Содержание материала

 

 

  • Почему первый японский авианосец, потопленный во Вторую мировую войну, был потоплен советскими летчиками?
  • Какую территорию хотела захватить у СССР Финляндия в ходе "зимней" войны 1939-1940 гг.?
  • Почему в 1939 г. Гитлер напал на своего союзника - Польшу?
  • Почему в начале войны 20 тыс. советских танков и 20 тыс. самолетов не смогли задержать немецкие войска с их 3,6 тыс. танков и 3,6 тыс. самолетов?
  • Почему немцы свои пехотные полки вооружали не "современной" артиллерией, а орудиями, сконструированными в Первую мировую войну?
  • Почему в немецких танковых корпусах той войны танков было меньше, чем в современных стрелковых корпусах России?
  • Почему немцы вооружали свои танки маломощными пушками?
  • Почему немцы самоходно-артиллерийских установок строили больше, чем танков?
  • Почему Вторая мировая война была не войной моторов, а войной огня?
  • Почему в конце 1942 г. 6-я армия Паулюса, окруженная под Сталинградом не пробовала прорвать кольцо окружения и дала себя добить?
  • Почему "лучший ас" Второй мировой войны Э.Хартманн практически никогда не атаковал бомбардировщики?
  • Почему Западный особый военный округ не привел войска в боевую готовность вопреки приказу генштаба от 18 июня 1941 г.?

Ответы на эти и на многие другие вопросы вы найдете в этой, на сегодня уникальной, книге по истории Второй мировой войны.

 

 

 

… PARA BELLUM!

(Сборник)

 

Помни войну!

С. О. Макаров

 

Думать надо!

 

 

(От редактора)

 

Эта книга была написана следующим образом.

Газета «Дуэль» — это газета борьбы общественных идей для тех, кто любит думать. На первый взгляд такое назначение газеты звучит претенциозно.

Но дело в том, что подавляющее большинство людей думать не любит и не умеет. Они запоминают иногда огромный объём фактов и готовых выводов к этим фактам, а, при случае, вспоминают эти выводы, оглашают их и пребывают в глубокой уверенности, что это и есть то, что называют «думать».

Наша газета не для этих всезнаек. Она для тех, кто любит сам сделать вывод на основе собственного анализа фактов. Поэтому мы даём в газете материалы с самыми различными, желательно противоположными выводами. Противоположность выводов обесценивает их, читатель не знает какой из них запомнить и вынужден даваемые факты анализировать сам, приходя к собственному выводу, либо присоединяясь к наиболее убедительному.

Довольно давно у нас возникла дискуссия, которая постепенно разрослась до обсуждения причин поражений Красной Армии в начальный период войны. Дискуссия получилась. Достаточно сказать, что в одной из военных академий Москвы, следившей за дискуссией, был изменён курс преподавания военных дисциплин.

Начало дискуссии положило моё обращение к читателям в «Дуэли» № 14 за 1996 г. В статье «В дерьме Россия. Думать надо» я предложил читателям помимо других тем, обсудить и эту тему. Обосновал я это следующим:

 

«В войне побеждают не армии, а государства. Армии лишь уничтожают войска противоборствующей стороны.

Государство, способное победить любого противника, является лучшим гарантом мирной жизни своих граждан.

Объектом нападения всегда является слабый или тот, кого считают слабым. Работает старый римский принцип: хочешь мира — готовься к войне. Готовое к войне государство охладит любую горячую голову.

Готовое к войне государство — это готовое к Победе в войне государство. Это государство, в котором максимально устранены все причины, ведущие к поражению, а обстоятельства, являющиеся причинами победы, усилены до нужной величины».

 

Надо ли доказывать, что всю эту работу необходимо делать в мирное время? Именно для того, чтобы это мирное время сохранить.

Мы начинаем работу, в которой будем последовательно разбирать все причины, приведшие к Победе в Великой Отечественной войне и все причины, приведшие к поражениям на начальном её этапе.

Читатель воскликнет — да сколько же можно? Уже все причины давно исследовали и описали — от того, как Сталин прятался под кроватью от известия о начале войны, до того, что перед войной было убито НКВД 50 тысяч самых лучших генералов и 60 млн. советских граждан в придачу. И кто только этим не занимался — от подлого (выдающегося?) предателя Резуна (Суворова), до не менее подлого (выдающегося?) генерал-полковника поповской службы Волкогонова.

Хорошо! Всё уже описано. Но значит ли это, что мы хотя бы чему-то научились?

Скажем мы будем разбирать такую тему. Трижды герои Советского Союза лётчики-истребители А. Покрышкин и И. Кожедуб сбили 59 и 62 немецких самолёта соответственно. А 20-летний немецкий лётчик Эрих Хартман, попав на фронт в ноябре 1942 года, до конца войны сбил 352, в основном, советских самолёта! Почему?

Наши люди менее мужественны? Но ещё в ноябре 1941 года, командующий 2-й немецкой танковой армии Хейнц Гудериан, докладывая в Берлин оценку русских вооружённых сил, писал: «Примечательным является всё время проявляющийся наступательный порыв авиации, хотя в настоящее время она и уступает германской авиации в количественном и качественном отношении».

А может у нас руки не оттуда растут и мы не способны быть лётчиками? Но вот штрихи из биографии немецкого аса Вальтера Новотны, сбившего за войну 258 самолётов, из которых 250 — советских (более, чем 4 авиационных полка). Но в 1941 году его «мессершмитт» Bf-109E-7 был сбит над Балтикой советским И-16, (Новотны 65 часов провёл на плоту, но спасся). А истребитель Поликарпова И-16 имел скорость, чуть ли не на 100 км/час ниже чем у «мессера» и прославился в советской авиации только тем, что за всю её историю это был самый трудноуправляемый самолёт. Мы не знаем, кто сидел за штурвалом того И-16, но, наверное, судя по этому бою, наш лётчик тоже кое-что умел!

Так в чём же дело? А не в том ли, что наши лётчики в ходе войны, перед тем как встретиться с немецкими лётчиками в бою, имели 10—20 часов учебного налёта? А мать Хартмана была владелицей авиаклуба, и он начал летать чуть ли не с пелёнок. А немецкий ас В. Батц, сбивший 237 самолётов, имел перед первым боем учебный налёт 5240 часов! Кожедуб, Покрышкин и другие сбивали немецких асов. Г. Баркхорн (301 победа) был сбит 9 раз, Х. Бер (216 побед) — 18 раз, Э. Хартманн — дважды. Почему они при этом не дохли — это второй вопрос. А немецкие асы сбивали наших необученных пацанов.

А можно ли сказать, что этот эпизод истории Великой Отечественной войны нас чему-либо научил? В период перестройки мы своими руками, хвастаясь перед Западом, как макака голым задом, уничтожили десятки тысяч единиц танков, самолётов, другой боевой техники.

А почему мы не пустили эту технику на обучение своей армии? Я, танкист, офицер запаса, ни разу не стрелял из танковой пушки штатным (боевым) снарядом, практическим снарядом не стрелял! Танк провёл всего 9 км. Говорили — дорого! А уничтожить столько техники — дёшево? А ведь по мобилизационной раскладке мне полагалось уже через три недели вести свой взвод в бой. Против кого? Против американских «Абрамсов», экипажи которых, в ходе учебной подготовки, делают 1400 боевых выстрелов из пушки? Чтобы американские танкисты потом хвастались, сколько они наших танков сожгли?!

Так что у нас есть обоснованное сомнение в том, что история войны нас чему-то научила. И именно поэтому мы начнём изучение причин побед и поражений в войне. Не для вящей славы нашей Родины (прославят её и без нас) и не для унижения её (и таких мерзавцев сейчас хоть пруд пруди), а для того, что бы у истории чему-нибудь научиться, приобрести что-либо полезное для сегодняшнего дня.

Мы представляем читателям план работы, исходя из своих представлений о причинах побед и поражений. Мы будем обязаны читателям, если они примут участие в правках самого плана и очень надеемся, что они примут участие в его осуществлении, то есть в обдумывании конкретных причин, обеспечении выводов примерами и фактами.

Итак, мы полагаем, что Победу в войне одержит государство, которое в мирное время заботится о том, чтобы иметь:

  1. Сильную армию.
  2. Надёжных союзников.
  3. Высокий морально-патриотический уровень народа.

Но, главное, есть причина с номером 0 — государство должно иметь правительство, понимающее, что для обеспечения мира своего народа три перечисленных выше составляющих государство должно иметь. Это уж, как говорится, само собой.

Для создания сильной армии государство в мирное время должно позаботиться, чтобы:

1.1. Развитие экономики дало возможность оторвать от сферы производства необходимое для армии количество людей.

1.2. Научить этих людей науке и искусству уничтожать войска противника.

1.3. Оснастить их современным оружием и боевой техникой.

Для создания надёжных союзников необходимо в мирное время.

2.1. Заботиться о своих союзниках и помогать им, укрепляя дружбу.

2.2. Вызвать ссоры и напряжение в стане союзников противника.

Для создания высокого морально-патриотического уровня в мирное время необходимо:

3.1. Создать в стране общественное мнение о службе Родине как о высшем предназначении человека, как о цели его жизни.

3.2. Не желающих служить Родине перевести в разряд изгоев.

3.3. Чтить и возвеличивать героев на службе Родине, при их недостатке — создавать героев искусственно.

Короче — мирные договоры со всеми странами, ООН и прочее — это очень хорошо. Но если к этому добавить и государство, способное победить в войне, то это не только хорошо, но и надёжно. Потому что ещё Никколо Макиавелли заметил, что любят тебя по желанию того, кто любит, а боятся — по твоему собственному. И гораздо разумнее опираться на то, что зависит от тебя, а не от других.

Давайте думать всем миром, товарищи. Давайте искать и обсуждать. Мы не подумаем — за нас никто не подумает. Мы не найдём выхода — кто за нас его найдёт?»

Одновременно в газету стали приходить историки с интереснейшими материалами к этой теме, но не газетными, либо по объёму, либо по содержанию.

Вот, скажем, такой момент. В 12-ти томной «Истории Второй мировой войны 1939—1945 гг.» (куда уж более чем солидное издание!) написано, что накануне войны в западных военных округах СССР было 1439 самолётов новых типов, со ссылкой на «Краткую историю Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945», где на странице 50 дана цифра «1540 новых самолётов» уже без всяких ссылок. И ещё написано, что в первой половине 1941 года в войска поступило 2707 самолётов МиГ-3, Як-1, ЛаГГ-3, Пе-2, Ил-2 (стр. 41). Тоже без ссылок на то, откуда эта цифра взята.

Допустим мы захотим узнать — сколько поступило в войска штурмовиков Ил-2? И такая цифра есть. В. Гагин, в полуистории-полурекламе «Самолёты Воронежского авиационного завода» (который в те годы выпускал Ил-2) даёт: «До войны успели сделать 1510 машин» . Хорошо. Но почему тогда ни в одних мемуарах фронтовиков, никто и никогда не видел этих штурмовиков в начале войны?

Пришедший к нам инженер и лётчик-испытатель, ветеран войны и историк Василий Иванович Алексеенко разложил свои бесчисленные таблицы и показал, что к началу войны на вооружении войск не было ни одного Ил-2, а военная приёмка на Воронежском заводе приняла к 1 июля 1941 года всего лишь 249 машин.

Но таблицы самолётного парка СССР, собранные В. И. Алексеенко, не для газеты, как и не для газеты данные о самолётном парке люфтваффе, собранные в немецких источниках и архивах другим ветераном войны и историком Георгием Афанасьевичем Литвином.

И мы подумали — а почему бы нам не собрать все наши материалы вместе и не написать книгу о том, что если хочешь мира, то к войне надо готовиться по-настоящему? Книгу с мыслью: «Хочешь мира — готовься к войне!» Но «Готовься к войне!» звучит как-то уж очень агрессивно и мы решили немного поумничать и дать книге это название по-латыни, взяв его из поговорки: «Si vis pacem, para bellum!».

В ходе дискуссии абсолютного порядка, конечно, не было — материалы и замечания приходили тогда, когда авторы их писали. Поэтому главы в книге расположены не по мере написания, а исходя из общей повествовательной стройности сборника.

 

Ю. И. МУХИН,

главный редактор газеты «Дуэль»

 


Часть I. Накануне

 

Начав дискуссию о прошлой войне, газета вызвала ряд откликов от читателей, которые, не дожидаясь развития темы, начали связывать аналогиями прошлые события с нынешними. Это позволило рассмотреть на страницах «Дуэли» ряд моментов предшествовавших 22 июня 1941 г. С них мы и начнём.

 

Глава 1. Забытые даты и люди

 

Когда началась война с фашизмом? Первая танковая атака, первый воздушный бой, первый потопленный авианосец, первый вооружённый удар троцкистов в спину. Невыученные уроки.

 

Когда началась война с фашизмом?

 

 

Октябрь 1936 г.

 

Силуэты 15 танков, 15 сверхсовременных машин едва вырисовывались в предрассветных сумерках. Позади был ночной марш-бросок, а впереди … впереди — линия обороны фашистов. Что ждёт там советскую танковую роту? Для неё 26 км марш-броска были пустяком, а вот как пехота, не выдохлись ли люди? Не отстанут ли они от танков? Точны ли сведения разведки? Успели ли фашисты оборудовать на захваченном рубеже огневые точки? Через несколько часов всё станет ясно.

Пора. Взревели моторы. Танки капитана Армана рванулись вперёд.

Поль Матиссович Арман не был французом. Родом он из Латвии, но подростком прожил несколько лет во Франции, и первое удостоверение личности получил там, отсюда и необычное имя. До войны был командиром танкового батальона под Бобруйском.

Противотанковых средств у фашистов не оказалось, лишь по броне горохом сыпались пулемётные очереди. «Пулемёт — злейший враг пехоты» — так написано в наставлении, и танкисты прочесали замеченные огневые точки огнём и гусеницами. Пехота всё-таки отстала. Задерживаться нельзя, засекут и накроют авиацией или артиллерией. Отступать? Капитан Арман был скор в решениях. На командирском танке замелькали флажки: «Делай как я» — и танки понеслись вперёд.

А вот и итальянские танки. Короткая дуэль — и три «итальянца» горят, остальные пять отступили. Нашим танкам их стрельба не повредила.

Дальше действовать в тылу противника рискованно, да и боекомплект на исходе. Рота опять пронизывает линию фронта, теперь уже в обратном направлении.

Пехота за день так и не прорвала оборону фашистов. После ухода танков ожили уцелевшие пулемёты, налетела авиация противника … Бой не удался. И хотя Арману есть чем гордиться … что докладывать командиру?

Но комбриг Кривошеин не расстроен. Не всё так плохо. Танки целы, потери невелики, а главное — наступление фашистов остановлено. И полковник Воронов доложил, что на вспомогательном направлении — успех. Заняты две узловые железнодорожные станции.

В антрацитово-чёрном небе горят яркие звёзды. Умер тяжелораненый башенный стрелок — вылезал резать телефонные провода. Лязгает железо, мечутся тени от переносных ламп — это техники возятся у танков.

Заканчивается день 29 октября 1936 г.

Да, да. Это не опечатка. Время действия — октябрь 1936 г., место — городок Сесенья, юго-западнее Мадрида. Сейчас это название нам ничего не говорит, а тогда это было очень важно.

 

Сколько раз начиналась Вторая мировая?

 

В странное время мы живём. Люди, реализующие самые заветные мечты Гитлера, награждают друг друга медалью «за борьбу с фашизмом». Уж уточнили бы — «за борьбу вместе с фашизмом». Но это к слову.

В европейской традиции принято считать началом Второй мировой войны нападение Германии на Польшу 1 сентября 1939 г. Китайцы же (напомню, это не просто одна нация, это четверть человечества) считают началом войны так называемый «инцидент на мосту Лугоуцяо» 7 июля 1937 г. — начало открытой агрессии Японии против Китая. А почему нет? Капитуляцию во Второй мировой войне Япония подписала и перед Китаем в том числе, никакой отдельной капитуляции не было, значит не было и отдельной войны.

Американцы же почти официально считают началом мировой войны Перл-Харбор (7 декабря 1941 г.) — и действительно, только с этого момента, в их понимании, европейская и азиатские войны слились в общемировую. В этой позиции тоже есть свой резон.

Но для того, чтобы определить точную дату начала войны, надо понять, кто её вёл и из-за чего.

 

Кто же воевал?

 

В чём же был смысл той войны? Почему в одной коалиции зачастую оказывались очень отличные друг от друга народы, почему одна страна выступала то хищником, то жертвой, то борцом за справедливость в столь бескомпромиссном столкновении?

Я не хочу приводить пространных объяснений, в этой статье им не место и не время. Но для меня очевидно — всё-таки это была схватка двух идеологий. И идеологий чрезвычайно простых. Первая — люди созданы равными. Вторая — люди не созданы равными. Из второй идеологии происходит небесспорное следствие — что раз люди не равны, то они могут быть выше или ниже просто по праву рождения, и высшие могут решать свои проблемы за счёт низших.

Сложность ситуации состоит в том, что люди часто не отдают себе отчёт, какую же именно идеологию они исповедуют. Так, отцы-основатели США, записав в Конституции красивые слова о равенстве людей, сами были рабовладельцами. Ведь негры, в их понимании, были не совсем люди! Поэтому некоторые страны далеко не сразу определились, в каком они лагере.

То, что называется «антигитлеровской коалицией», было чрезвычайно разнородной компанией. Многие приняли в ней участие, скажем прямо, не сразу и под влиянием то «жареного петуха», то сильных держав, а то и «получив по морде» за поддержку Гитлера, как, например, Румыния. Некоторые, будучи идеологически близки Гитлеру и даже поучаствовав в некоторых его акциях (как довоенная Польша), затем по некоторым причинам оказались в разряде «низших». И лишь одно государство — СССР — воевало против фашистского блока практически с момента его образования до полного разгрома, почти девять лет.

«Фашистский» же блок был весьма определён. В первую очередь потому, что у него была совершенно определённая идеологическая основа. И любая националистическая группа в любой стране была его естественным союзником, если только считала свою нацию «высшей», и если данная нация не оказывалась «лишней» в геополитической колоде АНТИКОМИНТЕРНОВСКОГО ПАКТА. Наименование «фашистский» — это не совсем точный идеологический ярлык. Пленные немцы, скажем, искренне удивлялись, когда их называли фашистами. Сутью «Пакта» была борьба даже не против Коминтерна, а против сообщества людей, не обращающих внимания на национальную принадлежность.

Национализм — далеко не всегда плохо. Если страна в той или иной форме угнетается другими странами или иностранными организациями, то освободительное движение часто называется и является националистическим. Мудрец Сунь Ятсен считал национализм единственным лекарством, способным пробудить Китай от наркотического сна, в который его погрузили западные державы, главным образом Англия, и во многом оказался прав. Если же обращать внимание на слова, а не на суть, то трудно будет понять, почему СССР был против националистического режима Франко, но на стороне националистического режима Чан Кайши.

И интернационализм бывает разный. Правящие круги Запада не были тогда национально зашорены — капитал национальности не имеет. Но их интернационализм называется космополитизмом.

Поэтому содержанием того этапа мировой истории, который называется Второй мировой войной, является противоборство не двух империалистических группировок, как в первую мировую, а Советского Союза, с одной стороны, и блока Германии, Италии и Японии — с другой, как наиболее полных выразителей той и другой идеологии. Потом уже к Советскому Союзу, на разных этапах его борьбы, присоединились националисты подавленных и уничтожаемых наций и спохватившиеся космополиты.

И началом Второй мировой войны правильнее считать первое столкновение регулярных частей основных воюющих сторон, или соответствующее заявление хотя бы одной из них. Так когда же произошло прямое военное столкновение Союза и держав Антикоминтерновского пакта (сначала это называлось «ось Берлин-Рим»), то есть фактическое начало Второй мировой войны?

 

Почему мы не отметили юбилей

 

Статья задумывалась к 60-летию этого события, но юбилей прошёл никем не замеченным. Нужная литература попала в руки уже слишком поздно, да и читать её оказалось трудно.

Вот пример: описание боя, приведённое в начале этой статьи. В газетах того времени и в более поздних мемуарах об этом бое сообщалось, но советская танковая рота называлась испанской или республиканской. Хотя фамилию командира можно было печатать — чем не иностранец?

Уровень конспирации был таков, что и в воспоминаниях о знаменитых воздушных боях 4 ноября 1936 г., опубликованных через много лет после этих событий, советские лётчики-истребители вспоминают о том, что они оказали помощь «республиканским» бомбардировщикам, попавшим в трудное положение, а штурман одного из этих бомбардировщиков Кузьма Деменчук тепло отзывается о «правительственных» истребителях, пришедших на выручку его звену.

Так почему же итальянские дивизии и германские воздушные эскадры воевали открыто, а советские батальоны и эскадрильи изображали из себя испанцев, а то и — упаси Господь — наёмников? Причина — в проститутской позиции западных стран. Следуя известной тактике уличной шпаны, они «разнимали» воюющие стороны, хватая за руки только одну из них. Законное, демократически избранное правительство Испании было официально поставлено ими на одну доску с путчистами, лишено права и на закупки оружия, и на помощь друзей. За этим бдительно следил «комитет по невмешательству» во главе с лордом Плимутом (не перепутайте с «комиссией по Боснии» лорда Оуэна).

Правда, благодаря присущему Западу лицемерию, можно было просто «соблюдая приличия», несколько лучше выглядеть в его глазах. Поэтому Воронов стал французом Вольтером, Рычагов — Паланкаром, Осадчий — Симоном, а Тархов — капитаном Антонио.

Самым тяжёлым временем обороны Мадрида было начало ноября 1936 г. Правительство республики и военное командование по настоятельным требованиям Горева и Мерецкова эвакуировались из столицы. Начальник оперативного отдела штаба фронта со своими офицерами перешёл к врагу. 21 тысяча мадридских коммунистов (из 25) держали фронт. Капитан Арман мрачно докладывал в совете обороны: «Республиканские танки героически ворвались в родной Мадрид».

 

Почему мы вступили в войну

 

Не надо думать, что Советский Союз собирался выиграть гражданскую войну вместо испанцев. Если бы это была просто гражданская война, Советский Союз мог бы ограничиться посылкой советников, как это было в Китае в конце 20-х годов. Тогда там воевали между собой прояпонские и проанглийские группировки генералов, да националистическое южнокитайское правительство тщетно пыталось то силой, то дипломатией объединить страну.

Испанская Республика имела много бойцов храбрых, но не обученных и не организованных. А военно-воздушные силы, например, к октябрю насчитывали 1 бомбардировщик и 2 истребителя. Ещё до войны западные страны отказывались продавать (даже продавать!) оружие Испанской Республике. Тем не менее Республика вполне могла справиться с мятежом, и на большей части территории путч был подавлен, хотя в нём принимала участие почти вся армия.

Начиналось для фашистов всё довольно неудачно, глава мятежа генерал Санхурхо погиб в авиационной катастрофе, их силы были географически разобщены, в Испании у них не было выхода к Средиземному морю. Основные их войска были в Марокко, а Гибралтарский пролив был блокирован флотом Республики. Мятеж был на грани краха.

И тут-то вмешались державы Антикоминтерновского пакта. Быстрота реакции мирового фашизма просто поражает. В первые же дни в распоряжении Франко оказалась итало-германская транспортная авиация, и армия мятежников оказалась в Испании.

Наиболее тяжело то, что на протяжении всей испанской войны оперативное и стратегическое превосходство фашистов было очевидным. Очень быстро начались тщательно скоординированные удары по самым болезненным, самым уязвимым точкам Республики. Наступление в Эстремадуре (с севера, с юга и из Португалии) соединило до того разделённые территории фашистов. Занятие Сан-Себастьяна и Ируна отрезало Северный фронт от французской границы, а захват Теруэля едва не разрезал Республику пополам. Ну и само наступление на Мадрид … За всё время войны республиканское командование не проводило подобных операций, а фашисты провели их в первые 3 месяца, действуя весьма разнородными силами.

В фашистской армии в начальный период войны собственно испанцев, даже вместе с марокканцами и уголовниками из Иностранного Легиона, было немного — 90 тыс. А фашистов из других стран воевало: немцев — 50 тыс. (главком — полковник Варлимонт), итальянцев — 150 тыс., 20 тыс. португальцев и т. д. Особенно обнаглев после Мюнхена, они даже форму порой не меняли. И это были уже сколоченные, кадровые части. У итальянцев был боевой опыт Абиссинии, для них и немцев Первая Мировая закончилась не так уж и давно. Немцы и итальянцы не страдали комплексами по поводу «нейтралитета» и «невмешательства», и сотни тысяч их солдат и офицеров набирались в Испании боевого опыта.

Республиканские отряды и колонны Народной милиции не могли сдержать удар армий фашистского блока. Испанцы не имели тогда единого командования и снабжения, а решения об атаке иногда принимались в частях голосованием.

Но дело-то было не в том, что какое-то очередное законное правительство свергают с иностранной помощью генералы-путчисты. Мало ли таких эпизодов было в истории? На всякий чих не наздравствуешься.

Дело было в том, что Советское правительство каким-то чудом узнало, что всему миру рано или поздно придётся воевать с фашизмом, хочет этого Запад или не хочет. И в этом случае чем раньше, тем, естественно, лучше. А уж как Советское правительство это узнало ещё в 1936 г., загадка до сих пор. Никто не знал, а оно знало. Это качество, кстати, называется «прозорливостью».

Вот поэтому, пока в учебных центрах в Арчене и Альбасете советские инструкторы обучали испанцев и интербригадовцев обращению с советской техникой, советским наводчикам и пилотам пришлось ловить в перекрестия прицелов итальянские «ансальдо», «капрони» и «фиаты», немецкие Т-1, «хейнкели» и «юнкерсы». Но, как говорится, «об этом не сообщалось».

 

Первый бой, первая рота, первый танкист

 

Даже знающие люди иногда считают, что там были только советники. Ну да, были и советники. Из 59 Героев Советского Союза за испанскую кампанию (начиная с Указа от 31 декабря 1936 г.) советников было двое: Батов — советник-общевойсковик и Смушкевич — советник-лётчик. Остальные — лётчики, танкисты, артиллеристы, подводники. 19 из 59 — посмертно. А воевали ещё и кавалеристы, связисты, зенитчики, разведчики, диверсанты, вообще все специалисты, какие и должны быть в действующей армии. Были и инженеры, организаторы оружейного производства, судостроители, естественно, медики и многие, многие другие. Да и советники … вот цитата из воспоминаний советника:

 

«Увидев, что расчёт ближайшего орудия лишился командира и наводчика, я бросился к артиллеристам и помог открыть огонь … несколько танков загорелись … атака врага захлебнулась … разносторонняя подготовка общевойсковых командиров Красной Армии способствовала выполнению самых разнообразных военных обязанностей» .

 

Среди этих «разнообразных военных обязанностей» наиболее известны действия наших танкистов и лётчиков. В оборонительных сражениях осени 1936 — зимы 1937 года советские танковые бригады и батальоны сыграли важную роль. Часто упоминаются оборона Мадрида, бои танкового батальона М. П. Петрова в районе Лас-Росас и Махадаонда, штурм стратегически важной высоты Пингаррон. Поведение советских солдат и офицеров, называвшихся тогда «советниками» или «добровольцами-интернационалистами», служило примером антифашистам. Не редкостью были случаи, когда экипажи подбитых танков шли в бой со снятыми с танков пулемётами.

Время было выиграно. В республиканскую армию начали поступать обученные советскими инструкторами испанские экипажи.

Впрочем, оставим. Кому это сейчас интересно? Но запомним дату — 29 октября 1936 г. и имя — Поль Матиссович Арман.

 

Командир первой эскадрильи

 

Листаю рассыпающиеся страницы дальше. Вот газетное сообщение об операции 28 октября 1936 г.:

 

«… правительственные самолёты … сделали наиболее успешную бомбардировку за всё время войны. Эскадрилья правительственных самолётов … появилась над аэродромом в Талавере … и сбросила бомбы, которыми разбиты 15 самолётов мятежников» .

 

Кто же составлял экипажи? Вот командир одного из них: «черноволосый коренастый человек весело назвал своё имя: — Халиль Экрем! — И тут же расхохотался. Поясняя, добавил по-русски: — Турок!»

Халиль Экрем, он же командир звена авиашколы в Тамбове Волкан Семёнович Горанов стал в 1936 г. Героем Советского Союза. А звали его по-настоящему Захар Захариев. Много позже он — генерал-полковник, заместитель министра обороны Народной Республики Болгарии. Впрочем, экипаж был интернациональный, русские были в меньшинстве: всего двое, а остальные — этот самый «турок», трое испанцев и автор воспоминаний, украинец Кузьма Терентьевич Деменчук. Один из русских — Иванов — бывший белогвардеец, фамилия, видимо, ненастоящая. Он храбро воевал плечом к плечу с советскими и много позже погиб во Франции, в маки.

Так значит, 28 октября 1936 года? Да нет, пожалуй. Всё-таки экипажи смешанные, самолёты — «потез». Командир эскадрильи — испанец Мартин Луна. Ищем дальше.

Первый бой советских истребительных эскадрилий довольно известен, его наблюдали утром 4 ноября над Карабанчелем и мадридцы, и журналисты многих стран. Пилоты наших И-15, впервые в жизни вступив в настоящий, а не учебный, бой, показали «юнкерсам» и «фиатам», «что в квартале появилась новая собака», как говорят американцы. 30 истребителей Пумпура и Рычагова за один день не просто сбили 7 фашистских самолётов, они лишили фашистов господства в воздухе.

Но вот, наконец, и находка. Спасибо К. Т. Деменчуку!

 

«28 октября совершили свой первый боевой вылет наши скоростные бомбардировщики СБ. Были сформированы три эскадрильи по 9—10 самолётов в каждой, они составили бомбардировочную группу. Её возглавил А. Е. Златоцветов, начальником штаба стал П. А. Котов. Кроме бомбардировочной были созданы истребительная группа (3 эскадрильи И-15 и 3 — И-16) и, впоследствии, штурмовая (30 самолётов ССС) … Командир 1-й бомбардировочной эскадрильи — Э. Г. Шахт, швейцарец, революционер, с 22-го года в СССР, выпускник Борисоглебской военно-авиационной школы» .

 

Он и возглавил первый боевой вылет 28 октября.

Итак, Эрнест Генрихович Шахт, 28 октября 1936 г. Впрочем, комэск-2, В. С. Хользунов, прибыв в Испанию ещё до поступления советской техники, летал на бомбёжки фашистов на старом тихоходе «бреге-19». Будучи профессионалом высокого класса, он ходил в гористой местности на предельно малой высоте, наносил удар и исчезал так скрытно, что противник не успевал открыть огонь. И другие наши лётчики, начиная с сентября 1936 г., летали на всём, что может летать, вплоть до этажерок времён Первой мировой войны.

 

 

Скоростной бомбардировщик СБ

 

С появлением СБ (их называли «Наташами» и «Катюшами») ситуация в небе Испании изменилась. Самолёт СБ даже с полной нагрузкой легко уходил от любого истребителя. На боевые вылеты они нередко шли без сопровождения. Когда такой метод в 1940 г. применили английские бомбардировщики «москито», это было названо революционным новшеством в авиационной тактике.

Осенью 1936 г. только на Мадридском фронте из 160 советских пилотов 27 пали в бою.

Вот, собственно, и всё, что мне удалось узнать о первом бое наших войск с фашистами. 28 октября 1936 г. — первый боевой вылет авиации (эскадрилья СБ, командир — майор (?) Э. Г. Шахт), а 29-го — первое столкновение с фашистами на земле (танковая рота Т-26, командир — капитан П. М. Арман).

Может быть, решение о вводе в действие советских войск было секретным? Оказывается, ничуть не бывало. 23 октября 1936 г. Советское правительство обнародовало официальное Заявление, в котором чёрным по белому было сказано, что в условиях германо-итальянской агрессии в Испании Советский Союз не будет придерживаться нейтралитета. Что значит во время войны не придерживаться нейтралитета? Это значит вступить в войну.

Итак, 23 октября, 28-е и 29-е. Конечно, эти даты несравнимы с 22 июня и 9 мая, которые затмили все числа российской истории, но помнить их тоже надо!

 

Второй фронт

 

А с осени 1937 года наши войска вступили в войну и с Японией (третьей державой «Пакта») в Китае. Там действовали главным образом авиация и общевойсковые командиры в качестве советников, а также штабные операторы, но не только они.

Трудность была в том, что нормального транспортного сообщения с Китаем, ни морского, ни железнодорожного, не было — ведь Северный Китай под названием Маньчжоу-Го тогда принадлежал Японии. Через Синьцзян была проложена от Турксиба автомобильная трасса длиной более 3 тыс. километров, её обслуживало свыше 5 тыс. грузовиков ЗИС-5, а на советской территории свыше 5,5 тыс. железнодорожных вагонов. Для срочных грузов действовала авиалиния, обслуживаемая самолётами ТБ-3.

В Китай было переправлено, по неполным данным, до сотни танков (каким образом, непонятно, не своим же ходом), 1250 новейших самолётов, более 1400 артсистем, десятки тысяч пулемётов и стрелкового оружия и т. д.

Впрочем, существовал и морской маршрут, через порты Южного Китая, Гонконг, Рангун и Хайфон (тогда французский). Но каких-либо упоминаний о нём в литературе я просто не нашёл.

Всё это сразу шло в бой. Например, эскадрилья В. Курдюмова. Совершив опаснейший перелёт через высокогорные пустыни (сам В. Курдюмов при этом погиб), семёрка И-16 в день прибытия в Нанкин (21 ноября 1937 года) сбила над аэродромом истребитель и два бомбардировщика.

 

 

Истребитель И-16

 

Для наших истребителей многое было знакомым. На своих И-16, только сменивших опознавательные знаки, они встретили в небе те же «савойи» и «юнкерсы-52», только с красными кругами, а не косыми крестами.

А эскадрильи бомбардировщиков СБ Кидалинского и Мачина на следующий день разбомбили шанхайский аэродром и японские суда на рейде. Они открыли счёт уничтоженным японским боевым кораблям, утопив, в том числе, первый за Вторую мировую войну вражеский крейсер.

Почти четырёхлетняя война в Китае изобиловала событиями, но наиболее известны действия лётчиков. Кстати, в истории нашей авиации немного операций, подобных рейду бомбардировочной группы Ф. П. Полынина на Тайвань 23 февраля 1938 года или потоплению бомбардировочной группой Т. Т. Хрюкина зимой 1938—1939 года японского авианосца (10 тыс. тонн).

Уважаемые читатели! Многие ли из вас вообще слышали, как наши лётчики когда-либо потопили крейсер или авианосец?

В Китае действовали также военные специалисты из других родов войск — общевойсковики, танкисты, артиллеристы, инженеры. Цифр я не имею, опираюсь на свидетельства типа:

 

«Обстановка быстро накалялась. Оттуда уже начали прибывать в Ланчжоу раненые советские добровольцы, преимущественно лётчики» .

 

Эта фраза — из воспоминаний лётчика Д. А. Кудымова о сражении в Трехградье 29 апреля 1938 года, в день рождения японского императора.

Сейчас история этой войны практически недоступна читателю.

 

Третий фронт

 

Впервые наши солдаты увидели фашистскую свастику на боевой технике в 1939 году в Финляндии.

Отношения с Финляндией у СССР были плохими со времён революции. Финны уничтожили своих революционеров и заодно несколько тысяч наших, и не только революционеров. В силу ряда причин Ленин тогда только печально вздохнул и поздравил Свинхувуда (финский президент, фамилия означает «свиная голова») с независимостью. Но несколько попыток финнов в 20-х годах округлить свою территорию за счёт нашей (например, «Олонецкая авантюра») были мягко, но решительно пресечены. С обеих сторон тогда действовали главным образом части спецназначения. К примеру, рейд вооружённого автоматами Фёдорова отряда т. н. Интернациональной школы (командир Тойво Антикайнен) по финским тылам зимой 1922 г. настолько впечатлил финских военных, что к 1939 г. у них было несколько десятков тысяч «Суоми» (очень похожи на ППШ).

Соседи бывают всякие, но с появлением на свет фашизма, финны, в соответствии с идеей Свинхувуда («Любой враг России должен всегда быть другом Финляндии»), стали к тому же союзниками фашистов, и вовсе не обязательная война стала неизбежной.

Финляндия готовилась к войне давно. На военные цели расходовалась четверть бюджета. Германия, США, Англия, Швеция и Франция неплохо оснастили финскую армию. Например, в 1935—1938 гг. Финляндия поглотила треть только одного английского военного экспорта. К весне 1939 г. была построена сеть аэродромов, в 10 раз превышавшая потребности тогдашних финских ВВС (270 самолётов).

Летом 1939 г. финны провели на Карельском перешейке крупнейшие в своей истории манёвры. Начальник генерального штаба сухопутных войск Германии Ф. Гальдер проинспектировал финские войска, обратив особое внимание на ленинградское и мурманское оперативно-стратегические направления. Германский МИД пообещал в случае неудачи впоследствии возместить финнам потери. Начиная с октября, финны провели всеобщую мобилизацию и эвакуацию населения из Хельсинки и приграничных районов. Комиссия финского парламента, ознакомившись в октябре с районами сосредоточения войск, пришла к выводу, что Финляндия к войне готова. Министр иностранных дел приказал финской делегации прекратить переговоры в Москве.

 

 

Франц Гальдер

 

30 ноября 1939 г. Советское правительство дало приказ войскам Ленинградского военного округа (командующий К. А. Мерецков) дать отпор провокациям, одновременно очередной раз предложив Финляндии заключить договор о дружбе и взаимопомощи. Финляндия объявила Советскому Союзу войну. 15 советских стрелковых дивизий, 6 из которых были полностью боеготовы, вступили в бой с 15 пехотными дивизиями финнов. Излагать ход войны я не буду, так как в отличие от других фронтов кое-какая литература по финской войне есть. Например, в 12-томной «Истории 2-й мировой войны» ей посвящено целых 8 страниц. Если вам этого недостаточно, то в 1941 г. был выпущен двухтомник «Бои в Финляндии», спрашивайте в библиотеках и магазинах.

 

 

К. А. Мерецков

 

Отмечу только, что в ходе войны выяснилось, что наши войска «нуждались в дополнительном обучении методам прорыва системы мощных железобетонных укреплений и преодоления плотно заминированной лесисто-болотистой местности в сложных условиях, при 40—45-градусных морозах и глубоком снежном покрове» . Извините за длинную цитату, но я лично не очень представляю себе, как взяться за такое «дополнительное обучение». Тем не менее методы были найдены, финны разбиты при классическом соотношении потерь для такого вида боевых действий — один к трём. Причём основные потери были понесены на второстепенном участке фронта, где финские лыжные отряды зажали и разгромили на лесной дороге две наших дивизии, а отнюдь не при прорыве линии Маннергейма или штурме Выборга.

 

Конец первого этапа мировой войны

 

Из Испании наши части были выведены, одновременно с интербригадами, осенью 1938 г., остались только советники и инструкторы. Испанское правительство пошло на это под нажимом «Комитета по невмешательству». Естественно, вскоре в марте 1939 г. Республика пала. Наши советники эвакуировались с риском для жизни (а что было для них без риска?). Перед этим, в феврале, Англия и Франция признали режим Франко и разорвали отношения с республиканским правительством. А ведь Республика ещё удерживала тогда и Мадрид, и всю центральную Испанию!

Это, пожалуй, ещё большая гнусность, чем Мюнхенская сделка. СССР сделать ничего не мог. Все пути в Испанию были перекрыты, фашисты, пользуясь господством в Средиземном море, топили наши «Игреки» (транспорты с войсками и оружием). В одной нашей книжке написано, что потоплен был 1, в другой — 3, а в мемуарах одного итальянского адмирала — 53 (всего, под разными флагами).

В Азии летом 1938 г. война перекинулась уже и на нашу территорию у озера Хасан, и хотя японцев выбили довольно быстро, не всё в действиях наших частей было хорошо. Воздушная война в Китае принимала всё более изнурительную форму. В 1939 г. группы наших лётчиков теряли до 3/4 своего состава. Китай терпел поражение за поражением, японские армии неуклонно шли на Запад, японские флотилии поднимались по Янцзы, несмотря на массированные налёты советских бомбардировщиков. На наших дальневосточных (да и западных) границах пограничники и части НКВД вели непрерывную, ежедневную, хотя и тихую, войну. Японцы вторглись на территорию Монголии.

Предложенное Гитлером перемирие в самый разгар ожесточённых советско-японских сражений на Халхин-Голе и в Центральном Китае было неожиданным для всех, особенно для японцев. Видимо, он рассчитал, что разделываясь без помех с «растлённым космополитическим Западом», выиграет больше, чем выиграет Советский Союз, разделавшись с дальневосточным союзником Германии. Психология националиста иногда просто умиляет! А нам выбирать не приходилось. Даже ограниченная война на два фронта была нам тогда не по плечу. А тут такой подарок! В результате Россия впервые за многие десятилетия в пух и прах разгромила вполне серьёзную армию внешнего врага. Причём хорошо себя проявили военачальники нового поколения, не входившие в «испанскую» или «китайскую» когорты.

Необходимо отметить — из-за внешне лёгкой победы в конце войны у нас сейчас как-то недооценивают японскую армию. Это глубоко неверно — просто японцы встретились в 1945 г. с лучшими солдатами ХХ века. А на Халхин-Голе в 1939 г. могло повернуться по-разному!

После Халхин-Гола на азиатском театре наступило некоторое затишье, и перемирие с Германией дало возможность улучшить наше положение в Европе, в частности провести и закончить войну в Финляндии (12 марта 1940 г.).

И хотя война в Азии продолжалась, японцы, до глубины души оскорблённые Гитлером и обиженные Жуковым, задумались о более привлекательных объектах агрессии. Наши же связи с китайским правительством осложнились из-за слишком тёплых, по мнению Чан Кайши, отношений с китайскими коммунистами. В 1941 г. наши военнослужащие были выведены из Китая. 13 апреля 1941 г. с Японией был заключён договор о нейтралитете.

 

Мирная передышка

 

5 мая 1941 г. Сталин на приёме в честь выпускников военных академий в Кремле заявил:

 

«… Германия хочет уничтожить нашу великую Родину, … истребить миллионы советских людей, а оставшихся в живых превратить в рабов. Спасти нашу Родину может только война с фашистской Германией и победа в этой войне. Я предлагаю выпить за войну, за наступление в войне, за нашу победу в этой войне!» .

 

Молодые офицеры осушили бокалы — за победу в войне.

Мирная передышка продолжилась больше двух месяцев.

 

Враги и друзья

 

Но вот что особенно важно — и в этом главная роль войн 1936—1941 гг. — в это время начали срываться все и всяческие маски. Люди начали понимать себя и других.

Как вы думаете, что должен делать настоящий коммунист-революционер, когда фашисты наступают на столицу твоей страны? Оказывается, он должен поднять вооружённый мятеж. Вы скажете, что автор слегка съехал на антикоммунизме. Да нет, всё проще. Это установка небезызвестного иудушки Троцкого, так называемый «тезис Клемансо». Он считал, что именно в таких условиях легче всего взять власть. Звучит неправдоподобно, но кажется ещё неправдоподобнее то, что в Испании нашлись люди, выполнившие эту инструкцию. Троцкистская организация ПОУМ в мае 1937 г. подняла восстание. Бои в Барселоне и других городах Республики унесли почти тысячу жизней. Тысячи были ранены, сорвано важное наступление в Арагоне, целью которого была помощь Северному фронту, из-за чего был потерян Бильбао. Поэтому для испанцев Троцкий стал исчадьем ада, и убил его в 1940 г. именно испанец.

К слову, английский троцкист Оруэлл, как раз тогда побывавший в Испании, выразил через несколько лет своё тогдашнее видение мира в антиутопии «1984».

Но своё видение мира, основанное на том же опыте, выражено и в книге «По ком звонит колокол» Хэмингуэя. Кстати, один московский пенсионер ещё может кое-что рассказать о том, как она была написана и про кого.

Так вот наше вмешательство в войну с фашизмом подняло авторитет Советского Союза на такую высоту, что нас полюбила даже западная интеллигенция (как ни одиозно сейчас это слово). В результате Советский Союз получил много друзей, не только среди беднейшего населения мира. В частности, к этому времени относится начало сотрудничества с нашей разведкой наиболее умных и бескорыстных агентов, пришедших к нам из идейных соображений.

«Впереди пятьдесят лет необъявленных войн, и я подписал контракт на весь срок» , — Э. Хэмингуэй.

А китайский крестьянин в солдатской форме, который главным образом и вёл войну с Японией, увидел, что существуют офицеры, которые не бьют солдат, не покупают наложниц, не торгуют солдатским рисом, не трясутся при виде доллара, не любят ни японцев, ни англичан и ничего не боятся, — и в его столетней борьбе за свободу Китая появилась надежда.

Финляндия к 1941 г. полностью восстановила и перевооружила западным оружием полумиллионную армию.

Хотя большинство испанцев не любило фашизм, не все решились «умереть стоя». Но и Франко, надо отдать ему должное, оказался ловким политиком. Он хорошо понимал, что мировая война — не его бизнес. От Гитлера он отделался, послав на Восточный фронт «Голубую дивизию» — неважное возмещение затрат фашизма в Испанской войне. «Голубая дивизия» в России «попала под паровоз», но Франко уцелел — на Потсдамской конференции Черчилль заявил, что он против осуждения его режима, так как Англия импортирует из Испании апельсины! Так он расценил лояльность Франко во время войны, в частности, сохранение Гибралтара. Сталин едко высмеял Черчилля за защиту пособников Гитлера, но Черчилль и не такое в свой адрес слышал.

А «просвещённый Запад» … Случалось, что зенитки американских военных кораблей били по советским бомбардировщикам, прикрывая японские конвои на Янцзы. Японские танки из американской стали ездили на американском бензине.

Слово «Мюнхен» характеризует англо-французскую политику в Европе. Менее известно, что и их политика в Азии получила наименование «дальневосточного Мюнхена». Зато Франция и Англия закатили истерику на весь мир, чуть ли не воевать собрались, когда СССР на несколько километров отодвинул территорию гитлеровского союзника от второй своей столицы.

Дело в том, что не мы рассматривали тогдашние события с классовых, марксистских позиций. Правящие круги Англии и Франции считали, что назревавший мировой конфликт является формой борьбы классов, и что Гитлер и Муссолини, несмотря на антизападную риторику, являются их союзниками в ликвидации пролетарского интернационализма. Апофеозом такой политики был конец 1938 — начало 1939 г., когда фашисты были выведены англо-французскими «политиками» к границам Советского Союза. Так опасного зверя выпускают на арену по коридору из решёток. Но фашизм был не опасным, а очень опасным зверем! И разгром англо-французов 1940 г., позор и унижение Виши и Дюнкерка были закономерным итогом. Не часто в человеческой истории расплата за глупость и цинизм политиков бывает такой быстрой и эффективной. Западу не нравилось правительство Народного фронта (далеко не коммунистическое) — и он отдал Испанию фашистам. Западу не нравился СССР — и он отдал фашистам Европу! Интересно, что политики Запада так ничего и не поняли, и Черчилль даже имел наглость укорять в своих мемуарах Сталина за временное перемирие с Гитлером!

Подобные «тонкие расчёты» Запада можно наблюдать и сейчас. Возьмите войну в Боснии и сравните с войной в Испании — совпадение один к одному. Расширяя НАТО за счёт Центральной Европы и продвигая эту организацию к границам России, англо-французо-американцы искренне уверены в своей способности сохранить над НАТО свой контроль. Ну что ж, время покажет. Единственное крупное отличие от ситуации 30-х годов — в мире нет теперь Советского Союза.

 

Невыученные уроки

 

Трудно сказать, в чью пользу закончился первый этап мировой войны. Да, мы отстояли свои границы и даже немного продвинули их на Запад. Мы, по сути, переадресовали японцев американцам. Но союзников не приобрели. Хотя были и победы, все, кого мы поддерживали, потерпели поражение. Мы потеряли много храбрых и квалифицированных военных специалистов.

И самое грустное. Наши враги лучше нас воспользовались передышкой. Советское руководство считало, что войсками смогут руководить командиры нового поколения, выросшие в условиях современной войны. Командующим ВВС стал герой Испанской и Китайской войн генерал-лейтенант П. В. Рычагов, а самый важный Особый Западный военный округ возглавил генерал-полковник Д. Г. Павлов, организатор некоторых известных операций в Испании, горячий сторонник использования танковых и механизированных корпусов.

Тем не менее Сталин ещё до войны, видимо, ощущал определённое беспокойство. На известном совещании высшего командного состава армии в декабре 1940 г. была проведена оперативно-стратегическая игра. За синюю сторону (западных) играл кавалерист Жуков, а за красную — танкист Павлов. Результат был неожиданным: по деликатному выражению Жукова, «для восточной стороны игра изобиловала драматическими моментами» . Сталин был недоволен, но, по-видимому, удовлетворился мнением Павлова, что на учениях всё бывает. Кроме того, доклад Павлова о применении механизированных войск был ярок, хорошо аргументирован и привлёк всеобщее внимание.

Были и какие-то серьёзные противоречия Сталина с руководством ВВС. Незадолго до 22 июня 1941 г. они даже выплеснулись наружу, когда Рычагов на военном совещании оскорбил Сталина, заявив, что он «заставляет лётчиков летать на гробах». Это было именно эмоциональным срывом, так как можно в чём угодно обвинять правительство Сталина, но только самые оголтелые критики могут сказать, что оно не хотело дать армии то, что нужно, или что Сталин не заботился об авиации.

Но в июне-июле 1941 года войска Западного фронта были разгромлены, все наши танки были потеряны. И не из-за низких боевых качеств техники, как иногда пишут, а из-за организационных просчётов — войска потеряли управляемость, наши мехкорпуса сразу оказались без топлива и боеприпасов.

Это оказалось похоже на разгром, устроенный «восточной стороне» Г. К. Жуковым на оперативно-стратегической игре за полгода до этого.

 

 

 

Лёгкий колёсно-гусеничный танк БТ-7

 

Дело не в «противопульной броне наших танков». У БТ-7 броня была слабей, чем у основного танка вермахта Т-2, но 45-мм пушка мощней, и они взаимно поражали друг друга. У «синих» Жукова не было по условиям игры технического превосходства, а результат игры был похож.

Мы потеряли также и авиацию. Частью на аэродромах, частью из-за неверной, видимо, тактической подготовки. То, что было революцией в авиационной тактике в 1936 году, в 1941 устарело. Помните трагический эпизод из «Живых и мёртвых», когда тяжёлые бомбардировщики гибнут без сопровождения истребителей?. Действительность была столь же трагичной. Вот цитата из мемуаров Манштейна о боях на Западной Двине:

 

«В эти дни советская авиация прилагала все силы, чтобы разрушить воздушными налётами попавшие в наши руки мосты. С удивительным упорством, на небольшой высоте одна эскадрилья летела за другой с единственным результатом — их сбивали. Только за один день наши истребители и зенитная артиллерия сбили 64 советских самолёта» .

 

Кто тому виной? К примеру, ПВО флота оказалось на высоте, а ПВО страны — увы — нет. И Сталин здесь явно меньше виноват, чем командующий ПВО страны.

Справедливо это или нет, Герои Советского Союза Павлов и Рычагов и ещё несколько генералов поплатились головой. Такова была тогда мера ответственности за порученное дело.

Но школа первого этапа Второй мировой войны оказалась хорошей. Чуть ли не большинство высших руководителей Вооружённых Сил 40—60 годов прошло через Испанию, Финляндию и Китай: Малиновский и Воронов, Батицкий и Кузнецов, и многие, многие другие.

А читая историю Сталинградской битвы, я удивился — сколько же там было участников обороны Мадрида! Наверное, это простое совпадение. Тот же Воронов, Шумилов, Родимцев, Колпакчи. Тот же Батов.

 

«Он был ранен под Мадридом в первый,

А под Сталинградом в пятый раз».

 

 

Всё секретно

 

Ещё раз вернусь к тому вопросу, на который не раз уже натыкался: почему всё это практически неизвестно, чуть ли не засекречено?

Сначала — чтобы Запад не объявил нас агрессором (он всё равно потом объявил). Эта причина довольно серьёзная, противоядия до сих пор не найдено. Ведь в Испании под советскими бомбами и гусеницами танков оказывались не только немцы и итальянцы, на худой конец мавры из «дикой дивизии», но и испанцы. И не только убеждённые фашисты. Если ты оказался на фашистской территории, хочешь — не хочешь, а иди воюй! От мобилизации не отвертишься. Доставалось и мирному населению. А поскольку мировые средства массовой информации тогда были примерно в тех же руках, что и сейчас, то можно себе представить, как описывались действия советских войск. Так вот поэтому и старались по мере возможности информацию закрывать.

Были и политические причины. В Китае мы воевали за Чан-Кайши, и после 1949 г. это стало неудобно вспоминать, и так далее.

Многие участники этих войн погибли. В. С. Хользунов — при выполнении задания в 1939 г., М. П. Петров — в 1943 г., командуя корпусом на Брянском фронте, Г. И. Тхор — в 1943 г. расстрелян фашистами за подготовку восстания в концлагере. Мемуаров они не оставили. К счастью, до наших дней дожил И. Старинов, один из создателей 14-го спецкорпуса в Испании. Интересно, что это диверсионное соединение проводило соответствующие операции и после падения Республики, и с 1942 по 1944 г. — во Франции.

Сейчас — очередной период секретности, довольно мерзкий. Если «не замечать» состояния войны, в котором СССР находился с 23 октября 1936 г. до начала Великой Отечественной, то имеется возможность некоторые вещи представить искажённо. Лишь один пример: на большие учения Красной Армии 1937 г. были приглашены представители германского Генерального штаба. Если не знать, что мы с Германией в это время воевали, пусть на чужой территории и относительно малой кровью, то такое приглашение выглядит однозначно — как свидетельство дружеских чувств. А это было совсем не так.

И это касается не только учений 1937 г.

 

Эпилог

 

Для чего написана эта статья? Наши дети уже не знают не только об Александре Матросове или Зое Космодемьянской, но и о Юрии Гагарине, так что уж говорить о Тхоре, Анне Никулиной, Ку-Ли-Шене или Лизюкове. Мы ещё помним о Сталинграде и Берлине, но почти забыли о Хасане, Ельне, Хингане, Барвенково и Зелёной Браме, и ничего не знаем о Гвадарраме и Ухане, Теруэле и Тайбэе.

Так расскажите своим детям! Только одно оружие осталось нам в борьбе с подлым, лживым и невежественным телевидением, с умственно неполноценными учебниками по истории — это собственные наши рассказы. Расскажите им, что Советское правительство объявило войну мировому фашизму 23 октября 1936 г., и что солдаты свободы выполнили приказ Советского правительства.

Расскажите своим детям, что из всех правительств мира только Советское ещё в 1936 г. поняло, что мировой фашизм надо остановить любой ценой, и Советский Союз бросил всё, что у него тогда было, в бой. Лучшие лётчики и разведчики, танкисты и подводники, артиллеристы и диверсанты сражались и умирали в горящих городах и на полярных равнинах, в безводных горах и на рисовых полях, в Европе и Азии, а может быть, и не только там.

Храбрые, скромные, весёлые и деловитые люди. Война с фашизмом началась для них задолго до 22 июня 1941 г., и для многих тогда же и закончилась. Не всегда под красной звездой, иногда под красно-жёлто-фиолетовой эмблемой Испанской республики или белой двенадцатиконечной звездой Гоминдана, или вообще без знаков различия — они беззаветно отдавали свои жизни за чужую и свою свободу.

 

«Мы подняли гроб до уровня плеч и вставили в верхний ряд ниш. Мы смотрели, как рабочий быстро, ловко лопаточкой замуровал отверстие.

— Какую надпись надо сделать? — спросил смотритель.

— Надписи не надо никакой, — ответил я. — Он будет лежать пока без надписи. Там, где надо, напишут о нём».

 

Это время так и не пришло.

О судьбе Героя Советского Союза Эрнста Генриховича Шахта я знаю только: «ум. 1941» .

Герой Советского Союза Поль Матиссович Арман погиб в 1943 г. на Волховском фронте. Война с фашизмом шла для него седьмой год, и два года он не дожил до Победы.

В Большой Советской Энциклопедии упоминаний о них нет.

 

А. П. ПАРШЕВ

 


 

Глава 2. Одураченный Гитлер

 

Мнение Черчилля в Фултоне о лёгкости предотвращения Второй мировой войны. Разрешение Гитлеру начать войну, данное в Мюнхене. Основы гитлеризма и благоприятное отношение к нему Запада. Сионизм и национал-социализм — союзники. Причина нападения Гитлера на своего союзника в борьбе с СССР — Польшу. Единственные победители. «Лучший оперативный ум Германии» — фельдмаршал фон Манштейн, его удачные авантюры под Сольцами и в Крыму, фиаско под Сталинградом. Раздвоенность характеристик Гитлера в том анализе, который делает Манштейн. Бессмысленность войны в Африке и реальность захвата Британский островов. Ход Второй мировой войны в свете интересов сионизма и международного еврейства.

 

Тайный союзник

Агрессивные жертвы

 

Обычно поджигателями войны считаются те, кто первый напал, кто произвёл первый выстрел. С этой формальной точки зрения поджигателями войны считают Германию за её нападение на Польшу в 1939 г.

Но так ли это?

Одним из главных и выдающихся участников той войны был английский премьер-министр Уинстон Черчилль. Он был яростный и непримиримый враг коммунизма и СССР потому, что был яростным патриотом Британской империи, для которой коммунизм был реальной угрозой. Но Черчилль был выдающимся деятелем — достаточно умным, чтобы не подличать и не врать по мелочам. Такой враг не может не вызывать уважения.

Практически сразу же после окончания второй мировой войны Черчилль призвал англоязычные страны начать новую, холодную войну против СССР с тем, чтобы не допустить распространения коммунизма по всему миру. В своём известном выступлении в Фултоне 6 марта 1946 г. он, с тем, чтобы убедить слушателей в правомерности своего упреждающего шага против СССР, кратко остановился и на начале второй мировой:

 

«Никогда ещё в истории не было войны, которую было бы легче предотвратить своевременными действиями, чем та, которая только что разорила огромные области земного шара. Её, я убеждён, можно было предотвратить без единого выстрела, и сегодня Германия была бы могущественной, процветающей и уважаемой страной; но тогда меня слушать не пожелали, и один за другим мы оказались втянутыми в ужасный смерч».

