Содержание материала

 

Преддверие

Д. Буш, отчётный доклад XXXV съезду РПА:

"...СССР можно найти только в учебниках. Не впадайте в заблуждение: распад коммунизма не был безусловным явлением . Для этого потребовалось сильное руководство со стороны президентов, представляющих обе партии. Без их прозорливости и помощи американского народа, Советский Союз и сегодня был бы сильной сверхдержавой".

Б. Клинтон, совещание начальников штабов:.

"...Последние десять лет политика в отношении СССР... убедительно доказала правильность взятого курса на устранение одной из сильнейших держав мира...Мы добились того, что собирался сделать президент Трумэн посредством атомной бомбы. Правда, с одним существенным отличием: мы получили сырьевой придаток... Нынешнее руководство страны нас устраивает во всех отношениях. Поэтому нельзя скупиться на расходы... Да, мы затратили на это многие миллиарды долларов, а...уже сейчас близки к тому, что у русских называется самоокупаемостью... В ближайшее десятилетие предстоит решение следующих задач:росчленение Росии на мелкие государства путём межрегиональных войн, подобных тем, что были организованы нами в Югославии; окончатель ный развал ВПК и армии; установление нужных нам режимов в оторвавшихся от России республиках."


"Оглянемся вокруг: какие еще доказательства нужны нам, чтобы понять, что против России, против русского народа ведется подлая, грязная война, хорошо оплачиваемая, тщательно спланированная, непрерывная и беспощадная. Борьба эта - не на жизнь, а на смерть, ибо по замыслу её дьявольских вдохновителей уничтожению подлежит страна целиком, народ как таковой - за верность своему историчес кому призванию и религиозному служению, за то, что через века, исполненный смут, мятежей и войн, он пронёс и сохранил святыни религиозной нравственности, сокровенное во Христе понимание Божественного смысла мироздания, твёрдую веру в конечное торжество добра". /Иоанн, Митрополит Ладожский и Санкт-Петербуржский/.

"Чтобы народ, как и человек, смог сделать что-то великое, он должен ужаснуться сам себе". Карл Маркс

"Генеральный штаб прислал мне книгу с биографиями и фотографиями советских генералов и маршалов. Из этой книги можно вычитать много такого, что мы упустили сделать в предшествующие годы. Маршалы и генералы в среднем чрезвычайно молоды, почти ни одного старше 50 лет. За плечами у них богатая политико-революционная деятельность, все они убежденные коммунисты, весьма энергичные люди, и по лицам их видно, что вырезаны они из хорошего природного дерева. В большинстве случаев речь идет о сыновьях рабочих, сапожников, мелких крестьян и т.п. Короче говоря, приходишь к досадному убеждению, что командная верхушка Советского Союза сформирована из класса получше, чем наша собственная...Я рассказал фюреру о просмотрен ной мной книге Генерального штаба о советских маршалах и генералах и добавил: у меня такое впечатление, что с таким подбором кадров мы конкурировать не можем. Фюрер полностью со мной согласился." /Йозеф Геббельс./


ТАК ГОВОРИЛ ЗЛАТОВ...

Первая в мире Антивампирия, не питающаяся от корней ВЕЧНОСТИ, была обречена. Просто удивительно, что милостью Божьей ей удалось столько продержаться!

Вот чему нас учит печальный опыт. Не устоит дерево, лишённое корней. Постепенно, шаг за шагом прирасти к этим глубинным корням - вот наша цель. Пусть каждый следует вере своих предков, мы не имеем права в это вмешиваться. Нас объединяет неприятие Вампирии, формирующегося антихристова царства. Провозглашающего не столько свободу совести, сколько СВОБОДУ БЕССОВЕСТНОСТИ.

Вампирия кричит о правах исповедников лукавых человеческих законов. Но "Мои пути - не ваши пути" и "мудрость века сего - безумие пред Богом", противление Замыслу.

"Ибо всё, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира (сего).

И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек". /1-е Иоан. 2:16-17/

Так что же мы - верим или не верим в Откровение Неба? Или для нас Рождество - лишь повод съесть индейку и повеселиться? Культ самоутверждения ВНЕ ЗАМЫСЛА, алчность, разврат... Адская машина, раскрученная Вампирией, питающая её, - из которой невозможно вырваться. Мясорубка "тел и душ человеческих". "Хоти" и делай деньги... Ещё желай и ещё делай деньги... Зарываетесь в землю, тучнеете, подобно навозным личинкам - так и подохнете, не зная, что рождены стать прекрасной бабочкой и взлететь.

