся наша РЕВОЛЮЦИЯ СОЗНАНИЯ. Нелепо требовать в этих условиях за добросовестное служение побольше благ, если ты и так имеешь всё необходимое от Целого при условии идеального взаимодействия всех частей. Излишки по Замыслу Неба так же вредны, как "перебор" при игре в "очко". Награда для осознавших, принявших эту малую истину - ЖИЗНЬ в Царствии Света. Она бесценна. И безумие - менять первородство на похлёбку.

А "товарищи" вводили принцип материальной заинтересованности вместо ЗАИНТЕРЕСОВАННОСТИ ДУХОВНОЙ и тут же осуждали рвачей, стяжателей, "пережитки прошлого в сознании".

С кем был Господь в Русской революции? Шёл ли впереди "в белом венчике из роз" или благословлял режим, осуждённый совестью России со времён "Путешествия из Петербурга в Москву"? А то и раньше... Так ли всё однозначно в отношении Творца к "незыблемости" строя, перманентно порождающего хищников? Как понимать слова о любви к

врагам и необходимости терпения, но тут же - о принесении на землю меча, разделения? И о том, что нельзя одновремен но служить Богу и Мамоне?

Был ли у нас в руках козырный туз - благословение Неба, да простит Оно меня за эту неподобающую терминологию?.. И вообще все небесные "козыри", которые мы не только не заметили и не использовали в пылу азарта, но и стали ходить по старым правилам, позволив втянуть себя в знакомую шулерскую игру на верный проигрыш?

Не в ладах были товарищи и с грехом гордости. С одной стороны - вкалывай, чтобы стать героем, быть выше и лучше всех, с другой - осуждение зазнайства и карьеризма, вполне справедливое. Снова тупик, особенно проявляющий ся в фильмах и книгах тех лет.

Небо же твёрдо говорит: левая рука, делая добро, не должна хвастать об этой правой, дабы не нарушить Замысел.

Человеку дано право не слушаться Бога. Сатане дано право искушать человека. Но никому не дано права насильственно изменять психику и зомбировать. Личность должна СОЗНАТЕЛЬНО выбрать между добром и злом, ВЕДАТЬ, что творит. И так называемые "демократические свободы" - эти СМИ, массмедиа, порно, нарко и шоу массовых убийств с трансляцией на весь мир - их создали и предоставили князю тьмы "сильные мира сего", назвавшие насилие над человеком его "правами". Волшебство чёрной телевизионной наркоиглы, эфирные змеи, брызжущие ядом соблазна и лжи в каждой квартире - что может им противостоять, какая психика? Силы неравны.

Что лучше - усмехнуться вслед за философом Владимиром Соловьёвым: "Мы все произошли от обезьяны, поэтому давайте любить друг друга!" или: "Мы все от Бога, поэтому давайте друг друга жрать"?

"Ибо вот, все души - Мои: как душа отца, так и душа сына - Мои; душа согрешающая, та умрёт.


Если кто праведен и творит суд и правду...

Никого не притесняет, должнику возвращает залог его, хищения не производит, хлеб свой дает голодному и нагого покрывает одеждою,

В рост не отдает и лихвы не берет, от неправды удерживает руку свою, суд человеку с человеком производит правильный,

Поступает по заповедям Моим и соблюдает постановления Мои искренно: то он - праведник, он непременно будет жив, говорит Господь Бог". /Иез. 18: 4-5, 7-9/

Свободен тот, кто, будучи "спущенным с цепи" не кидается кусать, блудить, захватывать чужие территории, чтобы, опять же, и там грызться и блудить. Свободен тот, кто не нуждается в привязи и плётке, чтобы обуздывать свои низменные и звериные инстинкты. Свободен отчасти раб Божий, который заставляет, нудит себя не быть зверем, будучи даже "спущенным с цепи". Свободны святые, с радостью и наслаждением исполняющие Волю Творца, служа Его Делу так же легко и естественно, как поют птицы, победившие земное притяжение. Ну, а прочие нуждаются в цепи для своего же блага - цепь и будка защищают их от клыков, когтей и блудливых прикосновений рыскающих по свету хищников, от опасности заразиться звериной болезнью, именуемой бешенством. Так полагал Иосиф Грозный.

Да, человеку дарована свобода съесть запретный плод, ведущий к смерти, дьяволу - понудить его это сделать... Но и пастырю "на белом коне" дарована свобода проткнуть змея копьём и отсечь хотя бы одну голову...

Почему страна держалась, пока была "империей зла с безбожной идеологией", и в одночасье рухнула, расползлась тленом, как только эту "ужасную идеологию" обрушили? Могут ли на добром дереве вырасти ядовитые плоды?