 

Из этих его слов со всей определённостью следует, что Германия была так слаба накануне войны, что без содействия, без попустительства остальных стран, в том числе и своих будущих жертв, начать войну просто не смогла бы.

Так что же случилось? Почему жертвы войны выступили её пособниками?

Да, Черчилль был великим политиком, да, он всегда призывал задушить фашизм в Германии в зародыше, но значит ли это, что остальные политики мира были идиотами и ничего не видели? В свете сегодняшних мифов о начале войны, кажется, что это так. А на самом деле?

Нет, конечно! Это были не глупые люди и действовали они логично, просто нам сегодня следует задать вопрос — а всё ли мы знаем о войне, чтобы быть способными оценить их логику?

Данная статья — это гипотеза о том, в чём именно ошибались европейские политики и в чём сегодня ошибаемся мы.

 

Мюнхен

 

30 сентября 1998 года было два юбилея — 100 лет со дня рождения выдающегося советского биолога Т. Д. Лысенко и 60 лет Мюнхенскому сговору — политическому началу второй мировой войны.

К этой дате «Дуэль» отдала предпочтение юбилею Т. Д. Лысенко, а проамериканский журнал «Итоги» — Мюнхенскому сговору. В номере от 29 сентября 1998 г. в статье С. Иванова читаем:

 

«Ровно 60 лет назад, 30 сентября 1938 года, около 8 часов утра в Праге приземлился самолёт чешского посла в Берлине Войтеха Мастны. Он был единственным чехом, допущенным на закрытое совещание в Мюнхене, на котором великие державы решали судьбы Чехословакии. Растерянный Мастны привёз с собой приговор, вынесенный там накануне его несчастной родине. В 9 утра посла принял президент Эдуард Бенеш. То, что он услышал, заставило его немедленно пригласить в Градчаны министров, генералов и лидеров партий. Когда все собрались, министр иностранных дел Камилл Крофта сказал, что он вынужден произнести самые страшные слова в своей жизни: Германия ультимативно требует, чтобы в течение ближайший десяти дней ей была передана вся Судетская область, а также граничащие с Австрией районы, где немецкое население составляет хотя бы половину. Италия, Англия и Франция поддерживают эти требования. Несмотря на то, что с последней Чехословакию связывает союзный договор, Париж не собирается и пальцем пошевелить, чтобы спасти чехов. Собственные территориальные притязания к стране выдвигают Польша и Венгрия. Положение безвыходное. Закончил Крофта так: «Теоретически ультиматум можно отвергнуть. За этим последуют германское вторжение, польская агрессия и война, в которой нас никто не спасёт. Неизвестно, помогут ли нам Советы и будет ли эта помощь эффективна».

 

За последние годы было сказано столько справедливых слов о чудовищном сговоре Сталина с Гитлером, приведшем к разделу Восточной Европы в 1939—1940 годах, что как-то забылось другое: советские учебники истории не лгали, Англия и Франция действительно боялись Германии, всячески пытались не сердить Гитлера и толкали его на Восток. СССР же и в самом деле предлагал в 1938 году Чехословакии свою помощь, но та отвергла её — не исключено, что и из классовых соображений. Кроме того, малые страны Европы, стараясь ни в чём не отстать от больших, и сами были готовы растерзать друг друга: Венгрия — Румынию, Болгария — Грецию, Польша — Литву и т. д. Старый Свет содрогался от спазмов всеобщей агрессии.

Но вернёмся в Градчаны. Начальники штабов доложили, что сопротивление вермахту невозможно. В 11.30 собрание решило принять ультиматум. Все разбрелись в состоянии глубокой подавленности. Через час Крофта принял послов Англии, Франции и Италии. Он был краток: «От имени президента республики и правительства я заявляю, что мы подчиняемся решению, принятому в Мюнхене без нас и против нас. Мне нечего добавить». По словам итальянского посла Френечино Франсони, министр выглядел сломленным. Когда они попытались выразить ему соболезнование, он раздражённо оборвал их: «Всё кончено. Сегодня наша очередь — завтра настанет очередь других!» Его слова оказались провидческими.

В 5 часов вечера премьер-министр Ян Суровы выступил по радио с обращением к нации. Прага погрузилась в уныние. Демонстрации протеста были спорадическими и беспомощными. Все понимали, что нет никакого выхода, кроме капитуляции и что эта уступка не станет последней. Всеми владело чувство обречённости. Ночью чешские войска начали отступление из района Богемского леса. По словам одного британского наблюдателя, «солдаты шли мрачные и молчаливые. Никто не разговаривал, не пел и не смеялся. На следующий день в два часа немцы пересекли границу Чехословакии. Стране оставалось существовать меньше полугода».

В целом, как видите, в статье есть объективные моменты, но старательно вбиваются в голову две идеи, что, во-первых, определил войну пакт о ненападении между СССР и Германией, хотя такие пакты к 1939 г. с Германией были у всех, кроме СССР, и что Англия, Франция и Чехословакия «перепугались» Гитлера, который всего несколько лет как начал вооружаться и создавать армию.

Как Франция, Англия и Чехословакия могли перепугаться Германии, которая была тогда во всех отношениях многократно слабее первых двух, а в военном отношении — ненамного превосходила даже маленькую Чехословакию — европейского импортёра оружия?

(Численность населения Германии с присоединённой Австрией была около 80 млн. человек, численность населения Британской империи с доминионами и колониями около 530 млн. человек. К осени 1938 г. Германия довела численность армии всего до 2,2 млн. человек, при 720 танках и 2500 самолётах. Численность армии Чехословакии была 2,0 млн. человек, при 469 танках и 1582 самолётах и эта армия базировалась на мощных оборонительных сооружениях).

Почему внешне бессильный Гитлер вдруг заговорил с этими странами с позиции силы — какую силу, уравнивающую шансы, он имел для этого?

 

Национал-социализм

 

Начать рассказ следует с Германии, с Гитлера, с национал-социализма. Гитлер, по национальности австриец, был выходцем из народа. С началом первой мировой войны он добровольцем пошёл на фронт, где на передовой провёл всю войну. Был ранен, отравлен газами, награждён. После войны вступил в маленькую партию, дал этой партии свои идеи и через 14 лет эта партия — Национал-социалистическая рабочая партия Германии — победила на общегерманских выборах.

Какие же идеи повели немцев за Гитлером?

Их следует разделить на мировоззренческие (национал-социализм) и идею государственного строительства Германии.

Национализм Гитлера строился на еврейском расизме. Евреи считают, что только они богоизбранная нация, а остальные нации — гои, недочеловеки, и Гитлер это у них перенял: он точно так же считал, что высшей нацией мира являются арийцы и их высшая ветвь — германцы, а остальные нации — это недочеловеки.

В социализме Гитлер полностью отказался от главных догм Маркса: от классовой борьбы и интернационализма. Геббельс пояснял рабочим Германии, что советский большевизм — это коммунизм для всех наций, а германский национал-социализм — это коммунизм исключительно для немцев.

Отказавшись от классовой борьбы, Гитлер не стал сразу национализировать уже имеющиеся предприятия, он не отбирал их у капиталистов. Но он поставил капиталистов в жёсткие рамки единого государственного хозяйственного плана и под жёсткий контроль за их прибылью. При нём капиталисты не могли перевести и спрятать деньги за границей, чрезмерно расходовать прибыль на создание себе излишней роскоши — они обязаны были свою прибыль вкладывать в развитие производства на благо Германии.

Если формула марксового, а затем и большевистского социализма была материальной и оттого убогой — «от каждого по способности, каждому по труду», — то формула социализма Гитлера в первую очередь обращена была к духовному в каждом человеке. «Хрестоматия немецкой молодёжи» в 1938 г. учила:

 

«Социализм означает: общее благо выше личных интересов.

Социализм означает: думать не о себе, а о целом, о нации, о государстве.

Социализм означает: каждому своё, а не каждому одно и то же».

 

Гитлеровский социализм обеспечил исключительное сплочение немцев вокруг своего государства. Когда началась война, то измена военнослужащих воюющих с Германией государств была обычным делом — на сторону немцев переходили сотнями тысяч. А в сухопутных и военно-воздушных силах Германии за 5 лет войны изменили присяге всего 615 человек и из них — ни одного офицера!

Было и ещё одно отличие национал-социализма от марксизма. Марксизм утверждает, что победа социализма в одной стране невозможна и поэтому требует от коммунистов распространять коммунистические идеи по всему миру. А Гитлер совершенно определённо указывал, что национал-социализм для экспорта не предназначен — он исключительно для внутреннего использования немцами.

Давайте глазами политиков той Европы взглянем на нацистскую Германию тех лет с позиций её мировоззрения.

Как должны были смотреть на национал-социализм в СССР? Безусловно, как на идейного врага, самого страшного врага. Действительно, и Гитлер с самого начала создания своей партии основным врагом определил марксистов-коммунистов.

А как на национал-социализм должны были смотреть политики буржуазных стран? Как на довольно экстравагантное течение, которое, как комплекс идей, ничем этим странам не угрожает. Гитлер не распространял эти идеи вне Германии, не лишал средств производства буржуазию, его национализм за рубежом мог казаться несколько радикальным, но ведь в любой стране есть националисты, поскольку быть патриотом и не быть националистом достаточно сложно: даже себе трудно объяснить, какой же нации ты патриот.

Итак, отметим — германского национал-социализма боялись только в СССР, в остальных странах в нём видели врага коммунистам и из принципа — «враг моего врага — мой друг» — не могли не приветствовать его.

Теперь рассмотрим комплекс государственных идей Гитлера. Для этого лучше всего обратиться к «Майн Кампф» — его основной мировоззренческой и государственной программе действий. Эта книга была написана в 1926 г., издавалась в миллионах экземпляров и, безусловно, была известна любому политику Европы и мира.

Рассмотрев в «Майн Кампф» демографическое состояние Германии, Гитлер приходит к выводу, что для независимости Германии земли для пропитания катастрофически не хватает. Варианты типа ограничения рождаемости он рассматривает, но отметает, как негодные. Земли вне Европы, всякие там колонии его не устраивают, и он достаточно логично объясняет, почему.

Он критикует Германию за неправильный выбор цели в первую мировую войну, когда она воевала не только с Россией, но и с Англией и Францией.

 

«Приняв решение раздобыть новые земли в Европе, мы могли получить их, в общем и целом, только за счёт России. В этом случае мы должны были, перепоясавши чресла, двинуться по той же дороге, по которой некогда шли рыцари наших орденов. Немецкий меч должен был бы завоевать землю немецкому плугу и тем обеспечить хлеб насущный немецкой нации».

 

И ставит перед собой и Германией вполне определённую цель, выделяя её в «Майн Кампф» курсивом.

 

«Мы, национал-социалисты, совершенно сознательно ставим крест на всей немецкой иностранной политике довоенного времени. Мы хотим вернуться к тому пункту, на котором прервалось наше старое развитие 600 лет назад. Мы хотим приостановить вечное германское стремление на юг и на запад Европы и определённо указываем пальцем в сторону территорий, расположенных на востоке. Мы окончательно рвём с колониальной и торговой политикой довоенного времени и сознательно переходим к политике завоевания новых земель в Европе.

Когда мы говорим о завоевании новых земель в Европе, мы, конечно, можем иметь в виду в первую очередь только Россию и те окраинные государства, которые ей подчинены …».

 

Правда, условиями для завоевания России, помимо собственно укрепления Германии, были нейтрализация Франции и обязательно Англия в союзниках. Ради союза с последней он ничего не жалел, отказывался и от флота, и от колоний.

 

«Никакие жертвы не должны были нам показаться слишком большими, чтобы добиться благосклонности Англии. Мы должны были отказаться от колоний и от позиций морской державы и тем самым избавить английскую промышленность от необходимости конкуренции с нами».

 

То есть за 7 лет до реального прихода к власти Гитлер совершенно определённо сообщил всем, что начнёт войну, сообщил всем, с кем он её начнёт и кого хочет видеть в союзниках. Заметим при этом, что основным личным принципом Гитлера в политике была её неизменность: раз поставленная цель должна быть достигнута. (Гитлер писал, что политику, который мечется и меняет цели, народ не верит).

Снова зададим себе вопрос — как к подобным целям должны были относиться политики в Европе и мире?

О Советском Союзе речи нет — он был назначен Гитлером в жертвы и для него, с приходом национал-социализма к власти, оставался один путь — вооружаться. Но ведь другим государствам Гитлер совершенно ничем не грозил. От Франции требовалось одно — не рыпаться! Англия могла быть недовольна усилением Германии, но ведь Германия намеревалась уничтожить всеобщего врага — СССР. Кроме этого, будучи сама империей, Британия понимала, сколько войск требуется, чтобы удержать колонии в спокойствии. Было совершенно очевидно, что, заглотив Россию, Гитлер будет много лет «пережёвывать» её.

Надо было быть политиком типа Черчилля, чтобы предвидеть развитие событий, но Черчилль в то время был вне правительства Британии. А в сентябре 1938 г. премьер-министр Англии Н. Чемберлен предал Чехословакию, ультиматумом заставив её сдаться Гитлеру, а затем 30 сентября тайно приехал к Гитлеру на квартиру и там предложил ему подписать декларацию.

 

«Мы, фюрер и канцлер Германии, и английский премьер-министр, продолжили сегодня нашу беседу и единодушно пришли к убеждению, что вопрос англо-германских отношений имеет первостепенное значение для обеих стран и для Европы.

Мы рассматриваем подписанное вчера вечером соглашение и англо-германское морское соглашение как символ желания наших обоих народов никогда не вести войну друг против друга.

Мы полны решимости рассматривать и другие вопросы, касающиеся наших обеих стран, при помощи консультаций и стремиться в дальнейшем устранять какие бы то ни было поводы к разногласиям, чтобы таким образом содействовать обеспечению мира в Европе».

 

Гитлер, разумеется, охотно подписал.

Исходя из государственных идей Гитлера следует отметить, что буржуазные страны были прямо заинтересованы в том, чтобы Гитлер начал войну , поскольку по планам Гитлера война никак не могла задеть страны Западной Европы.

А вот тем, почему этим планам не суждено было сбыться и в пожаре войны запылала вся Европа, современная история никак не хочет заниматься. Историки предпочитают всё объяснять глупостью, трусостью, авантюризмом тогдашних европейских политиков. Но тогда следовало бы как-то объяснить, почему во всех странах Европы сразу к власти пришли исключительно идиоты.

 

Где логика?

 

Гитлер — злодей, но одновременно он был великим государственным и военным деятелем. Все его дела были подчинены интересам Германии, как он их понимал. Но сегодня в истории есть события, которые можно объяснить только глупостью Гитлера, какими-то негосударственными мотивами его действий.

Прежде всего — зачем он напал на Польшу? Этот вопрос до сих пор не объяснён, и он далеко не праздный. Ведь его цель была — СССР. А Польша рвалась в войну с СССР, мечтая о «Ржече Посполитой от можа до можа». И с приходом Гитлера к власти в Германии у него не было более верного союзника, чем Польша, поскольку в то время даже Муссолини был себе на уме. Геббельс в дневниках восхищался Пилсудским, Польша без колебаний заключила с Гитлером пакт о ненападении сроком на 10 лет, а вот с СССР, после долгих проволочек, всего на 3 года. Польша своими действиями разрушила Восточный пакт — антигитлеровский союз, который СССР хотел создать в Европе.

Численность населения Германии и Австрии была 80 млн. человек, Польши (вместе с оккупированными в 1920 г. территориями Украины и Белоруссии) — более 40 млн. Итого: 120 млн. А численность населения СССР — около 170 млн. Добавить к союзу Польши с Германией Румынию и Венгрию и будет численное превосходство над СССР, даже в военнообязанном населении — победа гарантирована. И плюс — благосклонное отношение к этой войне Англии и Франции.

А что дала Германии война с Польшей? Численность немцев осталась прежней (потери в войне с Польшей — 17 тыс. человек), но в тылу у немцев оказались польские партизаны, а не союзники, призвать поляков в армию можно было только ограниченно, а СССР довёл численность населения до 193 млн. человек за счёт освобождённых украинцев и белорусов, да ещё и отодвинул границы от своих жизненно важных центров. Плюс — Англия и Франция объявили Германии войну.

Если уж очень хотелось разгромить Польшу, то почему же было не сделать это после уничтожения главного врага — СССР? Ведь поляки рвались в бой с СССР до самого конца — немцы уже и войска вывели к их границе, а поляки и слушать не желали про договор о взаимопомощи с СССР.

И ведь случилось всё как-то внезапно. В октябре 1938 г. союзники — Польша и Германия — захватили у Чехословакии часть территории (немцам — Судеты, а полякам — Тешинскую область Силезии). Казалось — идиллия. В марте 1939 г. немцы захватывают остатки Чехословакии и, вместо того, чтобы вместе с Польшей начать подготовку к войне с СССР, вдруг через неделю рвут пакт о ненападении с Польшей и выдвигают ей ультиматум. Что случилось с немцами, кто на них надавил?

Или такой вопрос. Через Ла-Манш до Англии морем всего несколько десятков километров пролива, его можно отгородить минами и защитить береговой артиллерией от британского флота, завоевать над Ла-Маншем господство в воздухе и высадить войска на Британских островах. (Сделать то, что в 1944 г. сделали англо-американцы, но уже против Германии). И этой высадкой немцы могли бы либо захватить Англию, либо принудить её к миру. А при подписании мирного договора с ней выбрать из её колоний те, которые тебе нравятся (хотя о колониях Гитлер и речи не вёл).

А что делает Гитлер? Он действительно вначале готовит, но потом вдруг отменяет высадку на Британские острова, а в конце 1940 г. посылает корпус генерала Роммеля за тысячи километров, через забитое английскими кораблями и подлодками Средиземное море воевать с англичанами в Северную Африку! Зачем?! Сегодня историки отвечают — Гитлер хотел помочь Муссолини в войне с англичанами в Ливии. А кто доказал, что Муссолини нужна была помощь и он хотел воевать с англичанами именно в Африке? Ведь 26 июня 1940 г. он писал Гитлеру:

 

«Фюрер! Теперь, когда пришло время разделаться с Англией, я напоминаю Вам о том, что я сказал Вам в Мюнхене о прямом участии Италии в штурме острова. Я готов участвовать в нём сухопутными и воздушными силами, и Вы знаете, насколько я этого желаю. Я прошу Вас дать ответ, чтобы я мог перейти к действиям. В ожидании этого дня шлю Вам товарищеский привет.

Муссолини».

 

Почему не задать себе вопрос — кто отменил высадку Гитлера и Муссолини непосредственно на Британские острова, кто погнал их в далёкую Африку? К середине 1943 г. корпус Роммеля, из-за невозможности его снабжения в Африке, всё же сдался. Немцы потеряли более 100 тыс. убитыми и пленными. Во имя чего? Во имя чего пошёл на эти потери Гитлер, который за первый год войны, в течение которого он захватил почти всю Европу, потерял всего 67 тыс. человек?

Причём, если немецкие генералы и в сегодняшних мемуарах, и в документах тех времён критикуют Гитлера за отдельные решения, скажем, за отказ сразу же наступать на Москву после взятия Смоленска, то за Польшу и Африку Гитлеру никто не предъявляет претензий. Почему? Ответ на это один — в те времена отказ от союза с Польшей, отказ от захвата Англии и высадка в Африке были для современников Гитлера абсолютно логичными. Значит, они знали что-то, что мы сегодня не знаем!

Без сомнения, они знали о союзе Гитлера с сионистами , поскольку только этим союзом можно объяснить те поступки Гитлера, которые сегодня нам кажутся нелогичными.

 

Сионизм и национал-социализм

 

Отвлечёмся. Сегодня мы используем понятие сионизм так, что запутываем сами себя.

Тысячелетия практически во всех странах мира существуют еврейские общества, а поскольку они не ассимилируются с коренным населением и живут по своим законам, то всегда для страны обитания являются чем-то инородным. Диаспоры евреев являются как бы государством в государстве и помимо тех благ, которые имеют все граждане государства, евреи имеют ещё и блага за счёт своих совместных действий. (При разрастании своей численности они испытывают противодействие коренного населения, это противодействие сами евреи называют антисемитизмом). Порою именно это согласованное действие всех евреев (часто во всём мире сразу) и называют сионизмом. Но это не так.

Сионизм родился в конце прошлого века как желание части евреев иметь собственное государство и только. Теоретически эту идею должны приветствовать все евреи, и они это и делают, но практически лишь очень незначительная часть евреев действительно хочет жить в своём государстве, как и другие народы. Подавляющая часть евреев, приветствуя и помогая еврейскому государству, предпочитает жить в других странах, поскольку это для них более выгодно.

Отцы сионизма под будущее государство евреев выбрали территорию своей «исторической родины» — Палестину. Это была бедная, засушливая, пустынная страна, заселённая арабами под управлением Англии.

Процесс создания Израиля был следующим: международное еврейство, которому, безусловно, хотелось иметь «про запас» и настоящую родину, скупало у арабов землю в Палестине и селило на ней энтузиастов-евреев. Освоение Палестины было тяжёлой, чёрной крестьянской и пролетарской работой. Поэтому сионисты достаточно быстро столкнулись с двумя проблемами.

Во-первых , быстро иссяк поток энтузиастов. Евреи во всём мире были «за» Израиль, но оставлять свой привычный гешефт и зажиточную жизнь в других странах ради личного тяжелейшего труда по освоению палестинских земель не хотели.

Во-вторых. По мере увеличения числа евреев в Палестине возникла естественная напряжённость между ними и коренными арабами. Англичанам, которые управляли Палестиной и Иорданией (в то время — единая территория) никакие межэтнические эксцессы и войны не были нужны. Поэтому и англичане вскоре стали противниками будущего Израиля, стали ограничивать эмиграцию евреев в Палестину. В противовес англичанам и арабам сионисты стали запасаться оружием и создавать подпольные боевые формирования как в Палестине, так и во всём мире.

Но главное всё же было в том, что евреи добровольно ехать в Палестину не хотели и пропаганда сионизма среди них давала очень скромные плоды. Скажем, в царской России евреи формально были ограничены в правах и, казалось бы, они при царе должны были все ринуться на историческую родину. Кое-кто действительно уехал, но так мало, что этого никто в России и не заметил.

В связи с отказом евреев от переселения в своё государство сионисты вынуждены были сами взять на вооружение антисемитизм — они делали всё, чтобы вызвать гонения на евреев в тех странах, откуда они ожидали эмиграцию в Палестину. Это давало эффект, но по-прежнему ниже ожидаемого. Евреи из антисемитских стран выезжали, но не в Палестину. Ведь это не анекдот: сегодня только в городе Нью-Йорке евреев больше, чем во всём Израиле . Фактически сионисты открыли охоту на евреев, как на зайцев, — они всеми путями пытались загнать их в Палестину, а те разбегались по другим странам.

Но вот к власти в Германии пришёл Гитлер со своим антисемитизмом, возведённым в ранг государственной политики. Что он хотел? В перспективе — чтобы в Германии жили только немцы. (Но это в перспективе, на самом деле до конца войны Гитлер так и не смог удалить всех евреев из важных отраслей экономики и даже из армии). В Германии была создана атмосфера ограничений и даже издевательств — этим Гитлер стимулировал выезд основной массы евреев из Германии. Ему было всё равно, куда они уедут — в Бразилию или США. Но не всё равно было сионистам, Гитлер для сионистов был бесценным подарком , они сразу же оказали ему поддержку и установили с Гитлером тесные отношения, поскольку сионисты были заинтересованы, чтобы евреи выезжали исключительно в Палестину.

Союз сионистов и нацистов не мог не сложиться. Обе политических идеи ставили себе целью создание мононациональных государств: нацисты — для немцев; сионисты — для евреев. И государства эти строились на разных континентах, абсолютно не мешая друг другу, в связи с чем нацисты охотно пошли на союз с сионистами, а через них — с международным еврейством.

Еврейский историк В. Пруссаков сообщает об этом союзе следующее («Завтра» № 32/98):

 

«Напомним о малоизвестном событии, весьма красочно иллюстрирующем тесное сотрудничество духовных собратьев. В начале 1935 года из германского порта Бремерхавен отправился в Хайфу большой пассажирский пароход. Его название «Тель-Авив» было начертано на борту огромными ивритскими буквами, а на мачте того же парохода гордо реял нацистский флаг со свастикой. Судно, направляющееся в солнечную Палестину, принадлежало видному сионисту, а капитаном был член национал-социалистической партии. (Американский журнал «Историкал ревью» № 4, 1993 г.). Что и говорить: абсурдная картина! Но при всей её внешней абсурдности она исключительно точно отражает реальные взаимоотношения сионистов и нацистов.

Никогда «сионистская работа» не была более действенной и плодотворной, чем в Германии 1933—38 гг. Молодой берлинский раввин Иоахим Принд, перебравшийся впоследствии в США и ставший главой Американского еврейского конгресса, в книге «Мы, евреи», опубликованной в немецкой столице в 1934 г., откровенно радовался национал-социалистической революции, «благодаря которой покончено с ассимиляцией, и евреи снова станут евреями».

 

В 30-е годы значительно увеличился тираж журнала «Юдише рундшау». «Сионистская деятельность достигла в Германии невиданного размаха», — удовлетворённо отмечала американская «Еврейская энциклопедия».

С особым энтузиазмом и пониманием к нуждам «новых израэлитов» относились в СС. Одно из эсэсовских изданий в течение всего июня 1934 г. писало «о необходимости повышения еврейского национального самосознания, увеличения еврейских школ, еврейских спортивных и культурных организаций». (Ф. Никосия. «Третий рейх и палестинский вопрос». Издание Техасского университета, 1985 г.).

В конце того же 1934 г. офицер СС Леопольд фон Мильденштейн и представитель сионистской федерации Германии Курт Тухлер совершили совместный шестимесячный вояж в Палестину для изучения на месте «возможностей сионистского развития». Вернувшись из поездки, фон Мильденштейн написал серию из 12 статей под общим названием «Нацист путешествует по Палестине» для геббельсовской газеты «Ангрифф». Он выражал искренне восхищение «пионерским духом и достижениями еврейских поселенцев». По его убеждению, «нужно всячески содействовать сионизму, ибо он полезен как для еврейского народа, так и для всего мира». Видимо, для того, чтобы увековечить память о совместной поездке нациста и сиониста, «Ангрифф» даже выпустила медаль, на одной стороне которой была изображена свастика, а на другой — шестиконечная звезда Давида. (Журнал «Истори тудей». Лондон, № 1, 1980 г.).

Официоз СС газета «Дас Шварце Кор» в мае 1935 г. посвятила свою передовую статью поддержке сионизма: «Недалёко то время, когда в Палестину вернутся её сыновья, отсутствовавшие более тысячи лет. Мы от всего сердца приветствуем их и желаем им лишь самого наилучшего».

В интервью, данном уже после войны, бывший глава сионистской федерации Германии Ганс Фриденталь говорил: «Гестапо делало в те дни всё, чтобы помочь эмиграции, особенно в Палестину. Мы часто получали от них разнообразную помощь …» (Ф. Никосия. «Третий рейх и палестинский вопрос»).

Когда в 1935 г. конгресс национал-социалистической партии и рейхстаг приняли и одобрили нюренбергские расовые законы, то и «Юдише рундшау» поспешила одобрить их: «Интересы Германии совпадают с целями Всемирного сионистского конгресса … Новые законы предоставляют еврейскому меньшинству свою культурную и национальную жизнь … Германия даёт нам счастливую возможность быть самими собой и предлагает государственную защиту для отдельной жизни еврейского меньшинства».

В сотрудничестве с нацистскими властями сионистские организации создали по всей стране сеть примерно из 40 лагерей и сельскохозяйственных центров, в которых обучались те, кто намеревался переселиться на «землю обетованную». Над всеми этими центрами и лагерями гордо развевались бело-голубые флаги со звездой Давида.

Как правильно утверждает современный британский историк Дэвид Ирвинг: «Гитлер хотел вынудить евреев уйти из Европы. Именно в этом он и усматривал «окончательное решение еврейского вопроса».

Но союз сионистов с нацистами касался не только культурно-хозяйственных вопросов. В 1937 г. представители боевой еврейской организации «Хагана» встретились в Берлине с Адольфом Эйхманом, отвечающим в Германии за еврейский вопрос, и в том же году Эйхман посетил «Хагану» в Палестине. Было договорено, что «Хагана» будет представлять интересы Германии на Ближнем Востоке. А в 1941 г. с Германией заключила договор о совместной войне с Англией еврейская террористическая организация «Лехи» (Lochame Cheryth Israel»), которой руководил Ицхак Шамир.

Это та страница истории, которая сегодня вычеркнута из учебников. В результате историки, чтобы связать концы с концами, вынуждены объявлять слабоумными не только Гитлера, но и всех остальных политиков Западной Европы. Иначе как объяснить, что Франция накануне войны снизила производство оружия и перешла на 40-часовую рабочую неделю? Чем объяснить, что премьер-министр Великобритании Невиль Чемберлен сначала объявил войну Германии, а потом начал к ней подготовку, а Черчилль, призывавший готовиться к войне, считался экстремистом и в английском парламенте всегда был в меньшинстве?

 

Союзники

 

Союз сионистов и нацистов для Гитлера был очень ценен, ради него можно было пожертвовать и Польшей, поскольку за сионистами стояло влиятельное еврейство всего мира. Благодаря этому союзу все события, предшествовавшие войне, и войны связываются в единую логическую цепочку.

Вот смотрите. Гитлер приходит к власти, начинает вооружаться, вторгается в демилитаризованную Рейнскую область, присоединяет Австрию. Во всей Европе тишь и спокойствие. Почему? Потому что все знают, что это подготовка к походу против коммунизма, против СССР. Ни Франции, ни Англии просто нет необходимости вооружаться или делать какие-то военные затраты, несмотря на призывы экстравагантного Черчилля. Но вот и начало передела Европы, начало войны: Гитлер требует себе Судетскую область Чехословакии.

Все понимают, что судетские немцы ему нужны для войны с СССР и чешская военная индустрия нужна для тех же целей. Ко всеобщей досаде ещё в 1924 г. Франция заключила с Чехословакией военный союз против тогда ещё не гитлеровской Германии. Но это не беда, Франция и Англия в Мюнхене разрывают этот союз и заставляют Чехословакию сдаться Гитлеру.

В марте 1939 г. Гитлер захватывает всю Чехию, и теперь от него ожидают того, что он обещал, и того, что обязан был сделать — нападения в союзе с Польшей на СССР. Все были уверены, что Гитлер разгромит СССР и займётся делами устройства немцев на новых землях. Война закончится, и Франции с Англией просто глупо тратить деньги на подготовку к войне — ведь их участие в ней никак не предусматривалось.

Это логично, и западные политики тех лет отнюдь не были идиотами.

Но вдруг, совершенно неожиданно для Запада, Гитлер нападает на своего союзника по предстоящей войне с СССР — на Польшу. Это абсолютно нелогично!

Поскольку Англия теперь не может оставаться безучастной и обязана вступить в войну, невзирая на степень своей готовности к ней. Почему?

Великобритания — великая империя, над ней никогда не заходит солнце. Но голова этой империи — остров у берегов Европы. Если на континенте возникнет очень сильное государство, то оно сможет захватить остров и … конец империи! Поэтому во все времена политика Англии строилась на противовесах в Европе — не дать созреть на континенте очень сильному союзу без противовеса в виде другого союза. И если от какого-либо союза возникнет опасность (он станет очень сильным), то Британия примкнёт к другому. Сильна стала наполеоновская Франция — Британия примкнула к России и Германии против Франции. Стала сильна к 1914 г. Германия, Британия примкнула к Франции и России против Германии.

То, что Гитлер собирался покончить с коммунизмом в России и за счёт её территориально увеличиться, Британию не пугало. В противовес Гитлеру были Франция и Польша, которые численностью населения не уступали Германии. Но после разгрома Польши Англия на континенте уже не могла организовать союз равной силы с силой Германии.

Нападая на Польшу, Гитлер загонял Англию в угол, он, казалось бы, сошёл с ума — ведь он основой своей политики всегда ставил мир с Британией! Как это понять? Это действительно не понять, если не вспомнить и об интересах сионистов — главного союзника Гитлера.

Что даёт сионистам совместное нападение Гитлера с Польшей на СССР? Ничего! Палестина не освобождена, и евреи в неё не едут. (Гитлер заставил эмигрировать из Германии 300 из 500 тыс. немецких евреев. И что? Из них в Палестину попало 20 %, а остальные либо сбежали в другие страны, либо их не пустили англичане.) А страны Европы, в которых сосредоточен максимум евреев, пригодных для заселения ими Палестины, — Польша и СССР.

Да, Гитлер планирует напасть на СССР, но там ведь евреи бракованные — носители коммунистической интернациональной заразы, одинаково опасной для расизма как нацистов, так и для сионистов. Евреям в Палестине надо будет изгонять с земли арабов, а советские евреи будут лепетать о международной солидарности трудящихся. Кому они такие там нужны?

Правда, какие-то размышления о возможности использования советских евреев для заселения целинных земель Палестины всё же имелись. В «Ванзейском протоколе» немцы оценили профессиональный состав советских евреев так:

  • В сельском хозяйстве работает — 9,1%
  • Городские рабочие — 14,8%
  • В торговле — 20,0%
  • Госслужащие — 23,4%
  • Свободные профессии — медицина, пресса, театр и т. д. — 32,7%

То есть на 1 советского еврея «с сошкой» приходилось 3 советских еврея «с ложкой». Не Бог весть какой удачный материал для заселения новой страны.

Как видите нападение Германии в союзе с Польшей на СССР сионистам (спасибо им!) ничего не давало, ведь и Палестина была не освобождена. А вот нападение Гитлера на своего союзника Польшу давало много.

Во-первых. В Польше числилось 3,5 млн. некоммунистических евреев и, в отличие от немецких евреев, они окажутся в бесправном состоянии. Их можно будет без их желания отправить в Палестину.

Во-вторых. Напав на Польшу, Гитлер окажется в состоянии войны с Англией, в чём сионисты, в отличие от Гитлера, были уверены, поскольку скорее всего этим процессом руководили через еврейское влияние на прессу Англии. А раз Гитлер будет в состоянии войны с Англией, то у него появится возможность напасть на неё в любом месте, в том числе и в Палестине.

Никому в мире нападение Германии на Польшу не было выгодно — ни самой Германии, ни Англии, ни Франции — никому. Только сионистам и СССР (противники били друг друга). Но считать, что Гитлер осмысленно действовал в пользу своего врага Сталина, от которого он и потерпел впоследствии поражение, — глупо. Значит, он действовал в пользу сионистов.

Итак, 1 сентября 1939 г. Германия нападает на Польшу, а 3 сентября Англия всё же объявляет войну Гитлеру.

Гитлера можно считать авантюристом по тем очень рискованным целям, которые он ставил перед Германией (захват России), но его ни в коем случае нельзя назвать авантюристом по складу характера. Он по-немецки тщательно готовил все конкретные операции и действия.

Предугадывая будущую войну как войну моторов, национал-социалисты ещё до прихода к власти под эгидой партии создали Автомобильный корпус, что-то вроде ДОСААФ, в котором проходили обучение будущие кадры армии. К концу 30-х учебная база этого корпуса составляла 150 тыс. автомобилей и мотоциклов. Такая же организация была и для подготовки лётчиков да и создание военно-воздушных сил началось Гитлером с того, что каждый второй самолёт строился учебным.

Экономика Германии была настолько хорошо продумана и созданы настолько высокие мобилизационные запасы, что никакие бомбардировки англо-американской авиации не смогли не только уменьшить производство оружия в Германии, но даже не уменьшили темпов роста производства оружия.

Почти все гитлеровские генералы обвиняют Гитлера в том, что в августе 1941 г. он остановил наступление на Москву и предназначенные для этого войска отправил на север и на юг. Генералы считают, что Гитлер допустил грубейшую ошибку. Но дело в том, что Гитлер боялся фланговых ударов по группе армий «Центр» с севера и с юга, т. е. это его генералы по отношению к нему авантюристы, а он действует, как очень осторожный человек.

Но вот смотрите, в 1937 г. Гитлер планирует провести захват Судетской области Чехословакии только в 1942 г. — через 5 лет. Именно к этому времени вооружённые силы Германии стали бы достаточно сильны, чтобы справиться с Чехословакией и её союзницей Францией. Но вдруг, совершенно неожиданно, безо всякой военной подготовки он уже через год предъявляет ультиматум Франции, Англии и Чехословакии и захватывает Судеты. Причём вооружённые силы Германии в этот момент были так слабы, что вряд ли могли справиться с армией одной Чехословакии. Авантюра? Да, всё это выглядит со стороны Гитлера авантюрой. Но если мы вспомним, что союзниками Гитлера были сионисты и что они могли гарантировать Гитлеру невмешательство Англии и Франции и отказ Чехословакии от помощи СССР, то тогда действия Гитлера авантюрой уже не выглядят. Это взвешенный расчёт сил с учётом реальных сил своего союзника — международного еврейства.

Ведь когда премьер-министры Англии и Франции — Чемберлен и Даладье предали чехов в Мюнхене, то по приезде на родину их встретили толпы ликующих англичан и французов — люди радовались, что их политики «спасли их от войны». А мы знаем, что радоваться и негодовать людей заставляет пресса, которая уже в то время была либо под прямым влиянием евреев, либо продажной.

А вот если выбросить из истории союз сионистов с нацистами, то приходится объяснять, что Гитлер в Мюнхене, вопреки своему характеру, пошёл на авантюру, и она ему сошла с рук ввиду того, что Чемберлен, Даладье и Бенеш были трусливыми идиотами.

Мюнхен — это пробный камень дружбы сионистов и нацистов. Он подтвердил Гитлеру силу сионизма и то, что на сионистов можно положиться. Ему, по-видимому, не пришло в голову, что циничные международные евреи будут дружить с ним ровно столько, сколько им это будет выгодно, и до тех пор, пока им это выгодно.

В отличие от Чехословакии у Гитлера никогда не было никаких планов войны с Польшей до весны 1939 г., когда он вдруг, порвав пакт о ненападении, предъявил Польше претензии по городу Данцигу и затребовал права свободного проезда через польскую территорию к Восточной Пруссии. Англия и Франция немедленно дали военные гарантии Польше, а накануне нападения Германии на Польшу ещё и заключили с нею военный союз. Казалось бы, при таком развитии событий Гитлер должен был страшно удивиться, если бы Англия и Франция не объявили ему войну. Но вот что показывает работник тогдашнего МИДа Германии Шмидт о реакции Гитлера на объявления войны Англией, т. е. на то, что Гитлер обязан был ожидать , даже будучи трижды авантюристом:

«Гитлер окаменел, взгляд его был устремлён перед собой … Он сидел совершенно молча, не шевелясь. Только спустя некоторое время — оно показалось мне вечностью — Гитлер обратился к Риббентропу, который замер у окна: „Что же теперь будет?“ — сердито спросил он у своего министра иностранных дел …».

Это не реакция авантюриста, авантюрист надеется на лучшее, но и худшее для него неожиданностью не является. Растерянность Гитлера можно объяснить только одним — кто-то гарантировал ему, что войны с Англией и Францией не будет. Кто? Кто пообещал ему это, как и в случае с Чехословакией, но не сдержал обещания, так как в его планы мир между Германией и Англией не входил? Если не сионисты, то кто?

Для Гитлера война с Англией была ударом, впоследствии он неоднократно будет предлагать Англии мир, но спросим себя: нужен ли этот мир был сионистам? Ведь Палестина всё ещё находилась под английской пятой, и Гитлер её пока не освободил.

 

Преданный

 

Теперь уже Гитлер оказался загнанным в угол. Он не мог начать войну против СССР, имея за спиной готовящихся к войне Англию и Францию. Ведь если бы он даже уничтожил коммунизм в СССР, то где гарантия, что находящиеся с ним в состоянии войны Англия и Франция не напали бы на обессиленную Германию и не покончили бы заодно и с национал-социализмом?

И Гитлер очищает тылы. Он нападает и молниеносно громит англо-французов во Франции. Франция сдаётся, Англия всё ещё не вооружилась. Возникает исключительно выгодный момент высадиться в Англии. Муссолини рвётся в бой. Гитлер начинает подготовку операции «Морской лев» — операции по завоеванию Англии. Тратит огромные ресурсы на создание флота и средств высадки. Но …

Мы забыли спросить сионистов — а надо ли им, чтобы Гитлер захватил Британию?

До конца XIV в. международный еврейский центр (средоточие еврейских капиталов) был в Испании. В конце того века испанцы изгнали евреев, они переместились сначала в Голландию, а затем прочно осели в Англии. К описываемому нами времени в мире возник и второй центр — в США. И эти центры даже конкурировали. Но мог ли сионизм допустить, чтобы хотя бы один из этих центров — базы сионизма — погиб? Нужна ли была сионистам гибель Британской империи? Чтобы осколки её достались не сионистам, а, скажем, японцам? Нет, гибель Англии в планы сионистов не могла входить. Цель у них была скромнее — Палестина.

И Гитлер отменяет операцию «Морской лев», нападает на Балканы, вторгается на берега Средиземного моря и посылает корпус (потом — танковую армию) Роммеля в Ливию, чтобы она совместно с итальянцами, разгромив англичан в Египте, прорвалась и освободила от них Палестину.

Повторим. Если забыть, что союзником Германии были сионисты, то понять действия Гитлера в той войне с позиций здравого смысла невозможно.

 

 

Эрвин Роммель

 

К концу 1942 г. Роммель вторгся в Египет, и вопрос с Палестиной, казалось, был решён. Накануне в Ванзее собрались видные нацисты Германии и наметили меры, чтобы учесть, сосредоточить в концентрационных лагерях и быть готовыми к отправке в Палестину евреев Восточной Европы. Назвали они эту операцию «Окончательное решение еврейского вопроса». И немцы стали вывозить евреев в Палестину, чему, кстати, яростно противодействовал Черчилль.

(Даже в СССР есть факты, подтверждающие это. Болгария была союзником Гитлера, и советская подводная лодка Щ-213 Черноморского флота (командир старший лейтенант Д. М. Денешко) у входа в Босфор (41°16 С.Ш., 29°10 В.Д.) утопила болгарское судно «Струма» 24 февраля 1942 г. На судне погибло 768 евреев, вывозимых в Палестину).

Но англичане устояли, а все немецкие резервы пожирал Восточный фронт. (С его оценкой ошиблись все — и союзники, и немцы, и сионисты). Армия Роммеля и итальянцы в Африке в 1943 г. сдались, а те евреи, которых к этому времени успели сосредоточить в концентрационных лагерях, там и остались.

22 июня 1941 г. Германия наконец приступает к реализации своего плана приобретения жизненного пространства — нападает на СССР. С целью очистки этого пространства немцы начинают уничтожать советских людей, в том числе и даже в числе первых — советских евреев, не нужных сионистам интернационалистов.

Казалось бы, всё мировое еврейство в это время должно было встать на защиту своих советских единокровных братьев и сестёр. Но сионисты и мировое еврейство молчат …

Но вот к осени 1942 г. немецкие войска в Северной Африке были остановлены англичанами и стало ясно, что в Палестину они не прорвутся. Было видно, что немцы хоть и наступают в России, но растянули фронт и начинают выдыхаться.

И осенью 1942 г. сионисты начинают потихоньку разжигать в прессе кампанию о том, что, дескать, немцы в концентрационных лагерях уничтожают европейских евреев, что якобы именно для этого они их туда и собрали. В Германии в это время недоумевают — о чём речь? Там ещё не понимают, что сионисты их окончательно предали. Гиммлер запрашивает Мюллера, в концентрационных лагерях нацисты устраивают ревизию, за хозяйственные преступления коменданты лагерей идут под суд, а кое-кого из них и расстреливают. А миф о еврейском холокосте всё набирает и набирает обороты …

 

Единственные победители

 

Конечно, это можно считать не более чем версией. Но давайте по примеру древних зададим вопрос — а кому была выгодна вторая мировая война?

Основные воюющие страны понесли людские и материальные потери, не сопоставимые ни с какими приобретениями. В том числе, от эпидемий и голода, вызванных гибелью Германии, в концентрационных лагерях умирает несколько сот тысяч европейских евреев, так и не увидевших Палестину.

В конце апреля 1945 г. управляющий делами нацистской партии М. Борман получил задание устроить Гитлеру интервью, как оказалось, последнее. К Гитлеру был доставлен швейцарский журналист Курт Шпейдель. Он сумел задать всего пять вопросов. На четвёртый вопрос: «Оглядываясь назад, вы не пугаетесь некоторых своих поступков? Скажем, т. н. окончательного решения еврейского вопроса?» — получил злой ответ — «В этот трагический для Германии час я не могу думать о евреях» . Возможно, Гитлер уже понял, что сионизм его просто использовал, даже помимо его воли. Да ещё как использовал!

В результате Второй мировой войны трещит Британская империя, в 1947 г. она отказывается от мандата на управление Палестиной, в 1948 г. образовывается Израиль и с тех пор он качает и качает золото с Германии и с кого может за жертвы, которые он не понёс, с Германии, которая была его союзником . Такое надо уметь …

 

«Зри в корень!»

 

КОГДА ДЕЛАЕШЬ ВЫВОД, который до тебя никто не делал, то никакие факты, на которых основан вывод, никакая логика не бывают достаточными. Всё время гложут сомнения — а вдруг ты что-то упустил, а вдруг не всё знаешь?

В статье «Тайный союзник» я сделал вывод, что внешне нелогичные действия Гитлера, которые историки выдают за следствие его авантюризма, — нападение на своего союзника Польшу, отказ от высадки на Британские острова, ничего не дающая Германии война в Африке — являются следствием его союза с международными еврейскими силами, с сионизмом.

В самом союзе Гитлера с сионизмом нового ничего нет, знают об этом достаточно многие, несмотря на блокаду этого вопроса в СМИ, несмотря на жестокие репрессии, которым подвергаются историки за исследование этих вопросов. А вот о том, что Гитлер был не просто в союзе, а и действовал для достижения цели сионизма, не пишет никто.

Поэтому я продолжаю сомневаться, — а вдруг всё же Гитлер действительно был бездумным авантюристом, а вдруг все его нелогичные действия определены только этим? Сомнения заставили купить книгу Эриха фон Манштейна «Утерянные победы», — а вдруг этот, хорошо знавший Гитлера фельдмаршал, докажет органический авантюризм фюрера?

 

«Лучший оперативный ум»

 

Эрих фон Манштейн, даже по свидетельству ревнивых к чужой славе гитлеровских генералов, является наиболее выдающимся военным профессионалом фашистской Германии. Но если Г. Гудериан считается гением тактики — искусства выиграть бой, то Манштейн считается гением в оперативных делах — в искусстве манёвра силами при проведении операций.

 

 

Манштейн Эрих Фриц фон Ливински

 

Фельдмаршал В. Кейтель, который с 1938 по 1945 г. занимал самую высшую военную должность в Германии — начальника ОКВ, был в Нюрнберге приговорён к повешению. До казни успел написать мемуары, в которых сказал: «Я очень хорошо отдавал себе отчёт в том, что у меня для роли … начальника генерального штаба всех вооружённых сил рейха не хватает не только способностей, но и соответствующего образования. Им был призван стать самый лучший профессионал из сухопутных войск, и таковой в случае необходимости всегда имелся под рукой … Я сам трижды советовал Гитлеру заменить меня фон Манштейном: первый раз — осенью 1939 г., перед Французской кампанией; второй — в декабре 1941 г., когда ушёл Браухич, и третий — в сентябре 1942 г., когда у фюрера возник конфликт с Йодлем и со мной. Несмотря на частое признание выдающихся способностей Манштейна, Гитлер явно боялся такого шага и его кандидатуру постоянно отклонял».

А Г. Гудериан так оценивал своего коллегу: «… Манштейн со своими выдающимися военными способностями и с закалкой, полученной в германском генеральном штабе, трезвыми и хладнокровными суждениями — наш самый лучший оперативный ум».

Согласитесь, оценки подобных специалистов чего-то да стоят.

Действительно, ни в одной из книг других генералов (и наших, естественно) нет столь ясно освещённой философии оперативного искусства.

 

 

Вильгельм Кейтель

 

Я её изложу своими словами так.

С оперативной точки зрения занятие любой территории бессмысленно, если вражеские войска не уничтожены. Они ведь смогут вернуть эту территорию. Поэтому в любой операции главным является не занятие или удержание какой-либо территории, а уничтожение противника. Приказы типа «ни шагу назад» или «взять такой-то город» бессмысленны и губительны, если их следствием не служит нанесение противнику многократных потерь.

Противник прорывается? Отлично! Дай ему прорваться, пусть он займёт твою территорию, а ты, не растратив сил во фронтальной обороне, собери их и отрежь противника в чистом поле, окружи его и уничтожь! А когда уничтожишь, то можешь занять и удержать любую территорию.

И надо сказать, что командуя в 1943—1944 гг. группой армий «Юг», Манштейн, даже отступая, умел нанести нашим войскам тяжелейшие потери.

Но в стратегии лишение противника определённых территорий является главным инструментом борьбы. Здесь бездумный полководец своими манёврами может нанести ущерб стратегическим интересам. Стратегом Манштейн был посредственным, и его желание отдать Красной Армии очередные территории, чтобы сосредоточить силы для очередного удара, часто входило в противоречие со стратегическими интересами и приводило к его спорам с Гитлером, которые закончились смещением Манштейна с поста главнокомандующего группой армий, когда Манштейн доманеврировал от Сталинграда до Карпат.

В этой статье я хочу с помощью Манштейна показать читателю, являлся ли Гитлер человеком, способным на бездумные авантюры, или нет.

Авантюра — это предприятие, связанное с риском и с надеждой на случай, следовательно, авантюрист — это человек, охотно идущий на риск в надежде на Фортуну, на слепую удачу.

Но прежде чем рассматривать доводы Манштейна, следует рассмотреть самого Манштейна, был ли он авантюристом? Ведь если он сам боялся рисковать, то ему любой человек, здраво и взвешенно рискующий, покажется безумцем.

 

Сольцы

 

В этом смысле нам повезло: кем-кем, но авантюристом Манштейн был безусловно. Достаточно сказать, что «лучший оперативный ум» Германии был первым из немецких генералов, кто попал в той войне в «котёл», да так, что вынужден был из него бежать, бросая тяжёлое оружие.

С нападением на СССР Манштейн командовал 56-м танковым корпусом в 4-й танковой группе Геппнера, действовавшей в направлении Ленинграда. С самого начала, сломив сопротивление наших войск прикрытия на границе, он рванул вперёд и всё у него получалось, Фортуна о нём заботилась.

Но 15 июля его корпус попал в окружение под городом Сольцы Новгородской области, да так плотно, что снабжение корпуса пришлось начать по воздуху, а для деблокады снять с других участков фронта мотопехотную дивизию СС «Мёртвая голова», 1-ю и 21-ю пехотные дивизии 16-й полевой армии и бросить Манштейну на выручку.

Причём, когда Манштейн вырвался, ему из Берлина дали втык не столько за то, что он попал в окружение, как за то, что в связи с этим нашим войскам в руки попала совершенно секретная инструкция (наставление) к химическим миномётам, которую немедленно огласило московское радио. Манштейн оправдывался: «Противник захватил наставление, конечно, не у передовых частей, а в обозе, когда он занял наши коммуникации. Это всегда может случиться с танковым корпусом, находящимся далеко впереди фронта своих войск».

Побойся Бога, дядя! С каких это пор совершенно секретные наставления о применении отравляющих веществ, могущие вызвать международный скандал, перевозятся в обозе? Небось не подковы.

Такие наставления хранятся в штабах, и надо, дядя, прямо писать, что штабы 56-го корпуса бежали с такой скоростью, что им некогда было захватить или хотя бы сжечь эти наставления.

А случилось вот что. Фортуна Манштейна всегда держалась на двух его удачах — на организационной и технической слабости наших войск и на своевременной помощи начальства. (Кстати, храбрость наших войск Манштейн подчёркивает, отдадим ему должное). А в данном случае, к его несчастью, в командование Северо-Западным направлением 10 июля вступил маршал К. Е. Ворошилов. Он и организовал Манштейну манёвренную войну. Но вторая удача Манштейна под Сольцами пока не подвела — начальство бросило свободные силы и выручило его. Сам он пишет: «3-й моторизованной дивизии удалось оторваться от противника, только отбив 17 атак» . Надеюсь, читатели понимают, что означает деликатное слово «оторваться» в сочетании с отбитием 17 атак? Это значит, что когда эта дивизия (в составе корпуса) побежала, то советские войска за ней упорно гнались. С таким сопровождением она должна была убежать достаточно далеко.

Действительно, Манштейн деловито пишет: «Фронт корпуса, направленный на восток и северо-восток и проходивший примерно на рубеже города Дно, вновь был восстановлен. 8-я танковая дивизия была сменена дивизией СС и получила короткий отдых» .

От города Сольцы до города Дно по карте по прямой 40 км. Неплохо пробежался на запад 56-й танковый корпус!

 

Севастополь

 

Следующей авантюрой следует считать действия Манштейна в Крыму осенью 1941 г. и в зиму 1942 г. Заняв и полностью очистив от наших войск Крым, Манштейн решил взять и Севастополь. Сил у него для этого не было, но ему очень хотелось и очень уж он верил в удачу. Дело в том, что по старым немецким традициям, как пишет сам Манштейн, звание фельдмаршала давалось либо за самостоятельное проведение целой военной кампании, либо за взятие крепости. Манштейн несколько презрительно отозвался о тех, кого Гитлер скопом произвёл в фельдмаршалы за войну с Францией. Из тех генералов никто старых требований к фельдмаршалам не выполнил. А Манштейну как раз подвернулась крепость Севастополь, и он полез на неё в надежде на Фортуну и именно на неё. Дело в том, что когда летом 1942 г. он всё же взял Севастополь, то для этого ему в помощь стянули чуть ли не всю осадную артиллерию Германии и чуть ли не вдвое увеличили численность войск. Да и после этого он штурмовал Севастополь полтора месяца и взял его, понеся тяжелейшие потери. Но осенью 1941 г. у него подобных сил для штурма и близко не было.

Тем не менее он собрал с полуострова под Севастополь всё, что мог. Керченский полуостров защищал армейский корпус генерала Шпонека, он оставил ему одну дивизию. Согнал под ДОТы крепости татар и румын. И начал штурм.

 

 

Хайнц Гудериан

 

А в это время наши войска высаживают десанты под Керчью. Единственная дивизия немцев там не может их удержать, Шпонек просит разрешения отойти. Манштейн запрещает и продолжает штурм. Затем наши высаживают десант в Феодосии с угрозой перерезать перешеек Керченского полуострова. Немецкий корпус бежит из Керчи, бросив всю артиллерию, и успевает выскочить. И вот тут для авантюриста Манштейна наступает момент, когда Фортуна улыбается ему во все 32 зуба.

Если бы наши войска, высадившиеся в Керчи и Феодосии, немедленно двинулись на Симферополь, то взяли бы его без боя, так как в Симферополе из немецких войск было всего 10 тысяч раненых в госпиталях — тех, кто уже отштурмовал Манштейну маршальский жезл. Никаких войск на территории Крыма больше не было, все были под Севастополем. Манштейн и в мемуарах с ужасом пишет об этом. Ведь была зима, дороги обледенели, из-за бескормицы под Севастополем в дивизиях у немцев начался падёж артиллерийских лошадей. Достаточно сказать, что на вывод дивизий от Севастополя к Феодосии, на путь, который пионерский отряд летом пройдёт за неделю, Манштейну требовалось 14 дней. Манштейн оказался в ловушке, но с Фортуной.

Наши войска сидели на Керченском полуострове и неизвестно чего ждали. Не ждал Гитлер. Он немедленно начал перебрасывать в Крым самый мощный 8-й авиационный корпус Рихтгофена, танковые и пехотные дивизии с южного участка фронта. Штурм, конечно, был прекращён, убитых списали, а бездействие наших войск и деятельность Гитлера спасли Манштейна и на этот раз.

 

Сталинград

 

Перейдём к очередной авантюре Манштейна — Сталинградской битве.

Давайте вкратце восстановим события. В ноябре 1942 г. наши войска ударами по флангам окружили 6-ю, самую многочисленную армию немцев, создав внутренний фронт окружения и непрерывно отодвигая внешний фронт. В этот момент Гитлер создал из 6-й армии (находившейся в окружении), 4-й танковой армии и различных не попавших в окружение соединений новую группу армий «Дон», назначив её командующим Манштейна, уже фельдмаршала.

В подчинении 6-й армии под командованием генерала Паулюса в окружении находилось (по данным Манштейна) «пять немецких корпусов в составе 19 дивизий (из которых 3 танковые и 3 мотопехотные — Ю.М.), 2 румынские дивизии, большая часть немецкой артиллерии РГК (за исключением находившейся на Ленинградском фронте) и очень крупные части РГК» — всего около 300 тыс. человек.

Как истинный генерал сухопутный войск Манштейн, как видите, не упомянул входящую в Люфтваффе и тоже попавшую в окружение под Сталинградом дивизию ПВО. Поэтому по советским данным в окружение попало 22 дивизии, а по Манштейну — всего 21.

(Тут, как говорится, Бог не без милости, казак не без счастья. Наша разведка подвела наше командование — оно не догадывалось, какое количество войск окружено под Сталинградом, иначе, не исключено, что не рискнуло бы их окружать).

Остальные силы Манштейна были расположены на фронте, который почти прямым углом выдавался к Сталинграду. Вершина угла находилась на плацдарме немцев на левом берегу Дона у станицы Нижнечирской. От вершины этого угла фронт шёл в одну сторону примерно 70 км на запад, а потом сворачивал на север, а в другую — примерно 80 км на юг и сворачивал на восток. От вершины угла до Сталинграда было самое короткое расстояние — около 50 км — и проходила с тыла немцев к окружённым железная дорога. Такова была ситуация, когда Манштейн принял командование и получил приказ деблокировать 6-ю армию.