Мы провозглашаем себя приемниками эстафеты Святой и Советской Руси, преодолевающей земное притяжение. Мы верим, что "Царствие внутри нас" уже в земной жизни, и отвергаем для себя и наших детей жалкую участь тупых жадных личинок. Мы просим у Неба крылья, исповедуя соборность, коллективизм, равные права на "хлеб насущный" для всех. Для нас нет "ни иудея, ни эллина", мы все - одна семья, хоть и разбросаны по всему миру.


Шостакович написал свою "Ленинградскую симфонию", не думая о гонораре. А Маяковского, Есенина, Цветаеву погубило не отсутствие денег, а отсутствие крыльев, невозможность взлететь духом, когда стало невмоготу. Когда "тяжёл камень на дно тянет, шёлкова трава ноги спутала, жёлтые пески на грудь легли..."

В буднях великих строек,

В весёлом грохоте огня и звона,

Здравствуй, страна героев,

Страна мечтателей, страна учёных!

О, если бы хоть тогда, в героические тридцатые, мечтатели-энтузиасты догадались призвать на помощь Небо! "Инженеры человеческих душ" научились говорить эзоповым языком, обходя цензуру, но вздыхали они о благах "буржуинского царства", а не о Тайне, продолжая утверждать:

Что, мол, нету души, а одна только плоть

И что если и впрямь существует Господь,

То он только есть вид кислорода,

Вся же суть в безначалье народа.

Миновали двадцатые, тридцатые - эта махровая бесовщина, эти вурдалачьи личности, самозабвенно крушащие храмы, колокола, иконы. Продолжая по слепоте своей видеть в вековых святынях лишь кандалы, оставшиеся от старого мира, и рубить, рубить корни, все больше зверея...

Столько поколений, несших через кровь и неисчисли мые жертвы мечту об устроении России по-Божьи, положили за нее жизни! Парадокс - достигли берега земли обетованной и не поняли, кто их туда привёл...

А враг знал своё дело. Ощутили, наконец, карающую и спасающую Руку в грозные сороковые, опомнились немного, а потом опять... Новые вожди приоткрыли форточки - стиляги, коктейль-холл, первые фестивали - вожделенная дурманящая зараза с запретной Вампирии... И, наконец, этот ло

зунг дурацкий: "Догнать и перегнать!" Додумались. Не победа нового человека над ветхим и падшим, над толстопузым посмешищем мистером-Твистером, рабом собственного богатства, а "догнать и перегнать мистера Твистера!"

Дальше - больше. Ошибок, "пережитков". "Мы будем петь и смеяться, как дети"... Дети старели. Они честно отдали свои жизни великой мечте и вдруг почувствовали себя бесконечно обманутыми. А их дети и внуки уже танцевали рок и твист, хиповали, керосинили, кадрили "чувих и мочалок", читали самиздат, ловили "вражьи голоса". Привычная песенка про "отцов и детей", про "казаться и быть"...

Смертельное сатанинское оружие - все высмеивать. Целомудрие, верность, любовь к Родине, основы христианс кой этики... Испытанный метод ещё со времён Понтия Пилата - доводи до абсурда и хохочи. А впрочем, "мудрость века сего - безумие пред Богом"... Торжествующий порок всегда глумится над Истиной. "Распни Его!" - вторит толпа.

Появляются фильмы вроде "Заставы Ильича" - о том, что так нельзя, что можно и неизвестно куда забрести, если смеяться над звёздами, указывающими путь в ночи... Потом начали высмеивать и эти фильмы, утверждая, что всем, кто относится или относился к жизни серьёзно, надо каяться. И вот уже внуки упрекают дедов, что те, начитавшись всяких Пушкиных, Толстых, Достоевских и "Молодых гвардий", завели страну неизвестно куда. А надо было просто сдаться немцам, если не в четырнадцатом, то в сорок первом...

Рай - бытиё бессмертного единого Богочеловечества, где каждая клетка наполнена божественной вечной субстанцией и изначально призвана служить Замыслу.

Творчество... Может быть, мы будем творить миры... Запас клеточного топлива ты должен сжечь для этого "СВЕРШИЛОСЬ!.." - по слову Спасителя на кресте. Только твоё превращенное в Свет и тепло "Я"- твой капитал, твоя суть в новом качестве, твоя путёвка в Царство.