С самого начала человека ставят в ложное положение.

Он вынужден зарабатывать на жизнь своим ДАРОМ, продавать ДАР, что запрещено Небом. Продавать на сторону свой ДОЛГ Творцу... "Остави нам долги наши..." - здесь не только слишком узко понимаемое "прощение обид", но и необходимость служения данными Творцом талантами и имением ДЕЛУ Творца.

ДАРОМ ПОЛУЧИЛИ, ДАРОМ ДАВАЙТЕ. ДАР, ТАЛАНТ - свят. Его нельзя ни тратить на себя, ни зарывать в землю, ни, тем более, отдавать врагу Господина.

Лишь вернуть умноженным, дабы избежать банкротства в вечности.

Кроме Отца Небесного есть ещё МАТЬ - ЗЕМЛЯ, РОДИНА, ОБЩЕСТВО, долг которых по отношению к личности - обеспечить ей "хлеб насущный" для реализации ПРИЗВАНИЯ, ПРЕДНАЗНАЧЕНИЯ свыше.

"Итак не заботьтесь и не говорите: "что нам есть?" или: "что пить?" или: "во что одеться?"

Потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всём этом.

Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это всё приложится вам". /Мф.6:31-33/

Разумеется, не с неба будет падать это "всё остальное", - Господь обеспечивает всем обходимым через своих "верных", руками сильных мира сего, которым только для этого даются власть и богатство. К сожалению, они не исполняют своей функции, нарушая Замысел. Желающие исполнить Замысел, должны служить Небу своим ИМЕНИЕМ /"отдать имение нищим" - в широком понимании слова/. Нуждающимся в твоей помощи. Богатые - своеобразные склады обеспечения Целого, аккумуляторы, распределяющие дары Неба по участникам Целого согласно необходимости.

Мир Божий бесконечно разнообразен, у каждого - своё МЕСТО В ЖИЗНИ, своё служение, своя сверхзадача. Но раз

нообразие это по Замыслу и Закону - именно в функции СЛУЖЕНИЯ, а не в количестве и качестве ХЛЕБА НАСУЩНОГО. Каждый должен иметь необходимое для служения, для осуществления индивидуального замысла - вот и всё. Не больше и не меньше. Излишества так же вредны, как и нужда.

В любящей семье - общий стол, где каждый получает необходимо-достаточное для нормального исполнения своих обязанностей, роли в общей жизни семьи.

Разве что "меньшие", дети, получают куски повкуснее.

Должны Богу - отдаём Его детям. Единая система, взаимопомогающая, взаимодополняющая, взаимопроникающая /"друг друга тяготы носите, и так исполните закон Христа"/

ДАРОВАНИЕ ОТДАТЬ ДАРОМ!

Свобода - в творческом СЛУЖЕНИИ. Личность, имеющая "хлеб насущный" и избавленная по возможности "от лукавого", внутреннего и внешнего, получает божественную свободу творца, максимум для исполнения индивидуального Замысла. Толстой-писатель был свободен за письменным столом, он творил миры. Ему нужна была "комната под сводами", репродукция "Сикстинской мадонны", на которую он часто смотрел, вегетарианская пища, рубаха, сапоги и Софья Андреевна, которая редактировала исписанные листки. Богатство же /имение/ лишь закабаляло его и мучило, ибо являлось источником НЕРАВЕНСТВА, нарушающего Замысел и терзающего совесть. А не средством СЛУЖЕНИЯ. За исключением благотворительности.

Кстати, многие толстовцы, буквально следуя его проповеди, раздав свое имение нищим (чаще всего люмпенам и пьяни), сами оказались нищими. И, осознав всю бессмысленность своего поступка, стрелялись.

Граф же от отчаяния и мук совести бросался чинить крыши, пахать, шить сапоги и учить детишек. Это, разумеется, неплохо было в смысле нравственном /опять же буквальное понимание слов "больший служит меньшему"/ и "в охотку". Но граф, который часто в своих статьях опирался на став

шую банальной истину, что человечество - единый организм, не понимал главного - что у каждого - своё МЕСТО В ЖИЗНИ ЭТОГО ОРГАНИЗМА. И имеющий ДАР СЛОВА вовсе не должен пахать или шить сапоги, хотя прекрасно, что он и это умеет и не презирает простой люд. Просто его ИМЕНИЕ - ВРЕМЯ имеет гораздо большую стоимость, чем время пахаря или сапожника. В этом смысле и надо понимать слова: "Кому больше дано, с того больше спросится". Пахать руками Льва Толстого - всё равно что забивать бриллиантом гвозди. Толстые должны СЛУЖИТЬ ПОСРЕДНИКОМ, МОСТОМ между Божественным откровением и невоцерковленным народом, нести Истину тому, кто по тем или иным причинам не нашёл её в храме. Творец посадил писателя ЗА РУЛЬ автобуса и, кроме искусства вождения, спросит с него, прежде всего, ВЕРНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ. Упорный и мучительный поиск ИСТИНЫ, которую он, по призванию своему, должен нести людям - прямой ДОЛГ обладающего даром слова. Заблудиться самому - трагично, но "заблудить" тысячи и тысячи людей... и не одно поколение...