Думаю, что любой другой генерал на его месте сосредоточил бы в вершине угла все имеющиеся силы и ударил бы вдоль железной дороги, заставив огромную 6-ю армию пробиваться навстречу. Соединил бы эти две территории, обеспечил 6-ю армию снабжением и, имея в распоряжении уже все силы группы армий «Дон», начал бы действовать дальше по обстановке.

Отвлечёмся. Конечно, в этом месте фронта и у нас было много войск, но ведь они находились в голой степи, окоп выдолбить было трудно, батареи спрятать негде. А немцы проламывали любые обороны, ведя пехоту или танки за огневым валом своей артиллерии. Манштейн пишет, что и под Сталинградом, из-за больших потерь в 1941 г., наша артиллерия была существенно слабее немецкой, причём немцы превосходили нас не только по количеству и калибру орудий, но, главным образом, инструментальной и авиационной разведкой целей. Они не просто много стреляли, их артиллерия стреляла по нашим отцам очень точно. Оборонявшийся противник немцев не смущал.

(Скажем, в 1941 г. Манштейн, беря Крым, преодолел укрепления на Перекопе и Иншуньские позиции фактически двумя дивизиями и (имея сначала 6, а потом 7,5 дивизий) ворвался в Крым, где разгромил нашу 51-ю армию и загнал под Севастополь Приморскую).

 

 

Фридрих фон Паулюс

 

Да, обычный генерал под Сталинградом пробивался бы к Паулюсу по кратчайшему расстоянию, но Манштейн был не простой генерал, а «лучший оперативный ум» , поэтому просто соединить окружённых с фронтом он не мог. И, судя не по тому, что он пишет, а по тому, как он расположил войска и как действовал, Манштейн задумал совместить деблокирование 6-й армии с полным разгромом советских войск под Сталинградом.

Судите сами. Для деблокирования Паулюса у него было всего 11 дивизий (помимо тех, которые удерживали фронт) — 4 танковых и 7 пехотных. Но он их не ввёл в вершину угла на самое короткое расстояние к окружённым. (Этот вариант он предусматривал только как запасной).

Он разработал операцию «Зимняя гроза» и приказал 1 декабря 3 дивизиям в полосе 4-й танковой армии Гота «до 3 декабря сосредоточиться в районе Котельниково» , а это в 130 км к югу от окружённых.

А дивизиям группы Голлидта приказал «быть в оперативной готовности к 5 декабря в районе верхнего течения Чира» , а это примерно в 150 км от окружённых.

Задуман был и вспомогательный удар из вершины угла, но не прямо к окружённым, а на Калач для захвата моста. А 6-я армия, в чём всю главу пытается убедить читателей Манштейн, должна была из окружения нанести удар на юго-запад, навстречу войскам Гота, наступающим из Котельниково.

Если бы задумка Манштейна осуществилась, то в окружение могли бы попасть с десяток советских армий. Но события развивались так.

Пока немцы, запаздывая, сосредоточивались, наши 10 декабря ударили по вершине угла фронта у Нижнечирской, пытаясь отодвинуть внешний фронт в месте, где он ближе всего подходил к внутреннему фронту окружения.

Для немцев это была большая удача, если бы ими командовал не «лучший оперативный ум» , а простой генерал. Создавалась ситуация, как в будущем под Курском, где наши войска измотали немцев на обороне, а потом погнали. Немцам нужно было воспользоваться запасным вариантом и перебросить в это место 57-й танковый корпус, (как и планировалось), из 4-й армии Гота и, дождавшись пока наши войска обессилят себя, атаковать по прямой к Сталинградскому котлу, прорвать внутренний фронт окружения и задействовать в боях 22 дивизии Паулюса. Но в этом случае не получилось бы окружения наших войск…

И Манштейн 12 декабря упорно посылает 57-й танковый корпус армии Гота к Сталинграду преодолевать 130 км из района Котельниково. К 19 декабря Гот, успешно наступая, вышел на рубеж реки Мышкова в 50—40 км от окружённых. Но … Паулюс навстречу 57-му корпусу не ударил.

И в мемуарах, на половине своей главы о Сталинграде, Манштейн пытается запутать вопрос о том, почему Паулюс, якобы вопреки плану «Зимняя гроза» и его приказу, не ударил навстречу Готу и почему 6-я армия и пальцем не пошевелила для своей деблокады. К примеру:

 

«Положение с горючим явилось последним решающим фактором, из-за которого командование армии всё же не решилось предпринять прорыв и из-за которого командование группы армий не смогло настоять на выполнении своего приказа! Генерал Паулюс доложил, что для его танков, из которых ещё около 100 были пригодны к использованию, у него имелось горючего не более чем на 30 км хода. Следовательно, он сможет начать наступление только тогда, когда будут пополнены его запасы горючего и когда 4-я танковая армия приблизится к фронту окружения на расстояние 30 км. Было ясно, что танки 6 армии — её основная ударная сила — не смогут преодолеть расстояние до 4 танковой армии, составлявшее около 50 км, имея запас горючего только на 30 км. но, с другой стороны, нельзя было ждать пока запас горючего 6 армии будет доведён до требуемых размеров (4000 т), не говоря уже о том, что, как показал накопленный опыт, переброска по воздуху таких количеств горючего вообще была нереальным делом.

… В конечном итоге этот вопрос оказал решающее влияние на оставление 6 армии под Сталинградом, потому что Гитлер имел в котле своего офицера связи. Таким образом, Гитлер был информирован о том, что генерал Паулюс ввиду отсутствия достаточных запасов горючего не только считал невозможным предпринять прорыв в юго-западном направлении, но даже и произвести необходимую подготовку к этой операции».

 

Глупость и надуманность этого ответа просто поражает. Оказывается, немцы предпочли сдохнуть от холода и голода в Сталинградском котле только потому, что последние 20 км им надо было пройти пешком!

Тут — с какой точки зрения ни посмотреть — везде только глупость. 100 танков могут проехать 30 км, значит, слей горючее, и 60 танков пройдут 50 км. И т. д. и т. п.

Но давайте просто оценим цифру в 4000 т бензина, т. е. по 15 л на каждого оставшегося в котле солдата. Кому это надо? Давайте сами посчитаем за «лучший оперативный ум» Германии.

Если все 100 танков у Паулюса были самыми расходными и самыми тяжёлыми на тот момент танками T-IV, то они на 100 км дорог тратили 250 л, а на 100 км бездорожья сжигали 500 л бензина, значит на 20 км — 100 л. Итого, чтобы заправить эти танки, требовалось 10 т бензина. Чтобы залить им баки по горловину — 41 т.

Предположим, вместе с танками пошли бы на прорыв и 1000 бронетранспортёров, орудийных тягачей и других машин. Самые расходные — бронетранспортёры — жгли 80 л на 100 км бездорожья, на 50 км — 40 л. На 1000 машин требовалось 40 т.

Авиация Геринга за ночь переправляла в котёл под Сталинградом минимум 150 т грузов, а обычно 300 т. Только раненых вывезли 30 тыс. человек, для чего требовалось минимум 2000 рейсов транспортного самолёта Ю-52, которые рейсом в котёл завезли не менее 4000 т грузов. И при таком грузопотоке не смогли завезти 100 т бензина, чтобы двинуть на прорыв армаду из 100 танков, 1000 машин, сотен стволов артиллерии и 10 тыс. пехоты?! Видимо, у них в германском Генштабе экзамена по арифметике не было.

Совершенно очевидно, что Манштейн даже не врёт, а брешет. Зачем?

Ещё вопрос. С каких это пор в германской армии не заставляют исполнять приказы, а «настаивают» на их исполнении? В Крыму генерал Шпонек тоже не выполнил неисполнимый приказ об удержании Керчи и отошёл. Манштейн немедленно отстранил его от должности, отправил в Берлин, там Шпонека судили и приговорили к смерти. Почему Манштейн не отстранил Паулюса немедленно, как только увидел, что тот не готовит 6-ю армию на прорыв? С 1 по 19 декабря Паулюс «не проводит» подготовку к деблокированию, а Манштейн с Гитлером на это спокойно взирают?!

Тут ведь что надо вспомнить — немцы оборону прорывают всегда танковыми дивизиями. Манштейн пишет, что танки — «основная ударная сила» 6-й армии. Если по плану «Зимняя гроза» Паулюс, как пытается убедить нас Манштейн, должен был прорываться на юго-запад навстречу 57-му корпусу, то и свои танковые дивизии он должен был расположить на юго-западе котла. Но у Паулюса здесь стояла только пехота (4 ак), а танки — 14 танковый корпус — к 19 декабря были сосредоточены на северо-западном участке. Получается, что Паулюс с самого начала игнорировал приказ от 1 декабря. Как это понять?

К своим мемуарам Манштейн приложил ряд документов, в том числе есть у него и планы операций. Но плана «Зимняя гроза» нет, и об этом плане, и о задаче 6-й армии по этому плану он рассказывает без цитат, так сказать, устно. Причём всячески навязывает мысль, что прорыв 6-й армии на юго-запад навстречу Готу был боевой задачей Паулюса по плану «Зимняя гроза» и именно эту задачу Паулюс не выполнил, чем обрёк 22 свои дивизии на бездействие и гибель.

И только в одном месте он проговаривается: «6-й армии приказ (от 1 декабря на проведение операции «Зимняя гроза» — Ю.М.) ставил следующие задачи: в определённый день после начала наступления 4-й танковой армии, который будет указан штабом группы армий, прорваться на юго-западном участке фронта окружения в направлении на реку Донская Царица, соединиться с 4-й танковой армией и принять участие в разгроме южного или западного фронта окружения и в захвате переправ через Дон у Калача ». (Выделено мной — Ю.М.)

Если взять карту и карандаш и соединить вышеуказанные пункты, то у 6-й армии окажется следующий маршрут: на юго-запад (почти на юг) с форсированием реки Червлёная и реки Донская Царица в среднем течении, а затем поворот почти на 180° и движение вместе с армией Гота на север с форсированием рек Донская Царица и Карповка в нижнем течении и выход к Калачу. Трудно определить несостоявшуюся точку встречи 6-й и 4-й армий, но вряд ли в этом петлянии с препятствиями расстояние — меньше 80 км., а между тем, от северо-западного участка фронта окружения 6-й армии (от участка, на котором изготовился 14-й танковый корпус армии Паулюса) до Калача с мостом через Дон по ровному месту было около 25 км.

И совершенно очевидно, что в подлинном, а не фальсифицированном Манштейном, плане «Зимняя гроза» целью 6-й армии было наступление не на юго-запад к Готу, а на северо-запад — на Калач. Удар немцев от угла фронта у Нижнечирской вдоль западного берега Дона на север на Калач, удар 6-й армии с востока на Калач и соединение 57-го корпуса армии Гота с 6-й армией образовывали котёл, в котором оказались бы в окружении 2-я гвардейская, 5-я ударная, 21-я и 57-я армии с кучей отдельных корпусов Сталинградского и Донского фронтов Красной Армии. А удар на Калач группы Голлидта с верховьев Чира образовывали ещё котёл с 3-й гвардейской и 5-й танковой армиями. Прямо скажем, губа у фельдмаршала была не дура.

О том, что в плане «Зимняя гроза» никакого прорыва Паулюса навстречу Готу не предусматривалось, свидетельствует приказ Манштейна Паулюсу и Готу, который «лучший оперативный ум» дал 19 декабря, в момент наибольшего успеха Гота, когда его 57-й танковый корпус ещё не был остановлен нашими войсками. В мемуарах Манштейн пытается трактовать этот свой приказ так, как будто «Зимняя гроза» — это удар 6-й армии на юго-запад для выхода из окружения, но мы этот приказ будем читать так, как он написан.

 

«Совершенно секретно

Для высшего командования

Передавать только с офицером

5 экземпляров

4-й экземпляр

19.12.1942 г. 18.00

Командующему 6-й армией

Командующему 4-й танковой армией

  1. 4-я танковая армия силами 57-го танкового корпуса разбила противника в районе Верхне-Кумский и вышла на рубеж реки Мышкова у Ниж. Кумский. Корпус развивает наступление против сильной группировки противника в районе Каменка и севернее.

Обстановка на Чирском фронте не позволяет наступать силами западнее реки Дон на Калач. Мост через Дон у ст. Чирская в руках противника ».

 

В разделе приказа «Сведения о противнике и своих войсках», как видите, нет ни малейшего сомнения, что 57-й корпус, который за неделю прошёл 80 км, пройдёт и оставшиеся 40—50 км. Но подчёркивается, что наступление на Калач по западному берегу Дона пока невозможно. (Калач расположен на восточном берегу Дона). Далее ставится задача 6-й армии.

 

«2. 6-й армии в ближайшее время перейти в наступление «Зимняя гроза». При этом необходимо предусмотреть установление в случае необходимости связи с 57-м танковым корпусом через реку Донская Царица для пропуска колонны автомашин с грузами для 6-й армии».

 

До реки Донская Царица от окружённых — около 10 км на юго-запад, тем не менее, как видите, в плане «Зимняя гроза» даже это небольшое наступление навстречу 57-му корпусу не предусмотрено. Манштейн даже прорыв на 10 км на узком участке (установить «связь» ) на юго-запад навстречу Готу предусматривает только «в случае необходимости» , а не основной задачей. Основная задача — другая, в этом приказе она не упомянута, поскольку она поставлена в плане «Зимняя гроза». А поскольку ничего другого нам не остаётся, то приходится считать, что эта задача — взять Калач, т. е. наступать не на юго-запад, а на северо-запад. Только такое направление объясняет, почему частный удар на юго-запад должен наноситься только в случае необходимости.

Смысл этого установления «связи» с 57-м корпусом в том, чтобы как можно скорее, не дожидаясь полного соединения 4-й танковой и 6-й армий, подать в 6-ю армию колонну с 3000 т грузов для окружённых и колонну артиллерийских тягачей, которые следовали в тылах 57-го корпуса, т. е. сделать артиллерию 6-й армии подвижной как можно быстрее. (6-я армия частью съела своих артиллерийских лошадей, а частью они пали от бескормицы).

Нет ни слова о выводе 6-й армии из занимаемого ею района под Сталинградом, который немцы называли «крепостью». По плану «Зимняя гроза», как видим, этот район должен был оставаться составной частью немецкого фронта.

Но Манштейн предусмотрел и возможную неудачу «Зимней грозы», поэтому ставит задачу на запасную операцию — операцию отхода 6-й армии от Сталинграда по направлению к фронту пока ещё наступающей 4-й танковой армии Гота.

 

«3. Развитие обстановки может привести к тому, что задача, поставленная в пункте 2, будет расширена до прорыва армии к 57-му танковому корпусу на реке Мышкова. Условный сигнал — «Удар грома». В этом случае очень важно также быстро установить с помощью танков связь с 57-м танковым корпусом с целью пропуска колонны автомашин с грузами для 6-й армии, затем, используя нижнее течение Карповки и Червлёную для прикрытия флангов, наносить удар в направлении на реку Мышкова, очищая постепенно район крепости».

 

Направление на Мышкову — это уже точно направление на юго-запад, но и название у этой операции другое — «Удар грома». И если в п.2 прорыв для установления связи с 57-м корпусом осуществляется только пехотой (о танках ничего не сказано), то здесь уже предусмотрены и танки, что естественно. Предусмотрена и полоса отхода (указаны фланги).

Манштейна также заботит, чтобы в случае неудачи с «Зимней грозой» не было затрачено много времени на разворот 6-й армии для операции «Удар грома» — на перемещение складов, неиспользуемых в «Зимней грозе» видов боевой техники и т. д. Он продолжает п.3:

 

«Если позволят обстоятельства, операция «Удар грома» должна непосредственно следовать за наступлением «Зимняя гроза». Снабжение воздушным путём должно быть текущим, без создания значительных запасов. Важно как можно дольше удержать аэродром у Питомника.

Взять с собой все в какой-то мере способные передвигаться виды боевой техники артиллерии, в первую очередь необходимые для боя орудия, для которых имеются боеприпасы, затем трудно заменимые виды оружия и приборы. Последние своевременно сконцентрировать в юго-западном районе котла».

 

Заметьте, в тексте мемуаров Манштейн плачется, что из-за плохого снабжения у Паулюса танки не могли пройти 50 км, а в этом приказе предписывает ему сократить приём грузов в котёл. (И не мудрено, потом с этими запасами Паулюс будет сражаться больше месяца, когда наши войска приступят к ликвидации окружённых).

И наконец:

 

«4. Пункт 3 подготовить. Вступление его в силу только по особому сигналу «Удар грома».

  1. Доложить день и час наступления к п.2.

Штаб группы армий «Дон»

Оперативный отдел № 0369/42

Совершенно секретно

Для высшего командования

19.12.1942 г.

Генерал-фельдмаршал

фон Манштейн».

 

Как видите, Паулюс точно выполнял все приказы, выполнил бы и приказ «Удар грома», но этот приказ Манштейн не отдал, т. е. прорыв на юго-запад Манштейн Паулюсу не разрешил. Он приказал в п.4 только «подготовить» такой прорыв и то — приказал это не 1 декабря, когда он давал приказ на «Зимнюю грозу», а только 19 декабря.

А 20 декабря наши войска нанесли удар по 8-й итальянской армии на левом фланге группы Голлидта, и итальянцев, «как корова языком слизала». А затем наши ударили по 3-й румынской армии на правом фланге Голлидта, и румыны быстро побежали. Голлидту не осталось ничего другого, как догонять румын. Манштейн стал забирать у 4-й танковой армии Гота войска, но тут наши вспомнили и о Готе.

25 декабря они ударили по Готу, не разузнав, подготовился ли Паулюс к прорыву или нет, дал ему Манштейн сигнал «Удар грома» или всё ещё медлил, мечтая окружить русских под Сталинградом. И если Гот от Котельниково до реки Мышкова шёл 7 дней, то наши войска, начав 25-го форсирование этой реки, уже 29 декабря взяли Котельниково, перерезав Готу коммуникации. 4-й танковой армии Гота стала широко улыбаться судьба 6-й армии Паулюса, и Гот не стал испытывать судьбу — побежал. Всем войскам Манштейна как-то стало не до окружений и не до деблокирования Паулюса с его так и оставшимися в бездействии 22 дивизиями и гениальным планом «Зимняя гроза».

Если бы Манштейн, не мудрствуя лукаво, отразил в начале декабря атаки наших войск на выступе фронта у станции Чирской и, собрав все силы, сам пошёл на прорыв навстречу Паулюсу, то он, наверное, 6-ю армию деблокировал бы. Но он в своей книге учит, что генерал должен быть рисковым. Дорисковался.

В результате «лучший оперативный ум» Германии Манштейн обеспечил советскому командованию возможность разбить по частям группу Голлидта, затем 4-ю танковую армию Гота, отогнать немцев от Нижнечирской, захватив у них последнюю переправу через Дон и аэродромы, и, на десерт, добить 6-ю армию. И гибель немецкой 6-й армии полностью на Манштейне, он это знал и поэтому в мемуарах врёт, стараясь представить дело так, что это Паулюс, дескать, не выполнил его приказ, что это Гитлер, дескать, не хотел уходить из-под Сталинграда.

Не повезло Манштейну. Он ведь надеялся, что наши войска случайно окажутся такими, как в 1941, наше командование случайно окажется таким, как в Крыму, а у Гитлера случайно найдётся в запасе танковая армия. Не обломилось. И это ведь не Фортуна от Манштейна отвернулась, «лучший оперативный ум» сам пристроился к ней сзади.

 

Кругом одни победы

 

Чтобы закончить о Манштейне, добавлю, что все генералы в мемуарах в той или иной степени выставляют себя гениями, но Манштейн и среди них выделяется. Он вообще никогда не имел поражений.

Скажем, злые языки утверждают, что под Курском немцы потерпели поражение. Это неправда, читайте Манштейна — на самом деле они одержали там блестящую победу. Да вот Гитлеру потребовалось для Италии 2 дивизии, поэтому Манштейн вынужден был вернуться на исходные рубежи, и только лишь из-за маневрирования при отходе оказался на Днепре. Правда, на другом фасе Курской дуги командовавший немецкими войсками генерал-полковник Модель, увидев результаты победной битвы под Курском, застрелился, но это Модель, а Манштейн свои битвы всегда выигрывал.

 

 

Вальтер Модель

 

Или, скажем, те же злые языки утверждают, что под Корсунь-Шевченковским в окружении погибла огромная группировка немецких войск. Неправда! Личный состав 6,5 немецких дивизий, попавших в окружение, вышел полностью, правда, оставив всю технику, оружие, раненых и тело командовавшего ими генерала. Манштейн сам их видел, правда, не успел пересчитать, так как они отправились в тыл на отдых, но думает, что вышло тысяч 30—32. Досадно только, что эти 6,5 дивизий больше «не принимали участия в боях, что ещё больше осложнило обстановку» . А так — полная победа!

Надо сказать, что вторая половина мемуаров Манштейна всё же больше напоминает первую половину мемуаров Г. К. Жукова — всё те же размышления на тему, что Манштейн сделал бы с нашими войсками, если бы Гитлер дал ему резервы.

Итак, заканчивая о Манштейне, я считаю его по складу ума и характера авантюристом, человеком легко идущим на рискованные решения, а читатели сами могут составить о нём мнение, прочитав его очень, кстати, полезную книгу «Утерянные победы».

 

Деспот

 

О Гитлере Манштейн написал очень много, даже целую главу ему посвятил. При этом он не просто описывает факты или поступки Гитлера, но и пытается анализировать их. Его книга вообще полна аналитических разборов различных обстоятельств, разборов частью удачных, а часто сомнительных.

В описании Манштейна Гитлер двоится. Манштейн, вроде, описывает одного человека, но характеристики ему даёт настолько противоречивые, что создаётся впечатление, что речь идёт о двух разных людях. Причём виноват в такой раздвоенности не Гитлер, а Манштейн.

У Манштейна не хватает знаний, культуры, чтобы понять Гитлера и не хватает фантазии, чтобы смоделировать на себе свой анализ, т. е. спросить себя, а как бы я поступил на месте Гитлера?

Возьмём такой вопрос. Манштейн характеризует Гитлера как деспота, очень любящего власть. (Что это значит — любить власть — он, как и прочие историки, не поясняет. Считается, что все люди очень любят иметь власть и за это готовы на что угодно). Подтверждает он деспотизм Гитлера неоднократными примерами того, как Гитлер часами спорил с Манштейном, приводя различные цифры из экономики, состояния вооружения и т. д., отстаивая своё деспотическое, неправильное решение против, по обыкновению гениального, решения Манштейна.

Манштейну не приходит в голову вспомнить — а спорит ли он, командующий группой армий, часами с каким-либо своим командиром корпуса, когда тот предлагает Манштейну своё гениальное решение отвести свой корпус назад? Вопрос риторический, но ведь Манштейн себя деспотом, влюблённым во власть, не считает, он тупым деспотом считает Гитлера.

Ну хорошо, Манштейну виднее — деспот, так деспот. Но дело в том, что Манштейн на этой своей характеристике не настаивает и прямо её дезавуирует: «С другой стороны, иногда Гитлер проявлял готовность выслушать соображения, даже если он не был с ними согласен, и мог затем по-деловому обсуждать их».

Как видите, в описании Манштейна получается как бы два человека — один Гитлер деспот, который не слушает доводов, «приводя экономические и политические аргументы и достигая своего, так как эти аргументы обычно не в состоянии был опровергнуть фронтовой командир» , а другой Гитлер по деловому обсуждает доводы, даже если он с ними первоначально не согласен.

Напряги Манштейн фантазию, и всё стало бы на свои места. Возьмём командира корпуса в группе армий Манштейна. У него кругозор (знания) в пределах его корпуса (причём, знания о корпусе у него более полные, чем у Манштейна) и, в лучшем случае, в пределах армии, в которую входит корпус. А у Манштейна кругозор в пределах всех корпусов его группы армий и (получаемые из Генштаба) знания обо всём Восточном фронте, как минимум. И когда командир корпуса просит Манштейна разрешить ему отвод корпуса, то Манштейн, руководствуясь положением всей группы армий, может отказать, «приводя аргументы» о положении группы и фронта «и достигая своего, так как эти аргументы обычно не в состоянии был опровергнуть» рядовой командир корпуса, а может, если этот отвод корпуса не вредит группе армий, «по деловому обсудить» его.

Обычное дело, и при наличии капельки фантазии Манштейну не стоило бы упрекать Гитлера в излишнем властолюбии. И, кстати, попытаться понять те «политические и экономические аргументы» , которыми Гитлер пытался поднять его, Манштейна, культурный уровень. А необходимость в этом была.

Скажем, Манштейн ведь военный специалист, тем не менее он даже в 50-х годах без комментариев даёт такое сообщение периода подготовки к Курской битве: «… большую роль играли донесения о чрезвычайном усилении противотанковой обороны противника, особенно вследствие введения новых противотанковых ружей, против которых наши танки T-IV не могли устоять» . Наши противотанковые ружья были приняты на вооружение в 1941 г. и ничего нового за всю войну в этой области не было. Манштейн обязан был бы об этом знать и прокомментировать это сообщение при написании мемуаров, как слух. Но он даёт этот слух в голом виде, следовательно, знает о противотанковом оружии только понаслышке.

В незнании генералами, даже немецкими, оружия нет ничего удивительного. Министр вооружений Германии А. Шпеер вспоминал, как изумился Гитлер на артиллерийском полигоне, когда начальник Генштаба сухопутных войск Германии Ф. Гальдер спутал противотанковую пушку с лёгкой полевой гаубицей. Дело в том, что Гальдер был генерал-полковником артиллерии.

И уж совсем профанами были немецкие генералы, когда дело немного выходило за рамки их узкопрофессиональных интересов. Скажем, Манштейн пишет о его типичном конфликте с Гитлером:

 

«Но менее всего Гитлер был готов создать возможность для большого оперативного успеха в духе плана группы «Юг» путём отказа — хотя и временного — от Донбасса. На совещании в штабе группы в марте в городе Запорожье он заявил, что совершенно невозможно отдать противнику Донбасс даже временно. Если бы мы потеряли этот район, то нам нельзя было бы обеспечить сырьём свою военную промышленность. Для противника же потеря Донбасса в своё время означала сокращение производства стали на 25 %. Что же касается никопольского марганца, то его значение для нас вообще нельзя выразить словами. Потеря Никополя (на Днепре, юго-западнее Запорожья) означала бы конец войны. Далее, как Никополь, так и Донбасс не могут обойтись без электростанции в Запорожье.

Эта точка зрения, правильность которой мы не могли детально проверить, имела решающее значение для Гитлера в период всей кампании 1943 г. Это привело к тому, что наша группа никогда не имела необходимой свободы при проведении своих операций, которая позволила бы ей нанести превосходящему противнику действительно эффективный удар или собрать достаточные силы на важном для неё северном фланге».

 

Поясню страх Гитлера. На производство оружия и техники идёт качественная сталь, для производства которой используют различные химические элементы, но почти всегда кремний, хром и марганец.

С сырьём для кремния проблем нет.

75 % мировых запасов хрома находится в ЮАР, 20 % в Казахстане, остальное россыпью по миру, есть он, в частности, в Югославии и Албании. Эти страны были доступны немцам в ту войну, следовательно, хром у них был.

Марганец применяется в специальных сталях, скажем, в стали для траков гусениц танков его должно быть 13 %. А почти во всех остальных сталях его нужно иметь в пределах 0,6 % для нейтрализации вредного влияния серы, иначе сталь начнёт ломаться. Мировые запасы марганца распределены так: 60 % в Никополе, немного в Грузии и Казахстане, остальное разбросано по миру. Но в Европе марганца нигде нет!

С потерей Никополя Германия переходила только на стратегические запасы марганца и, при её блокаде союзниками, это была агония. Вбросят немцы в сталеплавильную печь последний килограмм ферромарганца, и выплавку стали можно прекращать, поскольку она без марганца не будет годиться для производства оружия и боеприпасов.

Гитлер это знал, а Манштейн «не мог детально проверить» (что здесь проверять? Это надо просто знать!) и поэтому требовал отдать Никополь нам без каких-либо волнений. «Специалист подобен флюсу», Манштейн был хорошим, но очень узким специалистом. Как всегда в таких случаях, отсутствие надлежащего культурного уровня заменяется апломбом «профессионала», свято верящего, что войны выигрываются исключительно войсковыми операциями, созревающими в голове «лучшего оперативного ума» .

Думаю, у Гитлера были веские основания не назначать Манштейна вместо Кейтеля начальником Генерального штаба всех вооружённых сил Германии — общекультурная подготовка у Манштейна была весьма посредственной.

 

Любовь к людям

 

Нельзя сказать, что Манштейн всегда не замечает отсутствия логики в своих характеристиках Гитлеру. Когда речь идёт о военном деле, о том, в чём он разбирается, то он пытается как-то объясниться с читателем в описываемых противоречиях.

К примеру. Он поддерживает общепринятую версию, что Гитлер был безжалостен к немецким солдатам и его никогда не волновало, сколько их погибнет. (Этот вывод Манштейну скорее требовался для объяснений безжалостности Гитлера по отношению к генералам: дескать, он от природы зверь, да и только). Но когда Манштейн начинает утверждать, что Гитлер органически боялся риска при проведении военных операций, возникает нестыковка характеристик фюрера, возникает вопрос, а чего собственно он боялся?

Ведь что такое страх риска? Это страх наказания, если риск не оправдает себя. Какое могло быть наказание Гитлеру от его рискованных поступков? Личной смерти Гитлер не боялся, это даже нет смысла обсуждать. Потери каких-то денег, богатства? Но Гитлер не имел никакой личной жизни, был безразличен к вещам и даже к еде — был вегетарианцем.

Единственным его наказанием могла быть только совесть. Угрызения совести, страх этих угрызений единственно и могли вызвать боязнь рискованных военных решений. То есть страх, что из-за его решения погибнет много немецких солдат, заставлял Гитлера колебаться в каждом рискованном случае.

Но как же тогда муки совести за погибших немецких солдат сочетать с якобы безжалостностью Гитлера к ним? Где логика? И Манштейн находит такой путь свести концы с концами — он в тексте всё же утверждает, что Гитлер был безжалостен к людям, но одновременно даёт к тексту такую сноску:

«Один бывший офицер ОКВ, переведённый туда как фронтовой офицер после тяжёлого ранения, служебное положение которого позволяло ему наблюдать Гитлера почти ежедневно, особенно в связи с докладами об обстановке, а также и в более узком кругу, пишет мне по этому поводу:

„Я вполне понимаю Ваше субъективное чувство (речь идёт об отсутствии у Гитлера любви к войскам и о том, что потери войск для него были лишь цифрами). Таким он казался более или менее широкому кругу людей, но в действительности всё было почти наоборот. С солдатской точки зрения он был, возможно, даже слишком мягким, во всяком случае он слишком зависел от чувств. Симптоматично, что он не мог переносить встречи с ужасами войны. Он боялся своей собственной мягкости и чувствительности, которые помешали бы ему принимать решения, которых требовала от него его роль политического руководителя. Потери, о которых ему приходилось выслушивать подробные описания, а также получаемые им общие сведения о них, вызывали в нём страх, он буквально страдал от этого, точно так же, как он страдал от смерти людей, которых он знал. В результате многолетних наблюдений я пришёл к выводу, что это не было театральной игрой, это была одна из сторон его характера. Внешне он был подчёркнуто равнодушен, чтобы не поддаваться влиянию этого свойства характера, перед которым он сам испытывал страх. В этом кроется и более глубокая причина того, почему он не ездил на фронт и в города, подвергшиеся разрушению в результате бомбардировок. Безусловно, это объяснялось не тем, что у него не хватало личного мужества, а тем, что он боялся своей реакции на эти ужасы. В неофициальной обстановке встречалось много случаев, когда во время разговора о действиях и усилиях наших войск — без различия чинов — можно было видеть, что он хорошо понимал то, что переживают сражающиеся войска, и сердечно относился к ним“.

Суждение этого офицера, который не относился к приверженцам или почитателям Гитлера, показывает, по крайней мере, насколько противоречивым могло быть впечатление, которое получали различные люди от характера и образа мышления Гитлера, насколько трудно было по-настоящему узнать или понять его. Если Гитлер, как говорится выше, был действительно «мягким», то как же объяснить в таком случае ту зверскую жестокость, которая с течением времени во всё большей степени характеризовала его режим?» — вопрошает Манштейн.

Зверскую жестокость Гитлер проявлял только к врагам Рейха и к «неполноценным народам», точно так же, как и Манштейн, и другие немецкие генералы. А к солдатам Рейха Гитлер был до сентиментальности мягким, точь-в-точь как и Манштейн.

Манштейн, к примеру, роняет в мемуарах слезу о судьбе немецких солдат 6-й армии, попавших в плен под Сталинградом, дескать, в живых осталось всего несколько тысяч. А ему бы взять и согласовать эту свою жалость хотя бы с такой записью, сделанной 14 ноября 1941 г. в дневнике начальника Генштаба сухопутных войск Ф. Гальдера: «Молодечно: Русский тифозный лагерь военнопленных. 20000 человек обречены на смерть» . Между прочим, чтобы предотвратить тиф в Освенциме, куда немцы предварительно свозили евреев для отправки в Палестину, они обрабатывали одежду заключённых инсектицидом «Циклон Б», убивая тифозную вошь. (Потом сионисты извратят дело так, что «Циклоном Б» убивали евреев). А здесь у Гальдера даже голова не болит — «обречены» и всё тут. Далее Гальдер продолжает: «В других лагерях, расположенных в окрестностях, хотя там сыпного тифа нет, большое количество пленных умирает от голода … Однако какие-либо меры помощи в настоящее время невозможны» . Как это понять? Немцы взяли все продсклады Западного военного округа, взяли весь урожай Белоруссии и Украины. Это в связи с чем помощь нашим пленным «невозможна»?

А что касается Сталинграда, то у Гальдера есть запись и по этому городу от 31 августа 1942 г.: «Сталинград: мужскую часть населения уничтожить, женскую вывезти» .

Строго говоря, Манштейн в своих мемуарах мог бы пояснить, откуда взялось столько массовых захоронений советских граждан Крыма и что предъявляли ему в вину англичане, когда судили как военного преступника. Но он об этом помалкивает.

 

Риск риску рознь

 

Но вернёмся к основной теме статьи — был ли Гитлер по натуре авантюристом? Хотя бы таким, как сам Манштейн?

Что касается проведения фронтовых операций, то здесь Манштейн, за исключением нескольких операций, категоричен: Гитлер был трус и своей боязнью идти на риск мешал Манштейну выиграть войну. Зная авантюрность самого Манштейна и зная то, что мы всех судим по себе, можно, наверное, сделать вывод, что в области оперативного искусства Гитлер был вероятнее всего не трус, а просто здравомыслящий человек.

А вот что касается политики и стратегии, то здесь Манштейн снова описывает как бы другого человека и не менее категорично: Гитлер-трус превращается у него в отъявленного авантюриста. Но дадим слово самому Манштейну:

 

«Как военного руководителя Гитлера нельзя, конечно, сбрасывать со счётов с помощью излюбленного выражения «ефрейтор Первой мировой войны». Несомненно, он обладал известной способностью анализа оперативных возможностей, которая проявилась уже в тот момент, когда он одобрил план операций на Западном фронте, предложенный группой армий «А». Подобные способности нередко встречаются также и у дилетантов в военных вопросах. Иначе военной истории нечего было бы сообщать о ряде князей или принцев как талантливых полководцах.

Но, помимо этого, Гитлер обладал большими знаниями и удивительной памятью, а также творческой фантазией в области техники и всех проблем вооружения. Его знания в области применения новых видов оружия в нашей армии и — что было ещё более удивительно — в армии противника, а также цифровых данных относительно производства вооружения в своей стране и в странах противника, были поразительны.

… После успехов, которых Гитлер добился к 1938 г. на политической арене, он в вопросах политики стал азартным игроком, но в военной области боялся всякого риска. Смелым решением Гитлера с военной точки зрения можно считать только решение оккупировать Норвегию, хотя и в этом вопросе инициатива исходила от гросс-адмирала Редера. Но даже и здесь, как только создалась критическая обстановка под Нарвиком, Гитлер был уже готов отдать приказ об оставлении города и тем самым пожертвовать главной целью всей операции — обеспечением вывоза руды. При проведении наступления на Западе также проявилась боязнь Гитлера пойти на военный риск, о чём уже шла речь выше. Решение Гитлера напасть на Советский Союз было в конце концов неизбежным следствием отказа от вторжения в Англию, риск которого опять-таки показался Гитлеру слишком большим.

Во время кампании против России боязнь риска проявилась в двух формах. Во-первых, как будет показано ниже, в отклонении всякого манёвра при проведении операций, который в условиях войны, начиная с 1943 г., мог быть обеспечен только добровольным, хотя и временным оставлением захваченных районов. Во-вторых, в боязни оголить второстепенные участки фронта или театры военных действий в интересах участка, который приобретал решающее значение, даже если на этом участке складывалась явно угрожающая обстановка».

 

Итак, по Манштейну, Гитлер был трус в военных вопросах и авантюрист, «азартный игрок» в политических. Причём к своему мнению об авантюризме Манштейн присовокупляет и мнение будущего фельдмаршала Рундштедта и других генералов в 1939 г.: «Мы были с каждым разом всё более поражены тем, какое невероятное политическое везение сопровождало до сих пор Гитлера при достижении им довольно прозрачных и скрытых целей без применения оружия. Казалось, что этот человек действует по почти безошибочному инстинкту».

Сначала задумаемся — а может ли так быть? Может ли один человек быть трусом в военной области и авантюристом в политической? Ведь при переходе из экономической области в военную, а из военной в политическую риск возрастает на порядки. Что стоит ошибка в экономической области, скажем, построили не тот завод? Это пфенинги потерь в расчёте на каждого немца, дополнительная его работа в течение нескольких минут.

А что стоит ошибка в военной области, скажем, проигранное сражение? Это уже десятки тысяч убитых граждан и сотни марок материальных потерь в расчёте на каждого.

А что стоит ошибка в политике, скажем, выбор не того союзника или не того противника? Это миллионы убитых и десятки тысяч марок потерь в расчёте на каждого оставшегося в живых. Эти риски несоизмеримы. По Манштейну получается, что Гитлер не рисковал там, где возможные потери ещё не так велики, но охотно рисковал там, где они неизмеримы. Может ли такое быть? Может ли человек, который не принимает ванну из-за страха утонуть, отважиться переплыть Волгу в её низовьях? Такой человек немыслим, и Гитлер им не был, он не был авантюристом.

 

В пользу союзника

 

Просто Гитлер знал то, чего не знали его генералы (даже после войны), в связи с чем они поражались «невероятному политическому везению» Гитлера. В роли «невероятного политического везения» Гитлера выступал сионизм — международное еврейство. Именно этот союзник обеспечивал Гитлеру достижение тех целей, которые генералам казались «невероятными» .

Отвлечёмся. Строго говоря, сейчас трудно сказать, действительно ли Манштейн не знал о союзе Гитлера с сионизмом или просто не мог об этом писать, чтобы его книгу не постигла судьба других книг в «демократической» ФРГ. Скажем, книга Х. Карделя «Адольф Гитлер — основатель Израиля». Кардель написал эту книгу совместно с Д. Брондером, генеральным секретарём безрелигиозных еврейских общин Германии. Это не помогло, в 1974 г. суд ФРГ постановил весь тираж книги утопить в Гамбургской гавани, и 10 тыс. экземпляров были утоплены. Возможно именно поэтому Э. Манштейн в своей книге «Утерянные победы» вообще молчит о любых аспектах еврейского вопроса, молчит настолько, что в его обширной книге о Второй мировой войне ни разу не встречается такое слово — еврей.

Вернёмся к теме. Генеральные штабы в любой стране в мирное время заняты тем, что составляют планы войны со всеми вероятными противниками — это их работа. Манштейн пишет, что после Первой мировой войны таким противником для Германии была Польша, немцы боялись, что Польша продолжит захват немецких земель, в частности, Восточной Пруссии, и готовились к войне с ней.

Но в 1939 г. в Генштабе Германии не оказалось плана войны с Польшей! Его начали спешно разрабатывать перед самым её началом. Манштейн это поясняет:

 

«Затем колесо судьбы вновь повернулось. На сцене империи появился Адольф Гитлер. Всё изменилось. Коренным образом изменились и наши отношения с Польшей. Империя заключила пакт о ненападении и договор о дружбе с нашим восточным соседом. Мы были освобождены от кошмара возможного нападения со стороны Польши. Одновременно, однако, охладели политические чувства между Германией и Советским Союзом, ибо фюрер, с тех пор как он начал выступать перед массами, достаточно ясно выражал свою ненависть по отношению к большевистскому режиму. В этой новой ситуации Польша должна была чувствовать себя свободнее. Но эта большая свобода не была теперь для нас опасной. Перевооружение Германии и серия внешнеполитических успехов Гитлера делали нереальной возможность использования Польшей своей свободы для наступления против империи. Когда она изъявила свою даже несколько чрезмерную готовность принять участие в разделе Чехословакии, возможность ведения переговоров по пограничному вопросу казалась не исключённой.

Во всяком случае, ОКХ до весны 1939 г. никогда не имело в своём портфеле плана стратегического развёртывания наступления на Польшу».

 

То есть, до весны 1939 г. Польша рассматривалась как союзник и то, что Гитлер на неё напал, ничем другим, кроме потребностей другого союзника Гитлера — сионистов, пояснить нельзя.

Факт нападения на союз Польша-Великобритания-Франция также никак нельзя объяснить, если не учитывать гипотезу, что сионизм гарантировал Гитлеру неучастие в войне Великобритании и Франции. Манштейн от имени генералов, участников совещания у Гитлера, вспоминал: «Гитлер в 1938 г. развернул свои силы вдоль границ этой страны (Чехословакии — Ю.М.), угрожая ей, и всё же войны не было. Правда, старая немецкая поговорка, гласящая, что кувшин до тех пор носят к колодцу, пока он не разобьётся, уже приглушённо звучала в наших ушах. На этот раз, кроме того, дело обстояло рискованнее, и игра, которую Гитлер, по всей видимости, хотел повторить, выглядела опаснее. Гарантия Великобритании теперь лежала на нашем пути. Затем мы также вспоминали об одном заявлении Гитлера, что он никогда не будет таким недалёким, как некоторые государственные деятели 1914 г., развязавшие войну на два фронта. Он это заявил, и, по крайней мере, эти слова свидетельствовали о холодном рассудке, хотя его человеческие чувства казались окаменевшими или омертвевшими. Он в резкой форме, но торжественно заявил своим военным советникам, что он не идиот, чтобы из-за города Данцига (Гданьск) или Польского коридора влезть в войну».

И тем не менее, именно из-за этого он войну и начал, хотя ни ему, ни Германии она не была нужна. Следовательно, она нужна была его союзнику — сионизму.

Манштейн, повторюсь, не пишет, что целью Гитлера (целью его союзников) было переселение западноевропейских евреев в Палестину, прямо он даже ничего не пишет о захвате Палестины, но он так детально анализирует бессмысленность войны против Англии в Средиземном море и Африке и прямую необходимость для победы над Англией высадки прямо на Британские острова (он готовил свой корпус к этой высадке), что невольно напрашивается вопрос, а какова же тогда цель войны Гитлера в Средиземном море и в Африке, если победа над Англией здесь ни при чём?

Манштейн рассматривает различные варианты операций на Средиземном море: как гипотетические (захват Мальты и Гибралтара), так и те, которые осуществлялись (захват Греции, Крита, Египта). Причём, скорее из академического интереса, поскольку он одновременно утверждает, что с точки зрения стратегии война на Средиземном море именно Германии ничего не давала.

 

«Бесспорно, потеря позиций на Средиземном море была бы для Великобритании тяжёлым ударом. Это могло бы сильно сказаться на Индии, на Ближнем Востоке и тем самым на снабжении Англии нефтью. Кроме того, окончательная блокада её коммуникаций на Средиземном море сильно подорвала бы снабжение Англии. Но был бы этот удар смертельным? На этот вопрос, по моему мнению, надо дать отрицательный ответ. В этом случае для Англии оставался бы открытым путь на Дальний и Ближний Восток через мыс Доброй Надежды, который никак нельзя было блокировать. В таком случае потребовалось бы создать плотное кольцо блокады вокруг Британских островов с помощью подводных лодок и авиации, т. е. избрать первый путь. Но это потребовало бы сосредоточения здесь всей авиации, так что для Средиземного моря ничего бы не осталось! Какой бы болезненной не была для Англии потеря Гибралтара, Мальты, позиций в Египте и на Ближнем Востоке, этот удар не был бы для неё смертельным. Напротив, эти потери скорее ожесточили бы волю англичан к борьбе — это в их характере. Британская нация не признала бы этих потерь для себя роковыми и ещё ожесточённее продолжала бы борьбу! Она по всей видимости опровергла бы известное утверждение, что Средиземное море — это жизненно важная артерия Британской империи. Очень сомнительно также, чтобы доминионы не последовали за Англией при продолжении ею борьбы».

 

Победу в Европе могла обеспечить только высадка на Британские острова, эта высадка решала и вопросы победы на Средиземном море. Манштейн пишет:

 

«Важнейшим, видимо, было следующее: после завоевания Британских островов немцами враг потерял бы базу, которая, по крайней мере тогда, была необходима для наступления с моря на европейский континент. Осуществить вторжение через Атлантику, не пользуясь при этом в качестве трамплина Британскими островами, было в то время абсолютно невозможно, даже и в случае вступления Америки в войну. Можно не сомневаться также и в том, что после победы над Англией и вывода из строя английской авиации, изгнания английского флота за Атлантику и разрушения военного потенциала Британских островов, Германия была бы в состоянии быстро улучшить обстановку на Средиземном море.

Можно было, следовательно, сказать, что, даже если английское правительство после потери Британских островов пыталось бы продолжать войну, оно вряд ли имело шансы выиграть её. Последовали ли бы за Англией в этом случае доминионы?»

 

Причём, несмотря на сложность форсирования Ла-Манша, у Манштейна не было сомнения в успехе захвата Британских островов, поскольку в 1940 г. у Германии «имелось одно решающее преимущество, а именно то обстоятельство, что она вначале не могла встретить на английском побережье какую-либо организованную оборону, обеспеченную хорошо вооружёнными, обученными и хорошо управляемыми войсками. Фактически летом 1940 г. Англия была почти абсолютно беззащитна на суше перед вторжением» .

Но Гитлер отказался от высадки и начал войну на Средиземном море, совместив её с подготовкой войны с СССР. Причину этого отказа Манштейн даёт и со слов Гитлера: «Он часто говорил, что не в интересах Германии уничтожить Британскую империю. Он считал, что она представляет собой крупное политическое достижение» — и сам: «Если же даже и не доверять полностью этим заявлениям Гитлера, то одно всё же ясно: Гитлер знал, что в случае уничтожения Британской империи наследником будет не он, не Германия, а США, Япония или Советский Союз» .

Отсюда следует только одно — «воюя» с Британской империей, Гитлер не хотел её уничтожать! Как это понять? Понять это невозможно, если не учесть, что один из центров сионизма, один из центров международного еврейства, один из центров сосредоточения еврейского капитала находился в Англии, т. е. в Англии находилась база союзников-сионистов Гитлера и он её не мог тронуть.

(А комментарий самого Манштейна к заявлению Гитлера лишний раз показывает, почему Манштейна не назначили начальником Генштаба вооружённых сил Германии. Вне военной области он полный профан!

В связи с чем захват Британских островов вызвал бы обязательное крушение империи? Ведь захват Франции крушение Французской империи не вызвал. А вот захват лондонского Сити германскими банками — это крушение, но не Британской империи, а тех, кто паразитирует на ростовщичестве.

Второе. Британия была на тот момент самым опасным воюющим врагом Германии, и если бы Империя и развалилась, то усиление её осколками США и Японии — очень далёких стран — это лучше, чем мощная Британская империя — сосед Рейха.

Третье. Если бы СССР после распада Британской империи начал войну по захвату Ирана, Ирака, Индии, то он обессилил бы себя накануне войны с Германией. То есть, такое положение дел тоже было Германии выгодно).

Много загадок поставил Гитлер Манштейну, о которых фельдмаршал то ли не хочет говорить, то ли действительно не знает на них ответов. Манштейн ведь никогда не был свитским генералом, вся его карьера после 1938 г. проходила исключительно на фронтах и задачи, стоящие перед Гитлером, могли быть ему действительно непонятны и от этого казаться глупыми. Скажем, такой эпизод.

Осень 1941 г. Перед этим Гитлер вывел из Крыма 11-ю армию Манштейна и вместо того, чтобы, как предлагал Манштейн, отправить её на Кавказ и добраться до Баку, отправил её брать Ленинград. Не удалось. О взятии Москвы и речи не идёт. На юге немцы тщетно бьются у стен Сталинграда и на кавказских перевалах. Разведка донесла, что наши войска готовят удар у Витебска. Гитлер посылает Манштейна туда, в связи с новым назначением они беседуют, и Гитлер предупреждает, что Манштейну, возможно, придётся взять на себя командование группой армий «А» (Кавказское направление), которой до этого Гитлер командовал сам «по совместительству». «Но ещё, — изумляется Манштейн, — удивительнее было то, что Гитлер в этот момент сказал в связи с моим возможным назначением на пост командующего этой группой армий. На будущий год он предполагает, заявил Гитлер, предпринять силами группы механизированных армий наступление через Кавказ на Ближний Восток!» Похоже, Манштейн искренне недоумевает тому, что Гитлер — Верховный Главнокомандующий Вермахта — лично командует группой армий Кавказского направления и, главное, как он в такой обстановке на Восточном фронте может думать о Ближнем Востоке!

А Гитлер обязан был думать. Ведь перед ним стояла задача не только построить Тысячелетний Рейх на просторах СССР, но и Израиль в Палестине. И он обе эти задачи пытался решить.

 

Итоги

 

Если внимательно вчитаться в свидетельства тех, кто знал Гитлера, и отбросить тенденциозность их оценок, то Гитлер предстаёт осторожным военным и государственным деятелем, особенно на фоне авантюризма его генералов.

А те решения Гитлера, которые внешне выглядят авантюрными, объясняются только одним — до момента, пока была надежда, что Гитлер сможет основать для сионизма Израиль, международное еврейство было его верным, тайным союзником, и Гитлер в своих расчётах основывался на совместных действиях — он открыто — на фронтах, а сионизм тайно — внутри стран его противников.

Но к концу 1942 г. исчерпала себя надежда на то, что Вермахт ворвётся в Палестину с юга (из Египта) и с севера (Кавказа), и сионизм Гитлера предал …

Исследуя события Второй мировой войны, историки обязательно исследуют интересы всех участвовавших в войне государств. Сколько внимания, к примеру, посвящено интересам СССР. И Индию Сталин хотел захватить, и всю Европу, и на Англию вместе с Гитлером напасть, и т. д., и т. п.

Но было и государство, которое можно назвать Мировым Еврейством. У него был центр, были еврейские общины во всех странах, сеть объединяющих организаций, включая военизированные («Хагана», «Бейтар» и т. д.). Почему никто не исследует интерес этого государства во Второй мировой войне?

Во всех воевавших государствах исследуются внутренние конфликты: Черчилль против Чемберлена, Гитлер против коммунистов, Сталин против троцкистов, Де Голль против Петена и т. д. и т. п.

Почему не исследуются внутренние конфликты в Мировом Еврейском государстве, где партиями являются кредитно-финансовые объединения? Ведь сионизм, «историческая родина» — это только вывеска для наивных.

СССР записал себе в заслугу (без особых возражений Запада) развал Британской колониальной империи, дескать, коммунистические идеи свободы её развалили. Но ведь Империя развалилась без выстрелов и без прихода где-либо коммунистов к власти. А как свидетельствует сын американского президента, не СССР, а Рузвельт прилагал огромные усилия к развалу Империи своего союзника. Как утверждает сын — из любви к свободолюбию. Т. е. Рузвельта, у которого индейцы сидели в резервациях, а весь Юг пестрел табличками «Только для белых», страшно обеспокоила свобода индусов и пакистанцев, да ещё и во время войны. В это надо верить?

А если принять гипотезу, что в государстве Мировые Евреи, та партия, которая собралась грабить мир при помощи доллара, душила своих конкурентов, грабящих мир фунтом стерлингов, и уже после этого взглянуть на события Второй мировой войны? Не станут ли они понятнее?

И теперь, когда в государстве Международные Евреи возникла партия «евро», не следует ли нам ожидать её драку с партией «доллар» с вовлечением в эту драку и в пожар новой войны государств всего мира? НАТО против Сербии — не первый ли это звонок?

Считается, что удар по Сербии — это удар по славянству. Разумеется. Но главная ли это цель? Ведь, победив Гитлера, СССР попутно обеспечил и установление социализма в Восточной Европе. Не решает ли Мировое Еврейство проблему славян тоже попутно? Как они во Вторую мировую, решая задачу ослабления Британской империи и фунта стерлингов, попутно решили задачу создания Израиля?

 

Ю. И. МУХИН

 

 


Глава 3. Между молотом и наковальней

 

Проблемы защиты Петербурга (Ленинграда) с моря. Отказ Финляндии помочь в укреплении безопасности Ленинграда в свете её планов захвата территории СССР и установления границ по линии Ладожское — Онежское озёра — Белое море. Выигрыш Финляндии от дружественной по отношению к СССР политики. В каких случаях берётся кредит. Принуждение Гитлера к предоставлению в 1939 г. кредита СССР и отказу от части Польши и Прибалтики. Закупка у Гитлера в кредит оборонных заводов и оружия. Оружие немцев на вооружении РККА. Подрыв кредитом и торговыми соглашениями военного потенциала Германии.

 

Война как лекарство от глупости

 

Думаю, что в вопросе о расширении НАТО на Восток, мы ведём себя так, как хотят наши противники — мы этому сопротивляемся. А надо ли?

Эти сомнения пришли мне в голову, когда я задумался о советско-финской войне — о самой глупой войне нашего столетия.

 

Защита Ленинграда

 

Ленинград с военной точки зрения чрезвычайно уязвим. Даже без авиации для сильного вражеского флота взятие Ленинграда не является большой проблемой. Для главных калибров артиллерии вражеских линкоров Кронштадт не велика помеха, а при захвате ленинградских гаваней подвоз войск морем превращает ленинградскую область в район, из которого вражеская армия легко может наносить удары в сердце и России, и потом СССР.

Поэтому и у царей главной идеей обороны Петербурга было недопущение флота противника к петербургским подступам. Для этого Финский залив и все подходы к нему в Первую мировую войну перегораживались минными заграждениями. Но мины можно снять. Поэтому главной задачей Балтийского флота было недопущение прорыва этих минных позиций — его корабли должны были топить корабли противника при попытке ими снять мины.

Но царю было проще. Если вы взглянете на карту Российской Империи, то увидите, что северный берег Финского залива — это Финляндия, входившая тогда в состав Российской империи, а южный берег — это имперская Прибалтика. Балтийский флот был везде дома, по обоим берегам залива стояли его береговые батареи, прикрывавшие минные поля и не дававшие вражеским кораблям пройти мимо них к Петербургу.

Ещё за день до объявления Первой мировой вице-адмирал Эссен, командующий Балтфлотом, на линии Таллин-Хельсинки (Центральная позиция) выставил более трёх тысяч мин, затем их количество было доведено до 8 тысяч, с финского и эстонского берегов позицию защищали 25 береговых батарей, на которых было 60 только 305-мм мощнейших орудий, стрелявших снарядами весом в полтонны. Поэтому за всю войну немцы практически не делали серьёзных попыток прорваться к Петрограду.

Но ведь в СССР после Революции от этого ничего не осталось. Южный берег почти весь был у Эстонии, а от финской границы можно было обстреливать Ленинград из полевых орудий. Мины, конечно, можно было поставить, но не защищённые с берега, они были бы моментально сняты. Положение и Ленинграда, и СССР по своей беззащитности было трагическим.

 

Диалог с идиотами

 

Гитлер в «Майн Кампф» не скрывал, что рейх будет построен на территориях СССР. Поэтому, когда 12 марта 1938 года Германия присоединила Австрию, для СССР это был первый звонок. И в апреле 1938 года финскому правительству тайно поступили первые советские предложения. СССР просил Финляндию гарантировать, что она окажет сопротивление немцам в случае нападения на Финляндию, для чего Советский Союз предлагал свои войска, флот и оружие. Финны отказались от этого.

СССР искал варианты. К осени он уже не предлагал прямого договора, не предлагал войск, а лишь просил договор о защите берегов Финляндии Балтфлотом, если Финляндия подвергнется нападению немцев. Финны отказались и даже не пытались продолжить переговоры. А между тем Англия и Франция уже предали Чехословакию и СССР в Мюнхене. Союзник СССР — Франция отказалась защищать Чехословакию, второй союзник — сама Чехословакия — сдала немцам Судетскую область без выстрела. Стало ясно, что для Запада все эти договоры не более чем бумажка. Для защиты Ленинграда требовалось что-то более реальное, требовался расчёт только на собственные силы.

В октябре 1938 года СССР предложил финнам помощь в постройке военной базы на финском острове Гогланд в Финском заливе и права, если Финляндия не справится с обороной этого острова, оборонять его. Финны отказались.

Тогда Советский Союз попросил у Финляндии в аренду на 30 лет четыре маленьких острова в Финском заливе. Финны отказались.

Тогда СССР попросил обменять их на свою территорию. На этом этапе о переговорах узнал бывший храбрый (орден Святого Георгия) генерал русской армии, а к тому времени главнокомандующий финской армией, маршал Маннергейм. Он немедленно предложил финскому правительству обменять не только запрошенные острова, но и территорию Карельского перешейка, о которой советская сторона даже не вспоминала. Это говорит о том, насколько понятны с военной точки зрения были просьбы Советского Союза. Насколько глупы были последующие утверждения о том, что СССР, якобы, хотел «захватить» Финляндию.

В марте 1939 года Германия со своим союзником Польшей полностью оккупировала Чехословакию. В этих условиях у Советского Союза практически сформулировались окончательные предложения Финляндии: сдать ему в аренду на 30 лет участок земли на мысе Ханко (у входа в Финский залив) и обменять с выгодой финскую территорию Карельского перешейка (до оборонительной линии Маннергейма) на значительно большую территорию СССР. Причём, именно мыс Ханко был главной просьбой. И это видно по переговорам.