Но нас, немощных, спасает вместо дел сердце, отданное Христу, который, искупив нас Своей Кровью, получил от Отца право стать Дверью в Царство. Отдавшие Христу сердце /рождённые свыше/, наполняются Его Светом, а всю тьму Он сжигает. Не фарисейски признающие Христа, а ставшие на путь, "нищие духом".

Исполняющие свой долг без надежды на награду имеют Христа в сердце, не ведая этого.

Только бессмертная система имеет смысл. Где бессмертна каждая отдельная часть, вечная и незаменимая в Боге.

Но порубанный саблей, он на землю упал.

Кровь ей отдал до капли, на прощанье сказал:

Умираю, но скоро наше солнце взойдёт.

Шёл парнишке в ту пору восемнадцатый год.

Тайное ведение о своём божественном происхождении, бессмертии, возможности вернуть своё Небесное Отечество, блаженство в Боге при условии послушания Закону, вписанному в сердце... И, каких бы земных высот ты ни достиг, - тоска и ощущение опасности мучает душу, если в ней ещё теплится это ведение, И ты маешься, и бьёшь зеркала, подобно русским купцам, и видишь по ночам многосерийные ужастики - у американцев это уже похоже на национальную эпидемию...

И напротив, исполняя Закон, реализуя Замысел в себе, одухотворяя себя и животворя, работая и сея "в Боге", душа испытывает все большее удовлетворение. И радость эта возрастает по мере приближения к подвигу... Высокие состояния души в периоды праведных войн, первых пятилеток, суровых испытаний- люди, как правило, вспоминают особенно светло. Послушание Закону - беззаветное служение Воле Отца, делает человека счастливым, ибо он становится на Путь. А Путь - Христос, и тогда "Царствие приблизилось и внутри нас". Многие советские люди подчинялись Замыслу жертвенного служения Высокому с радостью, самозабвенно и бескорыстно, не ожидая награды. Их подвиг свят, это жертва Люб

ви. Бог, уже обладающий всей мыслимой полнотой блаженства, отдал себя на муки крестные во имя любви к погибающему человечеству. Советские люди - кто по велению сердца, кто по приказу вождя отдавшие свою жизнь во имя светлого будущего - стали на Путь и тем спаслись.

Исполнив Закон, мы восстановим нового Адама в Любви и милосердии к тому, кто "не ты", но кого ты должен вместить в своём милующем и любящем сердце, как велит Замысел: преобразившись и приняв Волю Творца, каждый в отдельности, - сотворить, уже сами и вместе Нового Адама.

Мы зовем всех, кроме богоборцев, ведающих, что творят. Кроме сатанистов, исповедующих вражду сектантов, убежденных вампиров и биороботов, убивших в себе Зов.

* * *

Есть строгие предписания в каждой конфессии, свои посты, молитвы, правила поведения в храме. Но одну молитву, "Отче наш", молитву Господню, знает, пожалуй, весь мир. Именно ею заповедал Господь обращаться к Небу, именно в ней заключена суть Нового Завета Бога с человеком, условий и Пути Спасения.

"Отец Небесный, - просим мы, - Пусть будет свято для нас Твоё Имя. Пусть придёт Твоё Царство в сердце каждого. И тогда мы исполним Твою Волю на земле".

Слова "Да будет Воля Твоя на Земле, как на Небе", - означают наше добровольное согласие подчиниться воле Божией уже в земной жизни. Сейчас на земле хозяйничает князь Тьмы, и падшее человечество в большинстве своём добровольно подчинилось ему и законам "лежащего во зле" мира. Поэтому волю Божию мы призываем именно в нас и для нас, объединившихся в неприятии законов, ведущих к смерти второй.

Седьмой день, когда Бог "почил от трудов своих", отдан творчеству человека. В этот день, "которому тысяча лет", каждый обязан определиться за свою земную жизнь. Только

молитвой мы можем просить Небо вмешаться и руководить нашей жизнью. Мы, желающие спастись, молим об этом Всевышнего:

"Да будет Воля Твоя на земле, как на Небе..."

В чём же Воля Неба? Что необходимо нам для её исполнения, что нам просить у Отца Небесного?

"Хлеб наш насущный дай нам на сегодняшний день". Поэтому мы, изане, если хотим исполнить Замысел Неба, не должны желать для себя ничего лишнего,- только самое необходимое в каждый конкретный момент бытия.