Поразительно, как похожи строчки трёх наших классиков:

"Душевное состояние это выражалось для меня так: жизнь моя есть какая-то кем-то сыгранная надо мной глупая и злая шутка. Несмотря на то, что я не признавал никакого "кого-то", который бы меня сотворил, эта форма представления, что кто-то надо мной подшутил зло и глупо, произведя меня на свет, была самая естественная мне форма представления.

Невольно мне представлялось, что там где-то есть кто-то, который теперь потешается, глядя на меня, что я целые 30-40 лет жил, жил учась, развиваясь, возрастая телом и духом, и как я теперь, совсем окрепнув умом, дойдя до той вершины жизни, с которой открывается вся она, - как я дурак дураком стою на этой вершине, ясно понимая, что ничего в жизни и нет, и не было, и не будет. А ему смешно..." /Лев Толстой/


"А жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг, -

Такая пустая и глупая шутка." /М. Лермонтов/

Дар напрасный, дар случайный,

Жизнь, зачем ты мне дана?

Иль зачем судьбою тайной

Ты на казнь осуждена?

Кто меня враждебной властью

Из ничтожества воззвал,

Душу мне наполнил страстью,

Ум сомненьем взволновал?

Цели нет передо мною:

Сердце пусто, празден ум,

И томит меня тоскою

Однозвучный жизни шум.

/А. Пушкин/

И это писали трое "самых-самых" в православной стране! Что уж тут говорить о народе...

У Чаадаева при всех его заблуждениях есть прекрасные строчки, обращенные к Пушкину:

"Нет в мире духовного зрелища более прискорбного, чем гений, не понявший своего века и своего призвания... Спрашиваешь себя: почему человек, который должен указывать мне путь, мешает мне идти вперёд?.. Дайте мне возможность идти вперёд, прошу вас... если у вас не хватает терпения следить за всем, что творится на свете..."

"Не измените своему предназначению, друг мой, ОБРАТИТЕСЬ К НЕБУ, ОНО ОТКЛИКНЕТСЯ."

"...углубитесь в самого себя и в своём внутреннем мире найдёте свет, который безусловно кроется во всех душах, подобных вашей."

"Когда видишь, что человек, который должен господ

ствовать над умами, склоняется перед мнением толпы, чувствуешь, что сам останавливаешься в пути..."

И я, в закон себе вменяя

Страстей единый произвол,

С толпою чувства разделяя...

/А. Пушкин. "Евгений Онегин"/

Так отрок Библии, безумный расточитель,

До капли истощив раскаянья фиал,

Увидев наконец родимую обитель,

Главой поник и зарыдал.

/А. Пушкин/

Воистину нельзя просто сказать, что это написано "хорошо". Это написано "рождённым свыше". И Пушкин, освободившийся хотя бы внутренне от "единого с толпой произвола страстей", пишет:

"Писатели во всех странах мира суть класс самый малочисленный изо всего народонаселения. Очевидно, что аристокрация самая мощная, самая опасная - есть аристокрация людей, которые на целые поколения, на целые столетия налагают свой образ мыслей, свои страсти, свои предрассудки. Что значит аристокрация породы и богатства в сравнении с аристокрацией пишущих талантов? Никакое богатство не может перекупить влияние обнародованной мысли. Никакая власть, никакое правление не может устоять противу всеразрушитель ного действия типографического снаряда." /А. Пушкин/

...Но ты, художник, твёрдо веруй

В начала и концы. Ты знай,

Где стерегут нас ад и рай.

Тебе дано бесстрастной мерой

Измерить всё, что видишь ты.

Твой взгляд - да будет твёрд и ясен.

Сотри случайные черты -

И ты увидишь: мир прекрасен.