Когда финны вроде бы согласились передвинуть границу на Карельском перешейке не на просимые 20—70 км., а лишь на 10 и обменять эту территорию на советскую, то в ответ получили: «предложение не приемлемо, но подлежит повторному рассмотрению» , — а на языке дипломатов, не решивших главный вопрос, такой ответ является согласием. Но в вопросе о военной базе на мысе Ханко советская сторона по понятным причинам была принципиальна и искала мыслимые и немыслимые варианты. Характерно то, что если даже с Германией переговоры вёл Молотов, то с финской делегацией переговаривал лично Сталин. Чего он только ни предлагал! Мы не будем говорить об экономической стороне, о размерах компенсаций, о ценах во взаимной торговле. Когда финны заявили, что не могут терпеть иностранную базу на своей территории, он предложил выкопать поперёк мыса Ханко канал и сделать базу островом, предлагал купить на мысе кусок земли и этим сделать территорию советской, а получив отказ и прервав переговоры, казалось бы, полностью, через несколько дней снова вернулся к ним и предложил финнам купить несколько мелких необитаемых островов у мыса Ханко, о которых финская делегация даже не слышала.

В журнале «Родина» за декабрь 1995 года дана карта последних территориальных предложений СССР Финляндии. По несуразности малости просимой у финнов территории и по огромности предлагаемой им советской территории уже видно, насколько важен был для СССР этот проклятый мыс Ханко.

Когда читаешь описание тогдашних переговоров, становится очевидным, что финны никогда бы не пошли ни на какие просьбы СССР и ни в каких случаях. То есть, если бы, скажем, СССР согласился на предложение финнов по передвижке границы на 10 км и только, то следующим шагом финны забрали бы назад и это своё согласие. Когда стороны хотят договориться, то они ищут выгоды. Скажем, СССР предложил заплатить за переселение финнов с Карельского перешейка, но финскую сторону не интересовало, сколько он заплатит. Финны вроде согласились на обмен, но их не интересовало, где им даст СССР землю, насколько эта территория будет им выгодна, не торговались. А это очевидно показывает, что сами переговоры финны вели для проформы, не собираясь действительно достигать соглашения. Они вели переговоры с позиции силы. Читатель может удивиться — откуда у Финляндии сила против СССР?!

 

Туман в мозгах

 

Дело в том, что мы почти всегда допускаем ошибку — мы на события тех дней смотрим сегодняшними глазами. Сегодня мы знаем, чем был СССР, мы знаем, что он почти один на один выдержал натиск всей Европы и победил. Но кто это знал тогда?

Давайте вернёмся в 1939 год и посмотрим на Россию глазами тех людей. Более 100 лет Россия неспособна была выиграть ни одной войны. Десант англичан и французов под Севастополь в 1854 году принудил Россию сдаться. Балканская война, формально выигранная, была проведена столь слабо и бездарно, что её старались не рассматривать даже при обучении русских офицеров. Проиграна война Японии, маленькой стране. В 1914 году русская армия почти вдвое превосходила армию австро-немецкую и ничего не способна была сделать. В 1920 году только оперившаяся Польша отхватывает у СССР огромный кусок территории. Да что Польша! В 1918 году белофинны со зверской беспощадностью громят советскую власть в Финляндии. И если в ходе боёв с обеих сторон числится всего 4,5 тысячи убитых, то после них белофинны расстреливают 8000 пленных и 12000 умирают с голода в их концлагерях. Были безжалостно убиты на территории Финляндии все русские большевики. А Советская Россия в помощь им даже пальцем не способна была пошевелить. Ведь гитлеровский «колосс на глиняных ногах» не из вакуума взялся, не таким уж дураком был Гитлер.

Вся разведка Финляндии наверняка велась через тогдашних диссидентов, поскольку не принималась во внимание их заинтересованность в соответствующем искажении действительности. Финская тайная полиция, к примеру, докладывала правительству накануне войны, что в СССР 75 % населения ненавидят режим. А ведь это означало, что нужно только войти в СССР, а население само уничтожит большевиков и встретит «армию-освободительницу» хлебом-солью. Генштаб Финляндии, базируясь на анализе непонятных действий Блюхера на Хасане, докладывал, что Красная Армия не способна не только наступать, но не способна и обороняться. Учитывая такую слабость противника, грех было не воспользоваться ею, и финское правительство не сомневалось, что один на один Финляндия способна вести войну с СССР не менее шести месяцев и победить. И оно было уверено, что за такой огромный срок сумеет привлечь на свою сторону какую-либо из великих стран в союзники.

Поэтому обычные для любой страны планы войны с соседом, по отношению к СССР были у Финляндии исключительно наступательные. И отказалась от этих планов Финляндия только через неделю после начала войны, когда реально попробовала наступать. По этим планам линия Маннергейма отражала удар с юга, а финская армия наступала по всему фронту на восток в Карелию. При этом граница новой Финляндии должна была быть отодвинута и проходить по линии Нева — южный берег Ладожского — восточный берег Онежского озёр — Белое море. Новая территория включала Кольский полуостров, при этом площадь Финляндии увеличивалась вдвое, а сухопутная граница с СССР сокращалась более чем вдвое. Она начинала проходить сплошь по глубоким рекам и мореподобным озёрам. Надо сказать, что цель войны, поставленная перед собою финнами, если бы она была достижима, не вызывает сомнений в своей разумности.

Даже если бы не было финских документов по этому поводу, то об этих наступательных планах можно было бы догадаться и самому. Посмотрите ещё раз на карту. Финны укрепили линией Маннергейма маленький кусочек (около 100 км.) границы с СССР на Карельском перешейке и именно в том месте, где по планам и должна была проходить их постоянная граница. А тысяча километров остальной границы? Её почему не укрепляли? Ведь если бы СССР хотел захватить Финляндию, то Красная Армия прошла бы туда с востока, из Карелии. Линия Маннергейма просто бессмысленна, если Финляндия действительно собиралась обороняться, а не наступать. Но в свою очередь при наступательных планах строительство оборонительных линий на границе с Карелией становилось бессмысленным. Зачем бессмысленно тратить деньги? Ведь укрепления надо было построить, вернее — достроить, на новой границе!

Ещё момент. Ведь если СССР, начав войну, решил захватить Финляндию, то остальные скандинавские страны становились в очередь. Они должны были бы перепугаться, они должны были бы немедленно вступить в войну. Но … Когда СССР стали исключать из Лиги Наций, то из 52 государств, входивших в Лигу, 12 своих представителей на конференцию вообще не прислали, а 11 не стали голосовать за исключение. И в числе этих 11 — Швеция, Норвегия и Дания. То есть, Финляндия для этих стран не казалась невинной девочкой, а СССР не выглядел агрессором.

Захватнические планы Финляндии подтверждаются и прямо. В 1941 году финны вместе с немцами напали на СССР. Мы начали энергично пробовать мирно вывести Финляндию из войны. По просьбе СССР посредниками стали Англия и США. Советский Союз предлагал вернуть Финляндии занятые в зимней войне 1939—1940 года территории и ещё пойти на территориальные уступки. Англо-американцы настаивали, угрожая Финляндии войной. Но финны не уступали, и в ответной ноте США 11 ноября 1941 года Финляндия заявила: «Финляндия стремится обезвредить и занять наступательные позиции противника, в том числе лежащие далее границ 1939 года. Было бы настоятельно необходимо для Финляндии и в интересах действенности её обороны предпринять такие меры уже в 1939 году во время первой фазы войны, если бы только её силы были для этого достаточны» . Об этом вы можете сами прочесть в подборке документов упомянутого мной журнала «Родина». Они тем более убедительны, что весь журнал выдержан в сугубо антисоветском духе.

Всё выше написанное я бы не назвал глупостью, в данном случае финское правительство опиралось в своих решениях на явно ошибочные данные. Глупость его в другом.

Столько лет живя с Россией и в России, финны не поняли её, не поняли, что от неё они могут получить и в тысячу раз больше преимуществ, и максимально возможную защиту, если только будут дружелюбны к ней.

Не поняли, что нет на Западе стран, которые бы в деле войны действительно бы помогли такой маленькой стране как Финляндия. Ведь к тому времени финны уже видели, как Запад, презрев тогдашнее НАТО — Восточный пакт, — бросил на растерзание немцам Чехословакию. Как оставил без защиты Польшу. Как можно было на Запад надеяться?

 

Лечение глупости

 

Осенью 1939 года СССР заключил договора о помощи с прибалтийскими странами. Их статус не менялся. Они остались буржуазными и самостоятельными, но на их территории были размещены советские военные базы. Южный берег Финского залива стал более менее защищён. Как ответный жест Советский Союз передал буржуазной Литве большой кусок своей территории вместе с литовской столицей Вильнюсом, тогда — Вильно.

Оставалась проблема северного берега залива. Сталин пригласил финскую делегацию на переговоры, намереваясь их лично вести. Приглашение сделал Молотов 5 октября. Финны немедленно забряцали оружием и встали на тропу войны. 6 октября финские войска стали выдвигаться на исходные рубежи. 10 октября началась эвакуация жителей из приграничных городов, 11 октября, когда финская делегация прибыла в Москву, была объявлена мобилизация резервистов. До 13 ноября, более месяца Сталин пытался уломать финнов предоставить СССР базу на Ханко. Бесполезно. Если не считать, что за это время финская сторона демонстративно эвакуировала население приграничных районов, из Хельсинки и довела численность армии до 500 тысяч человек.

Что же тут поделать? Война так война. И 30 ноября Ленинградский военный округ начал укрощать строптивую Финляндию. Дело шло не без трудностей. Время было зимнее, местность очень тяжёлая, оборона подготовленная, Красная Армия мало обученная. Но главное, финны — не поляки. Они дрались жестоко и упорно. Само собой разумеется, что маршал Маннергейм просил финское правительство уступить и не доводить дело до войны, но когда она началась, то руководил войсками умело и решительно. И только к марту 1940 года, когда финская пехота потеряла 3/4 своего состава, финны запросили мира. Ну что же — мир так мир. На Ханко начали создавать военную базу, вместо территории до линии Маннергейма на Карельском перешейке, забрали весь перешеек с городом Випури, ныне Выборгом. Границу почти на всём протяжении двинули вглубь Финляндии. Сталин убитых советских солдат финнам прощать не собирался.

В 1941 году Финляндия опять начала войну и союзника себе подобрала достойного — Гитлера. В 1941, напоминаю, мы просили её образумиться. Бесполезно. В 1943 году снова предложили мир. В ответ премьер Финляндии заключил с Гитлером личный пакт о том, что не выйдет из войны до полной победы Германии. В 1944 году наши войска пошли в глубь Финляндии, без больших проблем взломав отстроенную линию Маннергейма. Дело запахло жареным. Премьер с его личным обязательством фюреру ушёл в отставку, на его место был назначен барон Карл Маннергейм. Он и заключил перемирие. В ходе мирных переговоров Молотов заставил финнов обезоружить немцев на своей территории и обстругал Финляндию со всех сторон. На болота особенно не зарился, взял что получше. Такая тогда у министров иностранных дел СССР выучка была. На севере отобрал область Петсамо с её запасами никеля, Выборгскую область и прочее. Единственно — вместо 600 млн. долларов контрибуции в пять лет смилостивился на 300 и в шесть лет.

Ну не глупо ли? Предлагали Финляндии мирно увеличить её территорию. Так нет — почти шесть лет войны, самое большое военное напряжение, убитые, калеки. Во имя чего? Чтобы Финляндия стала меньше, чем до войны?

А давайте представим, что финны были бы нашими союзниками и бились бы с немцами, скажем, в Норвегии. Они ведь показали себя отличными солдатами, да и Маннергейма царь не без заслуг награждал.

В 1945 году Сталин, невзирая на протесты США и Англии, передал Польше огромные территории Германии. И Черчилль, и Рузвельт считали Польшу недостойной, протестовали, и, как сейчас выяснилось, они были правы. Сталин ошибался, когда считал, что поляки излечились от подлости. Но если бы Финляндия участвовала в войне на нашей стороне, то не исключено, что Сталин бы, одновременно с передачей Польше немецких земель, двинул на запад и нашу границу, дав Калининградской области более надёжную опору. Тогда почему не предположить, что он передал бы Финляндии, как союзнице и победительнице Гитлера, Карелию?

Глупая, крайне глупая война. Единственный её положительный момент — у Финляндии началось просветление в мозгах.

 

Просветление

 

После войны на Финляндию опустилась Божья благодать — у пришедших к власти политиков началось просветление в умах. Финляндия стала не просто нейтральной, для СССР она стала дружественно-нейтральной и от этого стала возможно единственным независимым государством мира.

Ведь по большому счёту независимость нужна только для того, чтобы никому ничего лишнего не платить, чтобы никто тебя не грабил.

Даже СССР никогда не был вполне независимым, он зависел от своих союзников, он обязан был помогать им. И Финляндии он стал обязан за дружественное расположение, за то, что огромный кусок его нескончаемых границ прикрыло дружественное государство. Он распахнул для Финляндии свой рынок.

Но и Запад не мог оставаться безучастным. Ему никак не улыбалось, чтобы дело зашло ещё дальше, чтобы Финляндия вступила в Варшавский договор. Поэтому и Запад распахнул свой рынок.

Сложилась ситуация, при которой два жениха-соперника, отчаявшись жениться, всё же продолжают делать крутящей носом невесте подарки в надежде, что она, по крайней мере, не выйдет замуж за соперника.

Численность населения Финляндии не сильно отличается от Швеции или Швейцарии. Но весь мир знает первую по автомобилям «Вольво» и оружию, вторую — по часам и точной механике. Никакого подобного товара финны не делают, у них товар среднего европейского качества. Тем не менее расцвет её экономики был таков, что в 70-х её стали называть «европейской Японией».

Это, кстати, не льстит японцам. Они вассалы США и Запада. Им никто преимуществ не даёт и они всего достигли за счёт высочайшего качества своих товаров и при яростном сопротивлении мирового рынка. Скажем, Франция не могла найти закона, препятствующего продаже у себя японских товаров. Тогда она перенесла единственную таможню для проверки японского экспорта в маленький городок и там несколько французских таможенников, не спеша, распаковывая каждую коробку с телевизором, проверяли дневную норму. Остальные японские товары многие месяцы ждали проверки на складах.

С Финляндией так никто не поступал, а если её товар был уж очень не высок качеством, то его без проблем забирали советские внешторговые организации.

Это материальный итог действительной независимости, которой обладала Финляндия. Умная женщина, порадуемся за неё. И сегодня, когда наши придурки — бывшие братья — вопят о приёме в НАТО, финны презрительно заявили, что не видят опасности от России. Хотя, объективности ради, финны от развала СССР потеряли очень много, и мы обязаны испытывать к ним чувство признательности за то, что они практически не участвуют в беснующемся в мире антисоветском и антироссийском хоре.

 

Оно нам надо?

 

Думаю, что на западных границах нам одной независимой Финляндии больше чем достаточно.

На кой ляд нам надо, чтобы независимыми были прибалты, поляки, чехи, венгры? Ведь за их независимость нам как-то придётся платить. У нас что — есть лишние деньги? Пусть вступают в НАТО.

Однако здесь главный вопрос — чисто военный. Остановимся на нём. Судя по тем сведениям, что я имею, военная доктрина Варшавского договора заключалась в следующем. В случае войны ракетные войска и ВМФ наносят атомные удары по США до тех пор, пока те не запросят мира. Захватывать США никто не собирался, сил для этого не было. А вот Европу щадили, её предполагалось взять сухопутными войсками и заставить смириться. Для Варшавского договора такой план был по силам, но для России, даже для будущей России — независимой, это немыслимо.

Следовательно, в будущей войне мы наступать на НАТО не сможем, отражать сухопутные удары блока нужно будет на своей территории. Думаю, что тут и вариантов нет — жечь ядерными ударами придётся и Америку, и Европу. Но надёжно мы это сделать не сможем, сколько бы боеголовок ни имели.

Я вспоминаю прочитанные когда-то давно данные об американском компьютерном проигрывании нападения СССР на США. По условиям игры американцы пропускали ядерный удар 1444 боеголовок, суммарной мощностью 6550 мегатонн. При внезапном ударе их потери достигали 40 % населения и всего прочего. Но если войне предшествовал угрожающий период и они успевали эвакуировать города, то потери сокращались до 6 %. А это меньше, чем мы или Германия потеряли в ту войну.

То есть как бы удачно мы ни нанесли ядерный удар по НАТО, ожидать оттуда вражескую сухопутную армию приходится. А у нас на границах нет морей и океанов, как у США. Поэтому полагаю, что нам их придётся создать искусственно — полосу радиоактивного, химического и бактериологического заражения, отсекающую нас от НАТО.

Вопрос — где её создать? У себя? Нежелательно, всё же это своя земля и отчуждать её на тысячелетия не хотелось бы. Значит, в сопредельных странах. Но чем дальше эти страны будут от наших границ, тем труднее будет эту полосу создать — и враг будет перехватывать средства доставки, и полоса будет длиннее. Опять выбирать практически не из чего. Создавать её надо по территории Польши, Венгрии, Чехословакии, не исключено, что и по территории прибалтов.

Но если эти страны будут нейтральны, то это свяжет нам руки. А вот если они войдут в НАТО, тогда — они сами этого захотели. Вообще-то это ведь не трудно догадаться, что они пушечное мясо, а их страны — поле боя.

Что касается того, что эти страны усилят НАТО, то это чушь. Во-первых, НАТО и без этого во много раз сильнее России. Во-вторых. Подлецами не усилишься. Сильно нас в ту войну усилил эстонский корпус? Он только попал на фронт, и эстонцы сотнями стали перебегать к фашистам. Пришлось его переформировать в строительный.

А какую военную коалицию в обозримом прошлом усилила Польша или Чехословакия? Не беда, если они «усилят» НАТО.

Единственно, что надо сделать России обязательно — это не признать вступления в НАТО этих стран. Это ведь нарушение ранее заключённых договоров. Построить для США, Англии и Германии «золотой мост». Для чего?

Эти страны двуличны до степени, при которой забывают, что такое подлость. Ради каких-то литовцев, эстонцев или поляков они не пожертвуют ни единым своим солдатом, ни одной жизнью.

И если в будущем у России возникнет необходимость военным путём разобраться с Польшей или Литвой, то надо будет действовать решительно, скажем — бросить пару боеголовок на Варшаву, и западные юристы на основании нашего непризнания вхождения этих стран в НАТО, немедленно подтвердят, что — да, что действительно — Польша не член НАТО по законам и должна разбираться с Россией самостоятельно.

Вопрос этот рассмотрен в принципе, конечно он не так прост, но всё же это один из вариантов решения и, как мне видится, не самый плохой или бессмысленный.

 

Кредит

 

Сегодня, если посмотреть TV и почитать жёлтую прессу, то создастся впечатление, что нет ничего желаннее для режимов СНГ, чем западный кредит. Мысль ухватить на халяву деньги становится главной для мерзавцев в правительствах, и отходят на задний план абсолютно все составляющие элементы кредита: когда он берётся и зачем; под какие условия; что он представляет собой в экономическом плане; когда и чем он выгоден и кому выгоден.

Это интересные вопросы, и я хотел бы их рассмотреть на примере кредита, который брало наше государство в 1939 г. у фашистской Германии. В момент перестройки про этот кредит «забыли» и стали вспоминать только последовавшие за ним торговые соглашения с Германией, причём так, как будто Гитлер обманул Сталина и тот, накануне войны, по дурости, снабжал Германию стратегическим сырьём. Правда сегодня, когда уже довольно многим стало понятно, что сотворили со страной подонки-демократы, о Сталине стараются вспоминать реже: не вспоминают уже и о торговле между СССР и Германией накануне войны. Давайте вспомним об этом кредите и об основах кредитования вообще.

 

Кредиты и внешнеэкономическая деятельность

 

Кредит — долг и с экономической точки зрения он целесообразен только в крайне вынужденных обстоятельствах, поскольку возвращать его надо с процентами. Такие обстоятельства возникают только тогда, когда резко и срочно не хватает той продукции, что производит страна, когда немедленно нужно к рабочим рукам собственных рабочих подключить рабочие руки рабочих из других стран. А это случается только во время войны и после неё, когда часть своих рабочих находится в армии и когда часть их погибла в войне, и восстановить хозяйство надо быстро. Кредит — это задействование в своей экономике рабочих рук из других стран.

Других случаев взятия долгосрочных кредитов нет, а если их всё же берут, то тех, кто их берёт, надо расстреливать, поскольку он разбазаривает на проценты достояние страны и её народа. Для всех остальных случаев существует международная торговля, в которой используют обычные краткосрочные кредиты — берут в долг на покупки нужных товаров до подхода выручки за свои товары.

Сейчас поют дифирамбы международной торговле и можно даже сказать, кто заказывает эти дифирамбы — международное банковское сообщество, оно на ней наживается. Но вообще-то, идеальный случай экономики страны — это автаркия, когда страна производит сама всё, что потребляет. Идеальный потому, что только в этом случае она ни от кого не зависит, а это значит, что никто не в состоянии заставить эту страну продать продукты труда своих граждан дешевле, чем их цена. Если страна зависит от международной торговли, то тогда ограбить любую страну достаточно просто.

Пример — СССР. Как только он стал проводить политику «включения в мировой рынок», ему немедленно опустили цены на все экспортные ресурсы: нефть, лес, руды, металлы и т. д. То есть, начали обворовывать граждан СССР, их детей и будущие поколения.

Поэтому так отчаянно боролся за целостность Британской империи У. Черчилль, Британская империя была автаркией. Поэтому так неистово боролся за «жизненное пространство» Гитлер — это была борьба за автаркию. А после 1917 г. Запад создал в СССР автаркию автоматически — блокировав СССР от внешнего мира.

Маленькие страны создать автаркию не способны — у них не хватит всех ресурсов. Невозможно, к примеру, обеспечить себя своей сталью, если на территории страны нет залежей железной, марганцевой и хромовой руды. (Сегодня воистину подвиг творит Северная Корея, удерживая что-то подобное автаркии на очень маленьком клочке Земли).

Но для достаточно больших по территории стран автаркия — наиболее разумный способ защиты своего народа от международного ограбления.

Однако полностью замкнуться в себе и большие страны не в состоянии. Во-первых, не хватит людей, чтобы все отрасли техники и технологии поддерживать на достаточно высоком уровне. Что-то в других странах будет всё равно лучше и это лучшее имеет смысл, а иногда жизненно необходимо, покупать в обмен на то, что покупают у тебя. Во-вторых, нет стран, которые бы расположились по меридиану от полюса до полюса и имели территории земли со всем разнообразием климатов. Следовательно, всегда будет что-то, что в твоей стране просто невозможно или совершенно невыгодно выращивать, и тогда это нужно покупать за рубежом.

Главный принцип государственной внешней торговли (торговли, защищающей граждан своей страны от разорения) — никогда не покупать за границей то, что производится в достаточном количестве в своей стране. Того, кто закупает, к примеру, куриные окорочка в США в условиях, когда свои птицефабрики остановлены, нужно пустить на корм отечественным курам. Это единственный путь получить хоть какой-то толк от подобных экономистов.

Вот, собственно, и всё, что по этому поводу достаточно знать: кредит — это задействование рабочих рук в других странах в помощь собственным рабочим и берётся он только в жизненно важных случаях; за рубежом покупается только то, чего сам сделать не можешь, или пока не можешь, и только то, что крайне необходимо.

 

Политическая обстановка

 

С момента, когда большевики пришли к власти, они оказались в изоляции: их пытались задушить и, прежде всего, экономически. В тот момент, после мировой и гражданской войны, СССР страшно нуждался в кредитах. Но ему их не давали, своих же товаров для экспорта было очень мало и ввиду разрухи, и ввиду экономической отсталости России. Путей для торговли было очень мало. Первый — золото запасов Империи.

К примеру, в ужасной послевоенной разрухе износился паровозный парк России, а это означало, что если и был в России хлеб, то доставить его к голодающим было нечем. Срочно нужно было получить паровозы. Рядом Швеция, не воевала, не разрушена. Могла дать кредит и на этот кредит построить 1000 паровозов? Могла, но не дала. Паровозы построила, но взяла за них 125 т. золота.

Но и с золотом следовало вести себя осторожно, ведь если выбросить его на рынок в больших количествах, то оно обесценится. (Молотов вспоминал, что к середине 50-х СССР накопил такой запас золота и платины, что даже сведения о нём были строгой государственной тайной: узнай об этом количестве на Западе, и цены на золото и платину резко бы упали).

В помощь золоту выступили различного рода ювелирные и художественные ценности. Сейчас глуповатая часть православных голосит об «ограбленных» большевиками церквях. Эти люди не задумываются о том, что возможно они и на свет появились только потому, что большевики на эти ценности закупили хлеб для их прадедов и не дали прадедам умереть.

К 30-м годам положение стабилизировалось, в СССР появились кое-какие, в основном сырьевые товары, но различного рода ограничения на торговлю с нами на Западе продолжали существовать. Скажем, в начале 30-х годов нашим военным вздумалось купить танк у американского изобретателя Кристи. Этот танк сами американцы для своей армии не купили — он им был не нужен. Но и нам его Кристи продать не мог — с танка сняли башню и оружие и мы купили корпус танка как трактор.

С приходом к власти в Германии в 1933 г. Гитлера с его стремлением обеспечить немцев жизненным пространством за счёт России, для СССР отпала Германия как торговый партнёр, поставлявший технику и технологию мирового уровня, но не прибавилось новых партнёров на Западе. Запад стремился задушить коммунизм руками фашистов и практически исключил СССР из участия в мировом политическом процессе. Скажем, СССР был союзником Чехословакии и Франции, но на Мюнхенский сговор, в котором Англия и Франция, предав Чехословакию, отдали её Гитлеру, СССР даже не позвали.

Когда события, подталкиваемые, как я полагаю, сионистами, стали развиваться стремительно даже для Гитлера и ему потребовалась война с Польшей, настал кратковременный момент в истории, когда Гитлеру стало выгодно улучшить отношения с СССР.

Причём Сталин понимал, что всё это временно, но деваться было некуда. Англия, Франция и Польша категорически отказывались заключить с СССР действенное военное соглашение. Они собирались втянуть его в войну с Германией, а сами из неё выйти. К сентябрю 1939 г. жертвой агрессии намечалась Польша, но последняя не только категорически отказывалась заключить с СССР военный союз, но отказывалась, даже в случае нападения на неё немцев, пропустить по узким коридорам на своей территории войска Красной Армии для боевого соприкосновения с немцами. Смешно сказать, но имитируя переговоры с СССР, англо-французская делегации высказали мысль, что СССР, в случае войны мог бы воевать с немцами без сухопутных войск, одной авиацией. Но поляки, узнав об этом, категорически отказались предоставить свои аэродромы для наших (в случае войны — союзных Польше) самолётов.

Что оставалось делать советскому правительству? Только одно — попытаться извлечь из этой предсмертной ситуации максимум пользы для будущей войны. И СССР эту пользу извлёк.

Когда немцы 15 августа 1939 г. обратились к СССР с предложением заключить пакт о ненападении, т. е. заключить договор, который Гитлер уже имел и с Англией, и с Францией, глава советского правительства В. М. Молотов ответил (выделено мною):

 

«До последнего времени Советское правительство, учитывая официальные заявления отдельных представителей германского правительства, имевшие нередко недружелюбный и даже враждебный характер в отношении СССР, исходило из того, что германское правительство ищет повода для столкновений с СССР, готовится к этим столкновениям и обосновывает нередко необходимость роста своих вооружений неизбежностью таких столкновений. Мы уже не говорим о том, что германское правительство, используя так называемый антикоминтерновский пакт, стремилось создать и создавало единый фронт ряда государств против СССР, с особой настойчивостью привлекая к этому Японию …

… Если, однако, теперь германское правительство делает поворот от старой политики в сторону серьёзного улучшения политических отношений с СССР, то Советское правительство может только приветствовать такой поворот и готово, со своей стороны, перестроить свою политику в духе её серьёзного улучшения в отношении Германии …

… Правительство СССР считает, что первым шагом к такому улучшению отношений между СССР и Германией могло бы быть заключение торгово-кредитного соглашения.

Правительство СССР считает, что вторым шагом через короткий срок могло бы быть заключение пакта о ненападении или подтверждение пакта о нейтралитете 1926 г. с одновременным принятием специального протокола о заинтересованности договаривающихся сторон в тех или иных вопросах внешней политики, с тем чтобы последний представлял органическую часть пакта».

 

Обратите внимание — участие Советского Союза в войне пока не предполагается, а Германия её вот-вот начнёт. Это Германии, посылающей своих рабочих в армию, срочно требуется кредит — участие рабочих рук других стран в укреплении своей обороноспособности. И было бы логично, если бы Германия просила у СССР кредит, а не наоборот. А здесь Молотов даже не просит, не унижается, не называет Гитлера «другом Адиком», он просто требует выдать кредит СССР, он требует, чтобы немецкие рабочие поучаствовали в укреплении обороноспособности СССР, он прямо указывает, что без этого «первого шага» он вторым заниматься не будет.

Молотов знает, с кем Гитлер собирается воевать и знает, что под игом Польши находятся миллионы украинцев и белорусов, поэтому указывает, что второй шаг, должен сопровождаться «специальным протоколом» , не имеющим прямого отношения к германо-советскому пакту о ненападении. Но к теме кредита это, правда, не относится.

Через два дня немцы кредит СССР предоставляют.

 

Финансовая сторона вопроса

 

Интересные для нас места кредитного соглашения между СССР и Германией звучат так:

  1. Правительство Союза Советских Социалистических Республик сделает распоряжение, чтобы торговое представительство СССР в Германии или же импортные организации СССР передали германским фирмам добавочные заказы на сумму в 200 млн. германских марок.
  2. Предмет добавочных заказов составляют исключительно поставки для инвестиционных целей, т. е. преимущественно: устройство фабрик и заводов, установки, оборудование, машины и станки всякого рода, аппаратостроение, оборудование для нефтяной промышленности, оборудование для химической промышленности, изделия электротехнической промышленности, суда, средства передвижения и транспорта, измерительные приборы, оборудование лабораторий.
  3. Сюда относятся также обычные запасные части для этих поставок. Далее сюда включаются договоры о технической помощи и о пуске в ход установок, поскольку эти договоры заключены в связи с заказами, выдаваемыми на основании настоящего соглашения…

Германское правительство сообщает, что die Deutshe Golddiskontbank (Германский Золотой Учётный Банк «ДЕГО») обязался перед ним принять на себя финансирование добавочных заказов в сумме 200 млн. германских марок на нижеследующих условиях:

  1. Торговое представительство СССР в Германии депонирует у «ДЕГО» векселя. Векселя имеют средний срок в 7 лет и выставляются по каждому заказу отдельно со следующим распределением:
  • 30 % суммы заказа — сроком на 6,5 лет,
  • 40 % суммы заказа — сроком на 7 лет,
  • 30 % суммы заказа — сроком на 7,5 лет.

Векселя выставляются импортными организациями СССР и акцептуются торговым представительством СССР. Векселя выписываются в германских марках и подлежат оплате в Берлине.

  1. На основании указанных векселей «ДЕГО» предоставляет торговому представительству и импортным организациям СССР кредит, который будет использован для производства платежей германским фирмам наличными в германских марках. «ДЕГО» не будет требовать от германских фирм-поставщиков никакой ответственности за этот кредит.

3 Проценты по векселям составляют 5 % годовых. Торговое представительство уплачивает таковые «ДЕГО» каждые 3 месяца …

Итак, кредит на 200 млн. марок, который выдаётся СССР в течении 2-х лет, (120 млн. в первый год) сроком на 7 лет, (векселя должны быть оплачены не через 7 лет, а в течение 7 лет).

К этому кредитному соглашению тоже есть «конфиденциальный протокол» по которому Германское правительство за счёт немецких налогоплательщиков обязалось возвращать СССР 0,5 % годовых, уплаченных нами «ДЕГО», т. е. этот кредит фактически был дан под 4,5 %.

Одновременно было заключено и прямое торговое соглашение (мы продаём товары немцам, а немцы нам), по которому немцы поставляли нам в течение двух лет ещё оборудования и материалов на 120 млн. марок. Итого за 2 года немецкие рабочие должны были изготовить для СССР средств укрепления его обороны на общую сумму 320 млн. марок, в первый год — на 180 млн.

В ответ за 2 года СССР должен был поставить товаров на 180 млн. марок, по 90 млн. в год, из которых 60 млн. — в оплату товаров по торговому соглашению и 30 млн. — в оплату процентов по кредиту и частичное погашение самого кредита.

По финансовой части это пока всё. Более интересна товарная часть.

 

Что закупали

 

Прошу прощения у тех, кому подробности не очень интересны, но они очень важны, поскольку сегодня, похоже, масса граждан просто не догадывается на что ещё можно потратить кредит, кроме тампаксов, сникерсов и куриных окорочков. Поскольку и по кредитному соглашению и по торговому часть наименований товаров, закупаемых СССР в Германии, совпадает, то я в скобках буду давать сумму закупок в млн. марок. Итак, «список отдельных видов оборудования, подлежащих поставке германскими фирмами»:

 

  1. Токарные станки для обточки колёсных полускатов. Специальные машины для железных дорог. Тяжёлые карусельные станки диаметром от 2500 мм. Токарные станки с высотою центров 455 мм и выше, строгальные станки шириной строгания в 2000 мм и выше, кромкострогальные станки, расточные станки с диаметром сверления свыше 100 мм, шлифовальные станки весом свыше 10 тыс. кг, расточные станки с диаметром шпинделя от 155 мм, токарно-лобовые станки с диаметром планшайбы от 1500 мм, протяжные станки весом от 5000 кг, долбёжные станки с ходом от 300 мм, станки глубокого сверления с диаметром сверления свыше 100 мм, большие радиально-сверлильные станки с диаметром шпинделя свыше 80 мм.

Прутковые автоматы с диаметром прутка свыше 60 мм. Полуавтоматы. Многорезцовые станки. Многошпиндельные автоматы с диаметром прутка свыше 60 мм. Зуборезные станки для шестерён диаметром свыше 1500 мм. Большие гидравлические прессы, фрикционные прессы, кривошипные прессы, разрывные машины, окантовочные прессы, ковочные молоты свыше 5 т.

Машинное оборудование: вальцы, ножницы, гибочные машины, машины для плетения проволоки, отрезные станки и др. (167,0)

  1. Краны: мостовые, кузнечные, поворотные, плавучие (5,0).
  2. Прокатные станы: проволочные, листовые и для тонкого листового железа (5,0).
  3. Компрессоры: воздушные, водородные, газовые и др. (5,1).
  4. Установки Линде, различное специальное оборудование для сернокислотных, пороховых и других химических фабрик.

Установки системы Фишера для получения жидкого горючего из угля, генераторы Винклера и колонки высокого давления для азота (23,5).

ПРИМЕЧАНИЕ: Поставка установки системы Фишера для получения жидкого горючего из угля, генераторов Винклера и колонок высокого давления для азота начинается в середине 1942 г.

  1. Различное электрооборудование: взрывобезопасные моторы, масляные выключатели, трансформаторы (3,3).
  2. Оборудование для угольной промышленности: пневматические бурильные молоты, погрузочные машины, транспортёры (0,5).
  3. Буксиры мощностью от 100 до 200 л.с., плавучие судоремонтные мастерские, 20 рыболовных траулеров (3,0).
  4. Турбины с генераторами от 2,5 до 12 тыс. кВт и дизельные моторы мощностью от 600 до 1200 л.с. (2,0).

10 Локомобили от 350 до 750 л.с. (2,8).

  1. Контрольные и измерительные приборы (4,1).
  2. Оптические приборы (2,3).
  3. Некоторые предметы вооружения (58,4).
  4. Дюралюминиевые листы (1,5).
  5. Металлы и металлоизделия: нежелезные полуфабрикаты из тяжёлого и лёгкого металла, тонкие листы, стальная проволока, холоднокатаная лента, тонкостенные трубы, латунная лента, качественные стали (14,5).
  6. Химические товары, красители и химические полуфабрикаты (4,9).
  7. Разные изделия, как-то: печатные машины, двигатели внутреннего сгорания, машины для испытания материалов, арматура, пневматические машины и насосы, заготовочные и строительные машины, бумажные машины, бумагообрабатывающие машины, машины для пищевкусовой промышленности, текстильные машины, машины для обувной и кожевенной промышленности, электроды, запасные части, измерительные приборы и пр. (16,6).

Итого на 320 млн. рейхсмарок.

 

Что следует добавить к этому списку.

В подавляющем числе закупаемых товаров стоимость собственно сырья (железа, меди, алюминия и т. д.) — мизерно. Основная стоимость — это труд инженеров, техников и рабочих, причём, очень высококвалифицированных.

Подавляющее число товаров несерийное и делается исключительно на заказ. В СССР такое уникальное и высокоточное оборудование называлось «именниковым». Оно имело длительный цикл изготовления и его практически невозможно было использовать нигде, кроме тех предприятий, для кого оно предназначено. В СССР в то время отсутствовали возможности его изготовления.

Практически всё, кроме, пожалуй, последних двух пунктов, это либо то, из чего делается оружие, либо то, на чём делается оружие, либо просто оружие.

А теперь о том, что должен был поставить в Германию Советский Союз в течение 2-х лет (в скобках стоимость в млн. марок):

Кормовые хлеба (22,00); жмыхи (8,40); льняное масло (0,60); лес (74,00); платина (2,00); марганцевая руда (3,80); бензин (2,10); газойль (2,10); смазочные масла (5,30); бензол (1,00); парафин (0,65); пакля (3,75); турбоотходы (1,25); хлопок-сырец (12,30); хлопковые отходы (2,50); тряпьё для прядения (0,70); лён (1,35); конский волос (1,70); обработанный конский волос (0,30); пиролюзит (1,50); фосфаты (половина в концентратах) (13,00); асбест (1,00); химические и фармацевтические продукты и лекарственные травы (1,60); смолы (0,70); рыбий пузырь (Hausenblasen) (0,12); пух и перо (2,48); щетина (3,60); сырая пушнина (5,60); шкуры для пушно-меховых изделий (3,10); меха (0,90); тополёвое и осиновое дерево для производства спичек (1,50). Итого на 180,00 млн. марок.

Обсудим этот список.

Что бросается в глаза сразу — СССР поставлял сырьё в издевательски первоначальном его виде. Исключая нефтепродукты и масла, ничто не прошло даже первого передела. Что из земли выкопали или что с курицы упало, перед тем как курицу ощипав, отправить в суп, то и отправили немцам. Ни одной пары немецких рабочих рук немцам не сэкономили.

Вот, скажем, марганец. В то время в СССР два завода (Запорожский и Зестафонский) перерабатывали марганцевую руду в ферромарганец, причём в количествах больших, чем это требовалось чёрной металлургии СССР. Поскольку именно в это время Берия создал такие запасы ферросплавов (и ферромарганца в том числе), что когда с началом войны Запорожский завод эвакуировали в Новокузнецк, Зестафонский — в Актюбинск, а Никопольский марганец попал в руки немцев, производство стали в СССР не прекратилось. Пока на новых местах заводы отстраивались, а в Казахстане строились марганцевые рудники, металлургия СССР работала на стратегических запасах, созданных под руководством Берия.

Казалось бы СССР мог поставить немцам не марганцевую руду и пиролюзит (богатую руду), а ферромарганец, ведь он дороже. Но нет, дали немцам самим задействовать рабочих и электроэнергию, самим выплавлять ферромарганец.

Второе. Для поставки этих товаров не требуется квалифицированная рабочая сила. Более того, и даже неквалифицированная рабочая сила не всегда отвлекается от работы на СССР. Скажем, более трети поставок — лес. А его в те годы заготавливали зимой крестьяне, которые не имели в этот сезон вообще никакой работы.

Третье. Свойство сырья в отличие от машин и механизмов в том, что цена труда в сырье, как правило, существенно меньше рыночной цены сырья, особенно в хорошую рыночную конъюнктуру военного времени. Скажем, добыть марганцевую руду стоит рубль, а её цена 10 руб. Рубль — твой труд, а 9 руб. — подарок от Бога этой стране. То есть, ситуация с этим договором такова: немцам для того, чтобы поставить в СССР товаров на 1000 марок требовалось, допустим, 5 высококвалифицированных рабочих, а Советскому Союзу — один и то — неквалифицированный.

В дальнейшем были заключены с Германией ещё торговые договора и в них, наши коммерсанты ещё более, скажем так, осмелели. Немцам поставлялась под видом железной руды, руда с таким низким содержанием железа, которую сами мы пустить в доменные печи не могли. Немцы вынуждены были её обогащать. (Они пытались поскандалить по этому поводу, но Сталин их укротил). Далее, мы просто закупали сырьё на Дальнем Востоке и перепродавали его немцам.

Уместен вопрос — но ведь немцы из этого сырья делали оружие, которое использовали против нас?

Конечно делали. Но, во-первых, мы гораздо больше делали оружия на поставленном немцами оборудовании, во-вторых, часть нашего же сырья немцы, переработав, пускали на выполнение заказов нам, в-третьих, своими заказами мы мешали им делать оружие для себя. А, что касается сырья, то ведь мы были всего лишь нейтралами по отношению к немцам, а у них были и союзники, и очень дружественные страны, которые поставляли им своё сырьё и без нас, и в больших количествах. Уйди мы с немецкого рынка, его бы заполонили Румыния, Венгрия, Болгария, Финляндия, Испания, Литва, Латвия, Эстония, а мы бы сами остались невооружёнными и не готовыми к той войне, в которой нам предстояло выстоять.

Ведь всю войну с 1941 г. немцы получали нефть из Румынии и Венгрии, высококачественную железную руду и подшипники из Швеции. Мы им уже ничего не продавали, а у них до 1945 г. практически всего хватало.

 

Финансовый итог

 

К сожалению, у меня нет цифр фактического выполнения немцами наших заказов, а это в данном деле очень важно.

Когда покупается что-то, выпускающиеся серийно, скажем, двигатели, дюралюминий, мелкие станки, оружие и т. д., то оплачивают их по получении. Но когда покупается «именниковое» оборудование, которое изготавливается очень долго, то обычно дают аванс и оплачивают этапы изготовления. Если этого не делать, то тогда фирма-исполнитель вынуждена будет сама взять кредит и добавить в цену проценты по нему. В данном случае это было невыгодно, и я уверен, что наши внешнеторговые организации авансировали наши заказы, поэтому формальный баланс по поставкам, т. е. стоимость товаров, пересёкших границу с обеих сторон, не в нашу пользу.

К примеру, предположим по какому-то крупному оборудованию, стоящему 10 млн. марок, мы своими поставками проавансировали 9 млн. к началу войны, но оно ещё не было полностью готово и, естественно, не было поставлено. Баланс по поставкам получается 9 млн. к 0 млн. не в нашу пользу, но по фактически выполненным работам он 9 к 9. А учитывая, что достаточно много советских дипломатов и внешнеторговых работников к описываемому времени закончили свою карьеру стенкой или лагерями, вряд ли приходится сомневаться в дисциплине внешнеторговцев в Германии, т. е. в том, что баланс по заказам неукоснительно поддерживался.

Можно сказать, что это оборудование всё же осталось в Германии. Да, но и немцам его использовать было очень трудно. Вспоминает бывший нарком авиационной промышленности А. И. Шахурин: «На одном из заводов у нас был мощный пресс, с помощью которого изготавливались специальные трубы. Пресс в своё время мы закупили у немецкой фирмы «Гидравлик». И вот лопнул цилиндр, весивший почти 90 т. Такие цилиндры у себя мы тогда не делали. Заказали новый цилиндр немцам … К началу войны он так и не поступил. Готовый к отправке цилиндр пролежал у них без дела всю войну. После войны мы его нашли. Немцам он оказался ненужным. И пришлось наш треснувший цилиндр много раз сваривать, заваривать. Обошлись, конечно».

Поскольку позднее (11 февраля 1940 г. и 10 января 1941 г.) мы заключили с немцами ещё два торговых соглашения, то я дам баланс поставок и по кредиту и по всем этим соглашениям вместе.

СССР на 22 июня 1941 г. поставил в Германию сырья на сумму 637,9 млн. марок, а Германия в СССР поставила оборудования на общую сумму 409,1 млн. марок, в том числе на 81,5 млн. военных заказов.

Однако и в этом балансе не всё просто. Посмотрите на этот документ, который наверняка в Литве стараются забыть:

 

 

СЕКРЕТНЫЙ ПРОТОКОЛ

По уполномочию Правительства Союза ССР Председатель СНК СССР В. М. Молотов, с одной стороны, и по уполномочию Правительства Германии Германский Посол граф фон-дер Шуленбург, с другой стороны, согласились о нижеследующем:

  1. Правительство Германии отказывается от своих притязаний на часть территории Литвы, указанную в Секретном Дополнительном Протоколе от 28 сентября 1939 года и обозначенную на приложенной к этому Протоколу карте;
  2. Правительство Союза ССР соглашается компенсировать Правительство Германии за территорию, указанную в пункте 1 настоящего Протокола, уплатой Германии суммы 7 500 000 золотых долларов, равной 31 миллиону 500 тысяч германских марок.

Выплата суммы в 31,5 миллионов германских марок будет произведена нижеследующим образом: одна восьмая, а именно: 3 937 500 германских марок, поставками цветных металлов в течение трёх месяцев со дня подписания настоящего Протокола, а остальные семь восьмых, а именно 27 562 500 германских марок, золотом, путём вычета из германских платежей золота, которое германская сторона имеет произвести до 11 февраля 1941 года на основании обмена писем, состоявшегося между Народным Комиссаром Внешней Торговли Союза ССР А. И. Микояном и Председателем Германской Экономической делегации г. Шнурре в связи с подписанием «Соглашения от 10 января 1941 года о взаимных товарных поставках на второй договорной период по Хозяйственному Соглашению от 11 февраля 1940 года между Союзом ССР и Германией».

  1. Настоящий Протокол составлен в двух оригиналах на русском и в двух оригиналах на немецком языках и вступает в силу немедленно по его подписании.

Москва, 10 января 1941 года

 

По уполномочию

Правительства СССР

(В. Молотов)

 

За Правительство

Германии

(Шуленбург)

 

Чтобы понять, что написано в этом протоколе, следует вспомнить, что в 1920 г. Польша отобрала у Литвы часть территории вместе с её нынешней столицей Вильнюсом. После поражения Польши в 1939 г., согласно секретному протоколу к Пакту о ненападении между СССР и Германией, к СССР отошла часть территории Польши — бывшей территории Литвы вместе с Вильнюсом, — но часть осталась у немцев. СССР в октябре 1939 г. подарил тогда ещё буржуазной и не входящей в состав СССР Литве свою часть литовской территории (что привело, кстати, к объявлению войны СССР польским правительством в эмиграции).

А когда Литва вступила в СССР, то на Правительстве СССР оказалась ответственность и за литовских граждан, находящихся на той территории Литвы, что в 1920 г. была оккупирована Польшей, а в 1939 г. — Германией. И Сталин купил у Германии для Литвы эту территорию за 31,5 млн. немецких марок.

То есть, эту сумму надо добавить в баланс торговых отношений между СССР и Германией. Кроме этого, из данного протокола следует, что дисбаланс в торговле устранялся платой золотом, т. е. за превышение поставок сырья над поставками оборудования Германия платила СССР поставками золота.

(Надо думать, что золото это было чешским. В своём военном напряжении к сентябрю 1938 г. Германия практически исчерпала свой золотой запас до остатка в 70 млн. марок. Когда немцы по мюнхенскому сговору отобрали у Чехословакии Судетскую область, то предусмотрительные чехи отправили свой золотой запас в Лондон, а когда в начале 1939 г. немцы захватили всю Чехословакию, то чешское правительство переехало в эмиграцию тоже в Лондон, поближе к золоту. Но идиллия длилась недолго, Чемберлен сразу же передал своему любимцу Гитлеру золото чехов на сумму в 130 млн. рейхсмарок).

 

Что соглашение дало СССР

 

Кредитное и торговое соглашение с Германией дало СССР возможность провести подготовку к войне с немцами руками самих немцев. Шла эта подготовка по нескольким направлениям.

Как вспоминал нарком авиапромышленности А. И. Шахурин, накануне войны было решено сдвоить стратегические заводы СССР. Имелось в виду, что если в западных районах СССР был завод, производящий что-либо для обороны (моторы, резину, сплавы и т. д.), то такой же завод надо было иметь и на востоке СССР, чтобы в случае потери завода на западе не остановить производство оружия. Строительство этих заводов, разумеется, увеличивало производство оружия, боеприпасов и боевой техники. Шли двумя путями: строили на востоке заводы на новом месте или перестраивали заводы, выпускавшие до этого мирную продукцию.

Для строительства этих дублёров требовался большой станочный парк. И немцы эти станки нам поставляли, более того, если судить по списку к кредитному договору, они поставляли станки для производства станков. И в том, что наша промышленность смогла, к изумлению всего мира, эвакуироваться на восток СССР и там произвести оружия и боевой техники больше, чем Германия, есть существенная доля поставок оборудования из Германии.

Второе, в чём помогла Германия СССР накануне войны — это в совершенствовании оружия.

Дело в том, что инженерная база СССР была очень слаба, как в конструкторском, так и в технологическом плане — в умении воплотить чертежи в металл так, чтобы замысел конструктора осуществился, и машина не развалилась сразу после выхода с завода.

Пока Гитлер не пришёл к власти в Германии, немецкие конструктора напрямую учили наших — под их руководством создавались чертежи первого советского тяжёлого танка, они возглавляли артиллерийские КБ. Самостоятельные работы у нас получались плохо. Скажем, из 40 типов авиадвигателей, спроектированных советскими конструкторами к 1930 г., ни один нельзя было поставить на самолёт. Или уже в 1940 г. из 115 первых серийных танков Т-34, 92 сломались через 3 месяца. Миноносец собственной конструкции переломился и затонул в Баренцевом море ещё до войны. Усиление корпусов миноносцев не сильно помогло. Уже во время войны, в мае 1942 г. у миноносца «Громкий» на волне отломился нос, но его спасли. А в октябре у миноносца «Сокрушительный» отломилась корма и он погиб с частью экипажа. Ужасаться тут особо нечего, к сожалению, это естественный процесс становления молодых инженерных и рабочих кадров в стране.

Решался этот вопрос тем, что СССР широко практиковал закупки лицензий на производство боевой техники за рубежом. На внедрении в производство образцов импортной техники и технологии, учились советские конструкторы и технологи. Массовые лёгкие танки начала войны Т-26 и БТ-7 были английской и американской конструкцией. Авиадвигатели также были модификацией лицензионных. Тем не менее к началу войны наше отставание по отношению к немцам было огромным, к примеру, по качеству истребителей мы догнали их только в 1944 г. Провальным было положение с радиосвязью, с оптическими приборами.

У нас многие конструкторы оружия и боевой техники написали мемуары, из которых следует, что всё хорошее, что они изобрели и сконструировали, а такого действительно было очень много, было результатом исключительно их собственного ума. Но ведь это не так!

Чего мы добиваемся таким, порой наивным, хвастовством? Ведь любая ложь дезориентирует. И сегодня обыватель равнодушно смотрит, как разрушаются наши славные КБ, как инженеры и конструкторы теряют квалификацию, торгуя турецким и китайским барахлом. Дескать, ничего, надо будет — мы сможем, как в войну. Ни хрена мы не сможем! Потребуются годы и годы, чтобы восстановить инженерный и рабочий потенциал страны.

А тогда, в счёт немецкого кредита немцы уже к 1 августа 1940 г. поставили в СССР оружия и военной техники на 44,9 млн. марок, в том числе: самолёты «Хейнкель Хе-100», «Мессершмитт-109», «Мессершмитт-110», «Юнкерс Ю-88», «Дорнье До-215», «Бюккер Бю-131», «Бю-133», «Фокке-Вульф», авиационное оборудование, в том числе прицелы, высотомеры, радиостанции, насосы, моторы, 2 комплекта тяжёлых полевых гаубиц калибра 211-мм, батарею 105-мм зенитных пушек, средний танк «Т-III», 3 полугусеничных тягача, крейсер «Лютцов», различные виды стрелкового оружия и боеприпасы, приборы управления огнём и т. д.

Сегодняшние историки если и вспоминают об этой технике, то исключительно, как об образцах, купленных из любопытства. Надо думать, что этому способствуют мемуары. Так, к примеру, и нарком авиапромышленности А. И. Шахурин, и его заместитель и авиаконструктор А. С. Яковлев дружно убеждают читателей, что закупленные ими образцы немецкой авиационной техники советским конструкторам ну никак не пригодились. А вот немецкий генерал Б. Мюллер-Гиллебраид в книге «Сухопутная армия Германии (1933—1945)» пишет (выделено мною): «Германия должна была незамедлительно обеспечить ответные поставки. Для того чтобы они в стоимостном выражении быстро достигли большой суммы, Советскому Союзу предлагалась по возможности готовая продукция. Так, в счёт ответных поставок были переданы находившийся на оснащении тяжёлый крейсер «Лютцов», корабельное вооружение, образцы тяжёлой артиллерийской техники и танков, а также важные лицензии . 30 марта 1940 г. Гитлер отдал распоряжение о предпочтительном осуществлении этих поставок, к чему, однако, отдельные виды вооружённых сил ввиду испытываемых ими трудностей в области вооружений приступили без должной энергии» . (Видимо чувствовали, что до добра эти поставки не доведут).

Следовательно, у немцев закупались лицензии, т. е. чертежи и технология изготовления, а уже к ним образцы.

 

Бомбардировщик Пе-2

 

В этом плане мне хотелось бы обратить внимание читателей на историю создания советского самолёта Пе-2. Его назначение — фронтовой пикирующий бомбардировщик. В ходе войны этих самолётов было построено почти 12,5 тыс. (Для сравнения — немецких фронтовых пикирующих бомбардировщиков Ю-87 было построено всего около 5 тыс.).

Я давно обратил внимание на такую деталь: в начале войны Пе-2 обстреливали свои зенитчики и пропускали немецкие. Причина в том, что он чрезвычайно похож на немецкий самолёт «Мессершмитт-110» (Ме-110). Расспрашивал специалистов, связанных с авиастроением, но они упорно держатся общепринятой версии — советский конструктор В. М. Петляков создал этот самолёт лично и абсолютно самостоятельно.

Однако авторы, рассказывающие о создании этого самолёта, дают столько взаимоисключающих деталей, что все эти истории вправе претендовать на звание легенд. И вот почему.

Схема создания любого самолёта такова. Сначала у конструктора возникает замысел, который в виде эскиза утверждается заказчиком — ВВС. Конструктору (конструкторскому бюро) дают деньги и он делает чертежи, по которым строят один или несколько опытных самолётов. На этих самолётах начинают летать лётчики-испытатели и в ходе испытательных полётов вскрываются все недостатки. Самолёты переделываются до тех пор, пока испытания не заканчиваются актом, на основе которого заказчик принимает решение: запустить самолёт в серийное производство и вооружить им ВВС или отказаться. После этого конструктор делает рабочие чертежи и строит эталонный самолёт , который вместе с чертежами передаётся на завод-изготовитель этого самолёта. После чего начинается серийное производство.

Так вот, по некоторым легендам (историки В. Б. Шавров, В. Котельников, О. Лейко) 10 мая 1940 г. Петлякову дали приказ и он сразу начал выдавать рабочие чертежи Пе-2 на завод-изготовитель, не строя опытных самолётов и не проводя их испытаний. По другим легендам (историки К. Косминков, Д. Гринюк), опытные самолёты всё же были построены и испытаны в сентябре 1940 г. т. е. спустя 2 месяца после того, как Петляков в июне 1940 г. передал все рабочие чертежи на завод. А зачем эти испытания, если Пе-2 уже начали серийно строить?

 

 

 

Фронтовой пикирующий бомбардировщик Пе-2

 

Если мы возьмём наиболее фундаментальный труд «История конструкций самолётов в СССР» В. Б. Шаврова, то схема создания самолёта Пе-2 выглядит так.

В 1938 г. Петляков работал в КБ в тюрьме. Обычно козлам объясняют, что он вместе с конструктором Туполевым и многими другими сел в тюрьму, так как Сталин и Берия были садистами и очень любили сажать в тюрьму цвет советской интеллигенции. Но есть и другая, малоизвестная версия.

Из-за неспособности отечественных конструкторов обеспечить ВВС современными машинами, Туполеву было поручено закупить в США лицензии на самолёты, наиболее перспективные для строительства в СССР. Туполев собрал компанию в 60 человек конструкторов и уехал в США на несколько месяцев. Из этого бизнестура они привезли 3 лицензии на самолёты, чертежи на которые американцы выдали в дюймах. Чтобы построить эти самолёты из отечественных материалов, размеры которых даются в миллиметрах, требовалось произвести перерасчёт всей конструкции самолёта в объёмах, равноценных проектированию нового самолёта. В результате, эту гигантскую работу смогли сделать, только для одной лицензии — на транспортный самолёт И. Сикорского ДС-3 (Ли-2). Для этого было выключено из плановой работы КБ авиаконструктора Мясищева. То есть, Туполев огромные государственные деньги выбросил псу под хвост, но из поездки в США вся делегация вернулась загружённая американским барахлом — от костюмов до бытовых холодильников. После этого, с 1938 г. все аваиабарахольщики продолжили свою конструкторскую работу в тюрьме.

В тюрьме Петляков руководил КБ-29 в Спецтехотделе, сокращённо СТО. Поэтому порученный ему для конструирования самолёт назывался «100». Поручили ему в начале 1939 г. разработать проект высотного одноместного истребителя ВИ-100 с двумя моторами. К апрелю 1940 г. он представил на испытания два опытных экземпляра высотного истребителя ВИ-100, но они уже были двухместными истребителями с длинной, как у Ме-110 кабиной и такими же, как и у Ме-110, размерами, моторами и особенностями.

Испытания этого «совершенно нового» истребителя, начатые в апреле 1940 г., закончились 10 мая этого же года приказом выдавать на завод рабочие чертежи трёхместного фронтового пикирующего бомбардировщика , а с 23 июня Пе-2 начал строиться серийно!

Чтобы оценить скорость «испытаний» и строительства Пе-2 сравним их со временем испытания другого советского фронтового пикирующего бомбардировщика Ар-2. Это была переделка серийного, строившегося с 1936 г. самолёта СБ, на котором слегка изменили размеры и добавили тормоза-решётки. Невелики вроде изменения, но на них ушёл год, прежде чем в 1940 г. этот самолёт пошёл в серию.