Освободить друг друга от неурядиц быта. Помочь каждому состояться, исполнить своё Предназначение. Эта помощь - тоже необходимый хлеб насущный, и Господь даст его нашими руками - если будет на то Его Воля. Освободиться, чтобы взлететь, обожиться...

Таланты - дар. Они даются Творцом при рождении с целью осуществления Вселенского Замысла о Новом человеке будущего века. Талантом обладает каждый, иные - многими, иные ещё не обнаружили их в себе в бессмысленной жизненной суете. Или отреклись от них - большой грех отвергнуть и не использовать дар Неба! Даже слепота, даже бедность и неприятности могут стать талантами, если человек мужественно и достойно, в пример другим, их переносит (жизнь русских святых, Блеза Паскаля, Николая Островско го). "Даром" может стать и мученическая смерть во имя высокой цели - всё, что работает "на Дело".

Освобождение от родовой необходимости - большое испытание, ибо у иных весь смысл жизни в суете, они страшатся Неба. Мы, первопроходцы, должны помочь друг другу в Восхождении. Богатство, терпение, телесная и душевная красота - тоже таланты. Таланты нам даны в долг от Бога, мы должны их приумножать и в конце жизни вернуть Творцу. Не зарывать в землю, не тратить на себя и тем более на врага Неба, на дела тьмы, чем мы часто ревностно занимаемся. Это противно Воле Неба.


Как вернуть долг? Надо принятый дар умножить и отдать Творцу и людям в угодных Богу делах / "что им делаете, то Мне делаете"/. Бесплатные дары от Творца надо и отдавать бесплатно. Тогда люди будут нам должны, а мы простим им долги, чтобы Отец Небесный простил нам наши.

Таланты не продаются - в этом мы глубоко убеждены, это наше кредо.

Хлеб насущный - каждому, от каждого - умноженный талант, отданный Делу Творца на земле. Господь не осуждает богатство, он осуждает НЕВЕРНОЕ УПОТРЕБЛЕНИЕ богатства. Мы отказываемся от трат на излишки, дурь, капризы.

"Остави нам долги наши, как мы оставляем должникам нашим". Требуя плату за служение Замыслу, мы как бы попадаем под осуждение Неба, как бы говорим: "Не оставляй нам, Боже, наш долг перед Тобой, потому что и мы никому не прощаем долгов"... У нас лишь один выход - то, что мы получаем от людей за наш труд и талант, поступает на наш личный счёт, преумножается. Мы можем использовать капитал снова и снова, индивидуально или объединяясь с другими, на любые, самые фантастические проекты, на свою мечту - в науке, искусстве. На медицинские исследования, восстановление храмов и исторических памятников, на благотворительность, экологию, на благо Отечества - поле деятельности беспредельно. Нельзя лишь одно - тратить на собственную дурь. Разумеется, мы живем в миру, у каждого должны быть карманные деньги или случаются непредвиденные расходы, решаемые в индивидуальном порядке. Мы говорим об общем правиле, о Законе, принятом сердцем, добровольно. "Не продаётся вдохновенье, но можно рукопись продать"... Продать рукопись можно, чтобы вырученные деньги вложить в какое-то угодное Небу дело - вот наше кредо. Насущный хлеб - средство, работа на Замысел - цель. Таковы правильные акценты. Мы не только сберегаем наше время, здоровье, силы. Зависть, вражда, конкуренция - известные спутники капитала, - где ваше жало? Да, у нас будет, надеюсь, капитал, но цель наша, - не расточать, а реализо

вывать, творить. Наше священное право - отдавать долг. Мы будем трудиться самозабвенно, увлечённо, бескорыстно и свободно, ибо работаем для освобождения людей, выполняя Волю Творца, а следовательно, на себя. Ибо только то, что отдал - сохранил. Таков Закон Неба.

Исчезнет классовая вражда, противоречие между трудом и капиталом, работником и хозяином. Обществом и капиталом - частным и коллективным, капиталистом и коммунистом. "Кому больше дано, с того больше спросится". Служить, а не прислуживать.

Отказ от наличных денег (на личную дурь) выбил бы почву из-под ног у преступности, мафии, проституции, торговли оружием, наркотиками... "Сатана там правит бал"... - и ваша свобода - свобода пить яд! Всё худшее в мире - из-за непомерного желания хапать на дурь. Владеть! Ничего у нас нет, ребята, на шарике, ничего своего. Мы зовём тех, кто это понял..