/А. Блок/


Свобода - в служении Делу НА СВО°М МЕСТЕ в жизни земной /Царство внутри нас/ во имя обретения СВОБОДЫ в ЖИЗНИ БУДУЩЕГО ВЕКА. То есть В ДОМЕ ОТЦА. Таков Замысел. Исполнить ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ как можно лучше, а не стащить или хапнуть лучший кусок с общего стола. Между тем как "свобода" злого мира - именно в "урвать".

СВОБОДА - это путь к ЖИЗНИ, а не к смерти. Как лучше построить общий ДОМ, а не как его с выгодой разрушить или из него сбежать. Желающие сбежать или разрушить останутся во времени историческом, когда история окончится. То есть лишь в собственном бессмертном сознании.

В его груди пылает жар,

Которым зиждется созданье;

Служить Творцу его призванье...

/А. К. Толстой/

Для нас нет смерти - лишь многотрудный переход от индивидуального Замысла к свершению.В три этапа:

1. Замысел Творца. 2. Историческое время /у каждого своё/. 3. Вечность - /одна на всех/.

Сделать этот переход по возможности безболезненным, органичным, лёгким и даже радостным ("иго Моё благо, а бремя Моё легко") - без страха, страданий, тоски от бессмысленности бытия. Слияние нашего индивидуального времени с божественной вечностью. Такие "на суд не приходят."

Для нас прогресс - в счастливой органичности этого перехода, в сближении земли и Неба / " Да будет воля Твоя на земле как на небе"/. В благодатном исцелении от злого времени, болезни вечности, не в конце, а в начале земного бытия личности. Сейчас время беспрепятственно пожирает человечество, ничего не оставляя вечности.

Последня запись в дневнике Льва Толстого: "Жизнь есть сон, смерть - пробуждение". Для нас земной путь - ещё не жизнь, а именно пробуждение, смерть же первая - врата в жизнь, в подлинное бытие для тех, кто не проспал своё земное время, перевернувшись на другой бок и продолжая храпеть.


Для нас слова святых отцов " Помни о смерти" означают " Помни о жизни!"

СОСТОЯТЬСЯ в русле революции сознания - это занять именно свою ступеньку, свою нишу, своё место, а не влезть как можно выше - в этом отличие земной карьеры от Замысла. У Творца - не социальная ккарьера, а восхождение ДУХОВНОЕ, именно степень духовного восхождения будет критерием на Его Суде. А социальная карьера для этого Суда является лишь фактором повышенной ответственности / больше дано - больше спросится /.

Но снова повторяется история. И мы, желая дурной свободы, выбираем чёрта. Ну а если колеблемся, его многочисленные вассалы подталкивают, покупают, а то и заставляют "проголосовать сердцем".

"Блаженны нищие духом", - это о добровольном подчинении духа Богу. Тело подчинить разуму. Разум - духу, а дух - Богу. Через эти три ступени подчинения ты обретаешь подлинную свободу в Боге, обретаешь БЛАЖЕНСТВО ЧЕРЕЗ НИЩЕТУ, осознание, что у тебя нет ничего своего.Ибо всё " твоё" останется в убивающем тебя историческом времени, которое Творец у смиренных "нищих духом" перплавля ет в Божественную вечность.

Кто дальше ушёл "от червя" - "совок" или "новый русский"?Советский Союз или Эсэнговия?

Виртуальная реальность на службе у медицины - не только лечение различных фобий. Алко и нарко зависимос ти.Все наши страсти - тоже "зависимости": пристрастие к деньгам, еде, нарядам, сексу, карточной игре, политике.Ле чебные программы и нейрокарты Изании всё это учитывают.

- Вот Айрис считает, что смерть - это переход твоего самосознания в вечность. Запись твоего "Я" на вечный файл.


- В Изании передовые технологии, их внедрение и судьба не должны зависеть от получения немедленной и максимальной прибыли, как в буржуазном мире. Наше дело - для подвижников.

- "Должен ли я отречься от мира, чтобы стать праведным?" - спросил исповедник монаха. "Не тревожься, чадо. Коли станешь праведным - мир сам от тебя отречётся," - ответил святой отец.

- Смертная плоть, исправно служа душе, получает жизнь временную.

- Бессмертная душа, работая на единое бессмертное Богочеловечество, получает Жизнь вечную. Отрёкшись от призвания, она получает вечную смерть. Но это не небытие, ибо душа бессмертна, а вечная тьма.

- Освободить Джохара Дудаева от звания генерала Советской Армии, чтобы через несколько лет убить его как бандита - вот ваша свобода, господа!

Творец: - будьте осторожны, дети мои, впереди яма с нечистотами!

Лукавые СМИ: - никакая это не выгребная яма, ребята, а подземелье с сокровищами.