А вот проектирование действительно оригинального бомбардировщика. За 2 месяца до того, как Петлякову дали задание «переделать истребитель 100» в бомбардировщик Пе-2, его шеф и руководитель А. Н. Туполев, также сидящий на тот момент в той же тюряге, получил задание создать двухмоторный пикирующий трёхместный бомбардировщик, который впоследствии стал известен как Ту-2. Туполев приступил к работе 1 марта 1940 г., опытный экземпляр был построен к 3 октября этого же года, начались его наземные, а с 29 января 1941 г. — лётные испытания, которые длились до мая. Шавров пишет, что «это был лучший в мире фронтовой бомбардировщик». (Который, правда, никогда не видал фронта). Несмотря на столь успешные результаты испытания, в серию самолёт не был запущен, а по результатам испытания к 18 мая 1941 г. построили ещё два, уже видоизменённых четырёхместных экземпляра. Эти опытные самолёты испытывались все первое лето войны и строить их серийно начали лишь в сентябре 1941 г.

Итак, от постройки опытного экземпляра собственно фронтового бомбардировщика до его серийного строительства прошло 11 предвоенных и военных месяцев, из которых 7 месяцев заняли лётные испытания. А у Петлякова на испытания истребителя «100» затрачено около месяца, а бомбардировщик Пе-2 отдан на завод совершенно без испытаний!

В. Б. Шавров пишет о Пе-2: «опытного экземпляра не строили, настолько хорошо зарекомендовал себя самолёт «100», — но дальше об истребителе «100» — полного отчёта по испытаниям нет». А откуда же тогда известно, что двухместный истребитель «100» превратившийся в трёхместный бомбардировщик за месяц полётов «хорошо себя зарекомендовал?»

Отчёта об испытаниях самолёта «100» возможно нет потому, что, как пишут В. Котельников и О. Лейко в книге «Пикирующий бомбардировщик Пе-2»:

 

«В ходе испытаний «сотки» произошло несколько аварий. У самолёта Стефановского отказал правый мотор, и он с трудом посадил машину на площадке техобслуживания, чудом «перепрыгнув» через ангар и составленные около него козлы. Потерпел аварию и второй самолёт, «дублёр», на котором летели А. М. Хрипков и П. И. Перевалов. После взлёта на нём вспыхнул пожар, и ослеплённый дымом пилот сел на первую попавшуюся площадку, задавив находившихся там людей».

 

Это называется «хорошо себя зарекомендовал» ? И такой самолёт запустили в серию?? Нет, история создания Пе-2 это, конечно, очень высокохудожественное произведение!

Думаю, что всё было проще и по-другому.

Наверное Петляков действительно получил задание спроектировать высотный одноместный истребитель в начале 1939 г. Но осенью СССР купил лицензию на Ме-110, и Петлякову поручили взять его за основу своей «сотки». А поскольку испытания «сотки» были трагическими, то их прекратили, приказали взять немецкие чертежи, скопировать их по советским стандартам и передать в производство. Поэтому КБ Петлякова и сделало их за полтора месяца, а к этому времени прибыли и сами Ме-110, которые послужили эталоном, пока на заводах не изготовили собственно Пе-2, как эталон.

По-другому трудно объяснить невероятные превращения одноместного истребителя в трёхместный бомбардировщик.

Вы скажете, что и Ме-110 тоже ведь был истребителем и так вот просто взять и без испытаний отдать на завод чертежи на него, как на бомбардировщик, тоже нельзя. Да, во всей советской литературе Ме-110 фигурирует только как дальний истребитель и таким он у немцев и был, поскольку у них хватало пикирующих бомбардировщиков (кроме Ю-87, пикировали и Хе-111, и Ю-88). Но в альбоме «Самолёты Германии», выпущенном в 1941 г. с тем, чтоб «обеспечить нашим доблестным сталинским соколам и героическим бойцам ПВО Красной Армии распознавание и уничтожение фашистских стервятников» на листах «Истребитель Мессершмитт Ме-110» есть примечание: «Самолёт может быть использован как скоростной бомбардировщик, штурмовик и дальний разведчик при наличии экипажа из 3 человек».

То есть, немцы создавали Ме-110 не только, как истребитель, но и в варианте бомбардировщика, просто этот вариант им не потребовался. Но зато он нам оказался очень кстати.

(Закупал лицензии на самолёты в Германии замнаркома авиаконструктор Яковлев. Интересно, что в своих мемуарах он несколько раз даёт список купленных им у немцев самолётов, но всякий раз забывает упомянуть Ме-110).

Возможно, я и не прав с Пе-2, возможно, историки что-то скрывают, но несомненно одно: накануне войны СССР закупал у Германии образцы боевой техники и лицензии на неё не для того, чтобы складывать их в архивы и музеи. Но и это не всё.

 

Зенитки

 

В 1930 г. наши артиллерийские конструкторы получили задание создать 100-мм зенитную пушку. К 1933 г. её впервые выкатили на полигон, а потом начались доделки-переделки, доделки-переделки, пока эта пушка в более или менее порядочном виде не предстала в 1940 г. на сравнительных испытаниях вместе с немецкой 105-мм зенитной пушкой, закупленной по кредитно-торговому соглашению с Германией.

А. Широкород в журнале «Техника и вооружение» № 8/98 пишет об этом так:

 

«Четыре 10,5-см пушки Flak 38 были доставлены в СССР и испытаны с 31 июля по 10 октября 1940 г. на научно-исследовательском зенитном полигоне под Евпаторией. По нашей традиции пушкам Flak 38 присвоили «псевдоним» ГОД (Германская особой доставки). Они проходили совместные испытания с отечественными 100-мм зенитными пушками Л-6, 73-К и сухопутным вариантом Б-34. Баллистика наших пушек и ГОД была почти одинакова, но кучность снарядов ГОД была в два раза выше. Германский снаряд при том же весе давал 700 убойных осколков, а наш — 300. Была отмечена очень точная работа автоматического установщика взрывателя. Живучесть ствола определена в 1000 выстрелов (при падении начальной скорости на 10 %). Однако в результате каких-то интриг решено было принять на вооружение не ГОД, а совсем «сырую» 100-мм пушку 73-К. Результат не замедлил сказаться — 73-К «пушкари» завода им. Калинина довести так и не сумели». (Строго говоря — довели, но в 1948 г.).

 

Думаю, что дело здесь не в интригах. Во-первых, 105-мм пушка предназначена для отражения массированных налётов стратегических бомбардировщиков на стационарные объекты, т. е. для стрельбы на очень большие высоты и дальности. Авиации для таких налётов у немцев не было, они совершали их, в случае необходимости, фронтовыми бомбардировщиками. Наша 85-мм зенитная пушка уступая 105-мм зенитной пушке немцев по весу снаряда и незначительно по дальности и потолку, значительно превосходила немецкую пушку по манёвренности. Если немецкая 105-мм зенитная пушка в походном положении весила 14,6 т, то наша 85-мм всего 4,6 т и из походного в боевое положение переводилась всего за 1,2 минуты. Её можно было использовать как для защиты стационарных объектов, где она была достаточно эффективна, так и для защиты войск, а немецкую 105-мм зенитку в полевых условиях использовать было нельзя — слишком тяжела.

Так вот, упомянутый завод им. Калинина изо всех сил пытался снабдить РККА 85-мм зенитной пушкой, и на освоении им и 100-мм пушки Правительству, видимо, не было смысла настаивать. И эта пушка, и немецкая 105-мм нужны были в небольших количествах, а 85-мм не хватало очень сильно.

 

 

85-мм зенитная пушка образца 1939 г.

 

(Кстати, об истории создания 85-мм зенитной пушки. В 1930 г. СССР заказал немецкой фирме «Рейнметалл» спроектировать 76-мм зенитную пушку. Та через год прислала образцы и техдокументацию. И до 1939 г. эта пушка выпускалась нашими заводами, как «76-мм зенитная пушка образца 1931 г.». А в 1937 г. её начали модернизировать — поставили ствол калибра 85-мм и усилили. Получилась «85-мм зенитная пушка образца 1939 г.». Её завод им. Калинина и выпускал, сумев до 22 июня 1941 г. изготовить 2630 шт.).

85-мм зенитных орудий не хватало настолько, что мы, похоже, закупали у немцев их 88-мм зенитные орудия не как образцы, а сериями. Это следует из мемуаров Э. Манштейна «Утерянные победы». Описывая бои начала войны, он восклицает: «Среди трофеев находились две интересные вещи. Одна из них — новенькая батарея немецких 88-мм зенитных орудий образца 1941 г.!»

Чтобы понять, почему Манштейн поставил восклицательный знак, нужно учесть, что самые совершенные 88-мм зенитные пушки образца 1941 г. немцы сначала поставляли в Африку генералу Роммелю, а в войска Восточного фронта эти пушки впервые попали только в 1942 г. А тут Манштейн увидел, что первоочередные поставки, оказывается, велись не только Роммелю, но и в СССР!

Возможно мы для Армии закупали и большое количество 105-мм пушек, поэтому и не стали давать их осваивать заводу им. Калинина, надеясь на поставки их из Германии.

 

Что дало кредитно-торговое соглашение немцам

 

Конечно оно дало им сырьё, но, как я уже писал, сырьё они получили бы и без СССР, через союзников. Правда, скажете вы, и за то сырьё немцы так же обязаны были бы платить. Правильно, но, во-первых, это были их союзники, во-вторых, они своим союзникам в оплату за сырьё поставляли не немецкую боевую технику, а, в основном, трофейную — польскую, французскую и т. д. (А финнам, надо сказать, даже нашу.)

Но в СССР они по кредитно-торговому соглашению поставляли исключительно продукцию немецких рабочих, немецких заводов, и это не могло не ослаблять их накануне войны с нами.

Напомню, что благодаря своим сионистским союзникам Гитлер начал Вторую мировую войну значительно раньше, чем планировал. Отобрать Судеты у чехов он хотел только в 1942 г., построить военно-морской флот намечал в 1944 г.

А фактически вынужден был начать войну в 1939 г., не перевооружив до конца армию. У немцев были очень хорошее оружие и техника, но их не хватало. И остановиться немцы не могли, война шла, вооружались все страны и немцы обязаны были спешить чтобы не дать противникам это сделать.

А ведь немецкие заводы — особенно металлургические, литейные, металлообрабатывающие — «не резиновые», они не могут работать более чем 24 часа в сутки. И если на них делают коробки скоростей для станков, поставляемых в СССР, то значит нельзя на том же оборудовании и теми же рабочими сделать коробку перемены передач для танка. И если эти рабочие собирают мостовой кран для СССР, то значит они не могут собрать танк. И если металлургические заводы Круппа поставляют броню и качественную сталь для строительства переданного в СССР тяжёлого крейсера «Лютцов», то они не могут поставить сталь, для строительства, примерно, 1500 средних танков.

В тот момент, когда мы взяли у немцев кредит, положение с рабочей силой в Германии было очень тяжёлым. Упомянутый мною Мюллер-Гиллебранд писал:

 

«Ощущалось хроническая нехватка рабочей силы, особенно квалифицированных рабочих, для военной промышленности. 13 сентября 1939 г. верховное командование вооружённых сил через штаб оперативного руководства отдало распоряжение о возвращении из вооружённых сил в военную промышленность квалифицированных рабочих.

… 27 сентября 1939 г. управление общих дел сухопутной армии по поручению верховного командования вооружённых сил издало положение об освобождении рабочих от призыва в армию в случае незаменимости их на производстве.

С ноября 1939 г. началось массовое перераспределение специалистов в самой промышленности: квалифицированные рабочие снимались со второстепенных участков производства и направлялись на более важные в военно-экономическом отношении участки. Позже эти мероприятия со всей энергией продолжал проводить министр вооружений и боеприпасов.

В конце 1939 г. последовал приказ штаба оперативного руководства вооружёнными силами при ОКВ об увольнении из армии военнослужащих рождения 1900 г. и старше, владевших дефицитными профессиями. Командование на местах очень сильно противилось проведению этих мер, так как оно само испытывало большие затруднения с личным составом».

 

Что стоило немцам кредитно-торговое соглашение с СССР можно оценить на примере состояния их танковых войск накануне войны.

По замыслу немцев, основой танковых войск должны были стать средние танки (Т-III и Т-IV) весом около 20 т. Их начали проектировать в 1936 г. Кроме того, в каждый танковой дивизии предполагалось иметь около 20 сверхтяжёлых танков для прорыва очень сильной обороны противника, так называемых «штурмовых танков». Проектировать такие танки начали в 1938 г., а окончательно с их концепцией определились в мае 1941 г. Таким танком стал танк Т-IV «Тигр».

Разведку и прикрытие флангов в каждой дивизии должны были осуществлять лёгкие танки Т-II.

Но немцы были профессионалы войны, они понимали, что танковые войска — это не танки, а люди. И для обучения этих людей был создан очень лёгкий, дешёвый вооружённый только пулемётами танк Т-I. С него и начались танковые войска Германии. Т-I построили 1500 шт. и в 1937 г. прекратили выпуск. С этого времени начинается производство только основных танков, хотя две роты Т-I успели повоевать в Испании.

Но война началась для немцев так быстро, что основных танков им просто не хватило, и они начали войну по существу своими учебными танками. В ходе войны в Польше и во Франции выяснилась слабая эффективность лёгких танков, даже чешского производства. (Чехи в 1946 г. победили на конкурсе в Перу американский танк М-3 «Генерал Стюарт» и продали перуанцам 24 лёгких танка образца 1938 г. своего производства).

Началось ускоренное перевооружение немецкой армии средними танками, ускорение работ по созданию «Тигра». Но к началу войны с СССР немцы всё равно перевооружиться не успели.

В их танковых дивизиях, напавших на нас 22 июня 1941 г., было 3582 танка и САУ, из них всего 1884 средних и командирских танка и САУ. А 1698 — лёгкие танки и даже 180 танков Т-I. (Пять танковых дивизий были вооружены исключительно лёгкими танками).

В результате очень малой эффективности применения лёгких танков на Восточном фронте, немцы с 1942 г. начали просто убирать их с фронта в тыл и в мае этого же года полностью прекратили производство всех лёгких танков, сосредоточившись только на средних и тяжёлых.

История не имеет сослагательного наклонения и тем не менее давайте оценим — смогли ли бы немцы перевооружить свои танковые войска полностью к 22 июня 1941 г., если бы не были вынуждены создавать технику и оборудование для СССР? Производившийся всю войну средний немецкий танк Т-IV стоил 103462 марки, для замены им всех 1698 лёгких танков в напавших на нас танковых дивизиях немцев, требовалось квалифицированного рабочего труда в промышленности Германии примерно на 176 млн. марок.

Начиная с 1942 г. и за всю войну немцы построили 1350 тяжёлых танков «Тигр-1». Стоил он 250 800 марок, т. е. на сумму примерно 339 млн. марок.

Таким образом, если бы Германия не поставила в СССР высокоточное оборудование на 409 млн. марок, (произвела она его больше) то (чисто теоретически) она к 22 июня 1941 г. могла бы не только закончить перевооружение всех своих танковых дивизий, напавших на СССР, средними танками, но и произвести более 900 тяжёлых танков «Тигр-1».

Повторюсь — всё это, кончено, из области «бабушка надвое сказала», но всё же такой расчёт даёт возможность оценить, что стоило Германии кредитно-торговое соглашение с СССР.

 

* * *

 

Напомню, что кредит у других стран уместен только в случаях, когда необходима срочная помощь иностранных рабочих и инженеров своим. Если бы перед войной СССР сумел взять кредит у своих предполагаемых союзников по будущей войне — у Англии или США, — то и это уже было бы подвигом. Но взять перед войной кредит у совершенно очевидного противника — это невероятно!

 

Ю. И. МУХИН

 

 


 

Часть II. Военная мысль в СССР и в Германии

 

Глава 4. По следам Тухачевского

 

Кабинетные военные стратеги СССР и убогость их представлений о будущей войне. Пренебрежение главной технической причиной поражения РККА в начале войны — радиосвязью. Непонимание тактики будущего боя и пренебрежение к продуманному оснащению рядового бойца — пехотинца, танкиста, лётчика, артиллериста. Убогость танковых корпусов РККА, задуманных Тухачевским. Причины победы СССР в войне.

 

За честь командиров Красной Армии!

 

Товарищ Мухин,

я внимательно прочёл Вашу статью «Проба на подлость» и считаю, что знание истинной истории нашей страны очень важно для созидания лучшего будущего. Сразу замечу, что в главном я с Вами согласен: Сталин великий государственник, внёсший огромный вклад в строительство Советского Союза и в победу над фашистской Германией. Однако согласиться со всем, что делалось перед войной в военно-политической области, я не могу и, прежде всего, это касается отношения к кадрам нашей армии.

Как патриот и офицер Советской Армии, отдавший десятилетия оборонной науке, я хочу вступиться за честь выдающихся полководцев Красной Армии (КА), оболганных, оклеветанных, уничтоженных вражескими спецслужбами нашими же руками.

Всё что произошло в 1937—1938 гг. не укладывается в голове, и нет ответа на естественный вопрос: как могли люди, которые защищали и отстояли советскую власть, через 15—20 лет стать её врагами? Логичнее предположить, что имела место спецоперация по уничтожению руководящих кадров КА путём оговора и последующего «форсированного» дознания. В последнее входило и длительное лишение сна, и помещение политических в камеры к уголовникам, которые за обещанные поблажки превращали жизнь арестованного в ад, угрозы пыток детей, жён или родителей подследственных, что эффективно действовало на самых мужественных людей. Именно поэтому они кончали с собой, пытаясь спасти своих близких, когда понимали, что ничего нельзя доказать следователям, нацеленным не на поиски истины, а на достижение нужного начальству результата.

Я хочу обратить Ваше внимание на тот факт, что после смерти представителей ленинской гвардии — Дзержинского и Менжинского — на посту руководителей НКВД-МВД-МГБ были такие деятели как Ягода, Ежов, снятые со своих постов Сталиным за необоснованные репрессии, и Берия, Меркулов, Абакумов, арестованные уже после смерти Сталина. Случайно ли, что организаторы борьбы с «врагами народа» сами оказались истинными врагами советского народа? Подумайте над этим тов. Мухин.

Примечательно, что демпресса поливала и поливает грязью Ленина, Свердлова, Сталина, обвиняя их в организации террора, но очень мало, а сейчас и вовсе прекратила обличение Берии. Причина в том, что сейчас опубликованы мемуары Аденауэра и Брандта, по истечении оговорённого авторами времени, из которых документально следует, что Берия вёл переговоры с руководителями Западной Германии о выводе советских войск из ГДР, о предоставлении «свободы» Прибалтике, Украине, Средней Азии, о ликвидации Варшавского договора, о введении частной собственности на заводы и банки в нашей стране. Да как же могут ругать демократы своего единомышленника, за пытки и убийства коммунистов и командиров КА, — какая мелочь!

Вернёмся к результатам «работы» Ягоды, Ежова, Берии. Вы пишете, что «в 1941 г., когда КА освободилась от «верных ленинцев», такого бардака (как в боях у озера Хасан — С.Б.) уже не было. Он повторился сегодня в Чечне».

Но это же неверно! Известно, что в 1941 г. КА имела преимущество перед немцами по численности и вооружениям, но наступление вермахта застало её врасплох: самолёты, скученные на нескольких аэродромах (на большей части затеяли ремонт), не могли взлететь и тысячами(!) уничтожались на земле, танки без горючего и пушки без снарядов остались в парках, красноармейцы оказались в казармах или лагерях, а командиры в отпусках. В результате приграничное сражение было проиграно и миллионы (!) бойцов КА погибли или попали в плен. Сталин приказал расстрелять руководство западных округов за такой разгром.

Спрашивается, могло ли случится такое, если бы в строю остались такие военачальники как Тухачевский, Блюхер, Егоров, Уборевич, Якир? Кто знаком с деятельностью этих полководцев, знает, что для них была характерна продуманность планов, неординарные решения, инициативные действия, определяемые только военной необходимостью, а не мнением вышестоящего лица. Они никогда не боялись брать ответственность за свои поступки.

Вы упрекаете Блюхера в том, что он хотел призвать не 6, а 12 возрастов, чтобы увеличить резерв КА, что он вёл военные действия не так, как считал нужным Ворошилов, которого Вы привлекаете здесь как военного эксперта. Ворошилова, который, будучи наркомом обороны, бездарно провёл Финскую кампанию, за что был снят Сталиным со своего поста, который в 1941 г. был назначен главкомом северо-западного направления, получив в своё распоряжение мощную армейскую группировку, флот и военно-морские крепости и отступил аж до Ленинграда, хотя обещал воевать малой кровью на чужой территории, и оттуда был снят Сталиным из-за явной угрозы сдачи того города. Больше его Сталин до руководства войсками не допускал. Так что военные советы Ворошилова надо воспринимать со знаком минус.

Не лучше воевали и Тимошенко с Будённым, которых Сталин назначил, а затем последовательно снял с постов главкомов и командующих фронтами, которые всю войну потом что-то инспектировали, кого-то представляли. Третий маршал Кулик, тот самый, который закрыл работы по реактивной артиллерии, проводившиеся по инициативе и при постоянной поддержке Тухачевского, запретил производство «Катюш» и отправил в тюрьму разработчиков этого оружия, на войне проявил себя столь скверно, что был разжалован Сталиным за полную профнепригодность.

Так что на поверку оказалось, что воевать с немцами труднее, чем заседать в трибуналах и подписывать расстрельные списки полководцев КА.

Именно немцы подбрасывали нашим «органам» клевету и подлоги и те верили фашистам, а не героям КА, коммунистам. Вы, тов. Мухин, пишете, что комкора Примакова подкосили документы, которые «Гитлер продал НКВД». Чудовищно: поверить Гитлеру! И это после публичного разоблачения его фальшивки о поджоге рейхстага, сделанного Димитровым на Лейпцигском процессе. Не мудрено, что Примаков понял: ничего не докажешь, они действуют по указанию врагов.

Вы скажите, зачем ворошить прошлое, его не вернёшь. Однако самую страшную потерю мы понесли не тогда, в 37—38 годах, а полвека спустя. В те годы были репрессированы те, кто открыто высказывал свои взгляды, отстаивал идеи, которые считал правильными. Возможно, они ошибались, но делали это искренне, считая свой подход наиболее полезным для армии, партии и страны. А тем временем в обществе завелись и зрели такие персоны как Горбачёв, Кравчук, Ельцин, Яковлев, Шеварднадзе, Алиев, Бакатин, Рыбкин, Шушкевич и т. п., которые ни в какие оппозиции не входили, в дискуссиях не участвовали, всегда были на стороне сильного, клеймили поверженных, славословили начальству. Они не верили в социализм, думали лишь о собственном благополучии и на этом направлении переродились в скрытых, а затем и явных врагов социализма и советской власти. А когда они взобрались на самый верх, они развалили Союз, обрекли миллионы людей на смерть и лишения и привели к тому, что сейчас имеем — строй дикого капитализма. Вот какова цена борьбы с инакомыслием! Это главный урок истории.

Не дай Бог после восстановления социалистического строя нам второй раз наступить на те же грабли: членам партии Зюганова клеймить последователей Анпилова, Андреевой, Медведева, Тюлькина, навешивать на них ярлыки и делать оргвыводы, а новые гайдары, бурбулисы, поповы будут согласно кивать головами, поддакивать, топить инакомыслящих, кричать «одобрямс» и копить потенциал для социального реванша.

 

С. С. БАЦАНОВ, профессор [1]

 

Кабинетный стратег

 

 

Это были предатели

 

Уважаемый Степан Сергеевич!

Сначала несколько общих замечаний.

Читайте мои статьи внимательно и не надо рассматривать те дни с позиций сегодняшнего. Это не Берия и Ежов добивались признаний с помощью уголовников и шантажа, а Гдлян и Иванов. Как я писал, даже Казанник признал, что в те годы законность не нарушалась.

Почему вы отказываете маршалу Ворошилову в праве быть экспертом там, где экспертом может быть ротный старшина? Ведь тот бардак, что сотворил Блюхер за 10 лет своего командования на Дальнем Востоке, из приведённых фактов очевиден даже штатскому. А я писал, что приказ Ворошилова — это итог разбора боёв на Хасане Главным военным советом РККА, который состоял из тт. Сталина, Щаденко, Будённого, Шапошникова, Кулика, Локтионова, Блюхера и Павлова.

С чего Вы взяли, что 37 год предопределил предательство наших дней? Ведь с тех пор сменилось несколько поколений. Всё наоборот! Жестокая расправа с предателями и предопределила то, что предателей не было лет 20—30.

Представьте, что на суде Горбачёв признаётся, что за Нобелевскую премию и долларовый счёт он предал ГДР; Бакатин признаётся, что за деньги передал американцам разведоборудование; Грачёв — что за деньги передавал чеченцам оружие и планы операций и т. д. И неужели вы через 50 лет будете бороться за их «честь» и утверждать, что это они сами себя «оклеветали под пытками ФСБ»? Вы что, сами не видите какая это мразь? С чего Вы взяли, что в 1937 г. её не было?

Скажем, генерал Мерецков, который до Жукова был начальником Генштаба, говаривал за рюмкой водки генералу Павлову, командующему округом, что, если немцы нападут на СССР и победят, то генералам Мерецкову и Павлову хуже от этого не будет. Я считаю этот разговор абсолютно доказанным и предательским, между тем, даже с подобными настроениями Мерецков был возвращён из-под ареста в строй, а Павлов осуждён за чисто воинское преступление.

Причина предательства Тухачевского и его сообщников была несколько иная, чем нынешних предателей, но это отдельная тема.

 

Доверяй, но проверяй

 

Вы упрекаете меня в том, что я верю Гитлеру, а сами беззаветно верите Аденауэру и Брандту. Они что, ваши родственники? Я заведомо не верю никому и принимаю факт к осмыслению только в случае, если на основе его оценки как факта, пойму, что на него действительно можно опереться в своих рассуждениях.

Я не читал Аденауэра и Брандта, но если Вы их правильно поняли, то их свидетельствам грош цена. Такие заявления они могли делать с выгодой для Запада и при живом Берии, а не плевать на него после смерти.

В конце апреля 1945 г. по заданию Гитлера Борман доставил в бункер Рейхсканцелярии швейцарского журналиста К. Шпейделя для последнего, практически предсмертного, интервью Гитлера. Гитлер был краток, всего 5 вопросов, на вопрос о евреях вообще не стал отвечать — не до них. Последние вопрос и ответ таковы:

 

«Вопрос: О каком решении в своей жизни вы жалеете больше всего?

А. Г.:  Разгон верхушки СА в 1934 г. и казнь Рема. Тогда я пошёл на поводу у собственных эмоций, сыграли роль и грязные интриги внутри партии. Эрнст со всеми его недостатками был преданным национал-социалистом и с самого начала борьбы шёл со мной плечом к плечу. Без его штурмовых отрядов НСДАП не было бы. Я знаю, многие тогда меня обвиняли в предательстве национальной революции, но вопреки всяческим слухам мною двигали только соображения морали и нравственности, я боролся за чистоту партийных рядов. Эрнст был моим другом и умер с моим именем на устах. Если бы он сегодня был рядом, всё было бы по-другому. А вермахт просто предал меня, я гибну от рук собственных генералов. Сталин совершил гениальный поступок, устроив чистку в Красной Армии и избавившись от прогнившей аристократии».

 

Ругать генералов у Гитлера были основания: к концу лета 1942 г. немцы захватили такую часть СССР, что оставшаяся была уже слабее даже одной Германии. Хвалёные немецкие генералы даже в этих условиях победить советских генералов не смогли. Эта мысль Гитлера понятна, но ему в этом интервью не было смысла делать рекламу Сталину — зачем? И почему он вообще в этот момент думал о нём? На этот вопрос уже никто не ответит, но думаю, что причина в переживаниях Гитлера за собственную ошибку — ведь это он лично в 1937 г. помог СССР избавиться от пятой колонны.

 

«Специалист»

 

Давайте смотреть на Тухачевского не как на предателя, а как собственно на военного специалиста, хотя это, по большому счёту, и невозможно. С 1931 по 1936 г. он был заместителем наркома обороны по вооружению Красной Армии, а на начало 1937 г. — первым заместителем. Как блеснул его «военный талант» в этот довольно большой срок на этой ответственнейшей должности?

 

 

Тухачевский

 

Для любой страны является огромной трагедией, если она ведёт войну не тем оружием, которое накопила перед войной. Это означает, что огромный человеческий труд и усилия были потрачены зря, это означает, что сотни тысяч, миллионы людей были убиты в боях из-за несовершенства оружия.

Немцы практически начали и закончили войну тем оружием и той техникой, которые они разработали в период, когда и Тухачевский заказывал советским конструкторам, что проектировать, а советским заводам — что и сколько выпускать для Красной Армии.

Немецкий основной средний танк, сравнимый с нашим Т-34, который провоевал всю войну (Т-IV) был заказан конструкторам в 1935 г. Истребитель «Мессершмитт 109», по мнению некоторых, — лучший самолёт войны, был начат конструированием и испытаниями в 1934 г. Пикирующий бомбардировщик «Юнкерс-87» — в 1935, бомбардировщик «Юнкерс-88» — в 1936, «Хейнкель-111» — в 1935 г. Даже истребитель «Фоке-Вульф-190» и тот в 1938 г. То есть, к началу войны немцы имели на вооружении отработанные и освоенные, не уступающие ничему образцы военной техники, которая была настолько совершенна, что не устаревала до самого конца. Достаточно сказать, что Сирия применяла немецкие танки T-IV даже в «шестидневной войне» 1967 г.

 

 

Истребитель И-153 «Чайка»

 

А вот из тех оружия и техники, которые заказал для Красной Армии «выдающийся военный профессионал» маршал Тухачевский, к концу 1941 г., практически ничего не производилось — ни лёгкие танки серии БТ, ни средние Т-28, ни тяжёлые Т-35, ни истребители И-16 и И-153, ни тяжёлые бомбардировщики ТБ-3, летавшие со скоростью мотоцикла, ни «скоростные» бомбардировщики СБ. По широко известному замечанию конструктора артиллерийских орудий Грабина, если бы Тухачевский остался ещё немного на посту замнаркома, то у Красной Армии не было бы и артиллерии.

Та наша техника и оружие, которые сделали войну (танки Т-34 и КВ, штурмовик ИЛ-2, бомбардировщик ПЕ-2, истребители ЯК, МиГ, ЛаГГ, зенитные орудия, миномёты, «Катюши» и многое другое) были заказаны без Тухачевского.

 

Абстрактный маршал

 

Действия М. Тухачевского на посту замнаркома по вооружению вызвали настолько тяжёлые последствия для Красной Армии, причём, последствия, длившиеся вплоть до окончания войны, что его следует характеризовать только за это либо отъявленным мерзавцем и негодяем, либо дураком, случайно попавшим на военную службу.

Военный человек, особенно руководитель, не может не обладать образным мышлением. Абстрактное мышление в военном деле губительно. Если Тухачевский не был мерзавцем, то тогда он не имел образного мышления — он не способен был представить себе ни будущих боёв, ни способа применения в боях заказываемой им техники. Троцкистская прослойка генералитета Красной Армии организовала для Тухачевского мощную рекламу, хотя в сути своей ему нельзя было иметь звание выше поручика и уж, во всяком случае, его и близко нельзя было допускать к вооружению Красной Армии.

Что интересно — Сталин, похоже, видел неспособность Тухачевского образно мыслить, но, не будучи сам военным, он тушевался перед дутым военным авторитетом маршала-стратега. В 1930 г. он весьма скептически и точно отозвался об одном из военных проектов Тухачевского, но в 1932 г., когда будущий маршал затеял очередную склоку с Ворошиловым и с обидой напомнил Сталину об этом отзыве, то Сталин перед Тухачевским письменно извинился:

 

«В своём письме на имя т. Ворошилова, как известно, я присоединился в основном к выводам нашего штаба и высказался о Вашей «записке» резко отрицательно, признав её плодом «канцелярского максимализма», результатом «игры в цифры» и т. п. Так было дело два года назад».

 

(Два года назад Сталин писал Ворошилову, что осуществить план Тухачевского — значит наверняка загубить и хозяйство страны, и армию.)

 

«Мне кажется, что моё письмо на имя т. Ворошилова — продолжает Сталин — не было столь резким по тону, и оно было бы свободно от некоторых неправильных выводов в отношении Вас, если бы я перенёс тогда этот спор на эту новую базу. Но я не сделал этого, так как, очевидно, проблема не была ещё достаточно ясна для меня. Не ругайте меня, что я взялся исправить недочёты своего письма с некоторым опозданием.

С ком. приветом И. Сталин».

 

Здесь характерно даже не то, что Сталин просит извинений у Тухачевского за слова «канцелярский максимализм» и «игра в цифры» , а то, что Сталин правильно распознал абстрактный образ мышления Тухачевского, но никак не связал это с его профессиональной пригодностью.

Здесь требуется обязательное отступление. Дело в том, что постановка на производство совершенно нового изделия требует порой десятилетий, даже если это делается с иностранной помощью. Ведь для производства нужно не только иметь достаточно опытных специалистов по конструированию изделия, а опыт приобретается только с годами работы, но и развить производство комплектующих и материалов в других отраслях, скажем — в металлургии, химии, моторостроении и т. д.

Таким образом, если для войны требовалось нечто, что было в СССР в зачаточном состоянии, то оценить это нечто и своими заказами заставить промышленность освоить его производство обязан был Тухачевский.

 

Радиосвязь

 

У поражений начала войны много составляющих: это и неспособность нашего Генштаба распознать планы немцев, и острейшая нехватка младшего и среднего комсостава, и необученность войск, и несовершенство техники, и несовершенство организации. Но, думаю, ни одна из этих причин не вызвала столь катастрофических последствий, какие вызвало отсутствие в Красной Армии радиосвязи. Формально радиостанции были, но их было столь мало и качество их было таково, что можно считать, что мы начали войну без радиосвязи. И вина в этом лежит на Тухачевском, именно он её не развил, а после него для этого уже не хватило времени.

Почему я начал говорить об образном мышлении Тухачевского? Потому что он заказывал огромное количество танков, он организовывал танковые корпуса (соединения, на вооружении которых находился 1031 танк!) Но без радиосвязи были бесполезны и танки, и их соединения.

Тут надо было образно представить танковую роту в реальной атаке. Вот, скажем, атакует наш передний край немецкая танковая рота. Все 10—15 танков её связаны рациями. Танки приближаются к нашему переднему краю и тут по ним открывает огонь не разведанный немцами ранее наш противотанковый артиллерийский дивизион. Командир роты по рации немедленно даёт команду роте отойти, одновременно по рации сообщает об этом в штаб. Штаб посылает приказом по радио к месту боя артиллерийских наблюдателей и те по радио вызывают и корректируют огонь гаубичных батарей по позициям дивизиона. Одновременно штаб связывается по рации со станциями наведения люфтваффе. Те по рации вызывают на позиции дивизиона пикирующие бомбардировщики. Дивизион подавлен, танковая рота вновь атакует и прорывает оборону без потерь.

А наша танковая рота? Командир на исходной позиции вылезает из башенного люка и машет флажками: «Делай как я». Рация только у него. Он идёт в атаку впереди всех, его танки натыкаются на противотанковую оборону, как и в вышеописанном примере. Остановить танки роты без радиосвязи нет возможности, они вынуждены, исполняя приказ, идти на расстрел. Чтобы остановить роту командир, если он ещё не убит, вынужден снова вылезти из танка и махать флажками и это на виду пехоты противника, её снайперов и пулемётчиков.

Пара слов для не связанных с армией читателей. В армии один в поле не воин. Сила её подразделений, частей, соединений и объединений в том, что на противника наваливаются все сразу. Для этого надо, чтобы сведения об обстановке непрерывно поступали командиру, а его приказы — боевым единицам армии. Всё это обеспечивает связь. Нет связи — нет подразделений, частей, соединений и объединений. Есть отдельные солдаты, отдельные танки, отдельные орудия. Их много, но их будет бить по частям даже очень слабый, но объединённый связью, враг. Как Тухачевский мог это не понимать?!

 

Без связи на земле

 

Если вы присмотритесь к мемуарам тех, кто начинал войну, то обратите внимание, что к 22 июня немцы забросили к нам в тыл неимоверное количество диверсантов, главной задачей которых было обрезать провода и убивать посыльных. Всё! Без телефонной связи никаких армий, корпусов, дивизий и полков у нас в западных округах не стало. Вместо них образовались несколько тысяч рот и батальонов, которые действовали без единых планов и приказов. А штабные радиостанции армий, корпусов и дивизий были смонтированы в автобусах — легко распознаваемой цели для немецкой авиации. Через несколько дней не осталось и этих радиостанций.

Чтобы реально представить, что значит «иметь радиосвязь», давайте сравним насыщенность рациями наших войск и немецких.

Командующий Западным фронтом генерал армии Д. Г. Павлов объединял своим штабом 3-ю, 4-ю, 10-ю и 13-ю армии. Всего 50 дивизий всех видов или в пересчёте на подразделения равнозначные батальону — примерно 1300 батальонов, или более 400 батальонов, дивизионов и эскадрилий в расчёте на одну общевойсковую армию. Так вот, к середине дня 22 июня, командующий 3-й армией донёс, что из имеющихся у него трёх радиостанций две уже разбиты, а третья повреждена. Павлов из Минска запросил три радиостанции из Москвы. Ему пообещали прислать самолётом, но не прислали. Фактически с этого дня все усилия штаба Западного фронта сводились не к планированию обороны, а к тому, чтобы узнать, где находятся войска и что делают. Никакой устойчивой связи с ними не было. Фронт развалился на отдельно действующие части.

А немецкий мотопехотный батальон, помимо ультракоротковолновой радиостанции на каждом бронетранспортёре с радиусом приёма-передачи 3 км, имел на таких же бронетранспортёрах ещё и радиостанции для связи с командованием. Этих бронетранспортёров с рациями, защищённых бронёй как наши танки и неотличимых от других типов машин, в штате немецкого мотопехотного батальона по расписанию на 1.02.1941 г. полагалось 12 единиц! Вот и сравните — в нашей общевойсковой армии, объединяющей около 400 таких подразделений, как немецкий батальон, было всего 3 радиостанции на незащищённых автобусах, а у немцев по 12 на БТРах в каждом батальоне, не считая ультракоротковолновой рации на каждой единице боевой техники.

У немцев даже командиры артиллерийских взводов имели свой БТР с рацией, а в нашей Армии и в 1945 г. командиры танковых бригад возили командиров дивизионов приданных им артиллерийских полков с уже появившимися рациями снаружи, на броне своих командирских танков.

Так какой нам был толк при такой связи от 10 тыс. танков в западных округах на начало войны? Какой толк был от 50 тыс. танков без радиостанций, которые Тухачевский хотел заказать у промышленности?

 

Без связи в воздухе

 

Ещё меньше было толку без связи от самолётов в войсках западных округов. Когда наши лётчики знали, куда лететь и с кем драться, то дрались они неплохо даже на слабой технике. Вот пример боёв 22 июня из немецкого источника.

«Наибольших успехов достиг 12-й ИАП, командир — П. Коробков, базировавшийся на аэродроме в Боушеве, около Станислава. Во время утреннего налёта Ju 88 из KG 51 полк потерял 36 И-153 из 66 имеющихся в наличии. Однако уцелевшие машины поднялись в воздух и достойно ответили немецким бомбардировщикам. В длительном бою советские пилоты, потеряв три И-153, объявили о том, что удалось сбить восемь Ju 88. В действительности лётчикам удалось сбить семь Ju 88, из них пять из 9-й эскадрильи, III./KG 51. Это был полный разгром. На этом злоключения III./KG 51 не завершились. В тот же самый день этот дивизион в подобной ситуации столкнулся с истребителями МиГ-3 из 149-го ИАП. Потеряв на аэродроме 21 машину, лётчики подняли оставшиеся МиГи в воздух и сбили восемь (по данным Люфтваффе шесть) Ju 88 из III./KG 51. Следует отметить, что результаты, объявленные советскими пилотами, практически полностью соответствуют немецким данным о потерях».

По этим же немецким данным о потерях, советская авиация 22 июня в воздухе и на аэродромах потеряла 1000 самолётов, а за первые две недели войны — 3500. Ну и что? В западных округах было 33 авиадивизии с более чем 10 тыс. самолётов[2]. Давайте посчитаем. Немцы напали на нас с 4 тыс. боевых самолётов, а у нас и через две недели осталось ещё 6,5 тыс. — полное превосходство в количестве! Почему же наши войска всё время были без авиационного прикрытия и поддержки? А потому, что для прикрытия и поддержки сухопутных войск лётчики должны были знать, кто именно в их помощи нуждается. А как это узнать без связи?

Ещё в 1939 г. на 4 тыс. самолётов всех немецких ВВС приходилось 16 полков и 59 батальонов связи, то есть — примерно 15 связистов на один самолёт.

Командир 3-й танковой группы немцев Г. Гот так описывает второй день войны с СССР:

 

«Два обстоятельства особенно затрудняли продвижение 57-го танкового корпуса: 2000 машин 8-го авиационного корпуса (в том числе тяжёлые грузовики с телеграфными столбами) шли за походной колонной 19-й танковой дивизии, которая, совершив ночной марш и пройдя через Сувалки и Сейны, рано утром пересекла государственную границу и остановилась вдоль дороги на привал. Этим воспользовались подразделения авиационных частей, их автомашины обогнали колонну 19-й дивизии и стали переправляться по мосту на противоположный берег Немана. Вскоре эти машины попали на плохой участок дороги, застряли и тем самым остановили продвижение боевых частей».

 

Заметьте — Геринг заставлял связистов люфтваффе наступать чуть ли не впереди танков. А как же иначе? Если не связать аэродромы со станциями наведения самолётов в пехотных и танковых частях, то как же лётчики узнают где бомбить и кого защищать от бомбёжек советской авиации?

Вот как, к примеру, немецкий лётчик описывает обычный боевой вылет:

 

«Мы летели над Чёрным морем на высоте примерно 1000 метров, когда наземный пост наблюдения передал сообщения: «Индейцы в гавани Сева, ханни 3-4» (Русские истребители в районе Севастопольской гавани, высота 3000—4000 метров).

Мой ведущий продолжал набирать высоту, а я прикрывал его сзади и внимательно высматривал русские самолёты. Вскоре мы набрали высоту 4000 метров и с запада вышли к Севастополю. Вдруг мы заметили истребители противника, они были чуть ниже нас. В моём шлемофоне раздался голос ведущего «Ату их!»

Мы снизились и атаковали противника. Это были «Яки», мы кружили вокруг них минут десять, но не смогли сбить ни одного истребителя. Вскоре противник отступил. Наземный пост наблюдения передал новый приказ: «Направляйтесь к Балаклаве, там большая группа Ил-2 и истребителей».

Bf 109 сбавил скорость, и его пилот показал мне, чтобы дальше пару вёл я. Теперь я шёл впереди, а «Мессершмитт» прикрывал мой хвост. Вскоре мы добрались до Балаклавы и увидели в воздухе разрывы снарядов нашей зенитной артиллерии. Начался новый бой с «Яками», на этот раз мне удалось сбить одного. Объятый пламенем истребитель противника врезался в землю».

 

Заметьте, поскольку немцев всё время с земли наводили, то они всегда начинали бой с выгодной для себя позиции и внезапно для наших.

Ф. Гальдер в своём дневнике так оценил связь Военно-воздушных сил РККА: «д. Наземная организация, войска связи ВВС: Войск связи ВВС в нашем смысле нет … Наземная организация русских ВВС не отделена от боевых частей, поэтому громоздка, работает с трудом и, будучи однажды нарушена, не может быть быстро восстановлена».

У нас даже в 1942 г. командующий ВВС в приказе отмечал, что 75 % вылетов советской авиации делается без использования радиостанций. Они, кстати, в это время были только на командирских самолётах, а у остальных — приёмники. А командные пункты авиации появились только к концу войны, да и то, судя по всему, это было далеко не то, что было у немцев.

Вот смотрите. Лучший ас СССР И. Н. Кожедуб на фронт попал в марте 1943 г., а лучший ас Германии Э. Хартманн — на 3 месяца раньше. Кожедуб сбил 62 самолёта, Хартманн — 352. (Цифра побед Хартманна весьма сомнительна по многим причинам).

Пусть так. В расчёте на один бой Кожедуб сбивал 0,52 самолёта, а Хартманн — 0,43. То есть, если бы Кожедуб и Хартманн встретились в одном бою, то с вероятностью 55:45 победил бы Кожедуб. Но …

В расчёте на 100 календарных дней войны Хартманн совершал 161 боевой вылет, а Кожедуб — 42, боёв Хартманн проводил в среднем 95 в расчёте на 100 дней, а Кожедуб — 15. В чём же дело? Немцы что ли не летали и Кожедубу некого было сбивать? Летали!

Просто Хартманна войска по радио непрерывно вызывали для прикрытия, и если он не находил в одном месте врага или враг был силён, то ему указывали другое. А Кожедуб летал на «авось», жёг бессмысленно бензин, вырабатывая моторесурс самолётов, которые собирали в тылу голодные и холодные женщины и дети. И в основе всего — недоразвитая радиосвязь Красной Армии.

(История нам нужна для того, чтобы не совершать ошибок в сегодняшнем дне. Но чему нас учит история по Хрущёву? Ведь и сегодня в нашей армии командно-штабные машины не бронированы и имеют столь характерные очертания, что их и чеченцы выбивали в первую очередь.

На конференции по безопасности России в одном из докладов было сообщено, что сегодня у нас все автоматические телефонные станции по контракту реконструируют американцы компьютерными системами, они же и программируют эти системы. Для чего это? Для того, чтобы в угрожающий момент по всей России вышла из строя телефонная сеть?)

 

Поклонник Дуэ

 

Итальянский генерал Дуэ (Douhet) выдвинул идею, что победу в будущей мировой войне определят только военно-воздушные силы. Та страна, которая сумеет уничтожить авиацию противника и разбомбить его города — будет победительницей.

Города — это очень большая цель. И когда лётчик с большой высоты целится в Кремлёвский дворец, но попадает в ГУМ — это тоже неплохо. Когда город бомбит 1200 самолётов сразу, то кто-нибудь попадёт и во дворец.

Отсюда вытекало, что не обязательно иметь бомбардировщики, которые могли бы уничтожить с одного захода небольшую цель (танк, паровоз, автомашину, мост). Достаточно иметь много больших бомбардировщиков, бомбящих только с горизонтального полёта и большой высоты. Короче — фронтовая авиация (авиация поля боя) не нужна.

Сторонником доктрины Дуэ был Гитлер, но отличие тогдашней Германии от СССР было в том, что Геринг, наряду с тяжёлыми бомбардировщиками, заказал конструкторам и промышленности и пикирующий бомбардировщик Ю-87 (на котором немецкий лётчик Рудель отчитался в уничтожении 600 наших паровозов), и трижды проклятую нашими войсками «раму» — немецкий разведчик и корректировщик артиллерийского огня Фокке-Вульф-189. Кроме этого, немецкие тяжёлые бомбардировщики Ю-88 и Хе-111 могли и штурмовать, и пикировать, и даже быть тяжёлыми истребителями. Дуэ — он, конечно, Дуэ, но и в своей голове надо же что-то иметь!

Тухачевский следовал доктрине Дуэ тупо до тошноты. В то время, когда он занимался вооружением Красной Армии, самолёты поля боя не то, что не заказывались, а и те, что имелись планомерно сокращались. С 1934 по 1939 г. наша тяжелобомбардировочная авиация (которая в годы войны не имела никаких сколько-нибудь значительных достижений) выросла удельно в составе ВВС Красной Армии с 10,6 до 20,6 %, легкобомбардировочная, разведывательная и штурмовая авиация снизилась с 50,2 до 26 %, истребительная увеличилась с 12,3 до 30 %. Как интеллектуал-экономист Гайдар пёр «в рынок», так и стратег Тухачевский пёр в доктрину Дуэ.

И бросились мы конструировать самолёты поля боя уже без Тухачевского только в 1938—1940 гг., в результате лётчики просто не успевали обучиться на них летать. Так, к примеру, по воспоминаниям ветерана, когда они в 1941 г. пересели на пикирующий бомбардировщик Пе-2, то война заставила командование бросить их в бой, даже не дав обучиться тому, для чего этот самолёт и предназначен — пикированию. Учиться им пришлось в боях.

Наверное, в таком положении дел не один Тухачевский виноват, но ведь всех остальных считают идиотами (Ворошилова, Кулика, Сталина) и только его «генеалиссимусом» военного искусства. Да и не это главное. Главное, что именно Тухачевский отвечал за вооружение Красной Армии тогда, когда надо было разработать оружие будущей войны. Он обязан был застрелиться, но не допустить такого положения. И не забудем — авторитет его был таков, что даже Сталин перед ним извинялся по пустячным поводам. Так что, будь он действительно военным специалистом, он бы нашёл способы исправить положение.

 

Связь родов войск

 

Напоминаю, что я считаю Тухачевского предателем, но для чистоты исследования его как военного, не придаю этому значения. Считаю, что он честно пытался вооружить Красную Армию.

В таком случае он не понимал, что победу делают все рода войск воедино. И не понимал этого ни в каких вопросах. А ведь военный должен ясно представлять себе как ведётся бой. Возьмём, к примеру, артиллерию.

Есть орудия, из которых стреляют только тогда, когда враг виден в прицеле — противотанковые и зенитные пушки, небольшое количество лёгкой полевой артиллерии. Но самая мощная артиллерия стреляет с закрытых позиций, то есть сами орудия находятся в нескольких километрах от цели. (Сегодня — до 30—50 км). Наводят их в цель по расчётным данным.

Точно рассчитать невозможно, но даже если бы это было и так, существует масса факторов, отклоняющих снаряд.

Поэтому, хотя сами орудия располагаются так, что их расчёты не видят противника, но его обязаны видеть командиры батарей и дивизионов, которые находятся там, откуда цель видна, и которые корректируют огонь. Делают они так: сначала дают стрелять одному своему орудию и по взрывам его снарядов исправляют наводку орудий всей батареи. А когда пристрелочные взрывы начинают ложиться рядом с целью, дают команду открыть огонь всем орудиям и уже десятками снарядов уничтожают её.

Но это, если они цель видят. Если в районе поля боя есть каланча, высокое здание или хотя бы холмик, с которого они могут заглянуть вглубь обороны противника.

Вот немецкий генерал Ф. Меллентин критикует наших генералов: «Они наступали на любую высоту и дрались за неё с огромным упорством, не придавая значения её тактической ценности. Неоднократно случалось, что овладение такой высотой не диктовалось тактической необходимостью, [3]но русские никогда не понимали этого и несли большие потери». Ну а спросить Меллентина — а чего тогда немцы защищали эту «высоту», если она не представляла «тактической ценности»?

Ведь если не взять высоту, то тогда некуда посадить артиллерийских корректировщиков и невозможно использовать с толком свою артиллерию. А в таких случаях артиллеристы вынуждены стрелять по площадям, фактически впустую расходуя боеприпасы.

Даже в 1943 г. на Курской дуге, когда наши войска открыли по изготовившимся к наступлению немцам мощнейший артиллерийский огонь, они вели его не по конкретным танкам, ротам или автоколоннам, а по «местам предполагаемого скопления противника». Да, нанесли потери немцам, так как кое-где противник был там, где и предполагали. Но остальные-то снаряды …

А у Меллентина таких забот не было. Если он не знал, куда стрелять его артиллерии, то вызывал самолёт-разведчик. (Уже по штатам 1939 г. немецкие танковые дивизии обслуживали по 10 таких самолётов). У немцев не было тухачевских, поэтому по их заказу чехи произвели в общем-то небольшое количество самолётов-корректировщиков ФВ-189 (846 ед.), но эту вёрткую проклятую «раму», вызывающую артиллерийский огонь немцев точно на головы наших отцов и дедов, помнят все ветераны войны.

Мы иногда хвалимся, что из 1 млн. т стали делали в войну в десяток раз больше пушек, танков, снарядов и самолётов, чем Германия. Но ведь им и не надо было больше, поскольку они очень разумно расходовали то, что производили. И делали это потому, что их военные очень точно представляли себе, как будут протекать бои будущей войны, а наши стратеги тухачевские — нет.

 

Мыслитель воздушных боёв

 

В нашей исторической науке было принято преуменьшать свои силы, чтобы как-то объяснить поражения начала войны. Сообщается, что в западных округах 4 тыс. немецких самолётов противостояло всего 1540 наших самолётов «новых типов». Имеются в виду штурмовики Ил-2, пикирующие бомбардировщики Пе-2 и истребители МиГ, ЛаГГ и Як. Ну, а почему, скажем, истребители И-153 («чайка») и И-16 не считать «новыми» типами? Ведь И-153 выпускался по 1941 г. включительно (с 1939 г. их построено 3437 единиц), а у И-16 последняя модернизация (тип 24) была произведена лишь в 1940 г. Только сошли с конвейера — и уже «старый тип»?!

 

 

ЛаГГ-3

 

И-16 начал выпускаться в 1934 г., и в феврале этого же года немцы начали конструировать Мессершмитт Вf-109. В августе 1935 г. «мессер» поднялся в воздух. И Ме-109 пролетал всю войну, а И-16 уже в 1941 г. — «старый тип»? Почему?

В 1940 г. на И-16 поставили двигатель в 1100 л.с., самолёт весил всего 1882 кг, но летел с максимальной скоростью 470 км/час, в то время как Ме-109 уже в 1938 г. с двигателем 1050 л.с. и весом 2450 кг развивал скорость 532 км/час. А когда на Ме-109 (начало 1942 г.) поставили двигатель 1350 л.с., то он стал летать со скоростью 630 км/час, хотя и весил почти 3 т. Да, конечно, при такой скорости у Ме-109, И-16, новенький, только с конвейера сразу становился «старым типом». Эти машины Поликарпова были конструкторскими тупиками, их невозможно было, модернизируя, поддерживать в современном состоянии сколько-нибудь длительное время. Виноват ли Поликарпов? Думаю — да.

Но огромнейшая вина лежит на тех, кто заказал ему сконструировать именно эту машину. Ведь И-153 и И-16 были машинами, в которых конструктор заложил — как главный принцип — манёвренность. Совместить её со скоростью оказалось невозможно. И поскольку заказывал вооружение Тухачевский, и именно он задал Поликарпову параметры манёвренности, то именно он и виноват, что СССР потратил огромные усилия на постройку этих малопригодных для реального боя машин.

Тухачевский должен был представить себе воздушный бой перед разговором с Поликарповым. И этот бой представлялся ему боем на больших дистанциях. Заказанные им истребители оснащались даже оптическим прицелом. Маневрируя (резко разворачиваясь), такой истребитель, по идее, уходил из прицела противника и, в свою очередь, мог взять его на прицел.

Но в жизни так бои не велись, поскольку попасть в самолёт дальше чем с 200 м можно только случайно.

Для уничтожения противника истребитель обязан был подлететь к цели практически вплотную (Хартманн подлетал на 20—30 м) и только после этого открыть огонь. Цель в прицеле могла быть всего несколько секунд, поэтому важна была масса секундного залпа истребителя — на него нужно было ставить много пушек и пулемётов. Но главное было — догнать и приблизиться к противнику, а для этого важна была не манёвренность, а скорость.

Немецкие генералы, Геринг это понимали, а Тухачевский … учил мышей на задних лапках ходить.

Вот как в книге «Советские асы» описываются бои наших И-16 и И-153 с немецкими бомбардировщиками:

 

«… воздушный бой на «ишаке» или «чайке» (которых у западной границы было сконцентрировано 3311 штук, то есть 76 % парка истребителей) с Ju 88 выглядел примерно так: «Мы разогнали свои машины при снижении до максимальной скорости и перед первой девяткой пошли вверх. Каждый выбрал цель. Огонь вели снизу, длинными очередями по наиболее уязвимым точкам самолётов. (Огонь вели с дистанции 150—170 м — прим. автора). Приблизившись к самолётам противника на 50—70 м как по команде завалились на крыло и, набрав скорость, повторили атаку (…), но всё безуспешно. Набрать высоту после захода не хватило скорости и мощности двигателя». Или так: «… я вдруг заметил нашего И-16, летящего на перехват Ju 88. В это время Юнкерс развернулся на 180° и снова пролетел надо мной (…). Тянувшиеся за ним струйки выхлопных газов, говорили о том, что фриц удирает на полном форсаже. Истребитель заметно отставал (…). И-16 дал длинную очередь вслед удаляющемуся самолёту, развернулся и полетел на базу».

 

По сути, я ведь пишу не о Тухачевском, а о реальных причинах наших поражений в начальный период войны и о причинах неоправданных потерь в ходе её. Поэтому, следует обратить внимание на ещё один аспект, на который почти никто не обращает внимания. Это разница в организации авиации у нас и у немцев.

У нас почти вся авиация входила в состав (организационно подчинялась) сухопутных войск — фронтов и армий. Казалось бы хорошо — общевойсковые командиры могли приказать лётчикам исполнить те или иные задачи. Но ведь реально бои на всех фронтах сразу не велись. Где-то на одном из участков, длиною в 200—300 км, нами либо немцами проводилась операция, а на остальных участках 3000 км общего фронта было затишье. И в этой операции участвовала с нашей стороны только авиация этого фронта с резервами.

А у немцев было не так. У них авиация и ПВО были отдельными войсками, не подчинявшимися сухопутной армии. И в случае проведения операции немцы снимали авиацию со всех спокойных участков всех фронтов и добивались численного перевеса на нужном участке. Поэтому и летали их лётчики в 5—6 раз больше, чем наши, поэтому и обходились немцы относительно небольшим количеством самолётов и лётчиков.

От расстрела Тухачевского до начала войны прошло 4 года. Технику заменить уже было нельзя, разработать и поставить на производство радиостанции — тоже. Но реорганизовать управление авиации можно было. Хотя стратег Тухачевский, будь он действительно военным специалистом хотя бы как Геринг, мог бы заняться и этим вопросом, вместо бреда доктрины Дуэ.