Вы боитесь не удержать, потерять - и всё равно ничего не удержите. Таков Закон Неба. "Земля есть, землёй станешь". Но что может потерять тот, для кого главная мечта - отдать всё самому? Превратить своё время в вечность, реализовав на Дело Творца.

"Не дай нам впасть в искушение, но избави нас от лукавого". Без выбора нет свободы - ежедневно, ежечасно нам приходится выбирать между добром и злом, Богом и дьяволом. "Поле битвы - сердца людей". Мы просим Небо избавить нас от лукавого. Но это не значит, что Творец должен убирать с нашего пути соблазны. Мы должны их преодолеть сами, отвергнув с помощью Неба влекущую в пропасть руку князя тьмы.

* * *

Среди первых изан - строителей, ремонтников, овощеводов, продавцов, - было много беженцев и даже освободив шихся из заключения - людей травмированных, зачастую по

терявших всё - жильё, семью, положение в обществе. Они были согласны на любые условия, лишь бы выжить, и не очень врубались в егоркины теории. Нанялись батрачить за еду и койку, и слава Богу, чего тут огород городить! А что чудит хозяин со всякими идеями, так не у него одного нынче крыша съехала, время такое... Потом, несмотря на то, что жили многие поначалу в палатках и вкалывать приходилось всерьёз/ Егорка так и сказал: "вы строите жильё для себя"/, раны потихоньку зарастали. Люди начинали обращать внимание на это впервые в жизни испытываемое ощущение необычного "кайфа" и не могли понять, в чём тут дело. Пока не осознавали, что причина именно в этом освобождении от казалось бы привычных и неизбежных бытовых хлопот и неурядиц. Сын своего отца / Глеб всегда ненавидел быт/, Егорка с какой-то фанатичной яростью насаждал первым делом всякие "службы быта" по принципу: работа, хлеб насущный, свобода, сон. В понятие "свободы" входило всё, что угодно, кроме дел, неугодных Творцу. Критерий был один: представь себя перед Лицом Всевышнего, Совести. "Слушай Зов Неба в тебе"...

"Свобода" была для Егорки свята, он ревниво оберегал эти часы изан от всякого посягательства. Занятия с детьми для семейных, спорт, самообразование /по компьютерной "Изан-нет" можно было ознакомиться с любой информаци ей, получить любые консультации/. Но для большинства, особенно потом, работа была объединена со "свободой", "свобода" являлась продолжением работы. Эти первые изане, часто связанные с физическим трудом - рабочие, строители, земледельцы, поначалу не знали, что делать с непривычной "свободой", иногда даже тяготились ею, слонялись по территории, преодолевая желание пропустить стаканчик, сыграть в картишки или "забить козла". Но фиолетовые изанки и "сизари" быстро отлавливали таких, прибирали к рукам. "Революционеры Сознания", они решительно отвергали всякие "шашни", но зато проявляли живейший интерес и участие к биографии "отлавливаемых", к их склонностям, мечтам, не

реализованным возможностям, плюсам и минусам... Фиолетовые "ловцы человеков" в первую очередь отбирали и привечали тех, кто соглашался с их главным лозунгом: успеть отдать. Всё, что в тебя вложено Замыслом-открыть, развить, реализовать... Получить прыбыль, снова реализовать. Все до последнего вздоха успеть вложить в "Банк Небесный", в "Банк Вечности" где "ни моль, ни ржавчина не ест и вор не похищает"... В то время как прочее человечество, в основном, озабочено задачей "успеть хапнуть и промотать".

- Время убивает, - говорил Егорка, - а мы убиваем время, вкладывая наши сокровища в банки земные. Откуда нам их никогда не получить, когда придётся платить по вечному счёту". Сея в тлен. Успеть отдать долг Творцу и не промотать -вот и вся революция.

Многие, конечно, поддавались агитации не сразу. Или вообще не поддавались. Порой тщетно пытались приударить за обхаживающими их "фиалками", юными революционеро ками в фиолетовой форме. И в конце концов, плюнув на "свободу", заваливались пораньше спать.

Впрочем, выпить немного здесь при желании было можно, только чтоб не на виду и без последствий. Что же касается внебрачных связей - правила Изании были предельно жёсткими, по-церковному аскетичными.