Суть нашего заболевания - совершенно разладивший ся внутренний компас. Взбесившаяся стрелка вместо того, чтобы указывать на "свет", мечется по шкале ложных ценностей /тленностей/ - в результате можно повеситься из-за проигрыша " Спартака", двойки по физике, разбитой бутылки водки, на чулке изменившей женщины... Из-за уменьшения нулей на счету, волос на голове и положительных рецензий в прессе. Ум - верная шкала ценностей.


"Спаси себя и вокруг спасутся тысячи," - для нас это ни в коем случае не формула некоего пассивно-замкнутого индивидуального подвига, а активного спасения через ОБЩЕЕ ДЕЛО.

Мы не "Союз республик свободных",а "Союз свободных граждан-единомышленников этих республик и нереспублик".Не Союз государств и стран, а единомышленников ВСЕХ стран.

Господин оставил Виноградник на сохранение рабам своим...

КАПИТАЛИЗМ: одним плоды, другим - уход за виноградником и крохи с барского стола. СОЦИАЛИЗМ: плоды делятся по труду. КОММУНИЗМ: по совести работать и есть плоды,кто сколько пожелает. ИЗАНИЯ: взрастить и сберечь виноградник к возвращению Господина, а всё остальное "приложится".

* * *

Уже была весна, в воздухе пахло талым и вновь подмороженным снегом, свеженапиленными дровами костра и звёздами, всё яснее проступающими млечными каратами в синеющей бездне.

Случилось так, что именно на День Освобождения гостили у них приехавшие из Греции на несколько дней Филипп с Катюшкой. Тайком от отца Филипп поведал, что случилось у них ЧП: Артём со своей видеокамерой зацепил каких-то местных мафиози, его отлупили, а самого продержали одиннадцать дней в подвале. Камеру, естественно, отобрали. Полиция его, в конце концов, вычислила - живой, могло быть гораздо хуже, зато не будет, дурень, совать нос повсюду... "В общем оклемался, и камеру купил новую, хорохорит ся, а вот Лиза едва не сбрендила. Мысленно его похоронила, рисовала себе всякие страсти - расчленили, посадили на иглу, "голубым" в гарем продали... - вокруг него вечно какие-то

хмыри вьются, - рассказывал Филипп, полагая, что Артёма, как и деда, любителя "подполья", тянет в гадюшник на самом дне, - Ну и дорылся. Лизка сидела на тахте, ноги кузнечиком, глотала таблетки и воем выла. Когда его нашли, решила, что ей это снится, не хотела просыпаться, загремела в клинику. Теперь вроде получше, выписалась, но с Артёма глаз не спускает. Чуть задержится - истерика. При первой возможности вырвется сюда, тоскует по Москве, уже забыла, как здесь наезжали. Велела выяснить обстановку".

Иоанна ответила, что обстановка на Руси, как всегда. Воруют. И убивают, грабят, насилуют, тащатся, трахаются, торгуют, тусуются, врут, дерутся, стреляют и стреляются. Но, в общем, жить можно...

- Ты только отцу не говори про Артёма...

Филипп кивнул. Спросил про народ.

- А что народ - безмолвствует. Спивается, сериалы глядит. Просыпается в основном от голода и холода, прочее до фонаря.

- Вот и бабуля на народ жалуется, - сказал Филипп о свекрови.

- Нет у нас, Филя, другого народа. А может, и вообще его уже нет. Тю-тю народ. Так, остались отдельные популяции для красной книги. Сгонят в резервацию и будут показывать за баксы в базарный день.

- Что-то ты, мать, круто... Ну а прогноз-то? Что будет?

- Как всегда на Руси. Что угодно, где угодно и когда угодно. Страна неограниченных возможностей. Умом не понять, сам знаешь...

- Скорее, "неограниченных невозможностей".

Филипп оставил Катюшку в Златогорье и сразу умчался по делам, обещав к вечеру за ней заехать. Про тамошнюю забугорную жизнь девочка рассказывала неохотно, отделавшись кратким: "Дурдом". Родственные чувства к деду с бабкой её тоже не обуревали, погулять с ними по Златогорью или сходить с Иоанной в бассейн она отказалась: "Плевала я на

эти лужи". Зато видеообои ей показались "прикольными", а к компьютеру она и вовсе присохла намертво, даже обед ей пришлось заказать в номер. Интересовалась Катька информацией, связанной с редкими животными, сказав, что ей это нужно для школьного доклада. И тогда, наконец, выяснилось, что их Катька - "зелёная", - против натуральных мехов. Активно участвовала в экологических акциях, пикетах и даже стычках с полицией на какой-то военной базе.