 

Артиллерия

 

У нас как-то вошло в привычку считать, что наша артиллерия во время войны был лучше немецкой. По крайней мере, в отличие от самолётов и танков, формальные цифры в таблицах технических данных конкретных орудий и систем выглядят благополучно и количество орудийных стволов в стрелковых дивизиях тех времён смотрится внушительно. Но по воспоминаниям немцев, причём не только генералов, а и воевавших на полях битв офицеров-фронтовиков, артиллерия вермахта, особенно в начале войны, значительно превосходила нашу и не только потому, что они имели лучшую артиллерийскую разведку и связь. В чём дело?

Конечно, Тухачевский чуть всю нашу артиллерию не угробил. Уже разгон им единственного конструкторского бюро артиллерии (ГКБ-38), без какой-либо равноценной замены, достаточен для приговора. Но дело не только в Тухачевском, в его придури безоткатных орудий или универсальных пушек. Просто и в области артиллерии создаётся впечатление, что заказывали её люди, слабо представляющие себе реальный бой. Начальник немецкого Генерального штаба сухопутных войск Ф. Гальдер, к примеру, в своём дневнике записал о немецких артиллерийских конструкторах 7.12.1941 г.: «3. «Дора» (орудие большой мощности) калибром 800 мм, вес снаряда — 7 тонн. Настоящее произведение искусства, однако бесполезное». Такое чувство, что у нас артиллерийские конструкторы старались создавать произведения искусства, а генералов, которые бы могли отделить полезное от бесполезного, в РККА было очень мало.

 

 

807-мм железнодорожное орудие «Дора»/«Густав»

 

Василий Гаврилович Грабин, выдающийся советский конструктор, заслуженно пользовавшийся поддержкой Сталина, создал 76-мм пушку, которая, по-своему, является произведением искусства. Предназначалась она для вооружения артиллерийских полков стрелковых дивизий и поэтому называлась дивизионной. Интересно то, что оба маршала, отвечавших перед войной за вооружение РККА — Тухачевский и Кулик — были ею недовольны, причём, с диаметрально противоположных позиций.

Тухачевский требовал, чтобы дивизионная пушка была универсальной (он перед этим прочитал, что США собираются вооружать свои дивизии универсальными пушками), то есть, кроме стрельбы по пехоте и укреплениям противника, могла бы пробивать броню танков и сбивать самолёты. Для исполнения двух последних назначений пушка должна была иметь высокую скорость снаряда — быть большой удельной (в расчёте на калибр) мощности.

А Кулик большой мощностью дивизионной пушки был недоволен и по этой причине требовал воспроизвести боевые характеристики русской трёхдюймовки образца 1902 г. Это даёт повод различным литераторам выдать Кулика за ретрограда, хотя сам Грабин никогда не высказывал сомнений в профессионализме Кулика. Но, как реакция на критику, — он недоволен обоими маршалами и пушку всё же сделал хотя и не универсальную, но мощную. С Тухачевским всё ясно, но вот нигде не объясняется, почему Кулик хотел снизить скорость снаряда дивизионной пушки, почему хотел снизить её мощность. Давайте попробуем объяснить это сами.

 

 

Грабин Василий Гаврилович

 

Грабин как-то в споре с танкистами заявил, что танк — повозка для пушки. Это, конечно несколько утрировано, но в принципе верно. Танк ведь не для прогулок создаётся, а для уничтожения врага. Уничтожается враг пушкой, следовательно сам танк вторичен по отношению к пушке.

Но, как ни странно, сам Грабин не обращал внимания на то, что и сама пушка не уничтожает врага, его уничтожает снаряд. Он — главное, а пушка, каким бы она ни была произведением искусства, — вторична. Во всей интереснейшей книге воспоминаний В. Г. Грабина «Оружие победы» нет ни малейшего упоминания о снарядах, которыми стреляли его пушки. Его, похоже, этот вопрос очень мало интересовал. В этом, кстати, отличие всех мемуаров наших ветеранов войны от немецких. Наших ветеранов снаряды не заботили, а у немцев, будь это генерал или лётчик-истребитель, вопросу о снарядах (их качестве, силе и т. д.) всегда находится место.

Но и это не всё. Сам снаряд, как таковой, противника уничтожает редко, в подавляющем большинстве случаев его уничтожают осколки снаряда или сила ударной волны от взрыва. И по отношению к этим факторам сам снаряд тоже вторичен.

Иными словами, грамотных военных интересуют не собственно пушки, не их стрельба и даже не снаряды, а сколько убойных осколков образуется от стрельбы в районе цели и насколько сильна ударная волна от взрыва. Это главное, это настоящее искусство и профессионализм, а всё остальное — второстепенное.

Так, к примеру, Гудериан в своей книге «Танки — вперёд!» к вопросу убойных качеств снаряда обращается неоднократно, скажем, обращает внимание, что в мокрую погоду осколки застревают в грязи и поражающая сила снарядов меньше, чем в сухую, а когда земля скована льдом, то наоборот — осколки рикошетируют и убойные свойства снарядов возрастают и т. д.

Когда в мае 1940 г. немцы окружили англо-французские войска под Дюнкером, то Гальдер, к примеру, записал в своём дневнике:

 

«По противнику трудно вести артиллерийский огонь, так как в песчаных дюнах наши снаряды не рикошетируют и не оказывают осколочного действия. (Фюрер предлагает использовать дистанционные трубки снарядов зенитной артиллерии)».

 

А вот пишет маршал И. С. Конев в мемуарах «Сорок пятый», изданных в 1970 г.:

 

«Стремясь уменьшить потери от фаустпатронов, мы в ходе боёв ввели простое, но очень эффективное средство — создали вокруг танков так называемую экранировку: навешивали поверх брони листы жести или листового железа. Фаустпатроны, попадая в танк, сначала пробивали это первое незначительное препятствие, но за этим препятствием была пустота, и патрон, натыкаясь на броню танка и уже потеряв свою реактивную силу, чаще всего рикошетировал, не нанося ущерба».

 

Мне даже не хочется комментировать эту цитату, из которой следует, что послевоенный Главнокомандующий Сухопутными Войсками СССР и в 1970 г. не имел ни малейшего представления о том, как действуют кумулятивные снаряды, используемые подчинёнными ему войсками. Но вернёмся к теме.

Обычно все понимают, что поражающая сила артиллерийских снарядов возрастает с их весом, который, как правило, зависит от калибра (внутреннего диаметра ствола) орудия. Чем больше вес, тем больше мощность взрывной волны, больше осколков, больше их энергия и они дальше летят.

Скажем, снаряд 76-мм пушки весит около 6 кг, а 152 мм — 48 кг. Но сказать, что второй эффективней первого просто в 8 раз — нельзя. Это уже другое качество. К примеру, в бетонный ДОТ может попасть 20 снарядов 76-мм пушки общим весом 120 кг и не причинить ДОТу ни малейшего вреда. А один снаряд 152-мм пушки его уничтожит. Не всегда экономично по небольшим целям стрелять снарядом крупного калибра, но такие снаряды всегда эффективнее более мелких. Это нам следует учесть, чтобы понять, почему немцы свою артиллерию считали более эффективной.

Во-вторых, есть вещи, которые мало кто учитывает. Это эффективность осколочного снаряда в зависимости от того, как он соприкасается с землёй у цели, как он расположен по отношению к земле в момент взрыва. Если снаряд в этот момент находится параллельно земле, (лежит на земле), то поражающих противника осколков он даст очень мало. Основная их часть уйдёт в землю и в воздух, осколков летящих над землёй и поражающих врага, почти не будет.

Наиболее эффективен снаряд, падающий сверху, который в момент взрыва как бы стоит на своём остром конце. Вот у такого снаряда подавляющая масса осколков будет убойной, и артиллерия, стреляющая такими снарядами по живой силе противника, всегда будет эффективнее такой же по калибру артиллерии, но стреляющей снарядами, летящими вдоль земли. Это второе, что нужно учесть.

Но для того, чтобы снаряд упал на землю почти сверху, нужно, чтобы пушка выстрелила вверх. Возьмём дивизионную пушку Грабина ЗИС-3. Если она поднимет ствол с максимальным возвышением в 37°, то её снаряд улетит на 13 км и там упадёт близко к вертикали. Это хорошо, но если цель — группа солдат противника — замечена всего в 1 км от фронта, что чаще всего и бывало, то что делать? Либо стрелять по ней так, что снаряды будут плашмя падать на землю и давать мало осколков, либо отвозить пушку в свой тыл за 12 км от линии фронта и стрелять оттуда. По отношению к ЗИС-3 другого не придумаешь.

 

 

 76,2 мм дивизионная пушка ЗИС-3 обр. 1942 г.

 

А вот если уменьшить мощность дивизионной пушки, — укоротить ствол, уменьшить вес пороха в заряде — то это приведёт к уменьшению скорости снаряда и к увеличению крутизны траектории его полёта, даже при стрельбе на небольшое расстояние. Пушка станет более эффективна при стрельбе по живой силе противника. Но дело не только в этом.

Земля плоская только на штабных картах стратегов. В жизни она практически везде волнистая, имеет высотки, гребни, впадины, балки и т. д. Если перед фронтом есть высота или впадина и противник там накапливается (на обратном скате), то пушкой большой удельной мощности вы его достать не сможете. Снаряд вылетающий из ствола с большой скоростью долго летит по прямой. И он будет взрываться либо на переднем скате высоты, либо далеко перелетать. И противник будет в безопасности. А вот пушкой малой удельной мощности вы его легко достанете и на обратном скате за счёт крутизны траектории полёта снаряда.

Если взять нашу 76-мм пушку ЗИС-3, немецкую лёгкую полевую 105-мм гаубицу и поставить их рядом, то окажется, что дальность стрельбы у них примерно одинакова (13,2 и 12,3 км), то есть — они могут обстрелять вокруг себя примерно одинаковую площадь. Но у немецкой гаубицы (орудия специально предназначенного для стрельбы по крутой траектории) на этой площади не будет ни одной точки, куда бы она не смогла послать свой снаряд весом 14,8 кг. А у пушки ЗИС-3 окажется множество «мёртвых» зон (за лесом, домами, на обратных скатах, в балках и т. д.) куда она свой снаряд весом 6,2 кг послать не сможет.

Пушки с высокой начальной скоростью снаряда незаменимы при стрельбе по открытым быстро перемещающимся целям (танки, самолёты и т. д.) и при стрельбе на очень большие расстояния. Но в дивизиях по танкам и самолётам стреляет специализированная артиллерия — противотанковая и зенитная. А по дальним целям дивизионная артиллерия просто не стреляет — для этого есть корпусная артиллерия и артиллерия резерва главного командования (РГК).

И ещё. Чем больше мощность пушки, тем она должна быть тяжелее и, следовательно, её труднее перемещать с места на место, а значит и доставить туда, откуда она быстро и эффективно может поразить противника. Заслуга Грабина в том, что он 76-мм пушку ЗИС-3 со скоростью снаряда 680 м/сек сумел сделать весом всего 1180 кг. (Трёхдюймовка 1902 г. весила 1100 кг, при скорости снаряда всего 387 м/сек). Но немецкое пехотное 75-мм орудие, стрелявшее почти таким же по весу снарядом как и ЗИС-3, имело вес всего 400 кг. Этот вес обеспечивал максимальную скорость снаряда 221 м/сек. А немецкое тяжёлое пехотное орудие калибра 150 мм имело вес всего 1750 кг, но стреляло снарядом весом 38 кг, с начальной скоростью 240 м/сек. Оба немецких орудия имели приемлемую дальность стрельбы: 3,5 и 4,7 км. Этими орудиями у немцев была вооружена полковая артиллерия.

Следует сказать о ней более подробно. Возможно полковая артиллерия и не так важна сама по себе, но по ней хорошо видна основная артиллерийская идея немцев.

Немцы, как и мы, артиллерийские системы с относительно малой скоростью снаряда и крутой траекторией его полёта, называли гаубицами. Системы, стреляющие снарядом с большой скоростью по настильной траектории, — пушками. Но вот свою полковую артиллерию они называли своеобразно — «пехотными орудиями», поскольку их 75-мм и 150-мм полковые артсистемы обладали свойствами и пушек, и гаубиц, и миномётов.

Немного отвлекусь для читателя, не сталкивающегося с этим вопросом. То, что заряжается в винтовку, автомат, пистолет — называется «патроном». То, что заряжается в пушку — «выстрелом». Выстрел состоит из собственно снаряда, летящего в цель, и порохового заряда, находящегося в гильзе выстрела. Если снаряд и гильза с зарядом жёстко соединены и заряжаются в пушку вместе, как одно целое, то такой выстрел называется «унитарным» (единым). Если в зарядную камору орудия снаряд и гильза с зарядом подаются отдельно, то этот выстрел называется «раздельного заряжания».

Унитарный выстрел хорош тем, что позволяет заряжать пушку очень быстро и позволяет легко автоматизировать процесс заряжания. Поэтому к такому выстрелу стремятся. Но когда калибр орудия возрастает до 100 мм, а вес выстрела за 32 кг, то его очень тяжело и заряжать, и подносить к орудию. Волей-неволей выстрел приходится делать раздельным, хотя немцы, к примеру, на своих 128-мм зенитных пушках, применяли унитарные выстрелы весом 43,5 кг. Но существует что-то вроде правила, по которому до калибра 100 мм — все выстрелы унитарные, а после 100 мм — раздельные.

Так вот, 75-мм пехотное орудие немцев имело раздельное заряжание, хотя вес выстрела к нему был менее 10 кг. То есть, немцы заведомо уменьшали скорострельность орудия и увеличивали возню орудийных расчётов с заряжанием. Почему?

При раздельном заряжании можно изменить вес пороха заряда непосредственно перед выстрелом. Для этого из гильзы извлекают или в неё добавляют навески пороха, которые называют «картузами». В зависимости от веса пороха, снаряд летит с меньшей или большей скоростью, дальше или ближе.

75-мм пехотное орудие немцев при заряде одного картуза пороха посылало снаряд со скоростью 92 м/сек на 800 м, а с пятью картузами — со скоростью 210 м/сек на дальность 3475 м.

150-мм пехотное орудие одним картузом пороха стреляло со скоростью снаряда 122 м/сек на 1475 м, а с шестью картузами — со скоростью 240 м/сек на 4650 м.

Эти орудия имели возможность послать снаряд сверху вниз на голову противника, на каком бы расстоянии противник от орудия не находился. Другими словами — стрелять так, что снаряд будет всегда давать максимальное количество осколков при разрыве и залетать в любые закрытые или защищённые участки местности.

Ещё немного для пояснения разницы в подходе к дивизионной артиллерии у нас и у немцев. Для борьбы с танками они создали нечто подобное 76-мм дивизионной пушке Грабина ЗИС-3 — свою 75-мм противотанковую пушку. Она уступала грабинской по манёвренности, но, будучи чисто противотанковой, незначительно превосходила ЗИС-3 по скорости снаряда и бронепробиваемости. Так вот, для этой пушки немцы вообще никогда не производили никаких снарядов, кроме бронебойных. Зачем? Зачем стрелять из неё осколочным снарядом, если при разрыве он практически не даёт убойных осколков?

Так что Кулик в общем-то понимал, чего он хочет, когда требовал от Грабина снизить мощность дивизионной пушки. (Зачем же было делать противотанковой ещё и артиллерию, которая должна была бороться с живой силой?). Но … соблазнились мощностью ЗИС-3, в результате получили вместо дивизионной пушки ещё одну противотанковую. Немцы, когда захватили в начале войны грабинские дивизионные пушки, так их и использовали — только для борьбы с танками, как пушки противотанковой обороны (ПТО).

 

 

Кулик Григорий Иванович

 

Кстати, некоторые историки не только Кулика, но и немцев считают дурачками за то, что на немецких танках Т-III, Т-IV и на штурмовом орудии первоначально стояли маломощные пушки. Но первоначально немецкие танки не предназначались для борьбы с нашими танками, а когда это потребовалось и пушки заменили на мощные, Гудериан переживал о снижении их эффективности при стрельбе по основным целям танков.

А наши стрелковые войска, получив дивизионную пушку ЗИС-3, остались без эффективного дивизионного и полкового орудия для борьбы с живой силой и огневыми средствами пехоты противника. И только в 1943 г. была разработана 76-мм полковая пушка, весившая 600 кг и стрелявшая снарядом, имевшим начальную скорость 262 м/сек и летевшим на 4,2 км. А в дивизионных артполках осталась всё та же 76-мм пушка Грабина. Это видно по темпам производства боеприпасов. Если в 1944 г. промышленность СССР выпустила снарядов к 122-мм гаубице в 3,8 раза больше, чем в 1941 г., то к 76-мм дивизионной пушке в 10 раз больше.

Между тем, в дивизионных артполках и пехотных полках дивизий немцев, пушек не было вообще, за исключением пушек ПТО. В немецкой дивизии артиллерийских стволов было даже меньшее количество, но в ней полевая артиллерия была представлена исключительно гаубицами — орудиями, стреляющими по крутой траектории. Подавляющее число дивизий вермахта перед нападением на СССР имели артиллерийские полки в составе 3 артиллерийских дивизионов по 3 батареи лёгких полевых гаубиц калибра 105 мм и тяжёлый дивизион из 3 батарей тяжёлых полевых гаубиц калибра 150 мм.

И Кулик и немецкие генералы были профессионалами, а профессионал понятие «современное оружие» рассматривает только с точки зрения эффективности поражения им противника. Когда было сконструировано это оружие, для него не имеет значения. Кулик, как видим, из этих соображений требовал от Грабина воссоздать параметры русской трёхдюймовки 1902 г.

А начальник Генштаба немецких сухопутных войск Ф. Гальдер, после огромных потерь оружия в битве под Москвой, записал 23 декабря 1941 г. задачу промышленности: «3. Возобновление в максимальном количестве производства лёгких полевых гаубиц, тяжёлых полевых гаубиц, … тяжёлых пехотных орудий …». Между тем, все эти системы были сконструированы в Первую Мировую войну.

Вот из этого и складывалось преимущество немецкой артиллерии в начале войны над нашей: в 3-7 раз более тяжёлые снаряды, которые падали по крутой траектории на головы наших отцов в любом укрытии. И конечно — разведка, корректировка и связь.

 

Артиллерия-2

 

 

Но закончить в газете тему об артиллерии предыдущей главой не удалось

 

Уважаемый Юрий Игнатьевич!

Прочитал в «Дуэли» от 21-го июля статью об артиллерии и сразу решил написать ответ. Я не учёл, что Вы являетесь главным редактором газеты и потому позволил себе несколько раз исправить положения Вашей статьи, которые мне кажутся неверными. К сожалению, статья по артиллерии по стилю близка к «Огоньку» конца 80-х, а не патриотическому изданию 90-х. Нужно быть объективным в оценках прошлого, но наша артиллерия, на мой взгляд, это та область, по поводу которой даже немцы слова дурного не говорили. Если хотите, можете опубликовать мою статью, никакие гонорары мне не нужны, мне просто хотелось бы донести до людей правду. Если нужны исправления, дополнения — пишите.

 

Или я уже действительно много знаю о Великой Отечественной войне, или эта тема никак не хочет меня отпустить по другим причинам. Начал я её в газете исключительно для того, чтобы в ходе дискуссии понять причины наших тяжёлых потерь в ту войну и, поняв, не повторить их. Чтобы научиться хотя бы раз на ошибках своих отцов и дедов, а не на своих собственных.

Но есть проблема. Как только я задену наши недостатки того или иного аспекта войны, моментально возмущаются «специалисты» и начинают защищать честь своего мундира. Затронешь авиацию, кричат — не тронь: наши авиаконструкторы и наша авиация были лучшими в мире! Затронешь танки — не тронь: наши танки самые лучшие в мире! А что случается, когда затронешь самого лучшего в мире полководца Жукова? Уму не постижимо, сколько у нас на пенсии специалистов-полководцев с кругозором в пределах мемуаров Георгия Константиновича!

Короче — в ту войну всё было очень хорошо! Одно не понятно — откуда же такие потери наших войск и чего это мы до Кавказа отступали? На курорты захотелось?

Лучший полководец Жуков, с лучшими танками, пушками и самолётами в 1941 г. под Москвой обеспечил смерть 51 советского солдата за смерть одного немецкого. Это что?! От того, что всё было хорошо?

Я долго не находил места в газете статье «Артиллерия», наконец дал её, и … специалист тут, как тут с данной статьёй. Причём она такова, что я прошу извинения у её автора — АЛЕКСЕЯ ИСАЕВА , — но комментировать её я буду частями. Итак, он начинает.

 

Неужели дела в отечественной артиллерии обстояли именно так, как написал уважаемый Юрий Мухин? Да, всё было именно так прискорбно, но за 3 десятилетия до Великой Отечественной, в Первую мировую войну ядром русской артиллерии была трёхдюймовка, в то время как у немцев заметную роль играли орудия с навесной траекторией стрельбы (в русском корпусе было 12 122-мм гаубиц, а в немецком 12 лёгких 105-мм и 16 тяжёлых 150-мм гаубиц). Трёхдюймовки совершенно не годились для выкуривания немцев из траншей, а 122-мм гаубиц было мало. Первая мировая стала триумфом гаубиц, и немцы честно развивали этот вид артиллерии, создавая такие причудливые изделия, как упомянутая Мухиным 7,5 cm 1eIG с раздельным заряжанием или 15 cm sIG короткоствольную гаубицу (длина ствола всего 12 калибров) большого калибра. От дивизионной пушки немцы отказались. Примерно по такому же пути развивалась артиллерия и других стран, где в дивизионной артиллерии преобладали лёгкие гаубицы.

Однако прогресс не стоял на месте и на полях сражений появились танки, борьба с которыми стала одной из первоочередных задач артиллерии. Потребовались орудия с настильной траекторией и высокой скорострельностью, способные поражать танки.

 

Что значит «одной из первоочередных задач артиллерии» стало уничтожение танков? Миномёт — тоже артиллерия. Вы что — и ему ставите в задачу борьбу с танками?

 

При этом хотелось бы заметить, что гаубица вовсе не является идеальным средством поражения такой «горизонтальной» цели как залёгшая пехота. Снаряд, падающий отвесно и разрывающийся на «остром конце», может и хорош, но настильная траектория позволяет стрелять ещё эффективнее — на рикошетах. Сталкивающийся с землёй под небольшим углом снаряд словно подпрыгивает вверх на несколько метров и разрывается в воздухе, засыпая пространство под собой осколками. Залёгшая пехота поражается осколками сверху, это эффективнее чем разрыв на земле, дающий небольшой процент «полезных» осколков летящих вдоль земли. Учитывая в несколько раз больший темп стрельбы 76-мм дивизионки за счёт унитарного заряжания можно себе представить, какой град осколков обрушится на залёгшего противника. В ходе войны к снаряду ЗИС-3 был даже создан специальный взрыватель, обеспечивающий наиболее эффективное использование рикошета.

 

Вам следовало бы дописать, что стрельба «на рикошетах» возможна только по живой силе вне укрытий, при идеальной местности (ровной и твёрдой) и при угле падения снаряда не более 15°. Вам следовало бы знать, т. Исаев, что враг — он тоже не дурак — и открыто на такой местности находился очень редко уже в начале века. На что русская шрапнель эффективнее стрельбы «на рикошетах», но и она вызывала сомнения уже в русско-японскую войну.

Вам не надо представлять себе «темп стрельбы» по таблицам ТТХ (тактико-технических характеристик), а лучше поинтересоваться реальным боем: сколько времени летит снаряд до цели, сколько требуется времени, чтобы внести корректировки в прицел, снова навести орудие на цель. Именно это время определяет темп боевой стрельбы, а не время заряжания унитарным выстрелом.

 

Да, несомненно, «тройной универсализм» по Тухачевскому, т. е. дивизионная пушка как средство поддержки дивизии, противотанковая и зенитная это излишество. Но универсализм по двум направлениям — противотанковый и противопехотный огонь вполне обоснован. Здесь же мне хотелось бы высказать своё удивление в отношении противопоставления нашей 76-мм ЗИС-3 лёгкой пехотной пушки немцев 7,5 cm IeIG с раздельным заряжанием. Аналогом этой пушки у нас является полковая пушка обр. 1927 г., которая хотя и больше по весу своего немецкого аналога (900 кг), но обладает возможностью стрельбы по танкам, такое орудие неплохо себя показало в этом качестве под Москвой в 41-м. На 1 июня 1941 г. «полковушек» было почти столько же, сколько 76-мм Ф-22.

 

Полковую пушку образца 1927 с таким же успехом можно считать аналогом швейной машинки, а не немецкому пехотному орудию. И не надо вспоминать про успехи нашей артиллерии под Москвой — за эти «успехи» расплатились расчёты орудий, пехота и сотни тысяч московских ополченцев.

В конце 30-х оперился и другой «гадкий утёнок» Первой мировой — миномёт. Миномёты стали лёгким, скорострельным средством, способным вести навесной огонь. Это средство позволило накрывать цели, находившиеся в лощинах, на обратных скатах высот. В СССР был создан помимо 82-мм (аналогом которого был немецкий 81-мм) миномёта крупнокалиберный 120-мм миномёт, который не уступал немецкой лёгкой гаубице на коротких дистанциях и стрелял миной, содержащей больше взрывчатого вещества (3 кг против 1,5 кг в осколочно-фугасном снаряде 105-мм лёгкой гаубицы немцев) и при этом весил в несколько раз меньше (282 кг против 1,9 тонны). Как аргумент привожу данные гаубицы IeFH и 120-мм миномёта на коротких дистанциях.

 

 

 

1) 120-мм миномёт: начальная скорость 272 м/с,

осколочно-фугасная мина весит 16,2 кг, 3 кг тола,

дальность стрельбы 5500 м.

2) 10,5 cm IeFH характеризуется следующими данными:

 

 

 

Снаряд немецкой гаубицы весил 15 кг, содержал 1,7 кг ВВ.

Как «аргумент» Вы обязаны были бы привести все данные немецкой гаубицы, а не половину их. При 6 картузах заряда эта гаубица стреляла на 10,7 км.

А это значит, что если установить миномёт даже в опасной близости к переднему краю, то он сможет обстрелять цели по фронту едва ли на 8 км. А гаубица, даже в 5 км в своём тылу накроет цели на фронте в 16 км, в том числе и наши 120-мм миномёты. Причём сделает это в считанные минуты. А миномёт придётся перемещать к отдалённой цели, теряя время.

120-мм миномёт потому и назван полковым, что как дивизионное оружие — не годится.

Миномёты взяли на себя значительную часть задач, которые решались в Первую мировую войну гаубицами. Это и стрельба по траншеям противника, и разрушение проволочных заграждений, и пробивание проходов в минных полях, и стрельба по обратным скатам высот. Тем самым был закрыт основной недостаток пушечной артиллерии — невозможность работать по целям в складках местности.

Поэтому, на мой взгляд, армия Германии вступила во Вторую мировую войну с артиллерией, предназначенной для сражений Первой мировой и идеально подходящей именно для той, ушедшей к 1941-му в прошлое, войны.

А чем эта Первая мировая война отличалась от Второй? Пехота перестала зарываться в землю и стала атаковать по ровному месту в плотных колоннах? Увеличилось количество кавалерии — идеальной цели для рикошетирующих снарядов? Вы что же — даже сегодня не понимаете, что потребность в гаубицах ещё более возросла?

 

Напротив, артиллерия СССР, ориентированная на универсальные дивизионные пушки и крупнокалиберные миномёты больше соответствовала требованиям Второй мировой войны. И это был осмысленный курс советского руководства. И. В. Сталин на выступлении перед выпускниками военных академий 5-го мая 1941 г. сказал: «Раньше было большое увлечение гаубицами. Современная война внесла поправку и подняла роль пушек. Борьба с укреплениями и танками противника требует стрельбы прямой наводкой и большой начальной скорости полёта снаряда …». Что имелось в виду под «борьбой с укреплениями»? Вовсе не обязательно превращать ДЗОТ противника в скульптуру из торчащих из земли брёвен. Достаточно несколько разрывов снарядов перед амбразурой и влетевшие в неё осколки заставят пулемёт замолчать. Не менее эффективна 76-мм пушка с настильной траекторией по бронедеталям ДОТов.

 

Это Вы кино насмотрелись. При нашей артподготовке немцы либо покидали укрепления, либо ложились в них на землю. И осколки летели мимо них. А когда наша артиллерия переносила огонь в глубину, чтобы дать подняться в атаку нашей пехоте, немцы поднимались и косили её из пулемётов. Укрепления требовалось разрушать полностью и надёжно — сверху, гаубичными снарядами.

Для того чтобы выстрелить по «бронедеталям» ДОТа, надо выкатить пушку руками на прямую наводку в виду расчёта ДОТа, который уже пристрелял всю местность, и, под огнём ДОТа, пристреляться к «бронедеталям». Это же Вам не кино! И если так делали в войну, то только потому, что в дивизиях не было гаубиц подавить ДОТ с безопасного расстояния.

 

История знает и другие примеры удачного решения задачи создания хорошего универсального орудия. Например, американская морская 127-мм пушка с длиной ствола 38 калибров, способная стрелять по морским и воздушным целям.

 

Напоминаю: море — не суша, оно гладкое, корабли не прячутся в оврагах и за кустами. Поэтому морские и зенитные орудия по мощности одинаковы, и наши корабли били по немецким самолётам из главного калибра безо всякой универсализации орудий.

 

Грабин, создатель ЗИС-3, недаром назвал свою книгу «Оружие победы», роль ЗИС-3 и других грабинских «дивизионок» (Ф-22, УСВ) в войне сложно переоценить. Началось всё с 41-го. Оказалось, что 76-мм дивизионки — это единственные орудия советской дивизии, способные эффективно бороться с немецкими танками. Нас постигла та же беда, что и немцев — основная противотанковая пушка оказалась неэффективна против средних и тяжёлых (по немецкой классификации к ним относился Т-IV) танков немцев. 45-мм пушка получила прозвище «Прощай Родина!» из-за того, что её снаряды не пробивали брони немецких танков, хотя должны были это делать по ТТХ. Происходило это из-за перекалки снарядов. Это тема отдельного разговора, не буду на этом сейчас останавливаться. Фактически 76-мм дивизионные пушки были одним из основных противотанковых средств РККА/СА в ходе войны. В истребительной противотанковой дивизии 1942 г. ЗИС-3 составляли 60 % орудий. Такую же существенную роль 76-мм дивизионки играли в ИПТАП (истребительно-противотанковых артиллерийских полках), сдерживавших атаки немцев под Курском. Именно советская артиллерия была названа Сталиным победителем Курской битвы. Свои функции как противотанкового средства ЗИС-3 была истинно универсальной пушкой — в дивизиях она помимо функций дивизионного орудия решала задачи борьбы с танками, в ИПТАП ЗИС-3 привлекались для поддержки пехоты. Главный маршал артиллерии Н. Н. Воронов вспоминает: «… основная тяжесть в борьбе с танками противника падала на истребительно-противотанковую артиллерию. (…) Этот вид артиллерии мы полюбили не только за меткую стрельбу по танкам противника, но и за удары прямой наводкой по отдельным вражеским орудиям и пулемётам».

 

Итак, из-за того, что кабинетные умники отвергли предложение маршала Кулика (предсказывавшего увеличение брони танков) создать до войны 107-мм противотанковую пушку, стали использовать против танков 76-мм не противотанковую дивизионную пушку! Хорош универсализм!

Нашим кабинетным стратегам как-то в голову не приходило из-за бредовых идей универсализма, что если вражеские танки подошли к позициям дивизионной артиллерии, то это означает, что наша пехота на переднем крае уже уничтожена из-за слабой артиллерийской поддержки, а если дивизионную артиллерию расставить на переднем крае на противотанковых рубежах, то своя пехота остаётся полностью без артиллерийского огня и будет уничтожена противником.

Универсализм советской дивизионной артиллерии — это кретинизм советской военной мысли.

Сталин ведь требовал насытить войска пушками для борьбы с танками, он ведь не требовал оставить пехоту без артиллерийской поддержки.

Ещё одним разумным, на мой взгляд, решением советского командования является исключение из состава артиллерии стрелковых дивизий тяжёлых 152-мм гаубиц МЛ-20. У немцев эти орудия присутствовали на дивизионном уровне (15 cm sFH), у нас только на корпусном и в РГК. Это позволяло концентрировать тяжёлую артиллерию на направлении главного удара.

Теперь посмотрим, так ли замечательно обстояли дела у немцев, как рисует Юрий Мухин. Немцы столкнулись в 41-м с той же проблемой, что и РККА — 37-мм ПТП не пробивала брони средних и тяжёлых советскмх танков и получила нелестное прозвище «дверной молоток». При этом основное орудие немецкой пехотной дивизии — 105-мм лёгкая гаубица была для борьбы с танками малопригодна. Да, разумеется, некоторые немецкие артиллеристы умудрялись из неё попадать в советские танки, но, по данным статистики, от огня 105-мм орудий до сентября 1942 г. наши теряли всего 2,9 % танков. Использование против танков 88-мм зениток не решало проблему, да и эффект от такого более чем 4-тонного «противотанкового орудия» был не столь большим, как принято считать. По статистике, до сентября 1942 г. на долю 88-мм зениток приходится лишь 3,4 % потерь советских танков.

 

 

75-мм противотанковая пушка PaK-40 обр. 1939 г.

 

Эти цифры означают только то, что лёгкие советские танки, да и Т-34, очень редко в те годы доходили до позиций дивизионной немецкой артиллерии. И до зенитной — тоже. Немецкая 105-мм гаубица была в состоянии вести борьбу с любыми танками, для чего она имела в боекомплекте не только бронебойные, но и кумулятивные выстрелы. Но немцам хватало на переднем крае 37-мм и 50-мм противотанковых пушек, которых в немецкой дивизии было 75 шт.

 

Здесь никакого преимущества перед советскими войсками, тоже использовавшими против танков 85-мм зенитку обр. 1939 г., немцы не имели. Выручала Вермахт 50-мм противотанковая пушка ПАК-38 — 54,3 % потерь советской бронетехники до сентября 42-го. Но при всех её положительных качествах — высокая бронепробиваемость, малый вес (968 кг) немцев не устраивала… слабость осколочно-фугасного снаряда, содержавшего всего 170 г ВВ (для сравнения — в снаряде ОФ-350 для ЗИС-3 содержалось 710 г ВВ). В результате в крупносерийное производство пошла ПАК-40, гораздо более громоздкая (1425 кг) и обладавшая ненамного более высокой бронепробиваемостью. Вопреки утверждениям Ю. Мухина, немцы выпускали к ПАК-40 осколочно-фугасный снаряд, могу даже назвать точные цифры. Например, в 1943 г. было выпущено 1347,9 тыс. осколочно-фугасных снарядов Sprgr. против 1592,6 тыс. бронебойных Pzgr. 39; 40,6 тыс. подкалиберных Pzgr. 40 и 1197,9 тыс. кумулятивных HL.Gr. (Данные из книги Hahn Fritz, Waffen und Geheimwaffen des deutschen Heeres 1933—1945). Интуитивно немцы, как мы видим, чувствовали необходимость 75-76-мм дивизионной пушки.

 

Приятно читать человека, который не счёл за труд разобраться в немецкой интуиции. По данным сборника «Пехота вермахта» TORNADO, Riga, 1997 г. немцы не производили осколочно-фугасных снарядов к противотанковой пушке pak 40, а указанные Вами снаряды произведены к танковым пушкам 7,5 см kwk 37 l/24 и 7,5 см kwk 37 l/43.

 

 

 128-мм зенитная пушка FlaK 40 обр. 1941 г.

 

Необходимо сказать и о том, что немцы в 1942-м сняли с производства 37-мм ПАК-35/36, а у нас «сорокапятка» оставалась на вооружении до конца войны. Почему? Помимо противотанковых функций 45-мм ПТП выполняла функции батальонного орудия, успешно выполнявшего функции сбивания пулемётов, поражения ДЗОТ в амбразуру. У немцев такого «универсального» батальонного орудия не было.

 

Повторяю: у немцев хватало гаубиц, чтобы не заставлять своих солдат катить под огнём к ДОТу пукалку и нести бессмысленные потери.

 

 

ЗИС-3

 

В отношении другого советского ноу-хау — 120-мм миномёта немцы поступили проще, скопировав его в 1943 г. Бичом немецкой артиллерии была и малая подвижность тяжёлых орудий, даже ПАК-40 использовавшая лафет от 10,5 cm IeFH 18/40, могла буксироваться со скоростью не более 10 км/ч, иначе просто разваливалась. В СССР тоже были проблемы с подвижностью артиллерии, во многом объяснявшиеся невысокими ТТХ тракторов. Но советские ЗИС-3 и 45-мм ПТП на автомобильных колёсах с хорошим подрессориванием могли буксироваться на вдвое-втрое большей скорости обычными грузовиками, которых было в избытке. Можно назвать только одну область, в которой наблюдалось превосходство немцев — это зенитные автоматы. Вследствие увлечения Тухачевского универсальностью дивизионной артиллерии, в направлении зенитных возможностей РККА была отброшена назад в развитии зенитных автоматов, и преодолеть промахи 30-х не удалось до конца войны.

 

Я думаю, мне удалось показать, что нет оснований предъявлять претензии к советской артиллерии Великой Отечественной. Три столпа, на которых держалась советская артиллерия — универсальность на полковом и дивизионном уровне, использование тяжёлых миномётов и концентрация тяжёлых орудий на направлении главного удара в полной мере отвечали требованиям Второй мировой. Советские артиллеристы сполна рассчитались с немцами за поражения Первой мировой.

Алексей ИСАЕВ

 

Профессионал, специалист никогда не работает универсальным инструментом. Только специализированный инструмент может дать настоящую продуктивность. А немцы были профессионалами войны и готовили себе специализированный инструмент: для борьбы с танками — противотанковые пушки, для борьбы с пехотой — гаубицы и миномёты, с артиллерией — гаубицы и дальнобойные пушки, с авиацией — зенитные пушки.

И только наши довоенные «спецы» тухачевские и иже с ним (разве что — кроме Кулика) не сделали никаких выводов из опыта Первой мировой войны. Поскольку, как пишет т. Исаев, и в других странах понимали, что к чему и вооружали дивизионную артиллерию гаубицами.

Вот скажем универсальный инструмент — складной ножичек. В нём и собственно ножик, и отвёртка, и шило, и ножницы и масса другого. Но не только повар в ресторане, а и просто домохозяйка никогда не будут им работать на кухне. Ни один слесарь не будет работать его отвёрткой в мастерской, ни один портной не будет кроить ткань с его помощью. Почему?

Во-первых. Универсальный инструмент из-за универсализма гораздо хуже специального и создаётся исключительно для случаев, когда работа им маловероятна (не ожидается), но может случиться. В таких исключительных случаях можно помучиться и с универсальным инструментом. Но если работа предполагается, то тогда профессионалы возьмут специальный инструмент. О чём думали наши военные специалисты заказывая универсальную дивизионную пушку? Что стрелять из неё не придётся?

 

 

57-мм противотанковая пушка ЗИС-2 обр. 1943 г.

 

В. Г. Грабин создал «универсальную» дивизионную пушку ЗИС-3 и собственно противотанковую 57-мм ЗИС-2 на одном лафете — у них разные только стволы. «Универсальная» пушка ЗИС-3 при стрельбе по живой силе и артиллерии противника значительно уступала любой гаубице, а для борьбы с танками была в полтора раза менее пригодна, чем пушка ЗИС-2. Противотанковая ЗИС-2 своим 57-мм снарядом пробивала на дистанции 1000 м броню толщиной 96 мм, а ЗИС-3 своим 76-мм снарядом на этой дистанции могла пробить только 61-мм броню, хотя была даже тяжелее ЗИС-2. Получили универсальную пушку и не против пехоты, и не против танков. А если бы, по требованию Тухачевского, сделать эту пушку так, чтобы она и по самолётам стреляла курам на смех? Вернее — «мессершмитам» на смех?

Второе. Универсализм оружия в реальном бою — обман. Умный противник (а в уме немцам не откажешь) бой ведёт всеми родами войск сразу — и пехотой, и танками, и самолётами. Стреляя по пехоте с закрытых позиций, универсальная дивизионная пушка одновременно стрелять по танкам и самолётам не имеет возможности. И те качества универсализма, которые конструктор, по требованию военных, закладывает в пушку, становятся просто бессмысленными, мешающими в реальном бою.

Претензий к советской артиллерии ни у кого нет, есть претензии к тем, кто её заказывал у конструкторов. Да, советские артиллеристы сполна рассчитались с немцами и не их вина, что рассчитались они кровью советской пехоты и расчётов артиллерийских орудий.

 

Танковый бой

 

Когда говорят о величии и гениальности Тухачевского как полководца, когда стонут об его отсутствии на фронтах Великой Отечественной войны, то в качестве примера его исключительного дара военного предвидения приводят только одно — он, дескать, ратовал за создание в Красной Армии танковых корпусов. Эти люди либо совершенно не способны понять, что это за магическое словосочетание «танковый корпус», либо не хотят понять, какие именно танковые корпуса реально создавал этот стратег.

Если посмотреть на те танки, что заказывал для своих танковых корпусов Тухачевский, то поражает их боевая бессмысленность, такое впечатление, что этот полководец никогда не представлял себя ни в танке, ни в бою, и самое большое на что способна его военная фантазия — это учения и парады. Дело не в техническом несовершенстве танков — это дело наживное. (Не было опыта у конструкторов, не освоились смежники, что же тут поделать?) А дело в самом смысле этих танков — для какого боевого применения он их заказывал?

Если посмотреть на оружие немцев, то по его конструкции видно, что в будущей войне они видели наземный бой так:

Обороняющегося противника обстреливает и подавляет тяжёлая гаубичная артиллерия, и бомбят пикирующие бомбардировщики, уничтожая у того оборонительные сооружения и артиллерию. Когда артиллерия противника подавлена, к его окопам направляются танки, которые расстреливают отдельные, уцелевшие пулемётные точки, миномёты, сопротивляющуюся пехоту. А вслед за танками на позицию противника бросается и пехота, по которой уже практически некому стрелять. Если у противника уцелеют отдельные пушки, то немцы выдвинут к ним свои хорошо бронированные штурмовые орудия и танки и расстреляют уцелевших. То есть, бой виделся этапами: средства, могущие поразить танки, уничтожает артиллерия и авиация; средства, могущие поразить пехоту, уничтожают танки; пехота добивает остатки противника и занимает рубежи.

«Основой успешного наступления танков является подавление системы огня противника. Это должно быть обеспечено путём гибкого управления огнём самих танков и правильного распределения приданных подразделений других родов войск. Танки должны немедленно использовать результаты собственного огня, огня артиллерии и ударов авиации. Наступление нужно проводить на широком фронте и на большую глубину». — писал теоретик и практик танковых войск Г. Гудериан (здесь и далее: Г. Гудериан «Танки — вперёд!» — Ю.М.). «Во время боя офицер связи от авиации должен был постоянно информировать авиационный штаб об изменениях боевой обстановки и наводить самолёты на цель. Задача атакующих танков состояла в том, чтобы немедленно использовать результаты атаки с воздуха, пока противник не возобновил сопротивления».

Немецкие танки для борьбы с танками противника до 1942 г. не предназначались вообще. Танки противника должна была в обороне уничтожить пехота и артиллерия своими противотанковыми средствами, а в наступлении — артиллерия и авиация.

«Против танков, не препятствовавших продвижению, предпринимались только особые меры по обеспечению безопасности, например организация прикрытия противотанковыми средствами или подготовка артиллерийского огня. Сама танковая часть ни при каких обстоятельствах не должна была отклоняться от выполнения своей задачи» — продолжает Г. Гудериан.

И это хорошо видно, даже не по тому, что в начале войны в танковых войсках вермахта преобладали лёгкие танки, а по тому, что средние танки и штурмовые орудия имели маломощные пушки, предназначенные для стрельбы осколочно-фугасными снарядами.

Немецкий генерал Ф. Мелентин, который подполковником был у фельдмаршала Роммеля начальником оперативного отдела штаба, в своей книге «Танковые войска Германии во Второй мировой войне» описывает бои немецких танковых дивизий с английской армией в Египте, где англичане всегда превосходили итало-немцев, как в численности войск, оружия и танков, так и в формальном качестве танков — толщине брони, калибре орудий и т. д.

Тактика боёв была такой. Немцы атакуют англичан. Те выдвигают навстречу немцам танки. Немцы немедленно отводят свои танки не вступая с ними в бой, вызывают авиацию и подтягивают противотанковую артиллерию, которая расстреливает танки англичан. Немецкие танки снова наваливаются на пехоту. Но у английской пехоты тоже есть противотанковая артиллерия. Немцы снова отводят свои танки, снова вызывают авиацию и артиллерию, но на этот раз гаубичную. Орудия противотанковой артиллерии англичан уничтожаются и на английские позиции, теперь уже безопасно, двигаются немецкие танки, уничтожают очаги сопротивления пехоты, а сразу за танками врывается немецкая пехота и сгоняет пленных в колонны.

Сам Меллентин об этом писал так:

 

«Чем же тогда следует объяснить блестящие успехи Африканского корпуса? По моему мнению, наши победы определялись тремя факторами: качественным превосходством наших противотанковых орудий, систематическим применением принципа взаимодействия родов войск и — последним по счёту, но не по важности — нашими тактическими методами. В то время как англичане ограничивали роль своих 3,7-дюймовых зенитных пушек (очень мощных орудий) борьбой с авиацией, мы применяли свои 88-мм пушки для стрельбы как по танкам, так и по самолётам. В ноябре 1941 года у нас было только тридцать пять 88-мм пушек, но, двигаясь вместе с нашими танками, эти орудия наносили огромные потери английским танкам. Кроме того, наши 50-мм противотанковые пушки с большой начальной скоростью снаряда значительно превосходили английские двухфунтовые пушки, и батареи этих орудий всегда сопровождали наши танки в бою. Наша полевая артиллерия также была обучена взаимодействию с танками. Короче говоря, немецкая танковая дивизия была в высшей степени гибким соединением всех родов войск, всегда, и в наступлении и в обороне, опиравшимся на артиллерию. Англичане, напротив, считали противотанковые пушки оборонительным средством и не сумели в должной мере использовать свою мощную полевую артиллерию, которую следовало бы обучать уничтожению наших противотанковых орудий.

Наша тактика танковых боёв была развита в предвоенные годы генералом Гудерианом, принципы которого были восприняты и творчески применены в условиях пустыни Роммелем. Их ценность полностью подтвердилась во время крупнейшего сражения, начавшегося 18 ноября 1941 года. (Хотя мы в общем уступали противнику в количестве танков, нашему командованию, как правило, удавалось сосредоточить большее количество танков и орудий в решающем месте)».

 

И раз мы разговорились о теоретиках, то давайте ещё дадим Меллентину высказаться и по этому вопросу:

 

«Эта теория Гудериана послужила основой для создания немецких танковых армий. Находятся люди, которые глумятся над военной теорией и с презрением отзываются о «кабинетных стратегах», однако история последних двадцати лет показала жизненную необходимость ясного мышления и дальновидного планирования. Само собой разумеется, что теоретик должен быть тесно связан с реальной действительностью (блестящим примером этот является Гудериан), но без предварительной теоретической разработки всякое практическое начинание в конечном счёте потерпит неудачу. Английские специалисты, правда, понимали, что танкам предстоит сыграть большую роль в войнах будущего — это предвещали сражения под Камбре и Амьеном — но они недостаточно подчёркивали необходимость взаимодействия всех родов войск в рамках танковой дивизии. В результате Англия отстала от Германии в развитии танковой тактики примерно на десять лет. Фельдмаршал лорд Уилсон Ливийский, описывая свою работу по боевой подготовке бронетанковой дивизии в Египте в 1939—1940 годах, говорит: «В ходе боевой подготовки бронетанковой дивизии я неустанно подчёркивал необходимость тесного взаимодействия всех родов войск в бою. Нужно было выступить против пагубной теории, получившей за последнее время широкое хождение и поддерживавшейся некоторыми штатскими авторами, согласно которой танковые части способны добиться победы без помощи других родов войск … Несостоятельность как этого, так и других подобных взглядов наших «учёных мужей» предвоенного периода прежде всего показали немцы». Вопреки предупреждениям Лиддел Гарта о необходимости взаимодействия танков и артиллерии английские теории танковой войны тяготели к «чисто танковой» концепции, которая, как указывает фельдмаршал Уилсон, нанесла немалый ущерб английской армии. И только в конце 1942 года англичане начали практиковать в своих бронетанковых дивизиях тесное взаимодействие между танками и артиллерией».

 

К таким «штатским авторам» следует отнести и Тухачевского с его надутым троцкистами военным авторитетом. Спросите себя — как он видел танковый бой? Похоже — никак!

 

Танки Тухачевского

 

Возьмём его детище — тяжёлый танк Т-35. Весил 54 т, имел 5 башен, 3 пушки, 4 пулемёта, 11 человек экипажа. Был украшением всех парадов. Но не мог взобраться на горку крутизной более 15 градусов, а на испытательном полигоне — вылезти из лужи. Уже тогда никто не мог ответить на вопрос — как этим танком управлять в бою? Ведь его командир обязан был крутить головой во все стороны, указывая цель всем своим 5 башням, корректируя огонь 3-х орудий, при этом стреляя из своего, самого верхнего, пулемёта и заряжая 76,2 мм пушку.

 

 

Тяжёлый танк Т-35

 

(На этом танке фантазия Тухачевского не остановилась — был разработан проект танка Т-39, весом в 90 т с двумя 107 мм, двумя 45 мм орудиями и пятью пулемётами. Но товарищ Ворошилов начал жаловаться, и это безобразие в металл не воплотилось).

Но даже не это главное. Тухачевский предназначал Т-35 для прорыва обороны. То есть вражеских рубежей, оснащённых артиллерией. Но дело в том, что самая маленькая пушка, которая могла встретиться на этих рубежах танку Т-35, с Первой мировой войны не могла иметь калибр менее 37 мм. А такая пушечка на расстоянии 500 м пробивала минимум 35 мм брони. У танка Т-35 лишь один передний наклонный лист брони корпуса имел толщину 50 мм, вся остальная броня этой махины не превышала 30 мм. На какую оборону его можно было пускать с такой бронёй?

Был построен 61 такой танк, в западных округах немцев встретили 48 этих машин. Известна судьба всех: 7 нашли почётную смерть в бою; 3 были в ремонте; остальные сломались на марше и были брошены экипажами.

 

 

Средний танк Т-28, очередной маразм из Харькова

 

Примерно таким же был и другой танк для прорыва обороны — средний танк Т-28 с тремя башнями. Только у этого самая толстая броня была 30 мм. Их было построено более 500 единиц, но судьба их точно такая, как и всех танков Тухачевского, которым можно дать единое собственное имя «Смерть танкиста».

Но тяжёлых и средних танков имени Тухачевского хотя бы было относительно немного. Иначе обстоит дело с лёгкими танками. В 1931 г. был принят на вооружение и поставлен на производство английский танк «Виккерс», забракованный английской армией. Лобовую броню он имел 13 мм, весил первоначально 8 т и с двигателем в 90 л.с. мог развить скорость до 30 км/час. Его модернизировали, в результате чего он стал весить более 10 т, а лобовая броня на башне выросла до 25 мм, на корпусе — до 16 мм. Изготовили этих танков к 1939 г. около 11 тыс. единиц. Зачем Тухачевскому потребовалось такое количество малоподвижных и почти небронированных машин, что они должны были делать в его танковых корпусах — мне непонятно.

Ещё менее понятно — зачем, уже имея лёгкий танк, закупать ещё один, теперь уже у американского изобретателя-одиночки Д. Кристи. Этот изобретатель первым предложил иметь катки на всю высоту гусеницы танка. Это разумное предложение было внедрено во многих странах. Но мы купили в 1931 г. его танк не за это, а за то, что он одновременно был и скоростным автомобилем. Сняв гусеницы, образцы этого танка могли развить на американских автострадах скорость до 122 км/час. Надо сказать, что несмотря на эти соблазнительные цифры, ни одна страна, кроме СССР с Польшей, эту глупость не закупала и не производила. Почему?

В идее такой танк имел кажущееся преимущество в следующем. Танки — очень нежные машины. У них очень мал моторесурс, их тяжелонагруженные механизмы быстро выходят из строя. Скажем, танки того времени уже через 50 часов работы требовали ремонта. Когда упоминавшийся тяжёлый танк Т-35 в ходе испытательного пробега заставили пройти 2000 км, то при этом сменили три двигателя. Это касается танков как таковых и во всём мире. Танк — это машина не для поездок, а для боя. Поэтому в мирное время её стараются беречь. То есть, если требуется перевезти танки на большое расстояние, то их везут по железной дороге.

Возник у Тухачевского соблазн — если танк поставить на колёса, то он будет быстро ехать, механизмы меньше износятся. Следовательно, в мирное время, на не очень большие расстояния его можно будет перегонять самоходом, а не на поезде. (Чем не нравился Тухачевскому поезд или автотрейлер, сейчас уже не у кого спросить).

Но дело в том, что очень быстро едет только один танк и по автостраде. В реальной жизни, по реальным дорогам колонна танков (а они движутся колоннами) больше 20—25 км/час не развивает даже сегодня. Так что колёса на танке изначально нужны, как зайцу стоп-сигнал.

Дикость этого проекта ещё и в том, что наша танковая промышленность только становилась на ноги, специалисты только приобретали опыт, и давать им в производство такую бессмысленно сложную машину было просто преступно. Ведь в этом танке помимо собственно танковых механизмов ещё и автомобильные. Начать танкостроение с такого танка — это значит обречь танковые войска на постоянные поломки техники, на снижение нормативов времени для обучения экипажей практическому вождению.

Но главное, это был, как и самолёт И-16, конструкторский тупик. Никакое увеличение мощности двигателя этого танка никак не увеличивало его бронезащиту, он не становился совершеннее. Этих танков, названных БТ (быстроходные танки) разных серий было изготовлено почти 8 тыс. единиц. Последняя, самая современная, модификация его, названная БТ-7М (700 машин), выпускалась в 1939—1940 гг. Давайте сравним её с немецким лёгким танком чешского производства 38(t). Этот танк сконструирован чехами в 1938 г. для своей армии, но производили они его для немцев до 1942 г. Танк надёжен и без затей. А для наглядности, сделаем сравнение и с нашим средним танком Т-34.

 

 

 

Как видно из таблицы, наш лёгкий танк БТ-7М почти на 50 % тяжелее немецкого лёгкого танка и двигатель имеет в 4 раза мощнее, но броню … в 2,5 раза тоньше! При этом 38(t) имеет вполне приемлемую для танка скорость. А ведь в 4 раза более мощный двигатель — это и во много раз большая стоимость всех механизмов, их вес, сложность, расход ГСМ. И всё во имя чего? Во имя цифры «86 км/час на колёсах»? Которая никому не была нужна и никогда не затребовалась.

 

 

45-мм противотанковая пушка обр. 1937 г. (53-К)

 

А теперь представим, что эти лёгкие танки атакуют передний край.

На немецком переднем крае наш БТ-7М встретит немецкая (уже тогда маломощная) лёгкая 37-мм пушечка. Но эта пушка, как я уже писал, пробивает с 500 м броню в 35 мм. Следовательно, немецким артиллеристам оставалось только увидеть этот танк … и с ним покончено. У немцев были также тяжёлые противотанковые 20-мм ружья, которые на дальности в 300 м пробивали броню в 40 мм. А ещё у них были лёгкие, размером с обычную винтовку, противотанковые ружья, которые на дальности в 300 м пробивали броню 20 мм. Крыша у БТ-7М была толщиной в 6 мм, саблей её, конечно, не возьмёшь, но сверху его мог расстрелять обыкновенным пулемётом любой самолёт.

А немецкий 38(t) на нашем переднем крае мог встретить самое мощное советское, собственно противотанковое средство — нашу 45-мм пушку. Она с 500 м пробивала 42 мм брони. Да, но у танка 38(t) лобовая броня 50 мм! Этому лёгкому танку не надо было даже ждать в подмогу средние танки или штурмовые орудия — он и сам мог справиться с такой пушкой. Недаром, по грустной статистике, на один подбитый немецкий танк приходилось 4 наших уничтоженных 45-мм пушки и только 57-мм пушка довела это соотношение до 1:1.

 

 

Лёгкий танк PzKpfw I

 

Добавим, что по заказу Тухачевского промышленность с 1933 г. ещё произвела около 4 тыс. единиц плавающих танков, вооружённых пулемётами, и с бронёй в 6-8 мм.

Напоминаю, что немцы и не собирались своими танками воевать с нашими, но, тем не менее, исключая пулемётный Т-I, практически любой из их танков на 22 июня 1941 г. мог справиться с этой нашей армадой металлолома, задуманной Тухачевским. С воздуха простым пулемётом её могло расстрелять всё, что летало.

 

«На Востоке же, наоборот, опасным противником русских танков стал немецкий самолёт-истребитель. Серьёзные успехи, достигнутые немецкой истребительной авиацией, общеизвестны».

(Г. Гудериан)

 

 

Лёгкий танк Pz.Kpfw.II

 

В напавших 22 июня 1941 г. на СССР войсках Германии было 3582 танка и штурмовых орудия. Из них 1404 средних Т-III и Т-IV и 1698 лёгких всех типов, включая немецкие Т-I и Т-II, которые немцы строили для обучения танкистов при создании танковых войск после прихода Гитлера к власти и отказа его от Версальских соглашений, запрещавших их иметь. Но о том как именно применялись танки в боях Гудериан писал:

 

«Наши тяжёлые танки использовались главным образом для поддержки пехоты или танков в крупных наступательных боях. Для выполнения всех других задач применялись только средние и лёгкие танки, причём последние привлекались прежде всего для выполнения разведывательных задач и для охранения».

 

Зачем Тухачевскому для «охранения и разведывательных задач» требовались десятки тысяч лёгких танков? Кто на это сегодня ответит?

 

Ещё один маразм

 

Этот недостаток в наши танки ввёл Тухачевский, но причина его в пренебрежении мнением рядовых танкистов со стороны всех маршалов и конструкторов и после него. Ни в одном из наших танков, даже в совершенных тогда Т-34 и КВ, не было собственно командира. Должность эта была, но командир сам обязан был стрелять из пушки в лёгких и средних танках, а в тяжёлых — заряжать пушку и стрелять из верхнего, самого удобного пулемёта. Из-за этого, командиры танков не успевали исполнять свои обязанности — наблюдать за полем боя, указывать цель, направление движения, корректировать стрельбу.

