7. ДЕЛО КМК

О том, что сеть ЕАК проникла во все уголки СССР, свидетельствует хотя бы дело КМК. В 1942.1943 годах евреи из западных областей Украины, Белоруссии, Прибалтики (а главным образом беженцы из Польши), вынужденные искать спасения от нацистского нашествия на востоке страны, в городе Сталинске Кемеровской области создали еврейскую религиозную общину. И хотя по ряду причин (отсутствие аттестованного по установленным правилам раввина и средств на аренду специального молельного помещения) эта община не была официально зарегистрирована, местные власти с самого начала знали о ее существовании, и до поры до времени не видели в этом факте криминала. После прошедших в 1945-1946 годах репатриации польских евреев и реэвакуации их соплеменников, прибывших из европейской части СССР, нелегальная синагога в Сталинске, даже лишившись значительной части верующих и прежних руководителей, всё же продолжала существовать. Более того, в 1948 году она попыталась активизировать свою деятельность, направив от имени более чем 70 членов общины делегацию в Москву, чтобы приветствовать прибывшего в советскую столицу первого израильского посланника Голду Меир. В конце 1949 года Молотовский райисполком Сталинска предписал закрыть нелегальную синагогу. Одновременно региональные партийные органы начали собственное разбирательство. В результате выяснилось, что работавшие на КМК и состоявшие в партии руководители-евреи через жен и других родственников передавали денежные пожертвования неофициально действовавшей синагоге. Собранные таким образом средства шли на вспомоществование нуждавшимся евреям, в первую очередь тем, кто отбывал в данной местности ссылку или чьи родственники находились в лагерях и тюрьмах. Кроме того, были "вскрыты" факты, интерпретировавшиеся как хозяйственные злоупотребления и махинации этих благотворителей, а также осуществлявшееся ими "засорение" управленческих кадров предприятия нечистыми на руку родственниками и знакомыми, благо обвинения евреев в жульничестве, кумовстве и непотизме в те годы были весьма "модными".

Директором комбината работал Р. В. Белан, его заместителем по кадрам был П. М. Негай, а заместителем директора по коммерческой части Я. Г. Минц, главным прокатчиком С. А. Либерман, начальником финансового отдел С. З. Аршавский, планового отдела Г. Ш. Зельцер, отдела технического контроля А. Я. Дехтярь, начальником сортопрокатного цеха З. Х. Эпштейн, заместителем начальника производственного отдела С. А. Лещинер. Минц оказался замешан в махинациях. По действовавшим с то время правилам, он был объявлен госбезопасностью одним из "главарей" группы националистов и вредителей, "орудовавших" на предприятии.

На Кузнецком металлургическом комбинате (КМК) 35 руководящих работников имели связь с нелегальной синагогой. Либерман и Лещинер в 1946 году встречались в Кемерово с представителями ЕАК и передали для публикации в американской печати статью, содержавшую "секретные сведения" о производственных мощностях КМК.

Начальник следственной части по особо важным делам МГБ СССР М. Д. Рюмин в начале мая 1952 года передал дело в Верховный суд СССР. Однако обвинив МГБ СССР в неудовлетворительном ведении следствия, выразившемся в почти полном отсутствии доказательной базы заявленного преступления, руководство Верховного суда СССР, приостановив судебный процесс, обратилось к Сталину с просьбой возвратить дело КМК в МГБ для доследования и Сталин принял сторону руководства Верховного суда СССР. После доследования суд продолжил свою работу. 18 сентября 1952 года дело о тайной синагоге в Сталинске было рассмотрено на заседании военной коллегии Верховного суда СССР, проходившем под председательством генерал-майора юстиции И. М. Зарянова. Суд приговорил к высшей мере наказания Дехтяря, Минца, Либермана и Лещинера. Аршавского, Зельцера и Эпштейна суд приговорил к 25 летнему тюремному заключению, а и Раппопорта к 10 летнему.