Хлопоты на площади перед балконом, обилие молодёжи её заинтересовали, она решила поглядеть праздник, и Филиппу тоже пришлось задержаться в Златогорье - судя по всему, балованная любимица Катька им вертела как хотела.

Это был единственный в Изании общий праздник, когда собирались её лидеры со всей Руси, вспоминали, записывали втайне свои грехи за год - проступки, недостатки, слабости, тёмные помыслы, и ритуально сжигали бумажки, а то и целые тетрадки в костре. Егорка не раз подчеркивал, что ритуал ни в коем случае не должен заменять исповедь и другие церковные таинства, на следующий день верующие шли обычно в свои храмы, к духовным отцам. А Варя уверяла, что "всеми фибрами" чувствует, что сходит с этим пламенем на ребят "Дух Святой".

В густейшей синеве Иоанне была видна с балкона вся площадь: высокий костёр, перед костром - наспех сколоченная трибуна, чуть подальше тремя полукружьями, друг за другом, сомкнутые плечом к плечу делегаты-лидеры, возраст от шестнадцати до тридцати. Тёмнофиолетовые куртки с нашивками на рукавах - три пары сплетённых, взметнувшихся к небу рук. Такие же фиолетовые юбки или брюки, обувь разномастная - ботинки, сапожки, тёмные кроссовки; одинаковые шапочки-бейсболки на коротко стриженых волосах - такова была инструкция насчет стрижки. Где только ни приходилось им бывать, опасались насекомых. И форменные шерстяные водолазки - здесь полное разнообразие цвета, кому какой идёт.


Ну а фиолетовый - сплав алого, синего и белого. Кровь - жертвенность, готовность отдать жизнь за Дело, Небо - устремлённость ввысь, восхождение; и белизна - обет чистоты, целомудрия.

Егорка - в такой же, как все, форме, вспрыгнул на помост. Взлетели к небу руки.

- Свобода от Вампирии!

Площадь взорвалась овацией.

- Ого, попахивает новым Иосифом, - сказал тоже высунувшийся на балкон Филипп, - Дождались.

- Пап, ты что, фанов не видел? - хмыкнула Катя, - Значит, чем-то он их офонарил. Верно, дед?

- Похоже на то, - с неожиданной серьёзностью отозвался Денис, - Офонарил. Смыслом бытия.

- ...Снова обращены сейчас к Небу наши сердца, - вещал Егорка, - Мы, исповедники Его Закона и Замысла, собрались на наш общий праздник, чтобы ещё раз вместе отречься от тёмного, злого, ненасытного зверя, пожирающего нас изнутри... Приковывающего к тлену и смерти...

- Ты, батя, ещё про светлое будущее вспомни. Хватит доить советскую корову. Всё, кончилось молочко. И вымя отсохло, и рога отвалились...

- В том-то и дело, что из коровы священной сделали дойную, - буркнул Денис.

- Ты про то, что "тьмы низких истин мне дороже"... Да? Ваш "возвышающий обман" - наркотик, весь мир над нами хохочет. Пока мы тут мечтаем, он слушает да ест. Из нашего корыта. России нужны хозяева...

- Да эти блаженные уже заводы скупают, пока вы хохочете. И не только в России. Вот через пару лет...

- Тише вы! - сверкнула глазами Катька.

- ...Ветхий мир ненавидел всякую попытку восхождения задолго до распятия Христа. Со времён Каина и Авеля, первой пролитой крови. Внутренний зверь отвергает Закон и Замысел... Подписавшие зверю смертный приговор, сковав

шие его вседозволенность,.. - доносилось с площади, - Земная жизнь - война. Не за собственность или всевозможные "права", не за территорию. Не национальная, политическая или гражданская... Не отечественная, не мировая и даже не звёздная. Схватка Света с Тьмою. Истины с Ложью. Жизни со Смертью. И мы призваны из небытия на эту войну. Солдаты, капитаны, полковники маршалы, - с правом быть впереди в атаке.

Поле битвы - сердца человеков, где на кону - жизнь.

Божественное бессмертие - венец победившему на этой войне. С её дезертирами, трусливыми штабными тыловиками, пирующими и игроками...

Смертельная схватка перед вратами Неба за право войти. Вечная жизнь или вечная смерть бессмертной души. Бессмертная мёртвая душа - что может быть страшнее?

Свобода от Вампирии!

Площадь снова ликующе отозвалась, Егорка терпеливо ждал. Не была ли их любовь поклонением, культом Златова? "Не сотвори себе кумира..." Но Егорка умел даже грех заставить работать на Замысел.