Когда немцы начали знакомиться с нашими танками, доставшимися им в трофеях, их это поражало. Поражало это дикое непонимание основ танкового боя. Когда они в захваченной Чехословакии рассмотрели уже готовые танки 38(t) и увидели, что там только три человека экипажа и командир сам стреляет из пушки, то они вернули танки чехам и заставили их переделать машины, сделав на них командирскую башенку и командирское место.

В начале войны немецкие танкисты неожиданно для себя встретились с нашими тяжёлыми танками КВ и те вынуждали их принимать бой. Командир 41-го танкового корпуса немцев генерал Райнгарт так описал своё впечатление:

«Примерно сотня наших танков, из которых около трети были Т-IV (средний немецкий танк с пушкой 75 мм и лобовой бронёй в 60 мм — Ю.М.) заняли исходные позиции для нанесения контрудара. Часть наших сил должна была наступать по фронту, но большинство танков должны были обойти противника и ударить с флангов. С трёх сторон мы вели огонь по железным монстрам русских, но всё было тщетно. Русские же, напротив, вели результативный огонь. После долгого боя нам пришлось отступить, чтобы избежать полного разгрома. Эшелонированные по фронту и в глубину, русские гиганты подходили всё ближе и ближе. Один из них приблизился к нашему танку, безнадёжно увязшему в болотистом пруду. Безо всякого колебания чёрный монстр проехался по танку и вдавил его гусеницами в грязь. В этот момент прибыла 150-мм гаубица. Пока командир артиллеристов предупреждал о приближении танков противника, орудие открыло огонь, но опять таки безрезультатно.

Один из советских танков приблизился к гаубице на 100 метров. Артиллеристы открыли по нему огонь прямой наводкой и добились попадания — всё равно, что молния ударила. Танк остановился. «Мы подбили его», — облегчённо вздохнули артиллеристы. «Да, мы его подбили», — сказал командир гаубицы. Вдруг кто-то из расчёта орудия истошно завопил: «Он опять поехал!» Действительно, танк ожил и начал приближаться к орудию. Ещё минута, и блестящие металлом гусеницы танка словно игрушку впечатали гаубицу в землю. Расправившись с орудием, танк продолжил путь, как ни в чём не бывало».

Снаряд этой гаубицы был хотя и фугасным, а не бронебойным, но весил 43,5 кг. От такого снаряда любой немецкий танк просто разлетелся бы на части. Казалось бы всё хорошо, и наши даже немногочисленные КВ могли уже в начале войны выбить всю немецкую бронетехнику. Но … Танкист из немецкого 1-го танкового полка так вспоминает бой 24 июня 1941 г. у г. Дубисы:

 

«КВ-1 и КВ-2, с которыми мы столкнулись впервые, представляли собой нечто необыкновенное. Мы открыли огонь с дистанции 800 метров, но безрезультатно. Мы сближались всё ближе и ближе, с противником нас разделяли какие-то 50-100 метров. Начавшаяся огневая дуэль складывалась явно не в нашу пользу. Наши бронебойные снаряды рикошетировали от брони советских танков. Советские танки прошли сквозь наши порядки и направились по направлению к пехоте и тыловым службам. Тогда мы развернулись и открыли огонь вслед советским танкам бронебойными снарядами особого назначения (PzGr 40) с необычайно короткой дистанции — всего 30—60 метров. Только теперь нам удалось подбить несколько машин противника».

 

Смотрите, наши танки проехали в десятках метров мимо немецких и не заметили их, не расстреляли. Почему? Ведь в КВ было 5 человек экипажа! Было-то, было, да что толку?

 

 

Тяжёлый танк КВ-1

 

Механик-водитель смотрел в единственный триплекс, видя перед собой несколько метров дороги. Рядом с ним пулемётчик смотрел в прицел шаровой установки, размером с замочную скважину, только около 200 мм длиной. Наводчик смотрел в прицел пушки, у которого угол обзора всего 7 градусов, радист вообще смотровых приборов не имел, а командир обязан был на полу танка вытаскивать из укладки снаряды и прятать в неё стреляные гильзы. Кому же было за полем боя смотреть? У командира КВ даже люка не было, чтобы выглянуть и оглядеться.

Надо сказать, что необходимость в танке собственно командира вызывает у ряда наших читателей сомнение. Оно естественно. Когда мы начали заниматься на кафедре военной подготовки, то эта должность и у нас вызывала недоумение. Механик-водитель ведёт танк — это понятно. Наводчик стреляет — понятно. Заряжающий заряжает орудие и пулемёты — понятно. А командир просто сидит и ничего не делает! Почему бы ему самому из пушки не стрелять?

Рассмотрим только один элемент работы командира танка — корректировка огня пушки. Пушку в цель наводят с помощью оптического прицела. Если в него глянуть, то в центре видна прицельная марка (угол вершиной вверх), иногда говорят — «перекрестье прицела». И сетка делений в тысячных, т. е. 1/1000 круга. Виден в прицел очень небольшой кусочек местности. Возьмите лист бумаги, сверните его в трубку и посмотрите в неё. Столько видно и в прицел. Наведите трубку на какой-то предмет и подпрыгните так, чтобы этот предмет оставался в видимости в трубке. У вас не получится, он пропадёт из поля видимости и вам потребуется время, чтобы вновь навести трубку на этот предмет. Тоже происходит и при выстреле пушки, когда танк вздрагивает.

Первый выстрел делают подведя в прицеле прицельную марку в центр цели. Но обычно и прицел несколько сбивается, и температура воздуха влияет, и ветер и масса других факторов. В результате снаряд первого выстрела ляжет где-то рядом с целью. Очень важно заметить где! Потому, что следующий выстрел нужно делать с учётом промаха, с учётом отклонения снаряда от цели — с корректировкой.

Но, повторяю, танк при выстреле вздрагивает, цель выскакивает из поля зрения прицела и если снаряд бронебойный (со слабым взрывом или вообще без взрыва), а расстояние до цели относительно небольшое (снаряд летит секунду или менее), то наводчик не способен увидеть куда снаряд упал и не способен скорректировать себе огонь.

Это делает командир, он и корректирует огонь, скажем: «Фигура вправо, выше пол-фигуры». И следующий снаряд ляжет в цель.

Вот конкретный бой той войны, рассказанный ветераном — механиком-водителем БТ-7. В начале войны их танк вёл бой даже не с танком, а с немецкой танкеткой — слабобронированной машиной, вооружённой обычным пулемётом. Немецкий пулемётчик ничего бэтэшке сделать не мог, его пули отскакивали от лобовой и бортовой брони. Но и командир-наводчик нашего танка ничего не мог сделать танкетке — он стрелял из пушки, но не видел куда попадают снаряды, не мог скорректировать себе огонь, не мог попасть. Тогда он навёл пушку на танкетку, открыл люк, под его защитой высунулся из башни и выстрелил, чтобы наконец понять куда попадают его снаряды. В это время немецкий пулемётчик дал очередь по люку, пули пробили 6-мм броню, командир был убит, механик вывел танк из боя — стрелять стало некому. Бэтэшку победила боевая машина, которая и доброго слова-то не стоит.

Конечно, в таком требовании наших кабинетных военных к танкам не только Тухачевский виноват, но маразм этот был заложен в конструкцию танков им, просуществовал он до 1942 г. и стоил нашим танкистам тысяч и тысяч жизней.

 

Танковый блеф

 

Считается, что Тухачевский был такой великий стратег, что даже немцы у него учились своему блицкригу.

Между тем, как ни сильны танки, но они являются только средством усиления пехоты, поскольку только та территория считается завоёванной, на которую ступила нога пехотинца. Можно утопить весь вражеский флот, можно забросать территорию авиабомбами, можно изъездить её на танке, но пока на данной территории не закрепился пехотинец — она всё ещё принадлежит врагу. Это аксиома войн и именно её стратег Тухачевский не понимал, если не был откровенным врагом.

Гудериан это понимал и ещё в 1936 г. написал главную мысль блицкрига:

 

«Задача пехоты состоит в том, чтобы немедленно использовать эффект танковой атаки для быстрого продвижения вперёд и развития успеха до тех пор, пока местность не будет полностью захвачена и очищена от противника».

 

Иными словами — в танковых войсках ударная сила — танки, но основная сила — пехота.

 

 

Средний танк PzKpfw III

 

В своём «Воспоминании солдата» Гудериан пояснял (выделено мною):

 

«В 1929 году я пришёл к убеждению, что танки, действуя самостоятельно или совместно с пехотой, никогда не сумеют добиться решающей роли. Изучение военной истории, манёвры, проводившиеся в Англии, и наш собственный опыт с макетами укрепили моё мнение в том, что танки только тогда сумеют проявить свою полную мощь, когда другие рода войск, на чью поддержку им неизбежно приходится опираться, будут иметь одинаковую с ними скорость и проходимость. В соединении, состоящем из всех родов войск, танки должны играть главенствующую роль, а остальные рода войск действовать в их интересах. Поэтому необходимо не вводить танки в состав пехотных дивизий, а создавать танковые дивизии, которые включали бы все рода войск, обеспечивающие эффективность действий танков».

 

Поэтому уже к началу Второй Мировой войны в танковых дивизиях вермахта, при общей их численности примерно в 12 тыс. человек, соотношение танковых и пехотных частей было 1:1 — одна танковая бригада (324 танка и 36 бронеавтомобилей) и одна стрелковая. А в тех корпусах, что создавал Тухачевский в 1932 г., на 2 механизированные бригады (500 танков и 200 бронеавтомобилей) приходилась всего одна стрелковая. И у корпуса Тухачевского не было артиллерии, а в немецкой дивизии был ещё и артиллерийский полк. (Всего 140 орудий и миномётов).

Однако к 1941 г. немцев не удовлетворило и это. В их танковой дивизии число танков сократилось до одного полка (при возросшей мощи самих танков их стало 147—209), но численность пехоты увеличилась до двух полков и общая численность дивизии выросла до 16 тыс. человек при 192 орудиях и миномётах.

Мысль Гудериана, что пехота должна «немедленно» использовать эффект танковой атаки была не пустым звуком. Уже по штатам 1939 г. пехота, артиллерия, разведчики, сапёры, связисты и все тыловые службы немецкой дивизии передвигались вслед за танками на: 421 бронетранспортёре, 561 вездеходе и легковом автомобиле, 1289 мотоциклах и на 1402 грузовых и специальных автомобилях. Если считать и бронетехнику, то один водитель в танковой дивизии приходился на 2-х человек.

Причём это были не «автомашины, прибывшие из народного хозяйства», как в Красной Армии, это, в подавляющем большинстве, была техника, специально построенная для армии — бронетранспортёры, вездеходы, тягачи. Включая грузовики-длинномеры для перевозки лёгких танков.

(А у нас в энциклопедии 1985 г. «Великая Отечественная война» есть статья «Горбачёв М. С. (р. 1931)», но нет статьи «Бронетранспортёры»).

Даже в конце войны наши танковые бригады, ворвавшись в тылы немцев, продвигались только до первого рубежа обороны и потерь нескольких машин, после чего останавливались и ждали, когда им, в лучшем случае на грузовиках подвезут их «мотострелков» и артиллерию. И всю войну для наших танковых войск самым дорогим трофеем был немецкий бронетранспортёр. Дважды Герой Советского Союза В. С. Архипов, в войну командир танковой бригады, вспоминает о боях за Киев 1943 года:

 

«Бой был коротким, и спустя полчаса мы уже подсчитывали трофеи. Взяли около 200 пленных и три десятка исправных бронетранспортёров. Это были машины с сильным вооружением — 40-мм пушкой, двумя лобовыми пулемётами (один из них крупного калибра) и зенитным, тоже крупнокалиберным, пулемётом. Немецкие бронетранспортёры с закрашенными, разумеется, крестами служили нам до конца войны. Причём часть этих машин водили немцы … Немецкие товарищи, более 100 человек, служили в бригаде до последних дней войны, мы отпустили их домой вместе с демобилизованными солдатами старших возрастов».

 

Танки, кроме пехоты, должна сопровождать и артиллерия (лучше всего — самоходная). Немцы такую артиллерию начали выпускать и насыщать ею войска ещё до войны. Если танков Т-IV, Т-V («Пантера») и Т-VI («Тигр») Германия произвела за все годы около 17 тыс., то самоходно-артиллерийских установок — более 23 тыс. Мы такие установки начали производить в 1943 г., бронетранспортёры — только после войны.

 

 

Средний танк Pz.Kpfw.IV

 

Какова была манёвренность танковых корпусов «имени Тухачевского», давайте рассмотрим на примере 9-го механизированного корпуса (по штату 1031 танк, 35 тыс. человек), которым на начало войны командовал К. К. Рокоссовский. Согласно плану, с началом войны он должен был из района Новоград-Волынска передвинуться в район Луцка на расстояние около 200 км. Вот как это было:

 

«День 22 июня выдался очень солнечный, жаркий, и основная масса войск корпуса, по сути дела, пехота, должна была, кроме личного снаряжения, нести на себе ручные и станковые пулемёты, 50- и 82-миллиметровые миномёты и боеприпасы к ним. Тем не менее, в этот день пехотные полки танковых дивизий прошли 50 километров, но в конце этого марша солдаты валились с ног от усталости, и командир корпуса приказал в следующие дни ограничиться 30-35-километровыми переходами.

… Следует сказать, что 24—25 июня бой вели передовые части дивизий, так как основные силы всё ещё были на подходе».

 

Итак, за 4 дня «танковые» дивизии корпуса без боёв, летом, по дорогам всё ещё не прошли и 200 км. А в 1929 г., во время конфликта на КВЖД, кавалерийская бригада К. К. Рокоссовского, по таёжному зимнему бездорожью, выйдя 11 ноября, к утру 16 ноября прошла 400 км.

Читатель может оценить, что означали собой те фикции, которые Тухачевский именовал «танковыми» корпусами, с точки зрения их подвижности, — того, для чего они и создаются.

А упомянутый мною Ф. Мелентин по итогам разгрома немцами англо-французов в 1940 г. записал:

«Пожалуй, следует подчеркнуть, что хотя мы и придавали главное значение танковым войскам, однако в то же время мы отдавали себе отчёт в том, что танки не могут действовать без непосредственной поддержки моторизированной пехоты и артиллерии. Танковые дивизии должны быть гармоничным соединением всех родов войск, как это было у нас, — таков был урок этой войны, который англичане не сумели усвоить вплоть до 1942 года».

 

«Мы не знаем, кому верить»

 

Как происходило вредительство в промышленности в 30-е годы? Допустим, нужно построить завод, состоящий из электростанции в 3 энергоблока, цеха переработки сырья и 3-х цехов готовой продукции. Честный хозяйственник будет строить так: сначала одну треть электростанции, цеха сырья и один цех готовой продукции. Оборудование закупит только для этих частей завода. Запустит их в эксплуатацию и постарается максимально быстро дать готовую продукцию, чтобы хотя бы частично компенсировать дальнейшее строительство.

Вредитель начнёт строить всю электростанцию сразу, оборудование закупит для всего завода, а затем построит один цех и якобы из благих побуждений предложит получать готовую продукцию прямо из непереработанного сырья. Продукции будет мизер, оборудование цеха будет выходить из строя. Он начнёт строить второй цех, но тут выяснится, что оборудование для него на складах испортилось или фирма-поставщик продала бракованное, а сроки гарантии уже истекли и т. д. Вариантов навредить у специалиста тысячи, причём так, что он всегда будет иметь оправдание: «хотел как лучше». Страна будет из последних сил напрягать свои усилия для строительства завода, а продукции всё не будет и не будет.

Положение с вооружением Красной Армии в предвоенное десятилетие напоминает именно такое вредительство. Тут одни вопросы.

Танк гремит, из него мало что видно — как можно управлять им без радиостанции? «Управление танковыми войсками невозможно без радио», — писал Гудериан — это и тогда было очевидно.

Уже к концу 20-х противотанковое оружие пробивало без труда 20—30 мм брони. По этой причине все страны отказывались от танкеток и наращивали броню. Зачем нужно было СССР 23 тыс. лёгких танков, пригодных только для разведки?

Зачем нужны были скоростные танки, если к ним не строились никакие скоростные машины обеспечения? А ведь уже в 1934 г. были созданы образцы самоходно-артиллерийских установок с 76-мм пушкой, с 122-мм гаубицей и со 152-мм мортирой. На базе танка Т-26 был в 1935 г. сконструирован и бронетранспортёр ТР-4. Но всё было отвергнуто — только лёгкие танки и многобашенные мастодонты!

 

 

Средний танк PzKpfw V «Пантера»

 

Тухачевский требовал от конструкторов создать оружие, которое было бы одновременно и противотанковым, и зенитным, и гаубицей. Он всерьёз намеревался заменить всю артиллерию безоткатными пушками. Но не было создано ни одной машины для ремонта танков. А немцы, испытывая жесточайший дефицит в танках, тем не менее, переделывали в ремонтно-эвакуационные машины и «Пантеры», и «Тигры». И 75 % своих подбитых танков вводили в строй в течение суток и часто — прямо на поле боя. У них даже если такое маленькое подразделение, как танковая рота, командировалось из дивизии, то за ним обязательно ехали машины ремонтного полувзвода.

А смотрите, что было у нас. Танк КВ немцы с трудом подбивали. Но … В 41-й танковой дивизии из 31 танка КВ на 6 июля 1941 г. осталось 9. Немцы подбили 5; 5 отправлено в тыл на ремонт, а 12 были брошены экипажами из-за неисправностей, которые некому было устранить. В 10-й танковой дивизии в августовских боях потеряно 56 из имевшихся 63 танков КВ. Из них 11 потеряно в бою, 11 пропало без вести, а 34 — брошены экипажами из-за технических неисправностей. Не немцы нас били, мы сами себя били «гением» своих танковых стратегов.

Тухачевский напрягал страну в колоссальном усилии военного строительства (он ведь требовал 50 тыс. танков для своих «танковых» корпусов), но всё его «творчество» не дало стране ничего. Немцы строили не танки, а танковые корпуса, а мы — дорогостоящие трофеи для них.

Смотрите. Если бы мы танки Т-26 и плавающие танки строили не с темпом 15 тыс. к 1939 г., а всего 7 тыс., то на сэкономленных площадях, металле и двигателях смогли бы построить более 8 тыс. самоходно-артиллерийских орудий, тягачей, вездеходов, ремонтных машин.

При этом даже по формальному числу танков в 7 тыс. мы бы превосходили всех своих соседей, вместе взятых.

Самым дешёвым танком у немцев был танк 38(t), его ведь чехи строили — рабы (холуи?) Он стоил 50 000 марок. А бронетранспортёр Sd Kfz 251, который кроме двух человек экипажа брал и 10 человек десанта, или установку 320 мм реактивных снарядов, или миномёт и 66 мин, или на нём была установлена 75 мм пушка, или много ещё чего другого, стоил всего 22 500 марок, то есть дешевле более чем вдвое. Поэтому если бы мы вместо танков БТ (очень дорогих) строили бронетранспортёры, то на высвобожденных мощностях смогли бы построить их минимум 20 тыс. единиц.

Вот в этом случае мы действительно имели бы 50 танковых (или механизированных) дивизий, способных оказать равноценное и даже более сильное сопротивление немецким. И если бы Тухачевский требовал такую структуру своих корпусов, то тогда да — тогда он в танковых войсках что-то понимал бы.

Уместно вспомнить слова Сталина, который высказался авиаконструктору А. Н. Яковлеву о «старых специалистах», которые в области боевой техники «завели страну в болото». Он предложил ему быть откровенным, говорить прямо, после чего с тоской сказал: «Мы не знаем, кому верить».

 

 

Тяжёлый танк Pz.Kpfw.VI «Тигр»

 

Здесь дело не в старых специалистах, а в бюрократической системе управления Россией и затем СССР. Эта система даёт возможность плодиться «теоретикам», т. е. людям которые ничего не способны сделать в своей профессии и даже не понимают её, но, сидя по кабинетам, разрабатывают «теории» для своего дела и ругают «тупых» практиков, которые эти «теории» не внедряют в жизнь. Эти люди оперируют в своём мозгу не имеющими отношения к жизни абстракциями. И когда я назвал Тухачевского «абстрактным маршалом» в газетном варианте этой работы, то полагал, что первый уточнил ему характеристику. Оказалось — нет, эту характеристику задолго до меня дал ему польский маршал Ю. Пилсудский в рецензии на книгу Тухачевского о советско-польской войне 1920 г. Пилсудский писал: «Чрезмерная абстрактность книги даёт нам образ человека, который анализирует только свой мозг или своё сердце, намеренно отказываясь или просто не умея увязывать свои мысли с повседневной жизнедеятельностью войск, которая не только не всегда отвечает замыслам и намерениям командующего, но зачастую им противоречит … Многие события в операциях 1920 года происходили так, а не иначе именно из-за склонности пана Тухачевского к управлению армией как раз таким абстрактным методом».

 

Уроки войны

 

СССР погиб в информационной войне. Пропагандой из граждан СССР сделали кретинов. И в этой войне «дело Тухачевского» и дискредитация Сталина играли далеко не последнюю роль. Вспомните, как на выборах президента телевизионные подонки непрерывно пугали избирателей приходом сталинского ГУЛАГа. Извращение истории дезориентирует и обессиливает нас.

Если подвести итоги поражений и тяжёлых потерь в Великой Отечественной войне, то главной будет единая, комплексная причина — генералы всегда готовятся к прошедшим войнам. И генералы Красной Армии, как и генералы всего мира, готовились к прошедшей войне, (если только их не поглощала борьба за кресла и погоны). Исключение составили только немцы.

К современной войне мы начали готовиться, пожалуй, только тогда, когда сознание огромной опасности заставило Сталина самому заниматься и вникать во все подробности армейского строительства. Но не успели.

Не успели создать современную радиосвязь, оснастить ею войска и научить ею пользоваться. Это самая тяжёлая причина поражений.

Не успели создать современную авиацию и, главное, включить её, как органическое целое, в сухопутные войска, что опять-таки невозможно было без радиосвязи.

Не смогли создать танковые соединения. Впоследствии строили много танков, но сопутствующей танкам техники строить уже не успевали. Поэтому той ударной силы, что имели немецкие танковые соединения, наши соединения не имели до конца войны.

Не успели подготовить кадры офицеров для такой массовой армии. Для подготовки кадров не было времени.

(Тут возникает и такая гипотеза. Может было бы лучше, если бы Сталин вместо 5,5 млн. человек армии, подготовленной на 22 июня, имел бы всего 3 млн., но средства, сэкономленные на этом, бросил бы на обучение уменьшенного состава? Это идея Гитлера. Он стремился иметь небольшую, но очень сильную армию. То есть хорошо оснащённую и превосходно обученную. И в первое время это себя оправдывало. Польшу он разгромил без мобилизации — армией мирного времени. После победы над Францией произвёл частичную демобилизацию. Он и румын ругал за то, что они, вопреки его требованиям, развернули большую армию, а не маленькую, но сильную.

С другой стороны, к концу войны он тоже провёл тотальную мобилизацию, а ротами у него командовали фельдфебели. Так что здесь определённо сказать что-либо трудно. Возможно, нужно иметь ядро и лишь первично обученную остальную часть большой армии).

 

 

Средний танк Т-34

 

Об этом надо говорить отдельно, но огромным преимуществом немцев было и то, что они, начиная со второй половины прошлого века, пусть и без теории, но осознанно и упорно, проводили делократизацию управления своей армией. К примеру то, что армия держится на единоначалии, и то, что любой начальник должен иметь максимум свободы и инициативы, у них не вызывало ни малейшего сомнения. А мы дико путались в этом вопросе, то вводя институт комиссаров, то упраздняя его. Насколько этот вопрос всегда был важен, свидетельствуют те места в докладе Гудериана[4], где он специально сообщает о том, как влияет на командиров Красной Армии политическое руководство. То, что мы считали своей силой, немецкие генералы справедливо считали нашей слабостью.

Думаю, что в числе последних причин следует назвать и ошибку в определении направления главных ударов немцев 22 июня 1941 г. Однако если бы мы даже правильно их определили, то кардинально это ничего бы не изменило. Было бы легче, но не более того.

И, конечно, нужно отбросить прочь хрущевско-жуковские бредни о влиянии на поражения в начале войны отсутствия формальных тревог и мобилизации. Бредни о каких-то сверхталантах героев прошлых войн, расстрелянных за военный заговор. Пора прекратить жевать это антисоветское дерьмо. Французы не расстреляли до войны героя Первой Мировой маршала Пэтэна, им пришлось приговорить его к повешению после войны.

Следовало бы назвать и причины нашей Победы.

Это прежде всего воспитание качественно новых Людей — поколения, жившего в такой атмосфере, которая воспитала из них невиданных до сего в мире борцов. Наши враги это отлично понимают и поэтому именно предвоенные годы пытаются сегодня оболгать, извратить, скурвить.

Это плановая система хозяйствования. Именно она позволила сделать то, что не способны были сделать ни цари, ни правительства в других странах — напрячь действительно все силы народа на Победу.

И, наконец, это открывшийся военно-стратегический гений Сталина в дополнение к его государственному гению. Хотя, по-видимому, они невозможны один без другого.

 

Ю. И. МУХИН

 

 


Глава 5. Универсальное оружие Победы

 

Где должен быть генерал: на поле боя или в тылу в штабе? Внимание немцев к тактическому оснащению своих солдат. Не массированный огонь артиллерии, а её точный огонь, поражающий в любом месте. Провал РККА в оснащении средствами борьбы с танками. Непонимание смысла войсковых операций — подмена их цели (уничтожения противника), занятием или удержанием рубежей. Подмена сосредоточенного удара в бою по противнику, сосредоточением огромного количества войск и средств и введением их в бой по частям. Архаика штыкового удара в эпоху огневого боя.

 

* * *

 

Дискуссия о причинах поражения Красной Армии начала войны начала уходить в глубь военного дела, одновременно обнажая принципиальные вопросы. И когда один из читателей предложил 76-мм пушку В. Г. Грабина считать «универсальным оружием победы», я решил обсудить вопрос о том, что, на самом деле, такие оружием является.

 

Генералы

 

Думаю, что уместно будет поговорить о тех, кто заказывает оружие и готовит армию к войне, — о генералах. По отношению к ним у историков и в обществе сложились совершенно искажённые представления: по описаниям историков невозможно понять, кто является хорошим генералом, а кто лишь создаёт о себе такое впечатление, являясь на самом деле пустым местом.

Давайте для начала зададим себе чапаевский вопрос — где должен находиться командир — настоящий генерал-профессионал? Уверен, что подавляющее большинство историков определит ему место там, где обычно наших генералов и снимали фотокорреспонденты — в штабе у топографических карт. У нас сложился стереотип, что если умный и грамотный генерал — то работает с картами, а если вроде Чапаева, безграмотный, — то тогда впереди, на лихом коне.

Во многом это идёт от политработников, начиная от Фурманова. Они всегда у нас этакие интеллектуалы. Кроме того, они непосредственно не командуют войсками и уже в силу этого безделья чаще сидят во время боя в штабе, что правильно, — никому не мешают. А когда они в штабе, а командир где-то впереди, то выглядит это не совсем красиво, думаю, что и поэтому тоже у нас в обществе властвует мысль, что грамотный генерал сидит за столом, окружённый телефонами, смотрит на карту и отдаёт распоряжения.

Вот, например, о маршале Кулике («железной маске» РККА) я встретил упоминания, причём пренебрежительные, всего у двух мемуаристов и оба они политработники: Н. К. Попель и Д. Т. Шепилов. Думаю, что рабочее место у телефона и самим генералам не вопреки, чем плохо — сидеть в штабе и считаться грамотным полководцем? А в Генеральном штабе — так ещё и великим.

Вот, к примеру, историк Зенькович описывает начальный период войны: с её началом на Западный фронт были посланы маршалы Г. И. Кулик и Б. М. Шапошников: «Военачальники засели за карты и документы. Кулику такой род деятельности был в тягость, то ли дело живая организаторская работа в войсках. Узнав о готовящемся контрударе на Белостокском направлении, где находился заместитель Павлова генерал-лейтенант Болдин, маршал решил лично побывать там».

По тону этой цитаты легко понять, кого из маршалов Зенькович считает профессионалом, а кого — нет. Как видите, по его оценке Шапошников грамотный профессионал, а Кулик — глуповатый солдафон, который в картах не разбирается, поэтому и поехал в войска. (Попал вместе с ними в окружение и вышел из него пешком).

Между тем топографическая карта — это лист бумаги с обозначенной условными знаками местностью. Генералу на неё имеет смысл смотреть только тогда, когда работники штаба на карту нанесли расположение своих войск и войск противника. Но Западный фронт с самого начала войны потерял всякую связь со своими войсками и его штаб ничего не знал ни о них, ни о противнике. Работникам штаба фронта нечего было нанести на карту, они не знали обстановки. И что же на этой карте рассматривал маршал Шапошников?

А Кулик, поскольку в штабе обстановка была неизвестна, уехал изучать её на месте, т. к. настоящий военный профессионал изучает не карту, а местность, не донесения об обстановке, а непосредственно обстановку.

Вот где, к примеру, находился командующий второй танковой группой немцев Г. Гудериан утром 22 июня 1941 г.

 

«В 6 час. 50 мин. у Колодно я переправился на штурмовой лодке через Буг. Моя оперативная группа с двумя радиостанциями на бронемашинах, несколькими машинами повышенной проходимости и мотоциклами переправлялась до 8 час. 30 мин. Двигаясь по следам танков 18-й танковой дивизии, я доехал до моста через р. Лесна, овладение которым имело важное значение для дальнейшего продвижения 47-го танкового корпуса, но там, кроме русского поста, я никого не встретил. При моём приближении русские стали разбегаться в разные стороны. Два моих офицера для поручений вопреки моему указанию бросились преследовать их, но, к сожалению, были при этом убиты».

 

Я уже писал, что, судя по дневникам Гальдера, он и Гитлер в начале войны с наибольшим уважением относились к маршалу С. К. Тимошенко. Кстати, и предавший Родину генерал Власов, давая немцам показания о качестве советского командования, также отметил Тимошенко как наиболее сильного полководца.

 

 

С. К. Тимошенко

 

Генерал И. И. Федюнинский пишет в своих мемуарах, что маршал Тимошенко изучал обстановку не так, как «профессионал» Шапошников: «С. К. Тимошенко очень детально изучал местность перед нашим передним краем. Целую неделю мы с ним провели в полках первого эшелона. Ему хотелось всё осмотреть самому. При этом он проявлял исключительное спокойствие и полное презрение к опасности.

Однажды гитлеровцы заметили наши автомашины, остановившиеся у опушки леса, и произвели артиллерийский налёт. Я предложил маршалу Тимошенко спуститься в блиндаж, так как снаряды стали рваться довольно близко.

— Чего там по блиндажам лазить, — недовольно сказал он. — Ни черта оттуда не видно. Давайте останемся на опушке.

И он невозмутимо продолжал рассматривать в бинокль передний край обороны противника. Это не было рисовкой, желанием похвалиться храбростью. Нет, просто С. К. Тимошенко считал, что опасность не должна мешать работе.

— Стреляют? Что ж, на то и война, — говорил он, пожимая широкими плечами».

Надо сказать, что и у нас были генералы, которые, как и Гудериан, ясно представляли себе свои обязанности и то, где они должны находиться во время боя. Вот генерал А. В. Горбатов, осмысливая итоги своего блестящего, по моему мнению, рывка от реки Сож к Днепру в конце 1943 г., решившего вопрос освобождения Гомеля, пишет (выделено мною): «Я всегда предпочитал активные действия, но избегал безрезультатных потерь людей. Вот почему мы так тщательно изучали обстановку не только в своей полосе, но и в прилегающих к нам районах соседей; вот почему при каждом захвате плацдарма мы старались полностью использовать внезапность и одновременно с захватом предусматривали закрепление и удержание его; я всегда лично следил за ходом боя и, когда видел, что наступление не сулит успеха, не кричал: «Давай, давай!» — а приказывал переходить к обороне, используя, как правило, выгодную и сухую местность, имеющую хороший обзор и обстрел».

И ещё: «Большую роль сыграло вошедшее у нас в правило личное наблюдение командиров дивизий за полем боя с приближённых к противнику НП; это и позволяло вводить резервы своевременно. Оправдал себя и такой риск, как ввод в бой последней, резервной дивизии в той критической обстановке, когда на фронте в сто двадцать километров было так много больших разрывов».

Но в 1941 г. представление о том, где должен находиться генерал, было далеко не таким. Писатель А. Бек в декабре 1941 г. захронометрировал один день генерала А. П. Белобородова, командира 9-й гвардейской дивизии. Дивизия целый день вела неудачный наступательный бой, тем не менее, целый день Белобородов не выходил из здания, в котором располагался его штаб, командовал по картам и донесениям.

А маршал Г. К. Жуков даже после войны пояснял, что 33-ю армию, выполнявшую главную задачу фронта Жукова, под Вязьмой немцы окружили потому, что ему, Жукову, из штаба фронта не было видно — оставил генерал Ефремов силы для прикрытия своего прорыва к Вязьме или нет. (Генерал Ефремов вывел для прикрытия прорыва 9 гвардейскую дивизию, но Жуков её забрал и отдал 43-й армии, так как ему из штаба фронта не было видно зачем эта дивизия в это место идёт. Немцы по этому пустому месту и ударили, причём сначала всего лишь силами батальона, отрезав 33-ю армию от фронта).[5]

Но наши историки Жукова считают военным гением, а Тимошенко чуть ли не таким же глупым, как и Кулика.

В связи с тем, что я часто пишу о Г. И. Кулике, как об умном полководце, меня спрашивают — если это так, то за что же Сталин его разжаловал? В плане этой главы вопрос этот уместен.

 

 

Вильгельм Риттер фон Леёб

 

Напомним обстановку осени 1941 г.

8 сентября немцы прорвались к Ладожскому озеру. По одну сторону их прорыва был Ленинград с войсками Ленинградского фронта, по другую — 8 дивизий 54-й армии. 10 сентября в командование Ленинградским фронтом вступил Г. К. Жуков, а в командование 54-й армии — Г. И. Кулик. Им была поставлена задача — встречными ударами уничтожить немецкий прорыв и деблокировать Ленинград. 12 сентября Гитлер запретил фельдмаршалу Леебу брать Ленинград и приказал его только блокировать, а основными силами прорваться через войска маршала Кулика на Тихвин и дальше вокруг Ладоги на соединение с финнами. Таким образом Кулик прорывался к Ленинграду, одновременно отражая атаки основных сил Лееба, а Жуков, которого немцы после 12 сентября вообще не атаковали, организовать прорыв со стороны Ленинграда оказался неспособен.

Когда через месяц стало ясно, что блокаду не прорвать, Сталин забирает Жукова к себе на Западный фронт, а Кулика посылает представителем Ставки на самый юг. Под командование Кулика попадает и подчиняющаяся Ставке 56-я армия, штаб которой находился в Ростове на Дону, а сам город был в тылу Южного фронта. Кроме этого Г. И. Кулик отвечал за оборону всего побережья Азовского моря от Ростова и черноморского побережья Кавказа. На тот момент в его распоряжении были только пограничники, так как Крым был ещё наш. Но вот Манштейн громит в Крыму наши Приморскую и 51-ю армии, которые были под общим командованием заместителя наркома ВМФ вице-адмирала Левченко. Приморская армия отступает в Севастополь, а 51-я армия бежит в Керчь. Из Керчи, стрелковые части, практически неуправляемой 51-й, сами переправляются через Керченский пролив и бегут дальше — на Кавказ. Немцы окружают Керчь и выходят на Тлузскую косу, перед ними узкий Керченский пролив, не имеющий обороны Таманский полуостров и … Кубань и Кавказ!

В ночь на 10 ноября Сталин по телефону даёт Кулику приказ: «Помогите командованию 51-й армии не допустить противника форсировать Керченский пролив, овладеть Таманским полуостровом и выйти на Северный Кавказ со стороны Крыма». Кулику дополнительно давалась одна горная дивизия и приказ выехать в Керчь.

Кулик выезжает в Керчь, на Таманском полуострове встречает стрелковые части 51-й армии, которые уже переправились через Керченский пролив и бегут. Останавливает их, разворачивает, назначает участки обороны на Таманском полуострове. Переправляется 12 ноября в Керчь и видит следующее.

Немцы вокруг Керчи захватили все высоты, чуть больше взвода немецких автоматчиков захватила крепость, разогнав защищавший её батальон нашей морской пехоты. Город забит артиллерийскими и техническими частями, тылами и базами. Управление войсками утеряно, стрелковых подразделений, для отбития у немцев высот практически нет, хотя Кулик и организовывает такие попытки. Было очевидно, что как только немцы подтянут артиллерию, то уничтожат с высот наши войска так, что наши войска не смогут нанести немцам никаких ответных потерь.

13 ноября Кулику удаётся связаться с Москвой и передать в Генштаб обстановку. Кулик предлагает, пока не поздно, эвакуировать Керчь. Москва и не подтвердила Кулику оборону Керчи, и не разрешила эвакуацию.

Связь с Москвой пропала на несколько дней. Что должен был делать Кулик? Будь он карьеристом, а не солдатом, он бы ждал. А вдруг приказ на эвакуацию уже дан, но Москва не может довести его до Керчи? Ведь тогда Кулик своим ожиданием явился бы виновником бессмысленной смерти тысяч человек и дорогостоящей техники. И не только это. Уничтожив или заблокировав 51-ю армию в Керчи, немцы не имели практически никаких советских войск перед собой в Тамани. И Кулик, вопреки ранее полученному приказу Сталина, эвакуирует Керчь, спасая людей и, кстати, около 2 тыс. стволов артиллерии. Начинает организовывать оборону Таманского полуострова. 16 ноября Шапошников передаёт наконец Кулику приказ Сталина: «Керчь держать до конца». Но Керчь уже сдана. Вернуть Керчь нечем и невозможно …

А в это время на его правом фланге 1-я танковая армия Клейста прорвав Южный фронт выходит к Ростову. Кулик бросается в Ростов, в 56-ю армию. Командующий 56-й генерал Ремезов, которому не улыбается гибель Маршала Советского Союза в полосе его армии, жалуется в Генштаб Шапошникову: Немцы взяли Ростов, Кулик организовывает войска 56-й армии для его освобождения, но освободили Ростов без него.

Его отозвали в Москву. Государственный Комитет Обороны принял решение:

 

«3. Попытка т. Кулика оправдать самовольную сдачу Керчи необходимостью спасти находившиеся на Керченском полуострове вооружение и технику только подтверждают, что т. Кулик не ставил задачи обороны Керчи во что бы то ни стало, а сознательно шёл на нарушение приказа Ставки и своим паникёрским поведением облегчил врагу временный захват Керчи и Керченского полуострова.

…На основании всего сказанного, Государственный Комитет Обороны постановляет привлечь к суду маршала Кулика и передать его дело на рассмотрение прокурора СССР. Состав суда определить особо».

 

А Прокурор СССР В. Бочков подписал обвинительное заключение с такими словами:

 

«В Керчь Маршал Кулик Г. И. прибыл днём 12 ноября, застав панику в городе и полное отсутствие руководства боевыми операциями и управления войсками. Вместо организации обороны и насаждения жёсткой дисциплины в войсках, а также вместо упорядочения руководства и управления ими — он без ведома и разрешения Ставки отдал приказание об эвакуации войск в течение двух суток и оставлении Керчи и её района противнику.

Это преступное распоряжение грубейшим образом нарушало приказ Ставки, для проведения которого в жизнь Маршал Кулик Г. И. и был послан».

 

Суд признал правоту Прокурора, Кулик был лишён всех наград и звания Героя Советского Союза, понижен в звании до генерал-майора, но из партии не исключён.

На примере Г. И. Кулика удобно ответить на вопрос — где должен находиться полководец-профессионал? Где должен был находиться тот, кто дал команду защищать Керчь? В Москве или Керчи? Может это была и правильная команда, но тот, кто её дал, был обязан увидеть Керчь своими глазами, лично увидеть обстановку, чтобы её оценить перед принятием решения, либо довериться тому, кто там командует.

Поэтому у немцев было правило — их генералы находились на передовой линии огня там, где происходил решающий бой. Так воевал Гудериан, фельдмаршал Роммель в Африке неделями не появлялся в штабе, переезжая или перелетая на самолёте связи от одного места боя своей армии к другому. У нас, похоже, такого правила не было.

Кстати, и у немцев с этим были не все согласны. Гудериан в «Воспоминаниях солдата» писал:

 

«Значительно тяжелее было работать с новым начальником генерального штаба генералом Беком … С Беком мне преимущественно и приходилось вести борьбу по вопросам формирования танковых дивизий и создания уставов для боевой подготовки бронетанковых войск …

Особенно был недоволен Бек уставными требованиями, что командиры всех степеней обязаны находиться впереди своих войск.

„Как же они будут руководить боем, — говорил он, — не имея ни стола с картами, ни телефона? Разве вы не читали Шлиффена?“ То, что командир дивизии может выдвинуться вперёд настолько, что будет находиться там, где его войска вступили в соприкосновение с противником, было свыше его понимания».

 

Чему тогда удивляться, что это было свыше понимания наших, начитавшихся Шлиффена, партийных идеологов и полководцев типа Жукова, свыше понимания большинства историков?

Тут есть ещё один момент.

Есть наука стратегия — как выиграть войну. И есть тактика — как выиграть бой. У меня сложилось впечатление, что у нас, в среднем, как только генерал получает стол с картой и телефон, то он сразу становится стратегом и тактика ему уже не нужна. Это удел всяких там капитанов и майоров. Генерал уже не думает над тем, как выиграть бой, каким оружием это сделать, как подготовить и экипировать для боя солдат. Зачем ему это, раз он уже генерал?

Но сидя в Москве он пишет уставы и наставления как вести бой, он заказывает оружие и экипировку для солдат. А потом получается, что вроде и оружие есть, и солдаты есть, а толку — нет.

У немцев, похоже, ни один генерал не мыслил себя не тактиком, они все были прежде всего тактиками, специалистами по победе в бою. Эту разницу следовало бы отметить и пояснить примерами, но сначала, всё же, закончим с Г. И. Куликом.

 

Жертвенность наказанного

 

Но вернёмся к Г. И. Кулику. Тут я должен перейти в область догадок на основе своего знания людей. Думаю, Г. И. Кулик был чрезвычайно самолюбивым человеком и припадки самолюбия его оглупляли.

Скажем конструкторы В. Г. Грабин и А. Э. Нудельман отзывались очень высоко об уме и профессионализме Кулика, но вот, что рассказывал Нудельман. Любое совещание, хоть у военных, хоть у штатских начинается с того, что опрашиваются все присутствующие по вопросу повестки, а затем ведущий совещание принимает решение — «подводит черту». А Кулик, возглавляя совещание, сначала объявлял всем своё решение, а потом предлагал посовещаться, т. е. это был «та ещё штучка» — очень своевольный и самолюбивый человек. Он был честен, никогда свою вину не перекладывал на других, но и свою правоту отстаивал бескомпромиссно и не сообразуясь с уместностью.

Смотрите на развитие событий. «За оставление Керченского полуострова и Керчи» ещё суровее был наказан вице-адмирал Г. И. Левченко. Суд приговорил его к 10 годам лагерей. Но Левченко признал свою вину. И что? Лагеря ему заменили разжалованием в капитаны первого ранга, а к 1944 г. он снова зам. наркома ВМФ и стал даже не вице-, а полным адмиралом.

Ведь для чего были все эти суды? В конечном итоге для того, чтобы 2 марта 1942 г. Верховный Главнокомандующий и нарком обороны мог подписать приказ с такими словами:

 

«… Кулик по прибытии 12 ноября 1941 года в г. Керчь, не только не принял на месте решительных мер против панических настроений командования крымских войск, но своим пораженческим поведением в Керчи только усилил панику и деморализацию в среде командования крымских войск.

… Верховный Суд 16 февраля 1942 г. приговорил лишить Кулика Г. И. званий Маршала и Героя Советского Союза, а также лишить его орденов Союза ССР и медали „ХХ лет РККА“.

… Предупреждаю, что и впредь будут приниматься решительные меры в отношении тех командиров и начальников, невзирая на лица и заслуги в прошлом, которые не выполняют или недобросовестно выполняют приказы командования, проявляют трусость, деморализуют войска своими пораженческими настроениями и, будучи запуганы немцами, сеют панику и подрывают веру в нашу победу над немецкими захватчиками.

Настоящий приказ довести до военных советов Западного и Юго-Западного направлений, военных советов фронтов, армий и округов.

Народный комиссар обороны И. В. Сталин».

 

Нужен ли был такой приказ и нужна ли была такая жертва от Кулика? Думаю, что да.

Вот смотрите. Июль 1942 г., немцы рвутся к Сталинграду. В пересказе генерала Меллентина, вспоминает полковник немецкого Генштаба Г. Р. Динглер, служивший в это время в 3-й моторизованной дивизии немцев:

 

«Как правило, наши подвижные войска обходили узлы сопротивления противника, подавлением которых занималась шедшая следом пехота. 14-й танковый корпус без особого труда выполнил поставленную задачу, заняв оборонительные позиции фронтом на север. Однако в полосе 3-й моторизованной дивизии находилась одна высота и одна балка, где русские не прекращали сопротивления и в течение нескольких недель доставляли немало неприятностей немецким войскам».

 

Динглер указывает, что сперва этой высоте не придавали серьёзного значения, полагая, что она будет занята, как только подтянется вся дивизия. Он говорит: «Если бы мы знали, сколько хлопот доставит нам эта самая высота и какие большие потери мы понесём из-за неё в последующие месяцы, мы бы атаковали более энергично».

… Балка удерживаемая русскими, находилась в тылу 3-й моторизованной дивизии. Она была длинной, узкой и глубокой; проходили недели, а её всё никак не удавалось захватить. Изложение Динглером боевых действий показывает, какой стойкостью отличается русский солдат в обороне:

 

«Все наши попытки подавить сопротивление русских в балке пока оставались тщетными. Балку бомбили пикирующие бомбардировщики, обстреливала артиллерия. Мы посылали в атаку всё новые и новые подразделения, но они неизменно откатывались назад с тяжёлыми потерями — настолько прочно русские зарылись в землю. Мы предполагали, что у них было примерно 400 человек. В обычных условиях такой противник прекратил бы сопротивление после двухнедельных боёв. В конце концов русские были полностью отрезаны от внешнего мира. Они не могли рассчитывать и на снабжение по воздуху, так как наша авиация в то время обладала полным превосходством.

… Балка мешала нам, словно бельмо на глазу, но нечего было и думать о том, чтобы заставить противника сдаться под угрозой голодной смерти. Нужно было что-то придумать».

 

Немцы, конечно, в конце концов придумали и взяли эту балку. Но: «Мы были поражены, когда, сосчитав убитых и пленных, обнаружили, что вместо 400 человек их оказалось около тысячи. Почти четыре недели эти люди питались травой и листьями, утоляя жажду ничтожным количеством воды из вырытой ими в земле глубокой ямы. Однако они не только не умерли с голоду, но ещё и вели ожесточённые бои до самого конца».

А в это же время, и в этом же месте, но с другой стороны фронта, генерал В. И. Чуйков, проезжая на Сталинградский фронт мимо штаба нашей 21-й армии, вскользь отметил:

 

«Штаб 21-й армии был на колёсах: вся связь, штабная обстановка, включая спальный гарнитур командарма Гордова, — всё было на ходу, в автомобилях. Мне не понравилась такая подвижность. Во всём здесь чувствовалась неустойчивость на фронте, отсутствие упорства в бою. Казалось, будто за штабом армии кто-то гонится и, чтобы уйти от преследования, все, с командармом во главе, всегда готовы к движению». (Командовал этой армией генерал В. Н. Гордов).

 

Чем Сталин должен был пресечь у своих генералов эту «готовность к движению» ?

Вообще-то на эту тему можно порассуждать, но другого пути пресечь бегство своих войск, кроме показательных наказаний бегущих, — нет.

Левченко это понял, а Кулик — нет. Он писал и доказывал свою правоту в Керчи: 30 января 1942 г. он написал Сталину в одной из многих объяснительных:

 

«Если дающие эти показания и составители этого письма называют правильную мою оценку обстановки, а исходя с оценки обстановки и правильное моё решение паникёрским, пораженческим и даже преступным, то я не виновен в том, что они не понимают самых элементарных познаний в военном деле. Нужно было бы им усвоить, что самое главное преступление делает командир, если он отдаёт войскам заведомо невыполнимый приказ, войска его выполнить не в силах, гибнут сами, а приказ так и остаётся невыполненным».

 

Правы, Вы, Григорий Иванович, правы, но помолчите об этом до Победы. Ведь каждое Ваше слово — это основание другим советским генералам сдать советский город с надеждой потом оправдаться.

Ведь Сталин начал восстанавливать Г. И. Кулика, как и Г. И. Левченко. Ему было присвоено звание генерал-лейтенанта, он получил в командование гвардейскую армию. Молчи и воюй! Но Кулик не молчит и Шепилов доносами вместе с Жуковым его снова легко валят. Ну теперь-то уж хоть помолчи!

Но Кулик клятый. 18 апреля 1945 г. Председатель КПК Шкирятов предъявляет ему уже партийное обвинение: «… ведёт с отдельными лицами недостойные разговоры, заключающиеся в восхвалении офицерского состава царской армии, плохом политическом воспитании советских офицеров, неправильной расстановке кадров высшего состава армии».

Думаю, что насчёт «неправильной расстановки» Кулик мог говорить о том, что если бы в Ленинграде не было Жукова, то блокада бы его была прорвана ещё осенью 1941 г., если бы в Крыму и на Кавказе не было генералов И. Е. Петрова и Г. Ф. Захарова, то Крым бы не сдали и т. д. Доносы на Кулика Сталину и в КПК написали генералы И. Е. Петров и Г. Ф. Захаров. Кулика исключили из партии и вновь понизили в звании до генерал-майора.

(И ведь Жуков, Захаров, Петров тоже правы — как им посылать на смерть людей, если Кулик утверждает, что они бездарны?)

После войны он служил в Приволжском военном округе замом командующего генерал-полковника В. Н. Гордова, тоже обиженного назначением в такой непрестижный округ. Круг говорящих и темы расширялись, теперь уже говорили о том, что колхозники ненавидят Сталина, что Сталин и года не удержится у власти, что Жуков в этом плане не оправдывает надежд генералов и т. д. Короче, в 1950 г. Кулик был приговорён к высшей мере наказания, вместе с Гордовым и некоторыми другими любителями прощупывать почву в генеральской среде на предмет объединения недовольных.

Так и закончил свою жизнь, на мой взгляд, очень и очень неординарный Маршал Советского Союза. Трагическая и непростая история, но это наша история и её надо бы знать, поскольку и на ней можно многому научиться.

Но вернёмся к генералам и тактике — к искусству и науке выигрывать бой.

 

Главное — солдат

 

Раньше мне уже приходилось писать, что, возможно, важнейшей субъективной причиной поражений Красной Армии в начальном периоде Великой Отечественной войны было то, что наши генералы (в сумме) готовились к прошлой войне, а не к той, в которой им пришлось реально воевать.

Но этот вопрос можно поставить ещё более определённо и более актуально — а готовились ли они к войне вообще? Делали ли они в мирное время то, что нужно для победы в будущей войне, или только то, что позволяло им делать карьеру? Прочитав довольно много мемуаров наших полководцев, я не могу отделаться от чувства, что они, по сути, были больше профессионалами борьбы за должности и кабинеты, и только во вторую очередь — военными профессионалами. Остаётся чувство, что их военное дело интересовало не как способ самовыражения, способ достижения творческих побед, а как способ заработка на жизнь. Это видно не только по мемуарам, а и по тому, как была подготовлена Красная Армия к войне.

В войне побеждает та армия, которая уничтожит наибольшее количество солдат противника. Их уничтожают не генералы и не офицеры, а солдаты, в чью боевую задачу входит непосредственное действие оружием.

И у профессионалов военного дела, как и у профессионалов любого иного дела, голова болит, прежде всего, о том, насколько эффективны их солдаты, их работники. Всё ли у них есть для работы, удобно ли им работать? Бессмысленно чертить стрелки на картах, если солдаты неспособны достать противника оружием. А, глядя на тот период, складывается впечатление, что у нас до войны об этом думали в среднем постольку поскольку, если вообще думали. Похоже считалось, что главное — чтобы солдат был идейно подготовлен, а то, что он не умеет или не имеет возможности убить противника, оставалось в стороне.

Немцы исключительное внимание уделяли конечному результату боя и тому, кто его обеспечивает — солдату, у немецких генералов голова об этом болела постоянно и это не могло не сказываться на результатах сражений начала войны.

Когда читаешь, скажем, о немецкой пехоте, то поражает — насколько ещё в мирное время немецкие генералы продумывали каждую, казалось бы, мелочь индивидуального и группового оснащения солдат. И дело даже не в механизации армии, механизация — это только следствие вдумчивого отношения немецких генералов к военному делу.

К примеру, у нас до конца войны на касках солдат не было ни чехлов, ни сеток для маскировки и они отсвечивали, демаскируя бойцов. А у немцев не то, что чехлы или резиновые пояски на касках — по всей полевой одежде были нашиты петельки для крепления веток и травы. Они первые ввели камуфляж и разгрузочные жилеты. В походе немецкий пехотинец нёс ранец, а в бою менял его на лёгкий штурмовой комплект — плащ и котелок с НЗ. Основное оружие — обычная, неавтоматическая винтовка, поскольку только она даёт наивысшую точность стрельбы на расстояниях реального боя (400—500 м). У тех, для кого непосредственное уничтожение противника не являлось основным делом, скажем, у командиров, на вооружении были автоматы (пистолет-пулемёты). Но немецкий автомат, по сравнению с нашим, имел низкую скорострельность, чтобы обеспечить высокую точность попадания при стрельбе с рук. (У нашего автомата ППШ темп стрельбы — 1000 выстрелов в минуту, а у немецкого МП-40 всего 350). А вот у немецкого пулемёта, из которого стреляют с сошек или со станка, темп стрельбы был вдвое выше, чем темп стрельбы наших пулемётов: от 800 у МГ-34 до 1200—1500 выстрелов в минуту у немецкого пулемёта МГ-42 против 600 выстрелов в минуту нашего ручного пулемёта Дегтярёва и станкового пулемёта Максима.

 

 

ППШ

 

В немецком пехотном отделении не было пулемётчика — владеть пулемётом обязан был каждый. Но вручался пулемёт самому лучшему стрелку. При постановке на станок на пулемёт ставился оптический прицел, с которым дальность стрельбы доходила до 2000 м. Наши пулемёты тоже могли забросить пулю на это расстояние, но кого ты невооружённым глазом на такой дальности увидишь и как по нему прицелишься? Бинокли, кстати, в немецкой армии имели очень многие, он полагался уже командиру немецкого пехотного отделения. Кто хоть однажды в жаркий день пил воду из горлышка нашей солдатской алюминиевой фляги в брезентовом чехле, тот помнит отвратительный, отдающий алюминием вкус перегретой жидкости. У немцев фляги были в войлочных чехлах со стаканчиком, войлок предохранял воду от перегрева. И так во всём — вроде мелочи, но когда они собраны воедино, то возникает совершенно новое качество, которое заставляет с уважением относится к тем, кто продумывал и создавал армию противников наших отцов и дедов.

 

 

РПД

 

Скажем, у командира немецкого пехотного батальона в его маленьком штабе был солдат-топограф, непрерывно определявший координаты объектов на местности и специальный офицер для связи с артиллерией. Это позволяло немецкому батальону в считанные минуты вызвать точный огонь полковой и дивизионной артиллерии на сильного противника. В немецкой гаубичной батарее дивизионного артполка непосредственно обслуживали все 4 лёгкие гаубицы 24 человека. А всего в батарее было 4 офицера, 30 унтер-офицеров и 137 солдат. Все они — разведчики, телефонисты, радисты и т. д. обеспечивали, чтобы снаряды этих 4-х гаубиц падали точно в цель и сразу же, как только цель появилась на местности. Стреляют ведь не пушки, стреляют батареи. Немецкие генералы не представляли бой своей пехоты без непрерывной её поддержки всей артиллерией.

(Надо сказать, что и у нас кое-где было нечто похожее, но к 1943 г. Генерал А. В. Горбатов вспоминает о боях за Гомель (выделено мною): «Вообще артиллеристы потрудились хорошо. Они расчищали огнём дорогу пехоте как при прорыве обороны противника, так и в ходе всего наступления. Квалифицированные офицеры-артиллеристы , как правило, были при батальонах ; благодаря этому удавалось поражать цели с минимальным расходом боеприпасов» ).

И возникает вопрос — а чем же занимались наши генералы, наши славные теоретики до войны? Ведь речь в подавляющем большинстве случаев идёт о том, что до войны можно было дёшево и элементарно сделать.

Кстати о теориях. В литературе часто встречается, что до войны у нас были гениальные военные теоретики, которые разработали гениальные военные теории. Но как-то не упоминается о том, что за теории в своих кабинетах разрабатывали эти военные теоретики и кому, в ходе какой войны, они пригодились.

А на Совещании высшего руководящего состава РККА в декабре 1940 г., в частности, вскрылось, что в ходе советско-финской войны войска были вынуждены выбросить все наставления и боевые уставы, разработанные в московских кабинетах теоретиками. Выяснилось, что если действовать по этим теориям, то у наступающей дивизии практически нет солдат, которых можно послать в атаку. Одни, по мудрым теориям, должны охранять, другие отвлекать, третьи выжидать и т. д. Все вроде при деле, а атаковать некому. Дело доходило до того, что пулемёты сдавали в обоз, а пулемётчикам давали винтовки, чтобы пополнить стрелковые цепи. Такие были теории …

Командовавший в советско-финской войне 7-й армией генерал К. А. Мерецков докладывал на этом Совещании:

 

«Наш опыт войны на Карело-финском фронте говорит о том, что нам немедленно надо пересмотреть основы вождения войск в бою и операции. Опыт боёв на Карело-финском театре показал, что наши уставы, дающие основные направления по вождению войск, не отвечают требованиям современной войны. В них много ошибочных утверждений, которые вводят в заблуждение командный состав. На войне не руководствовались основными положениями наших уставов потому, что они не отвечали требованиям войны.