Ну а егоркины фанатки-чернильницы так напоминали истовых если не христианок, то комсомолок, так горячо и самозабвенно исполняли нелёгкие правила, так искренне обращались к тебе "товарищ", что у измученных гонениями, злобой, стрельбой и порнухой мужиков на глазах порой наворачивались скупые мужские слёзы. Хотелось дарить "фиалочкам" белые лилии и идти под венец, что порой и случалось.

Здесь не употребляли ни светски-советское "мораль и нравственность", ни религиозное "святость". Здесь говорили "чистота", серьёзно и уважительно. Чистые руки, чистое тело, чистые мысли и душа. Здесь часто говорили: "Пойди отмойся", подразумевая, что пачкаемся мы ежечасно, ежеми

нутно, и надо так же регулярно смывать с души грязь, уродующую Образ в тебе, как смываем грязь с тела. Кто как может и хочет - молитвой, покаянием, исповедью. Или просто послушать хорошую музыку, навестить больных и отчаявших ся, сделать любое добро - у каждого были свои способы "внутреннего омовения". Общее - внимание к себе и вера в необходимость этой самой "чистоты". Дети Неба должны слушаться Отца. Не хочешь - уходи, ты свободен - летать иль ползать... Хочешь, но не получается, не сразу получается- тебе всегда помогут. А если решил вызвать тьму на единоборство - сражайся один, но пусть твой грех не станет соблазном для других, как грозно предостерегает "Евангелие". Загони грех в подполье, останься с ним наедине, как больной в чумном бараке - современная наука способна сделать в принципе ненужными кварталы для проституток, сексуальных меньшинств, наркоманов, педофилов, обжор, идолопоклонников роскоши, шокирующих зрелищ... Это всё для тех, кто не желает избавляться от низких кровососущих страстей и привычек, как комары в начале лета набрасывающихся на бедную душу, выпивая из неё все жизненные соки. Когда медленно умирает в сетях бедная пленница, дочь Неба, и уже не может взлететь, остаётся лишь стареющее тучнеющее тело, годное в конце жизни разве что в пищу червям.

Изане считали, что свобода других от твоего греха - тоже безусловное право каждого. "Мы не просим Небо избавить нас от искушений, ибо в них - наша свобода, - говорил Егорка, - именно преодолевая искушения, как ступени, мы восходим по лестнице от тьмы к Свету. Но мы просим "избавить от лукавого" - от колдовства, зомбирования, сатанинских предвыборных технологий, рекламного насилия, прямого вмешательства в психику наших детей. Поскольку поражённый чумой мир не собирается, само собой, запираться в карантинные бараки, мы ,изане, обязаны сами сокрыться и запереться на все замки, оградив "наших" от разгула бесовщины.


"Выйди от неё, народ Мой", "Грех - болезнь", - говорит Небо. И разумное, не желающее погибнуть Целое, должно как минимум блокировать заражённые разделением, враждой и стрептококковой грязью клетки, сеющие вокруг заразу и тлен. Человеку - свобода, его греху - лепрозорий. "При кашле и чиханьи прикрывать рот и нос платком". Перевести грех в виртуальный мир, где бороться или не бороться с грехом - сугубо личное дело.

"На твоём счету столько-то, - объявлялось изанину, - за вычетом "хлеба насущного"/бытовых расходов/, остаётся такая-то сумма. Через некоторое время вы с женой, допустим, отработаете квартиру, она будет ваша. И если вступите в Изанию и будете работать впредь в нашей системе и по нашим принципам, на твой счёт в Изан-банке будут поступать уже чистые деньги, которые можно вложить в любую программу - самому, с женой, или ещё с кем-то объединившись. У нас сейчас всё криком кричит, требуя инвестиций, честных талантливых рук и хозяина. Не в Мамоне , а и в Боге богатеть, спросив благословения у духовного отца или у своей совести... Всё, что угодно, кроме дел тьмы, которые достаточно финансируют и без нас.

Что ты любил в детстве? О чём мечтал в юности и мечтаешь сейчас? Что умеешь и любишь делать? И как полагаешь - в чём твоё предназначение, Замысел о тебе?