- Хозяева уже были, - сказала Иоанна, - Крушили в ресторациях зеркала, стрелялись от тоски, потом сами себя свергали. Горького перечитай, Филя. Потому что в глубине души знали - никакие мы в этом мире не хозяева, выражаясь высоким штилем. Арендаторы, съёмщики. Калифы на час, рабы этой самой иллюзии обладания. Бежим, пока не сдохнем, как в толстовской притче... Екклезиаста перечитай...

- В комнату ступайте болтать! - топнула ногой Катька.

- ...А значит нам нужна одна победа. Мы за ценой не постоим... мы призваны стать продолжателями и носителями главного в духовном наследии Руси и не только Руси - ведения о Законе и Замысле Неба.

Вавилонская блудница, символически заключающая в себе всё вселенской зло, приговорена к страшной гибели в конце времён... На ней кровь всех, когда-либо погубленных

её ненасытностью и злобой... Свобода от Вавилона! Мы протягиваем руку каждому, кто готов идти с нами. Много троп и дорог, но вершина, как и победа, одна на всех... Ибо все пути вверх неизбежно ведут к вершине, прочь от оставшегося внизу дракона...

- Ну и кем бы я стал в вашем "светлом прошлом"? - усмехнулся Филя.

- Пил бы поменьше - хорошим оператором. Снимал бы добрые фильмы...

- Почему именно добрые?

- Потому что злые цензура запрещала... Жили бы все спокойненько на Люсиновке, или кооператив бы себе с Лизой купили - тогда это было вполне доступно. И никакой наркоты, мафии, Чечни, кланов... Артём бы во ВГИКе учился, Катька - в школе. Пусть даже в спецшколе... Хотя с этих спецшкол и спецраспределителей всё и пошло. Особые условия должны быть для самых одарённых, а не для отпрысков денежных мешков...

- Ну, поехала...

- Летом - дома творчества, в Пицунду или Дубулты. Дикарями - рупь койка. Ладно, пусть три.

- А почему нельзя в Бананово-лимонный?..

- ...Много веков мечтало человечество о жизни без хищников, которых осудило Небо. Антивампирия продержалась 70 лет - не такая, как хотелось бы, порой смешная или уродливая, порой страшная. За железным занавесом и за колючей проволокой, однако семьдесят лет выдержала великое противостояние... Вечная слава героям!

- Сла-ва!.. - отозвалась площадь.

- ...Но пришла пора, когда латаные-перелатаные старые мехи не сохранили молодого вина новой жизни... Разъеденные снаружи и изнутри грехом, поражённые предательством... Всё разлито, разодрано, смердит кислятиной и кровью...

И если ещё не вечер, если ещё не конец и Господь смилуется - мы взрастим новый урожай, освящённый и согретый

Небом. Снова заиграет молодое вино - было б куда разливать... Свобода от Вампирии!

- Ничего там, в Бананово-лимонном, нет хорошего, - сказал Денис, -Дышать нечем. Вот уж воистину: двое русских - митинг.

- Очередь за водкой, - вздохнула Иоанна, - Ты, Филя, хочешь в Сингапур за счёт других. А эти "другие" пусть комбикорм детям варят.

- Ну, ребята, это уже комсомольское собрание!

- Евангельский богач только за свою роскошь среди нищих в ад загремел! Не читала тебе в детстве, а зря...

- Совсем вы тут, мать, ошизели. В квартире - краснокоричневые, здесь - фиолетовые...

- А у нас в классе голубых полно, - вставила Катька.

Все засмеялись, хотя смешного было мало. Егорка бы не смеялся.

- ...Новое молодое вино мы разольём по сосудам наших сердец. Не только наших, но и каждого, кто примет с трепетом и верой божественный дар. Так и будем хранить до поры свою долю. Не дадим закиснуть, выдохнуться, расплескать ся... Согреем этим вином ближнего и дальнего, приподнимем над суетой, одухотворим по Воле Неба.

И тогда запасы божественного вина будут постоянно пополняться свыше, ибо "не оскудеет рука дающего"...

Пусть каждый донесёт его до Престола Творца. Пусть сохранит живящим, крепким и чистым. И тогда мы победим. И будем пить его в Царствии...

Запиликал, вызывая Филиппа, мобильник, Катерина вытолкала отца "трепаться" за дверь. Иоанна опасалась, что она-таки свалится с балкона, держала за полу куртки.

... - Мы принимаем вашу эстафету - делатели, подвижники и сеятели... Товарищи и братья всех времён и народов. Мы просим Небо дать нам силы сплестись корнями, прорасти, прорваться сквозь асфальт падшего Вавилона... Мир будет, как во все времена, попирать нас, топтать, чернить, пы

таться вырвать в бессильной злобе... Но никакой зиме не справиться с вешней травой, тягой к солнцу.