Осужденные совершили преступления, предусмотренные статьями УК РСФСР: МИНЦА Я. Г., ЛИБЕРМАНА С. Е. и ЛЕЩИНЕРА С. А. . статьями 58-1 "а", 58-7, 58-10, ч. 2 и 58-11 УК РСФСР;ДЕХТЯРЯ А. Я., ЗЕЛЬЦЕРА Г. Ш., ЭПШТЕЙНА З. Х. и АРШАВСКОГО С. З. . статьями 58-7, 58-10, ч. 2 и 58-11 УК РСФСР и

Указанные статьи Уголовного кодекса РСФСР от 1926 года гласили:

58-1 "а" - "стремление к свержению, подрыву или ослаблению власти рабоче-крестьянских советов и избранных ими рабоче-крестьянских правительств";

58-7 - "подрыв государственной промышленности, транспорта, торговли, денежного обращения или кредитной системы, а равно кооперации, совершенный в контрреволюционных целях";

58-10, ч. 2 - "пропаганда и агитация, содержавшие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений... с использованием религиозных или националистических предрассудков масс";

58-11 - "всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению контрреволюционных преступлений, а равно участие в организации, образованной для подготовки или совершения таких преступлений".

Вот выписка из ПРИГОВОРА ВОЕННОЙ КОЛЛЕГИИ ВЕРХОВНОГО СУДА СССР от 18 сентября 1952 г. ( http://www.lechaim.ru/ARHIV/164/kost.htm*).

"МИНЦ, ЛИБЕРМАН, ДЕХТЯРЬ, ЛЕЩИНЕР, ЭПШТЕЙН, ЗЕЛЬЦЕР и АРШАВСКИЙ, являясь еврейскими националистами и объединившись на почве антисоветских взглядов, в период 1945.1950 гг. по инициативе ЛИБЕРМАНА проводили на Кузнецком металлургическом комбинате вредительско-подрывную работу.

Пользуясь своим служебным положением, они систематически скрывали от государства готовую продукцию, переводя ее в незавершенное производство, тем самым не додавали народному хозяйству десятки тысяч тонн металла; умышленно засылали бракованную продукцию заводам оборонной промышленности и другим важным предприятиям нашей страны, чем скрывали их нормальную производственную деятельность вплоть до временной остановки отдельных цехов.

ЛИБЕРМАН и ДЕХТЯРЬ отправили также целую партию бракованного металла Румынской Народной Республике, нанеся этим ущерб авторитету советской промышленности.

Помимо этого, МИНЦ, являясь заместителем директора комбината и будучи ответственным за коммерческую деятельность комбината, представлял в Министерство черной металлургии заниженные показатели по накоплению и себестоимости продукции и вместе с начальником финансового отдела комбината АРШАВСКИМ вредительски расходовал государственные средства, подрывал финансово-хозяйственную деятельность комбината путем замораживания и занижения оборачиваемости оборотных средств, систематически превышал нормативы незавершенного производства и сознательно дезорганизовал контроль за этим, а также вместе с начальником планового отдела комбината ЗЕЛЬЦЕРОМ срывал планирование по комбинату.

Проводимой вредительской работой названные лица замедляли прирост выпуска проката, укрывали дополнительные производственные возможности цехов и действительные размеры брака на комбинате, а в целях сокрытия своей вредительской работы они составляли заведомо ложные и фиктивные документы по отчетности и производственной работе комбината. В этих же целях они сознательно подбирали и насаждали в подчиненных им цехах и отделах комбината еврейских националистов.

Этой вредительской работой они дезорганизовали стахановское движение, извращали политическую и мобилизующую роль социалистического соревнования масс, сознательно подавляли инициативу и патриотическое стремление рабочих и ИТР к стахановской работе, скрывая действительные показатели работы, укрывая бракоделов" ( http://www.lechaim.ru/ARHIV/164/kost.htm*).

Как видно, что осужденные совершили именно те преступления, которые попадали под указанные статьи. Итак, после войны оказалось, что евреи заняли все теплые места в здравоохранении, руководящие позиции в правительстве, в МГБ, они открыто помогали в карьерном росте друг другу, как это было и в случае с ленинградским делом. И если до 1948 года на это закрывали глаза, то после визита Меир, такая всеобщая сетевая мафиозно-подобная неформальная организация стала опасной для государства. Кумовство и всеобщая коррумпированность еврейской нации стали настолько вызывающими, что в 1952 году было решено эту нацию осадить