Егорка не боялся самых высоких слов, а "низких истин" на дух не переносил. Терпя неудачу, стучался со своими сизарями-фиалочками в души снова и снова, ухаживая за "бесплодной смоковницей", пока она не давала плод. У него было невероятное чутьё на эти, казалось бы, самые непробиваемые "смоковницы", которые революционерки-фиалочки называли меж собой "дубами". Зато сколько было счастья, когда "дуб" давал первый, пусть кислый, но плод! Сама атмосфера егоркиного имения, Златогорья, была пропитана весёлым азартом поиска этих "талантов", ну почти как в "Волге-Волге", только не художественная самодеятельность, а по

иск призвания или многих призваний, главного дела и смысла жизни. Это приняло лавинообразный характер, когда дела Изании пошли в гору и в Изан-банке стали расти индивидуальные счета, которые надо было как-то определять. Прослышавшие об Изании одиночки-изобретатели и целые творческие коллективы, у которых простаивали лаборатории, закрывались важные исследования... Отправлялись на бойню ценнейшие поголовья - нет денег, нечем кормить... Сплошной отчаянный вопль: "Дайте! Спасите"!.. Не откликнуться было просто невозможно, и изане один за другим становились спонсорами. Изания обеспечивала спонсоров необходимо-доста точным,- проблемы быта были решены, и инвесторы могли ни о чем не заботясь "в Боге богатеть". Одним из главных дел было спасение "всем миром" или "всем коллективом", кому как нравится, спасение, объединение, возрождение Отечества. Инвестиции не облагались налогами и порой начинали давать немалые прибыли.

Проблема, куда себя деть в часы "свободы", теперь сама собой отпала, времени хронически не хватало. И таланты открывались, как окна по весне, и добро и самоотверженность, и Небо давало силы, и скоро обстановка в когда-то полуразвалившемся замшелом профилактории стала напоминать штаб героических "буден великих строек". Егоркин девиз был: ни от кого не зависеть, всё по возможности сами. Их минизаводу по производству дешёвого строительного камня и кирпича удалось получить разрешение на разработку карьера поблизости, пообещав превратить со временем карьер в водоём для окрестных сёл - купаться, разводить рыбу. Да и в противопожарном отношении он был необходим.

Купили хозяйство у разорившегося фермера, забавные велосипеды-тележки китайского образца развозили по торговым точкам зелень, молоко и овощи с фермы и Златогорских оранжерей: оставшуюся продукцию заготовляли впрок -консервировали, солили, сушили, из молока делали творог, сыр и сметану. Много требовалось на внутреннее пользование - Изания постепенно разрасталась, излишки продавались.


Казалось, он никогда не уставал, этот Егорка. Правда, вулканизаторами вместо него и фиолетовых гитаристов работали теперь другие изане, но на традиционные концерты-проповеди Егорка время выкраивал. Сочинял по ночам, тренькая на гитаре, завоёвывая сердца всё новых "революционе ров духа". Три девиза: "Каждому - хлеб насущный", " Умноженные таланты - жатве Господней", "Грех - в карантин".

Изане напевали:

Когда имел златые горы

И реки, полные вина,

Всё отдал Златову Егору,

Осталась песенка одна.

Про то, как...

Куплет повторялся, пока не надоедало.

Так с лёгкой руки безымянного автора появилось "Златогорье", куда примкнули филиалы-фермы, молодежные комплексы, отдельные дома и квартиры. А само движение называлось Изанией, и оно всё более выходило за пределы Златогорья.

Уже зародилась вторая волна изан. Беженцы, отработавшие жильё и пожелавшие по тем или иным причинам "уйти в мир" могли обменять свою квартиру, временно или постоянно, с изанами "по убеждению", среди которых росло число интеллигенции - инженеров, служащих, писателей, учителей, врачей. Которых, что называется "достал быт" или "достала перестройка", когда денег ни на что не хватало, идеалы были разрушены и вообще едва удавалось балансиро вать на грани выживания.

Златогорье казалось им раем. Никаких бытовых проблем, дети пристроены, до Москвы - сорок минут электричкой, до станции - златогорский рейсовый автобус или велосипед для опоздавших /велосипеды хранились в пустом сарае у живущего вблизи станции деда-изанина/. Работу бросать было не нужно, только деньги теперь отдавались в Изан-банк. И зарплата, и поступления за квартиру /некоторые во

обще продавали или сдавали Изании свои квартиры, переезжая жить в Златогорье/, и другие доходы - всё в Изан-банк под приличные проценты. Всё, как положено. Однако на руки выдавался лишь необходимый минимум на мелкие или оправданные непредвиденные расходы. Добровольный отказ от наличных денег "на дурь" соблюдался строго.