Мы прорвёмся. Дети разных народов, но единого Неба. Мы прорастём в любой Вампирии, в какую бы шкуру она не рядилась. Их тьма, а нас - свет... Свобода от Вампирии! Изане всех стран - соединяйтесь!

- Сво-бо-да!

- Слышь, мать, опять Кольчугина цитируют, - улыбнулся Денис

А Иоанне было досадно, что Филипп так и не проникся Изанией - его всё время теребила "доставалка", как она обозвала мобильник. Филя то и дело выяснял с кем-то отношения, финансово-деловые и, кажется, не слишком деловые. Бедная Лиза - с её-то дарованиями... Здесь, в Златогорье, ей бы дел нашлось невпроворот.

Зато Катька была в восторге, слушала Егорку, затаив дыхание, и выражение мордашки её вскоре ничем не отличалось от застывших внизу фиалочек. Снова подивилась Иоанна егоркиному умению заряжать аудиторию. Молодёжь ликовала. Оттащили трибуну, внезапно занялся костёр, затрещали поленья. Ряды фиолетовых смешались, белыми пулями полетели в огонь туго скрученные бумажки с тайной записью недостойного, гадкого, низкого - все проступки за год. Всё, мешающее Замыслу и искажающее в тебе Образ Творца.

Потом они разом отступили от костра, образовав огромный круг. Костёр оказался в центре сомкнутых цепью рук.

- Я тоже хочу! - заорала Катька, - Я хочу туда!

Денис тщетно пытался её удержать:

- Нужна ты им, у них порядки похлеще армейских.

- Нужна, я зелёная! - вырвалась Катька, - Я хочу наладить связи!

И умчалась. Иоанна с некоторой тревогой наблюдала, как её яркая хиповая курточка метнулась к строгому строю "фиолетовых", запуталась в нём, как бабочка, махая руками,

что-то возбуждённо доказывая. И круг раздвинулся, и она впаялась в него ярким рыжим пятнышком.

Денис в своей качалке даже пожалел, что нет камеры - так красиво смотрелась сверху сомкнутая лиловая цепь, освещённая пламенем костра. Такие прекрасные молодые лица, возбуждённо-торжественные, и среди них - круглая Катькина мордашка в сияющем нимбе капюшона.

- Свобода от Вампирии! - снова прозвучало уже откуда-то с неба егоркиным голосом, - Изане - соединяйтесь!

- Сво-бо-да! - отозвалась площадь.

Неофициальный гимн Изании, любимая егоркина мелодия "Время, вперёд!", стремительно набирая скорость, раскручиваясь спиралью, ворвалась в хрусткий, прозрачно-мо розный мартовский воздух. Ярче полыхнул костёр - искры вперемешку со звёздами... И разом взметнулись к небу десятки сплетённых попарно рук. Получилась как бы зубчатая стена вокруг костра. Рвущиеся в небо руки, искры, звёзды, языки пламени. И яркая бабочка, два разноцветных крыла - их Катька. Катька Зелёная.

Филиппу едва удалось её отловить к концу праздника и запихнуть в машину. Она со многими познакомилась, "наладила связи", и даже сподобилась присутствовать на закрытой церемонии приёма в Изанию новых членов. Катька рассказала, захлёбываясь, что поскольку вступающие верят в Бога по-разному или вообще не верят, ото всех в обязательном порядке требуется отречение от сатаны и дел его. А потом прокалывают палец и скрепляют клятву кровью.

- А кто в сатану не верит? - ошеломлённо спросили её.

Катька поведала, что существуют три формы отречения. Для верующих:

"Отрекаюсь от сатаны и дел его".

Для сомневающихся: "Если сатана есть, отрекаюсь от него и дел его".

Для неверующих: "Если бы сатана существовал, я бы отрёкся от него и дел его".


Все три формы скреплялись кровью.

Тогда они Катьке не поверили. Но Иоанна при случае спросила у Вари, а Варя сказала, что да, всё правильно. Что другого выхода не было, поскольку в Изании - представители разных конфессий и атеисты; надо было найти какую-то объединяющую религиозную основу. И кто-то из старцев посоветовал Егорке именно это: отречение от сатаны, реального и допустимого. Как при святом крещении.

А Катька мурлыкала серенаду Егорке, которой её научили фиалочки:

Нет, не надо нам гор золотых,

Рек молочных и полных вина, -

Проведи нас тропою святых

В ту страну, где ни смерти, ни зла...