Заказанный заранее обед выдавался каждому в специальном термосе с четырьмя выдвижными отделениями - два охлаждённых / закуска и десерт /, и два горячих/суп и второе/. На всякие необходимые расходы, вроде загранкомандировок, подарков ко дню рождения и т.д. позволялось снимать со счёта нужную сумму, указывая в обязательном порядке цель. Отказ от всякой роскоши в быту, одежде, от дорогих покупок, ресторанов, казино разумелся сам собой. Дамы-изанки собрали в специальное охраняемое помещение свои шикарные шубы, туалеты и драгоценности, и если кому-то уж очень хотелось пощеголять на вечеринке "в миру", предлагалось выбрать любую вещь, а потом вернуть в общее хранилище. Фасонить в самом Златогорье было не принято, дурной тон. Молодёжь предпочитала униформу.

Итак, жить за городом, в экологически чистом месте, на всём готовом. Дети пристроены, после школы с ними занимаются специальные педагоги "по профилям", под руками спортзал, бассейн, практически всё свободное время можешь отдать любимому делу, призванию, мечте, до которой прежде никак не доходили руки. "Живём при коммунизме", - говорили златогорцы. "Гибрид дома творчества в Комарово с госдачей в Барвихе", - констатировал один пожилой писатель.

Возможно, не так бы всё удачно сложилось в Златогорье, если б не бизнесмены-спонсоры. В интервью они отшучивались, что поскольку являются рабоголиками и все их деньги в обороте, а сами они по сути нищие и живых денег никогда в глаза не видят, да и тратить им их некогда, разве что отдать ближайшей родне, - посему Златогорье никаких особых перемен в их жизнь не внесло. Разве что стали меньше

пить, меньше бояться покушений и прихода коммунистов. Ибо у того, кто сам всё отдаёт на благо народу, отбирать этому самому народу нечего.

Первое время на них наезжали, но и среди мафиозной братвы нашлись изане - изучив устав, объявили, что их дело - трясти загребущих и пузатых, а за блаженных, которые пашут даром на Россию-маму, Бог накажет.

Раз такое дело - гори огнём,

Но щипать мы Златова не пойдём!

А самым удачным егоркиным уловом был Лёва, банкир Лев Бельский, финансовый гений всех времен и народов, "новый русский еврей" как он называл себя сам. Столь же фанатично крутой изанин, загоревшийся егоркиным предложением создать "Изан-банк" - после ночного размышления под утро разбудил Егорку звонком: - Старик, ты, конечно, шиз, но вот я тут прикинул: пилишь по 25 часов в сутки, бабки крутятся, нули множатся, растут, дни крутятся в обратную сторону, вместе с жизнью, а мне много ли надо? Я игрок, Егор, я уже не могу остановиться... Я аскет, мне эти хоромы с Канарами до фонаря. Вот бродил как-то по дворцу графа Воронцова и думал: небось до слез обидно было помирать графу - ни одной паркетины туда с собой не утащишь! Капитал крутится в прибыль, жизнь - в убыль, а в саване карманов нету, как ты любишь повторять. "Там царь Кощей над златом чахнет"... Зачах - и в преисподнюю прямой дорогой. Нищим. Ибо "только то, что отдал - твое". Народная мудрость. Но мне нож острый отдавать, я, старик, привык хапать, выигрывать. Чтоб цифры росли, и чтоб это моё было... А разве оно моё, старик? Иллюзия, химера. Я даже не капитала раб, богатство можно прожрать, промотать, прокуролесить. Я же ни рубля на ветер не могу пустить... Я этих цифр раб, этих счетов, и служу нулям - вот в чем драма, старик. "Только то, что отдал - твое..." И тут меня осенило: да это же наш "Изан-банк". Мы создадим первый в истории банк "разумного, доброго, вечного". Впервые все наши счета уйдут в бессмертие.

Будем строить новую Антивампирию - не "Союз Республик Свободных", а "Союз свободных личностей всех республик и нереспублик". Людей, свободных от нулей... Видишь, стихи получились. "Банк вечности"... Звучит! Это будет воистину личный счет - никто ни копейки не сможет с него снять, - ни чиновник, ни наследник, никакой сатана - только Всевышний - вкладчику во спасение. Не в корысть, а в жизнь вечную. Не вражду, не зависть, не кровавые разборки буду финансировать - а мир. С Небом, друг с другом, с самим собой, - новым русским евреем... Не бойся,я не пьян, я в невесомос ти. Короче, старик, я твой...