Главный порок наших боевых порядков заключается в том, что две трети наших войск находится или в сковывающих группах, или разорваны.

Переходя к конкретному рассмотрению боевых порядков, необходимо отметить следующее.

При наступлении, когда наша дивизия готовится к активным действиям в составе корпуса, ведущего бой на главном направлении, идут в атаку 16 взводов, причём из них только 8 ударных, а 8 имеют задачу сковывающей группы. Следовательно, в ударной группе имеется только 320 бойцов, не считая миномётчиков. Если допустить, что и ударная и сковывающая группы идут одновременно в атаку, то атакующих будет 640 бойцов. Надо признать, что для 17-тысячной дивизии такое количество атакующих бойцов слишком мало.

По нашим уставам часть подразделений, расположенных в глубине, предназначены для развития удара. Они распределяются так: вторые эшелоны стрелковых рот имеют 320 бойцов, вторые эшелоны стрелковых батальонов — 516 бойцов, вторые эшелоны стрелковых полков — 762 бойца и вторые эшелоны стрелковых дивизий — 1140 бойцов. В итоге получается, что в атаку на передний край выходят 640 бойцов и для развития успеха в тылу находятся 2740 бойцов …

Крайне неудачно построение боевых порядков. Начальствующему составу прививаются неправильные взгляды на характер действия сковывающих групп, наличие которых в атаке действующих частей первой линии создаёт видимость численного превосходства в силах, тогда как на самом деле в атаке принимает участие только незначительная часть войск. На войне это привело к тому, что в боях на Халхин-Голе немедленно потребовали увеличения численности пехоты, считая, что в дивизии некому атаковать.

На войне на Карельском перешейке вначале командующие 7-й и 13-й армиями издавали свои инструкции, а когда появился командующий фронтом, он дал свои указания как более правильно, на основе опыта и прошлой войны и текущей войны, построить боевые порядки для того, чтобы повести их в атаку.

По нашим предварительным выводам, отмена по существу установленных нашими уставами боевых порядков во время атаки линии Маннергейма сразу же дала большие успехи и меньшие потери».

 

Следует также напомнить, что на этом Совещании выступил с большим теоретическим докладом Г. К. Жуков, а после Совещания он даже выиграл в военной игре у генерала Павлова. Но реальные немцы с Жуковым не играли и по теориям Жукова не воевали. Только в начале войны Сталин трижды поручал Жукову самостоятельное проведение наступательных операций и Жуков их трижды решительно провалил: под Ельней, под Ленинградом и под Москвой в начале 1942 г.

Под Ельней, дав Жукову силы и месяц на подготовку, Ставка ему приказала: «… 30.8 левофланговыми 24-й и 43-й армиями перейти в наступление с задачами: покончить с ельнинской группировкой противника, овладеть Ельней и, нанося в дальнейшем удары в направлении Починок и Рославля, к 8.9 выйти на фронт Долгие Нивы, Хиславичи, Петровичи».

Ни на какой фронт «Долгие Нивы, Хиславичи, Петровичи» Жуков не вышел, хотя немцы организованно отступили и Ельню сдали. Но не понятно благодаря кому — то ли Жукову, то ли Гудериану, который ещё с 14 августа просил Генштаб сухопутный войск Германии оставить дугу под Ельней и дать ему высвободившиеся войска для действий в других направлениях, в частности, для уже порученного ему прорыва на Украину.

Под Ленинградом Жуков вообще оказался неспособен организовать прорыв блокады, а под Москвой сорвал общий план Ставки по окружению немцев, не организовав взятие Вязьмы и бездарно погубив войска 33-й армии.

А какой теоретик был!

 

 

Г. К. Жуков

 

Но оставим Жукова и вернёмся ещё к кое-каким теоретическим находкам наших генералов, к примеру, к требованиям наших тогдашних уставов, чтобы солдаты в обороне рыли не траншеи, а ячейки. В кабинете теоретика это требование выглядит блестяще. Ячейка — это круглая яма в рост человека. Боец в ней защищён от осколков землёй со всех сторон. А в траншее он с двух сторон защищён плохо. Вот эти ячейки и ввели в Устав, запретив рыть траншеи. Под Москвой Рокоссовский залез в такую ячейку и переждал в ней артналёт. Понял, что в ячейке солдат одинок, он не видит товарищей, раненому ему невозможно помочь, командир не может дать ему команду. Рокоссовский распорядился вопреки уставам рыть траншеи. А до войны сесть в эту ячейку и представить себе бой было некому? От теорий некогда было отвлечься?

И ведь таких мелочей было тысячи! И из них слагались наши поражения и потери.

 

 

Ротмистров Павел Алексеевич

 

Рассказывал ветеран танкового сражения под Прохоровкой на Курской дуге 1943 г. В этом месте 5-я гвардейская танковая армия Ротмистрова контратаковала атакующий 3-й танковый корпус немцев. Считается, что в этом сражении участвовало 1200 танков и немцы потеряли здесь 400 танков. Но когда после сражения к месту боя приехал Жуков, то он сначала собрался отдать Ротмистрова и остальных под суд, поскольку на полях сражения не было подбитых немецких танков — горели только сотни советских танков, в основном полученных по ленд-лизу американских и английских машин. Но вскоре выяснилось, что немцы начали отступать, то есть, победили мы, и под суд никого не отдали и начали радоваться победе. Вопрос — а куда же делись немецкие подбитые танки? А немцы их за ночь все вытащили с поля боя и направили в ремонт. У нас таких мощных ремонтных служб не было: мы строили новые танки, а немцы обходились отремонтированными. Спасали они не только танки, — в немецком танковом батальоне врач имел персональный танк, чтобы оказывать танкистам немедленную помощь прямо на поле боя.

А вот выписка из журнала боевых действий 16 танкового полка, 109 мотострелковой дивизии РККА, потерявшего все свои танки в ходе контрудара в районе Сенно-Лопель: «За период с 2.07 по 19.07.41 г. Отряд 109 мсд прошёл 500 км … из 113 танков боевые потери — 12, остальные вышли из строя по техническим причинам ».

Но раз мы могли построить танки, значит могли их и отремонтировать, в том числе и в полевых условиях, и так же быстро, как и немцы. Почему же мы танки бросали? Видимо до войны из Москвы нашим генералам эта проблема не была видна, как и Мерецкову, который ничего не имел против полевых уставов, пока не начал по ним воевать.

Кстати, чтобы закончить о рассказе этого ветерана о сражении под Прохоровкой. Он был командир танка в этом сражении. Развернувшись в атаку против немцев, их рота в дыму и пыли потеряла ориентировку, и открыла огонь по тем танкам, которые ей встретились. Те, естественно, открыли огонь по роте. Вскоре вышестоящий штаб выяснил, что они стреляют по своим. Но радиостанция во всей роте была только в танке этого ветерана. Он вынужден был вылезти из танка и под огнём бегать с лопатой от машины к машине, стучать ею по броне, передавая выглядывающим танкистам приказ прекратить огонь. Такая была связь, такое было управление.

А мы по-прежнему гордимся: наши пушки могли стрелять дальше всех! Это, конечно, хорошо, да только интереснее другой вопрос: как часто они попадали туда, куда надо? Мы гордимся — наш танк Т-34 был самым подвижным на поле боя! Это хорошо, да есть вопрос: а он часто знал, куда двигаться и куда он двигается?

А основатель немецких танковых войск Г. Гудериан в своих «Воспоминаниях солдата» писал о 1933—1935 гг.:

 

«Много времени потребовалось также и на то, чтобы наладить производство радиоаппаратуры и оптики для танков. Однако я не раскаивался, что в тот период твёрдо настаивал на выполнении своих требований: танки должны обеспечивать хорошее наблюдение и быть удобным для управления. Что касается управления танком, то мы в этом отношении всегда превосходили своих противников; ряд имевшихся не очень существенных недостатков мы смогли исправить в дальнейшем».

 

Немцы абсолютно ясно представляли себе, что такое единоначалие и чем оно достигается. Э. Манштейн об единоначалии немецкой армии написал так: «Самостоятельность, не представлявшаяся в такой степени командирам никакой другой армии — вплоть до младших командиров и отдельных солдат пехоты, — вот в чём состоял секрет успеха».

Заботились немцы не только о, так сказать, деловом оснащении своих солдат, но и о моральном, причём, без партполитбесед. Скажем, о каждом случае геройства, о наградах, о присвоении званий сведения посылались не в какие-то армейские газеты, а в газеты в города на родину героя, чтобы его родные и друзья им гордились. А такой контроль тех, за кого солдат воюет, значил много. Помимо орденов, были значки, которыми отмечались менее значительные подвиги, скажем, участие в атаке. В нашей армии офицеры имели специальные продовольственные пайки, полковники — личных поваров, генералы возили с собой спальные гарнитуры и даже жён. В немецких дивизиях не только офицеры, но и генералы ели из одного и того же солдатского котла. И это тоже делало немцев сильней.

Упомянутый Манштейн в своих мемуарах даже пожаловался на такой демократизм, правда, вскользь. Описывая быт штаба командующего группой армий Рундштедта, он сетует: «… наш комендант штаба, хотя он и служил раньше в мюнхенской пивной „Левенброй“, не проявлял стремления избаловать нас. Естественно, что мы, как и все солдаты, получали армейское снабжение. По поводу солдатского супа из полевой кухни ничего плохого нельзя было сказать. Но то, что мы изо дня в день на ужин получали только солдатский хлеб и жёсткую копчёную колбасу, жевать которую старшим из нас было довольно трудно, вероятно, не было абсолютно необходимо».

Если подытожить сказанное, то можно утверждать, что немецкое командование было гораздо ближе к тому, кто делает победу — к солдату, к бою. Это звучит странно, но это, похоже, так. Причём, идеология играла, и это точно, второстепенное значение. На первом месте была тактика, военный профессионализм — понимание, что без сильного солдата бесполезен любой талантливый генерал. Без выигранного боя бесполезен стратег. Мы за непонимание этого платили кровью.

Сделали ли мы на опыте той войны какие-либо выводы для себя в этом вопросе? Глядя на сегодняшнюю армию, можно сказать твёрдо — никаких!

 

Это было

 

После выхода этой статьи получил короткое письмо Игоря Климцова следующего содержания:

 

В общем, я хотел бы уточнить поподробнее (зная, что Ю. И. Мухин — технарь) — каким образом немцы эвакуировали в тыл Прохоровского поля 400 своих подбитых танков за одну ночь, ну даже пускай не 400, а хотя бы 100. Интересно: вот битва закончилась, и кому, в конце концов, эта территория — по сути, кладбище металлолома — отошла, если немцы за ночь эвакуировали свои подбитые танки. А это — согласитесь — достаточно трудоёмкая операция, тем более в боевой обстановке (ну, пускай основное сражение уже кончилось). И на следующий день (или через сколько — не знаю) приезжает Жуков и хочет (при первом осмотре) отдать Ротмистрова под суд? Буксировать «Тигр» или «Фердинанд» по чернозёму в глубокий тыл да к тому же наверняка юзом или на железном листе — не знаю — требует больших усилий. В общем, хотелось бы вкратце знать техническую сторону этой операции, хотя я сомневаюсь, что она была возможна, а если и была, то в единичных случаях при благоприятной обстановке и когда повреждения незначительные.

 

Должен посетовать, что, к сожалению, масса военных специалистов той войны не написала мемуаров, и опыт войны остался неизвестен широкому кругу, в том числе и мне. Ни разу не встретил мемуаров интендантов, артснабженцев, авиа- и танковых инженеров, военных медиков, химиков или военнослужащих трофейных команд. Поэтому должен ответить Вам о ремонте танков чуть ли не с помощью только собственной инженерной интуиции.

Тут два вопроса — собственно ремонт танка и доставка его с поля боя к месту ремонта.

Смысл ремонта понятен. В танке 50 % веса — это броня. Немцы броневые листы обрезали в шип и сваривали очень длинным швом — очень прочно. Поэтому требовался достаточно сильный взрыв, чтобы корпус танка покоробило так, чтоб на него нельзя было снова смонтировать остальные механизмы и оружие. И если ремонтировать танки на поле боя, а не возить новые из Германии, то в самом худшем случае вес перевезённых к фронту запчастей будет вдвое легче нового танка и стоимость их будет вдвое дешевле.

Но в реальном бою при боевом повреждении танка редко выходило из строя сразу много механизмов. Скажем, попадание снаряда в ходовую часть могло разрушить ленту гусеницы или катки (ленивец, звёздочку — детали, которые натягивают гусеницу и крутят её). Всё это весит 100—200 кг, меняется максимум за пару часов и эти запчасти, кстати, перевозились на броне немецких танков, усиливая её и защищённость экипажа в бою.

Вот повреждение, которое описал мой преподаватель тактики Н. И. Бывшев. В Т-34 попала «болванка», в лобовую броню. Болванка выбила шаровую установку пулемёта и вместе с нею пролетела через боевое отделение и, пробив перегородку, застряла в двигателе. По пути разорвала стрелка-радиста и оторвала ногу заряжающему.

Что в танке нужно было заменить после такого тяжёлого повреждения? Двигатель, шаровую установку и заварить переборку между боевым и силовым отделениями. Три слесаря с подъёмным краном на двигатель, пару слесарей на лобовую броню, электрик — восстановить электропроводку, тонну запчастей и вряд ли более 8 часов на работу.

Поэтому немцы бросали танки на поле боя только в исключительных случаях, во всех остальных делали всё, чтобы танк отремонтировать. Артиллерийским огнём или авиацией отгоняли наши войска от своих подбитых танков, вытаскивали их и восстанавливали, причём очень быстро. Кстати, буксируется танк не юзом и не на листе, а как и обычная машина — на гусеницах или, в крайнем случае, на катках. При попадании в корпус танка и даже при пожаре, ходовая часть его остаётся целой.

Образцом добросовестности в написании мемуаров, на мой взгляд, является дважды Герой Советского Союза В. С. Архипов — командир танковой бригады в ту войну. Оцените два коротеньких эпизода из его воспоминаний о боях под Тернополем в апреле 1944 г. (выделено мною):

 

«Ситуация создалась острая, мы оставили Ходачкув-Вельке, танки батальона Мазурина отошли ко второй позиции, к батальону Погребного, однако противник даже не попытался развить успех. 9-я немецкая танковая дивизия СС, войдя в село, встала на его восточной окраине. Выдохлась. Это ясно и по беглому взгляду на поле боя. Всё просматриваемое с наблюдательного пункта пространство было заставлено подбитыми и сгоревшими вражескими коробками — танками и бронетранспортёрами… А часов в десять вечера фашисты открыли сильный артиллерийско-миномётный огонь — прицельный, нечто среднее между артналётом и артподготовкой. Готовят ночную атаку? Но какими силами? Предположим, из каждых четырёх подбитых танков три машины они к утру введут снова в строй (это дело обычное) . Но для ремонта нужно время, хотя бы одна ночь».

 

В. С. Архипов единственный из наших мемуаристов, кто потрудился хотя бы вскользь подтвердить примерно такие же данные Г. Гудериана о количестве и скорости ремонта немецких танков Вермахтом в ту войну. Остальным нашим генералам это неинтересно.

Для быстрого ремонта в каждом немецком танковом полку была (судя по всему, хорошо оснащённая) ремонтная рота, в отдельных танковых батальонах — ремонтные взводы. Так, скажем, техническая часть 502-го батальона танков «Тигр», имевшего по штату около 40 танков, за два года вернула в строй 102 подбитых «Тигра».

Но под Курском ремонтом танков занимались даже не эти подразделения, вернее, не только эти. Танковым дивизиям немцев было приказано идти вперёд не задерживаясь для ремонта или эвакуации своей подбитой техники, поскольку за ними шли мощные инженерные части специально с этой задачей.

Теперь об эвакуации танка с поля боя к месту ремонта. В успешном наступлении, понятно, вопросов нет, подбитый танк остаётся на своей территории и если его необходимо отбуксировать к месту ремонта, то это делают либо уцелевшие танки, либо любые тягачи.

Но атака могла быть и неудачной. Тогда немцы артиллерийским или миномётным огнём не давали нашей пехоте занять поле боя и под прикрытием ночи или дымовой завесы (а дымами они пользовались очень широко) вытягивали танки к местам ремонта. Кроме своих боевых танков, они широко использовали для эвакуации с поля боя и наши трофейные Т-34, сняв с них башни. Но главное, они всю войну имели и создавали то, чего не создавали мы, — ремонтно-эвакуационные машины — низкие, хорошо маскируемые и хорошо бронированные. Эти машины создавались на базе всех танков — от Т-III до «Тигров». Особенно хороша была машина на базе танка Т-V «Пантера». У неё были упирающиеся в землю лемехи и 40-тонная лебёдка. По словам очевидцев, она тащила лебёдкой «Тигр» даже боком, скажем, если этот «Тигр» стоял на высотке под обстрелом, и нельзя было к нему подъехать и, зацепив, отбуксировать на гусеницах или на катках. При этом сама ремонтно-эвакуационная машина могла скрываться в низинке в 150 м от повреждённого танка.

Под Прохоровкой танковая армия Ротмистрова не имела задачи занять территорию, а лишь остановить танковые дивизии немцев. Она их остановила, но поле боя не занимала. И при хорошей организации немцам ничего не стоило утащить с поля боя не только все свои, но и подбитые танки противника (если бы они им были нужны).

То, что это было действительно так, подтверждается отсутствием следующего факта.

Чуть ли не главным оружием на войне является пропаганда. Вспомните уничтоженную и брошенную немецкую технику под Москвой в зиму 1941 г. Как её только не снимали кино- и фотокорреспонденты! И с места, и с автомобиля, и с самолёта.

А Вам, Игорь приходилось видеть не то, что кинохронику, а просто фотографию (подлинную, а не фотомонтаж) поля сражения под Прохоровкой, чтобы на этой фотографии в поле зрения попала хотя бы пара немецких танков? Вы что, полагаете, что наши политработники и фотографы проспали такую возможность ордена получить?

Возьмите энциклопедию «Великая Отечественная война», статью «Прохоровка». К статье дана фотография с подписью: «Разбитая вражеская техника под Прохоровкой. Июль 1943 г.». На фото одинокая, взорвавшаяся «Пантера» на катках, а не на гусеницах, т. е. её для фотографа откуда-то прибуксировали, поленившись натянуть гусеницы. И никаких других танков в поле зрения нет.

Так что, Игорь, рассказанное ветераном о Прохоровке не только возможно технически, но и было на самом деле. И к такой технической возможности генералы должны готовиться до войны.

 

Немецкий подход

 

Весь начальный период войны немцы наступали имея число дивизий меньше, чем число дивизий у нас. Конечно, тут имеет значение и то, что мы не успели отмобилизоваться, и господство немецкой авиации и т. д. И, тем не менее, для наступления требуется многократное превосходство в силах, следовательно в начале войны немецкая дивизия была существенно сильнее нашей дивизии даже полного штата. Почему?

Давайте сравним немецкую пехотную дивизию — основу сухопутных войск Германии — с нашей стрелковой.

В обеих солдаты передвигались пешком, основной транспорт артиллерии и тылов — гужевой. В немецкой дивизии по штату было 16680 человек, в нашей от 14,5 до 17 тыс. У немцев 5375 лошадей, у нас — свыше 3 тыс., у немцев 930 легковых и грузовых автомобилей, у нас — 558, у немцев 530 мотоциклов и 500 велосипедов, по нашей дивизии об этих средствах передвижения данных нет.

Уже исходя из этих первых цифр становится ясно, что немецким солдатам было и легче идти (часть оружия они везли на конных повозках), и больше грузов немцы с собой могли взять.

На вооружении стрелков в нашей дивизии было 558 пулемётов, у немцев — 535, у наших 1204 автомата (пистолет-пулемёта), у немцев 312. Формально, глядя только на эти цифры, получается, что наша дивизия превосходила немецкую по возможностям автоматического огня.

Дальнейшее сравнение давайте проведём в таблице:

 

 

 

У военных есть такой показатель, который, казалось бы, должен характеризовать силу войск и они этим показателем широко пользуются — это вес залпа, т. е. вес всех снарядов выпущенных из всех орудий сразу. Давайте оценим вес артиллерийского залпа советской и немецкой дивизий. У немцев вес залпа 1649,3 кг, у нас — 1809,2, на 10 % больше.

И вот смотрели Сталин и Политбюро на эти таблицы, которые приносили им тогдашние генералы, смотрели на цифры и верили генералам, что наши дивизии сильнее немецких. Ведь вес их залпа больше, и танки есть, и бронемашины, воистину «от тайги до британских морей Красная Армия всех сильней». Не даром потрачен труд советских людей на создание оружия по заказу этих генералов.

Но началась война и немецкие дивизии начали гнать от границ наши дивизии, невзирая на вес их единичного залпа. Почему?

Сначала немного в общем. Чем тяжелее снаряд, чем больше в нём взрывчатки, тем надёжнее он поразит цель. Но тем тяжелее его сделать, тем тяжелее сделать орудие для стрельбы им, тем тяжелее доставить его к месту боя. Поэтому военная практика установила некий оптимум обычного общевойскового боя.

Если цель одиночна и незащищена, то экономичнее всего её поразить не тяжёлым снарядом, а точным выстрелом. Поэтому для открытых целей обычного боя (пулемёты, орудия, наблюдательные пункты в открытых окопах, группы пехоты на открытой местности и т. д.) во всех странах мира был выбран калибр артиллерийских орудий 75—76 мм с весом снаряда около 6 кг. На первое место здесь выходит не вес снаряда, а точность и быстрота поражения цели.

Но если враг укрепился в окопах, блиндажах, ДОТах и ДЗОТах, то стрелять по нему такими снарядами неэффективно — они могут поразить осколками высунувшегося из окопа солдата, но не разрушают сами укрепления. В этом случае уместны орудия большего калибра, стреляющие более тяжёлыми снарядами. Такие орудия имели калибр 105—122 мм и стреляли они снарядами весом 15—25 кг.

Кроме этого, в бою могут встречаться и уникальные по прочности цели и не только ДОТы или бронеколпаки, но и просто крепкие каменные здания. Могут быть обнаружены и просто важные цели, которые желательно уничтожить немедленно и любой ценой — штабы, артиллерийские батареи, танки на исходных позициях и т. д. Тогда применяются орудия калибром более 150 мм и весом снаряда более 40 кг. Такой снаряд, упав даже не на танк, а возле танка, взрывом сорвёт с него если не башню, то уж гусеницы — точно.

Теперь давайте рассмотрим артиллерийское вооружение дивизий и начнём со стрелковых полков.

Дивизии включали в себя по три пехотных (стрелковых) полка — части, действующие в составе дивизии самостоятельно, то есть, получающие боевые задачи для решения своими силами. Но никто не поручит полку своими силами прорвать заранее подготовленную оборону противника — ни у какого полка для этого не хватит сил. Уничтожает оборонительные сооружения артиллерия дивизии, корпуса, резерва главного командования и только после этого полк идёт в атаку, да и то, чаще всего впереди идут танки. Но когда оборонительные сооружения пройдены, полк выходит на местность, на которой противник может располагаться либо открыто, либо в наспех подготовленных сооружениях. И полку необходимо артиллерийское оружие для боя в этих условиях. Какое же оружие?

Небольшого калибра, но точно стреляющее. Это понятно — и советские, и немецкие генералы оснастили стрелковые полки шестью орудиями калибра 75 мм (у немцев) и 76 мм у нас. Но этого мало.

Бой полки ведут на очень коротких дистанциях — уничтожают те цели, которые увидят в бинокль и только. Из этого следует, что большая дальность стрельбы вообще не нужна, но очень важно, чтобы само орудие было как можно меньше для того, чтобы противник его и в бинокль не разглядел. Немецкие генералы это понимали абсолютно точно: они заказали конструкторам орудие калибром 75 мм, но весом всего 400 кг, эта пушечка по высоте и до пояса не доставала. Даже щит у орудия был волнистый, чтобы его легче было замаскировать, а при выстреле оно почти не давало пламени. Это орудие легко маскировать и трудно обнаружить. Но даже если противник его обнаруживал и начинал пристрелку, то эту лёгкую пушечку можно было быстро укатить из под обстрела. Стреляло это орудие на максимальную дальность до 3,5 км — больше чем достаточно.

А вот все ли советские генералы понимали какой должна быть полковая артиллерия — непонятно. Советская полковая 76-мм пушка образца 1927 г. была почти в рост человека и по площади щита раза в три больше немецкой. Весила 900 кг и стреляла на 8,5 км. Зачем так далеко? Ведь полки в бою сближаются на несколько сот метров.

Мой оппонент А. Исаев пишет, что эта пушка обладала возможностью стрельбы по танкам. Да. Шрапнелью, со взрывателем, поставленным на ударное действие, она могла пробить до 30 мм брони с близкого расстояния. Но лобовая броня немецких танков уже была более 50 мм. Мало этого, скорость снаряда у этой пушки 387 м/сек., если она выстрелит по танку идущему на неё со скоростью 20 км/час с расстояния 400 м, а механик-водитель изменит курс танка всего на 30°, то за время полёта снаряда танк сместится в сторону на 2.5 м и снаряд пролетит мимо. Да и какой танкист позволит стрелять по себе этому шкафу? Это нужна масса счастливых стечений обстоятельств — чтобы танк подъехал вплотную и не заметил пушку, развернулся к ней кормой, остановился. Тогда может быть она его и подобьёт.

И ещё момент, о котором я уже писал. Обе противоборствующие стороны в бою прячутся в складках местности, в лесах, за зданиями. А наша полковая пушка — это пушка, т. е. оружие настильной стрельбы. Если противник находится недалеко от неё, то перебросить снаряд через стоящее перед ней здание, через лес, забросить его в овраг она не может. А немцы сделали своему пехотному 75-мм орудию раздельное заряжание, они перед выстрелом могли изменить навеску пороха от одного до пяти картузов. Орудие по этой причине могло практически на любое расстояние стрелять с высоко поднятым стволом, перебрасывая снаряд через любое препятствие перед собой и забрасывая его за любое прикрытие, за которым спрятался противник. Кроме того, это орудие отличалось исключительной точностью стрельбы, впрочем, как и всё немецкое оружие. А наша пушка перед стрельбой изменить заряд пороха не могла — она была унитарного заряжения.

Давайте мысленно представим себе дуэль между нашей 76-мм полковой пушкой и немецким 75-мм пехотным орудием. Представим, что на вершины двух высоток, отстоящих друг от друга на 1,5-2 км, противники выкатили эти орудия.

Немцы выстрелят первыми с полным зарядом пороха, прямой наводкой и не один раз, поскольку их пехотное орудие трудно обнаружить. Но если его обнаружат, то расчёт легко скатит орудие вниз на обратный скат высоты, уменьшит заряд пороха и продолжит огонь с закрытой позиции, т. е. перебрасывая снаряды через высоту за которой орудие укрылось.

А снаряды нашей пушки будут либо взрываться на переднем скате высоты, либо перелетать над головами немцев. Положим, спасаясь от огня, расчёт нашей пушки тоже скатит орудие на обратный скат своей высоты, но немцы его и там достанут, так как снаряд их орудия летит по крутой траектории.

У нашей полковой 76-мм артиллерии против немецкой не было шансов устоять, хотя их орудие наверное раза в два дешевле, чем наша пушка.

Вот конкретный пример такого боя из воспоминаний А. Т. Стученко, в 1941 г. — командира кавалерийской дивизии. Он решил подготовить артиллерийским огнём прорыв дивизии через деревню занятую немцами. «Подан сигнал «Пушкам и пулемётам к бою». Они взяли с места галопом и помчались вперёд на огневую позицию. После первых же их залпов у врага началось смятение. В бинокль можно было видеть, как отдельные небольшие группы противника побежали назад к лесу. Но буквально через несколько минут … немцы оправились от первого испуга и открыли огонь по нашим батареям и пулемётам, которые всё ещё стояли на открытой позиции и стреляли по врагу. От первых же снарядов и мин мы потеряли несколько орудий и тачанок …». То есть, в данном случае наша артиллерия даже первой открыла огонь и даже имела возможность выпустить снарядов по 20 на орудие по врагу, до его первого выстрела, а к результату это не привело — немецкая полковая артиллерия всё равно выиграла бой.

В ходе боя противник может укрепиться так, что будет недоступен снарядом 75-мм калибра, скажем, в блиндаже или в подвале крепкого каменного здания. На этот случай в немецком пехотном полку было 2 тяжёлых 150-мм пехотных орудия. Они весили сравнительно не много (1750 кг) и стреляли на дальность до 5 км снарядом весом 38 кг. Предположим, что противник ведёт огонь из-за толстых стен подвального этажа многоэтажного каменного здания. Это 150-мм орудие могло при полном заряде выстрелить прямо в окно здания, либо уменьшив заряд, выстрелить вверх так, что снаряд бы упал на крышу здания и, проломив перекрытия, разорвался бы в подвале.

Некоторые читатели считают, что в нашем стрелковом полку был эквивалент этим орудиям — 4 120-мм миномёта, стрелявших минами весом 16 кг. Это не эквивалент и дело даже не в том, что мина весом 16 кг по пробиваемости и мощности не идёт ни в какое сравнение со снарядом весом 38 кг.

Миномёт — это не орудие точной стрельбы, это оружие заградительного огня, он стреляет не по цели, а по площади, на которой находится цель. По теории вероятности, если стрелять достаточно долго, то какая-нибудь мина попадёт и точно в цель. Но за время, которое потребуется для этой стрельбы, и цель может уйти из-под обстрела, и вражеские артиллеристы обнаружить позиции миномётов и уничтожить их. Да и представим, что в рассмотренном нами примере у каменного здания прочные бетонные перекрытия, которые мина насквозь пробить не может. Противник будет в безопасности от огня наших миномётов, поскольку в стену здания миномёт выстрелить не сможет.

А немецкое 150-мм пехотное орудие стреляло исключительно точно. Об этом можно прочесть в воспоминаниях человека, который поставлял в Вермахт это орудие, — у министра вооружения фашистской Германии А. Шпеера. В конце 1943 г. он посетил советско-германский фронт на полуострове Рыбачий и там: «На одной из передовых позиций мне продемонстрировали, какой эффект производит прямое попадание снаряда нашего 150-мм орудия в советский блиндаж … я своими глазами видел, как от мощного взрыва в воздух взлетели деревянные балки». Чтобы это было не слишком тяжело читать, процитирую и следующую фразу Шпеера: «Сразу же стоявший рядом ефрейтор молча рухнул на землю: выпущенная советским снайпером пуля через смотровое отверстие в орудийном щите попала ему в голову».

Немецкие генералы настолько точно подобрали параметры артиллерийского оружия для своих дивизий, что, за исключением противотанкового, оно всю войну не менялось и лишь в производстве технологически совершенствовалось. Правда, если его не хватало, то в полках вместо 75-мм лёгкого пехотного орудия использовалось 2 81-мм миномёта, а вместо 150-мм тяжёлого орудия 2 120-мм миномёта. Но это только в случае, если не хватало этих орудий.

А у нас в дивизиях в ходе войны артиллерия всё время менялась. В 1943 г. стали производить новую, лёгкую, весом 600 кг, 76-мм полковую пушку, но до раздельного заряжания так и не дошли …

 

Экономика войны

 

А теперь об артиллерии всей дивизии. У нас в начале войны в дивизии довоенного состава, т. е. численностью до 17 тыс. человек, по штату предполагалось два артиллерийских полка: легкопушечный с 36 76-мм пушками конструктора Грабина, и гаубичный с 12 152-мм и 24 122-мм гаубицами.

А у немцев в дивизии был один артиллерийский полк с 36 105-мм и 12 150-мм гаубицами.

На первый взгляд наше преимущество в артиллерии было бесспорно. Наверное так его расценивали и Сталин и Политбюро. Но это только на первый взгляд.

Для тех целей, для которых предназначена дивизионная артиллерия — для подавления подготовленной обороны противника, 76-мм калибр был очень мал и толку от него было очень не много. Очень часто можно прочесть, что артиллеристы в той войне 76-мм дивизионную пушку очень хвалили. А почему артиллеристам её не хвалить? В. Г. Грабин создал её лёгкой, выносливой, удобной. Но стреляет дивизионная артиллерия со своего тыла и хвалить её должны не артиллеристы, а пехота, которой после стрельбы из этих пушек нужно идти в атаку на не подавленную оборону противника. А вот читать, чтобы пехота хвалила 76-мм пушку ЗИС-3 мне не приходилось. Пехота хвалила гаубицы, особенно 122-мм гаубицу М-30, образца 1938 г., конструктора Ф. Ф. Петрова. Эта гаубица оставалась на вооружение Советской Армии во внутренних округах по крайней мере до начала 80-х годов. Это было мощное и исключительно точное оружие. А пушки ЗИС-3 после войны с вооружения были быстро сняты, хотя её и хвалили артиллеристы.

По поводу того кому следует хвалить оружие нужно немного отвлечься. Стрелковый и артиллерийские полки примерно равны по численности. Если учесть количество артполков в дивизиях, в корпусах, в резерве главного командования, то мы сильно не ошибёмся, если примем, что в армии в ту войну на одного пехотинца приходился один артиллерист. Но …

За последние 28 месяцев войны в общих потерях советских войск пехотинцы составили 86,6 %, танкисты — 6,0 %, артиллеристы — 2,2 %, авиаторы — 0,29 % и остаток лёг на другие рода войск. Почти 9 из 10 погибших — это пехотинцы. Вот их и надо расспрашивать о том, какое оружие хорошее, а какое — плохое.

К примеру, трудности в нашем первом большом наступлении под Москвой историки объясняют именно отсутствием гаубиц, а не дивизионных пушек. «Хотя к началу наступления — пишется в сборнике «Битва под Москвой», М., Военное издательство, 1989 г. — в армии стало больше артиллерийских средств, всё же их явно не хватало. Особая нужда была в артсредствах усиления. Так артиллерия Западного фронта на 75 % состояла из 45-мм и 57-мм полковых, 76-мм дивизионных пушек и 82-мм миномётов». (Тем не менее и в ходе войны дивизионная пушка ЗИС-3 производилась в усиленном, опережающем производство гаубиц, количестве. Видимо артиллеристы уж очень её любили …)

У нас в воспоминаниях ветеранов довольно часто присутствует утверждение, что немцы, дескать, воевали по шаблону. Когда пытаешься понять о каком шаблоне идёт речь, то выясняется, что немцы просыпались утром, завтракали, высылали на наблюдательные посты артиллеристов и авиационных представителей, вызывали авиацию и бомбили наши позиции, проводили по ним артиллерийскую подготовку, затем атаковали их танками с поддержкой пехоты. А что должны были делать немцы, чтобы прослыть у наших военных спецов оригинальными? Не бомбить наши позиции и послать пехоту впереди танков? Или наступать ночью, когда артиллерия и авиация не могут поддержать пехоту? Немцы и ночью наступали, но специально подготовленными подразделениями и только тогда, когда это было выгодно.

Давайте рассмотрим вопрос, который я никогда не встречал в нашей литературе и рассматриваю его по упоминаниям немецких авторов, которые его, впрочем, специально тоже не рассматривают.

На военной кафедре меня учили (кстати, фронтовики), что оборону нужно занимать (рыть траншеи) на скатах высот обращённых к противнику чуть ниже их гребня (чтобы головы не торчали на фоне неба). Потому, что с этих наиболее высоких точек дальше всего видно и огонь по противнику можно открыть, когда он ещё далеко. Это классика.

Но вот в Красной Армии в дивизионной артиллерии возобладала 76-мм пушка, орудие стреляющее почти параллельно земле. Этими пушками очень удобно стрелять именно по передним скатам высот. И немцы, оставив побоку классическое построение обороны, стали строить оборону на задних скатах высот. Подавить эту оборону пушками стало очень трудно — мешает гребень высоты, а гаубичной артиллерии и миномётам не видно куда они стреляют. Вы скажете, что ведь и немцам из-за высоты ничего не видно. Да, но немецкие генералы хорошо представляли себе реальный бой. Они знали как наши войска будут наступать, по какому шаблону.

На гребне у них были наблюдатели и редкие пулемётчики. Когда наша артиллерия начинала вести артподготовку, т. е. стрелять по передним скатам высот и по площадям за высотами, то наблюдатели и пулемётчики уходили вниз и наша артиллерия молотила по пустому месту. Далее в атаку шли наши танки. Пока они поднимались по переднему гребню высоты, целей у них для стрельбы просто не было. А когда они уже были на вершине, то перед ними открывалась совершенно неизвестная, неразведанная ими местность. Им требовалось время, чтобы найти что-нибудь по чему выстрелить.

При этом наши танки становились на фоне неба идеальными мишенями и хорошо замаскированная немецкая противотанковая артиллерия сразу же их расстреливала. А затем миномёты и стрелки огнём сгоняли с высоты нашу пехоту.

Возьмём годы наших наступлений, когда у нас всё оружие уже вроде было. За 28 месяцев с 1 января 1943 г. по конец войны наши безвозвратные потери (убитые и пленные) составили 4 млн. 28 тысяч (и санитарные потери — 12 млн. 831 тыс.). А немцы за 27 месяцев с 1 сентября 1942 г. по 1 декабря 1944 г. (других данных нет) потеряли убитыми и пленёнными на всех фронтах от Африки до Мурманска 2 млн. 806 тыс. убитыми и пленёнными. Это отчего такое соотношение? Оттого, что немцы воевали по шаблону, а мы творчески? Был у немецких генералов безусловно один шаблон — наносить максимальные потери врагу при минимальных своих потерях. Был ли такой шаблон у наших генералов — вот в чём вопрос!

 

Но вернёмся к вооружению наших и немецких дивизий в начале войны.

Говорят, что зато 76-мм пушка ЗИС-3 была хорошим противотанковым оружием. Ну так это ведь только потому, что не было хорошей собственно противотанковой пушки. И уже в 1942 г. ЗИС-3 и как противотанковое средство перестала удовлетворять армию. Срочно создали противотанковую 57-мм пушку ЗИС-2. Но если бы её действительно создали целево, а то взяли и наложили на лафет пушки ЗИС-3 ствол калибра 57 мм. Для производства пушек, для отчёта в выполнении плана это было очень хорошо. А для боя как? Наш читатель А. Г. Пономарёв пишет:

 

… И вот, наконец, в 1942 г., благодаря инициативе и огромным усилиям В. Г. Грабина и его коллектива, на вооружении Красной Армии появляется долгожданное 57-мм противотанковое орудие «ЗИС-2», с удлинённым стволом и повышенной начальной скоростью снаряда, позволяющими пробивать даже 100-мм броню немецких танков, а, тем более, бронетранспортёров. Казалось бы, задача успешно решена и теперь остаётся только наращивать массовый выпуск противотанковых пушек «ЗИС-2»! Но … при всех несомненных достоинствах конструкции пушки «ЗИС-2» (особенно в сравнении с 45-мм пушкой, которую фронтовики окрестили «Прощай, Родина») ей был присущ существенный недостаток: пушка «ЗИС-2» после выстрела, подпрыгивая, изменяла своё первоначальное положение, т. е. сбивалась линия прицеливания при стрельбе прямой наводкой! Это печальное обстоятельство требовало, в свою очередь, от расчёта непрестанных усилий по накатке орудия вручную в её первоначальное положение и корректировке линии прицеливания. И это при стрельбе прямой наводкой по атакующим танкам противников под непрестанным орудийным и пулемётным огнём! Вот почему среди фронтовиков-артиллеристов пушка «ЗИС-2» получила прозвище: «Смерть врагу, — пиз…ц расчёту» Характерно, что народная молва фразу «Смерть врагу» поставила всё же на первое место! Об этом, как ни странно, не сообщается в отличной книге воспоминаний В. Г. Грабина «Оружие победы» (М., Политиздат., 1989 г.)».

 

Конечно, при выяснившейся негодности для борьбы с немецкими танками 45-мм пушки, легкопушечный полк 76-мм пушек в составе нашей дивизии улучшал её противотанковые возможности, но средством непосредственной поддержки пехоты он был всё же сомнительным. Конечно, если больше ничего нет, то 76-мм пушка — это хорошо, но стоило ли так вооружать нашу дивизию?

Рассмотрим теперь гаубичные полки в нашей и немецкой дивизиях. В нашем полку гаубиц было меньше, но зато их калибр, в среднем, больше. И по любимому военными показателю — по весу залпа — наш полк почти не уступал немецкому. Залп немецкого артполка весил 1054,8 кг, а нашего — 1000,8 кг.

Но воюют не показателями, а уничтоженными целями у противника. А для этого надо было подвести орудия к огневому рубежу и иметь чем стрелять.

Немецкую артиллерию перевозили лошади, а нашу — самые разнообразные средства — от тракторов и тягачей до лошадей.

Немецкая тяжёлая 150-мм гаубица была существенно тяжелей нашей 152-мм гаубицы (5512 кг против 4150 кг) и при буксировке лошадьми она разбиралась на две части. В этом плане наш тяжёлый дивизион был более подвижным. (Поэтому в 1942 г. немцы заменили эту гаубицу на новую, более лёгкую). А 105-мм немецкая гаубица была, соответственно, существенно легче нашей 122-мм (1985 кг против 2500 кг). То есть, тут немцы были подвижнее.

Но это не всё, ведь немцы потому использовали конную тягу для артиллерии пехотных дивизий, что собирались вести манёвренную войну — в отрыве от своих баз снабжения. А лошади, в отличие от машин, более автономны — корм им добывают прямо на месте. А бензин на месте не добудешь. Поэтому в начале войны мы очень много артиллерии бросили у границ именно по этой причине — не было ни топлива для тягачей, ни артиллерийских лошадей. Хитростей здесь не много, но наши генералы, за редким исключением, думать об этом не хотели. Поэтому, как это ни парадоксально звучит, но немецкая артиллерия на конной тяге, была подвижнее, чем наша на механической. Зачем тянуть артиллерию пехотной дивизии со скоростью больше скорости пехотинца? И в немецкой пехотной дивизии только противотанковый дивизион, самые лёгкие пушки, буксировался тягачами. Танки быстрые, могут появиться в любом месте, следовательно в том же месте немедленно должны оказаться и противотанковые пушки. Судя по результатам начала войны, немецкие генералы и тут оказались правы.

А теперь о том, чем стрелять. В немецком понятии боекомплект — это запас боеприпасов на 48 часов автономного боя дивизии. Немцы ведь понимали, что войдя в прорыв они затруднят снабжение не только вражеских дивизий, но и своих. Поэтому калибр своих лёгких гаубиц они выбрали минимально достаточный — 105 мм.

По весу боекомплект наших гаубиц и боекомплект немецких в расчёте на орудие был примерно одинаков. Поэтому штучно боекомплект тяжёлых гаубиц и у нас и у немцев тоже был одинаков — 60 выстрелов. Но за счёт того, что вес выстрела 105-мм гаубицы был легче, чем нашей 122-мм, то боекомплект к немецкой лёгкой гаубице количественно был существенно больше: в артполках к нашей 122-мм гаубицы полагалось 80 выстрелов, к немецкой — 126. (Кроме этого, у немцев в тылах дивизии перевозилось ещё по 148 выстрелов в расчёте на орудие к лёгким гаубицам и по 90 выстрелов к тяжёлым. Поэтому автомашин и лошадей в немецкой дивизии было существенно больше, чем в нашей).

Но поскольку я не знаю какой запас снарядов был в тылах нашей дивизии и был ли он вообще (у нас интенданты не пишут мемуаров, а остальные видимо и во время войны этим не сильно интересовались), то давайте рассмотрим возможности артполков исходя из их полковых боекомплектов. Наш полк мог сделать по врагу 2640 выстрелов, немецкий — 5256, почти вдвое больше. То есть, артиллерийский полк немецкой дивизии по возможности подавить цели на поле боя в манёвренной войне был равен примерно двум нашим гаубичным полкам.

Но и это не всё. Важно подавить цель как можно меньшим количеством боеприпасов, для этого нужно точно стрелять. Здесь немцы нас превосходили намного. Я ещё раз дам слово читателю А. Г. Пономарёву:

 

«В период ВОВ артиллерия германского вермахта в основном имела преимущество в технической оснащённости артиллерийской инструментальной разведки и в организации соответствующих служб артиллерийского вооружения: наличие разведывательных теодолитов, высокоточных стереоскопических нерасстраивающихся дальномеров (типа R-40 фирмы К. Цейс), приборов звукометрической разведки и автоматикой топографической привязки на местности, разведывательных самолётов типа «ФВ-189» для корректировки артиллерийского огня и определения координат целей с помощью аэрофотосъёмки и т. п. Более того, армия германского вермахта была оснащена точными топографическими картами разных масштабов, которые в Красной Армии появились в конце 1942 г. после реализации научных работ выдающегося русского геодезиста В. Красовского (эллипсоид формы Земли по Красовскому) и назначения А. Баранова (начальника «Метростроя») начальником управления геодезии и картографии с задачей в кратчайшие сроки обеспечить выпуск точных топографических карт для нужд Красной Армии с системой координат 1942 г. До этого в Красной Армии использовались устаревшие топографические карты дореволюционного образца или трофейные немецкие топографические карты».

 

Кто мешал нашим генералам заняться этим делом, хотя бы картами, до войны?

 

Все в бой!

 

Немного остановимся на противотанковом оружии, в выборе которого, казалось бы, ошиблись обе стороны.

Возможно благодаря контрразведке СССР, организованной Л. П. Берия, для немцев оказалась полной неожиданностью наши танки Т-34 и КВ. Каким-то образом НКВД сумело скрыть не только то, что мы уже их разработали, но и то, что уже массово поставляем их в войска. Противотанковое оружие немецкой пехотной дивизии оказалось бессильным против брони именно этих танков и они стали в ходе войны заменять его сначала на 50-мм, а затем 75-мм противотанковые пушки, стали придавать пехотным дивизиям самоходные противотанковые дивизионы.

А вот почему для наших генералов оказалась неожиданной толщина брони немецких танков и T-III и T-IV и бессилие против них нашей 45-мм противотанковой пушки — непонятно. Ведь немцы применяли эти танки и столь же хорошо бронированные самоходные пушки ещё в войне с Польшей в 1939 г.

Почему снаряды наших 45-мм пушек, и так не очень мощных, ломались о броню? Почему не был поставлен на вооружение подкалиберный снаряд для их? Известны фамилии тех, кто воспрепятствовал поставить на танки КВ 107-мм мощную пушку, предлагаемую Куликом и Грабиным. Известно какими теориями руководствовались они, чтобы не дать оснастить эти танки мощным оружием. Но чем, какими теориями, руководствовались те, кто снял с производства собственно противотанковую 57-мм пушку в 1941 г. (было изготовлено всего 320 шт.), чтобы уже в 1942 г. начать производить гибрид 57-мм ствола с лафетом пушки ЗИС-3?

Какие теории подсказали нашим военным профессионалам, что Красной Армии не потребуются противотанковые ружья, которые мы бросились конструировать только после начала войны? С чего наши генералы взяли, что не потребуется противотанковая ручная граната, которую тоже начали конструировать, когда гром грянул?

В нашей дивизии для борьбы с танками, как видно из таблицы, было 54 противотанковые пушки и, на всякий случай, 36 орудий легкопушечного артполка — всего 90 стволов. Считалось, почему-то, что этого вполне достаточно.

Немцы собрались драться в основном с нашими лёгкими танками, у которых лобовая броня не превышала 25 мм, а бортовая была в пределах 9-13 мм. Этих танков у нас в СССР было 23 тыс.

Для этих танков в дивизии немцев было 75 противотанковых пушек, которые пробивали такую броню на любом расстоянии. Кроме этого, у них было 90 противотанковых ружей размером чуть больше обычной винтовки, которые на расстоянии 100 м пробивали броню 30 мм, а с расстояния 300 м — 25 мм, т. е. могли бить наши бронемашины, танки Т-26 и БТ хоть в борт, хоть в лоб. Но и этого мало. Каждому, кто имел в немецкой пехотной дивизии винтовку, а таких было 12609 человек, выдавалось по 10 усиленных бронебойных патронов, пуля которых развивала скорость 930 м/сек. и с расстояния 100 м могла пробить 13 мм брони, т. е. борт почти всей нашей лёгкой бронетехники.

И хотя у нас в западных округах числилось 8329 танков (из которых 636 танков КВ и 1225 танков Т-34) против 3528 танков у немцев, но наступали немцы, а не мы, и надо думать потому, что их генералы, пусть и с ошибками, но позаботились о противотанковой обороне своей пехоты. Ну, а о чём думали наши генералы перед войной — то война всё списала.

И ещё об одном. Из процитированного выступления Мерецкова на декабрьском Совещании РККА видно, что, по теориям наших довоенных «профессионалов», у наступающей дивизии в атаку шло 640 стрелков, а в тылу за этим наблюдали 2740 стрелков.

Г. К. Жуков на этом совещании сделал доклад: «Характер современной наступательной операции». Все наши историки считают этот доклад вершиной военной мысли. Но вот как Жуков предполагал организовывать наступление.

 

В первом эшелоне ударной армии непосредственно прорывает оборону «ударная группа: состоит обычно из трёх, реже — двух стрелковых корпусов, усиленных артиллерией, танками, инженерными и химическими средствами и средствами ПВО. Корпус может наступать одним и двумя эшелонами». То есть в первом эшелоне по мнению Жукова реально должно быть от 6 до 9 дивизий.

Далее «вспомогательная группа обычно состоит из одного корпуса» — 3 дивизии.

Далее «в армии может быть две или одна сковывающая группа» — надо полагать, что это ещё 3 дивизии.

Далее «резерв в составе 2-3 дивизий».

Далее «подвижная группа» с «двумя механизированными, одним-двумя кавалерийскими корпусами» — до 12 дивизий.

 

Таким образом Жуков учил, что полководец из имевшихся у него в распоряжении 30 дивизий удар должен наносить силою от 6 до 9 дивизий, а остальные в это время должны находиться во втором и остальных эшелонах.

А вот как Гудериан наносил удар по войскам Жукова.

Во-первых, построение было с точностью до наоборот: у Жукова стрелковые соединения прорывают оборону, а танковые ждут, а у немцев именно танковые дивизии прорывали оборону, а за ними шли пехотные дивизии.

Во-вторых, если по теориям Жукова полководец должен прорывать оборону менее чем третью своих войск, то практик Гудериан строил свои дивизии следующим образом.

На 22 июня 1941 г. во 2-й танковой группе Гудериана из 12 дивизий и одного полка в первом эшелоне было 11 дивизий, 10-я танковая дивизия и полк «Великая Германия» — в резерве.

На 1 августа 1941 г. при наступлении на Рославль из 10 имевшихся у Гудериана дивизий 9 наступали в первом эшелоне и 78-я пехотная — во втором.

На 18 ноября 1941 г. при наступлении на Тулу из 12,5 дивизий Гудериана в первом эшелоне наступало 11,5 дивизий, а 25-я мотодивизия, которая в это время ликвидировала в тылу у немцев окружённую группировку наших войск, считалась в резерве.

Для немцев в ходе войны построение наших войск было настолько диким, что они почти все отмечали эту особенность блестящей советской военной теории — вводить войска в бой по частям, давая противнику возможность перебить их по отдельности.

Немецкие генералы исповедовали совершенно другой принцип — массированного удара. Не только вся пехота, а вообще все рода войск должны участвовать в бою. Если бой идёт, то никто не должен отсиживаться, даже если по его боевой профессии вроде и нет сейчас работы.

Скажем, сапёрный взвод пехотного батальона создавался только если не было боя, в бою его солдаты были в стрелковых цепях, вернее — это стрелков дополнительно обучали сапёрному делу. У командира пехотной роты по штату было четыре курьера (связных). Поскольку они не все сразу бегают с приказаниями, то чтобы не сидели во время боя без дела, им дали снайперскую винтовку.

Я, например, никогда не читал, чтобы наши сапёры были истребителями танков. А у немцев истребление танков было одной из боевых задач полковых сапёров, сапёры были обязательны в группах истребителей танков — затягивали на шнурах противотанковые мины под гусеницы двигающегося танка, ослепляли его дымовыми гранатами и шашками, подрывали повреждённый танк, если экипаж не сдавался.

А дивизионный сапёрный батальон немцев, за исключением миномётов, был вооружён точно так же, как и пехотные батальоны, кроме этого он имел 9 огнемётов, так как обязан был штурмовать вместе с пехотой долговременные укрепления противника.

Ещё пример. Предположим идёт бой, а у противника нет танков. Получается, что противотанковой артиллерии нечего делать. Нет, это не по-немецки. У Гудериана в воспоминаниях есть момент, когда он в бою в поисках своих частей подъехал к деревне, занятой нашими, а деревню атаковала всего лишь «одна 37-мм противотанковая пушка». Это сразу не понять — как артиллеристы без пехоты могли атаковать? Но дело в том, что во всех противотанковых подразделениях немецкой пехотной дивизии были и стрелки. На каждую пушку приходилось по 3 солдата с ручным пулемётом. Вместе с 6 вооружёнными винтовками артиллеристами они составляли что-то вроде пехотного отделения, усиленного пушкой. Поэтому наряду со стрелками и оборонялись, и атаковали, а когда у противника появлялись танки, то они занимались своими прямыми обязанностями.

По штатной численности в начале войны наш полк даже превосходил немецкий, но когда начинался бой, то в немецких полку и дивизии оружием действовало одновременно гораздо больше бойцов, чем в наших.

 

Довоенные взгляды

 

Читая стенограммы декабрьского 1940 г. Совещания высшего командного состава РККА, я пришёл к мысли, что у советских и немецких генералов перед войной были существенные расхождения по основополагающим идеям ведения боевых действий.

Взгляд на цель боевых действий. Как мне видится, у советских генералов целью боевых действий был рубеж. Рубежи либо достигались в наступлении, либо отстаивались в обороне. Уничтожение противника являлось как бы следствием выхода на рубеж — враг мешал это сделать и его уничтожали, а для удержания рубежа или его занятия не жалели никакие средства. Это, кстати, отмечают и те немецкие генералы, которые в своих воспоминаниях пытаются оценить своего советского противника.

Отмечают и удивляются. Поскольку у немцев целью боевых действий было только уничтожение противника, рубежи имели второстепенное значение. Немцы исходили из мысли, что если уничтожить противника, то занять или удержать любой рубеж не составит проблем.

Главный фактор победы. Судя по всему немцы главным фактором победы считали нанесение по противнику удара как можно большей силы, для чего у них предусматривались для участия в бою одновременно и все силы, и все рода войск.

А вот из выступления на Совещании советских генералов совершенно явственно видно и даже выпирает, что они главным фактором победы считали огромное численное преимущество над врагом.

Сможет ли страна обеспечить это преимущество или не сможет — их это в основном не колыхало. Как в сказке Салтыкова-Щедрина о мужике, который на необитаемом острове двух генералов прокормил. После того, как один генерал выдал мужику приказ на обеспечение пропитания, другой поинтересовался у первого — а где же мужик это всё достанет? На что первый безапелляционно заявил: «Ен мужик, ен достанет!»

Вот глава ВВС РККА П. В. Рычагов на Совещании докладывает: «Из опыта современных прошедших и идущих войн авиационная плотность достигается до 25 самолётов на один километр фронта».

Из опыта каких войн он это рассчитал?! Дело в том, что уже перед его докладом выступающие обсуждали, что немцы в мае 1940 года ударили по французам на фронте 1000 км силами авиации в 2,5 тыс. самолётов, т. е. плотность в 10 раз меньшей, чем берёт за основу Рычагов. Далее.

«Необходимо сделать вывод, что в современной войне на главном, решающем направлении (примерно по фронту 100—150 км — Ю.М.) в составе фронта будет действовать не менее 15—16 дивизий, т. е. 3500—4000 самолётов».

С П. В. Рычаговым не согласился, в частности, прославившийся громкими поражениями в последовавшей войне Ф. И. Кузнецов, генерал-лейтенант, командующий войсками Северо-Кавказского военного округа: «Я считаю, что эта цифра должна быть значительно больше».

С Кузнецовым солидаризировался Г. К. Жуков, который считал, если «общая ширина участков главного удара в предпринимаемой операции должна быть не менее 100—150 км» , то для обеспечения операции потребуется «30—35 авиационных дивизий» , т. е. до 8000 самолётов.

А вот мысль из выступления Е. С. Птухина, генерал-лейтенанта, командующего ВВС Киевского особого военного округа: «Для того, чтобы уничтожить материальную часть на аэродромах (противника — Ю.М.), а мы считаем в среднем на аэродроме будет стоять 25—30 самолётов, нужно подумать о мощном ударе на этот аэродром. Значит группа должна быть не менее 100—150 самолётов».

Правда это как-то не координировалось с тем, что немцы с 10 мая 1940 года в течение трёх дней проводили налёт на 100 французских аэродромов на глубину до 400 км «мелкими группами без прикрытия истребителей» (Я. В. Смушкевич) и «было выведено из строя около 1000 самолётов» (М. Н. Попов, генерал-лейтенант, командующий 1-й Краснознамённой армией Дальневосточного фронта).

Давайте теперь сравним цифры Совещания с теми, которые через полгода показала война с немцами. Немцы завоевали господство в воздухе и наступали на РККА на фронте более чем в 3000 км. Исходя из «скромных цифр» П. В. Рычагова — 25 самолётов на 1 км фронта, — с которыми не согласны ни Кузнецов, ни Жуков, — немцы должны были бы иметь 75 000 самолётов. Но на 22 июня 1941 года они против 9917 наших самолётов в западных округах сосредоточили всего 2604 самолёта (в три раза меньше, чем Жукову требовалось всего лишь для проведения фронтовой операции на фронте в 400 км). И завоевали господство в воздухе вплоть до 1943 г.!

Не менее щедро наши генералы относятся и к живой силе. В своём докладе Г. К. Жуков подсчитал, что для наступательной операции на фронте 400—450 км, с главным ударом на фронте 100—150 км, ему требуется «стрелковых дивизий порядка 85—100 дивизий, 4—5 механизированных корпуса, 2—3 кавалерийских корпуса». Это свыше 1,9 млн. человек даже без артиллерийских, инженерных, транспортных, тыловых и прочих соединений и частей армейского и фронтового подчинения. Сравним: 22 июня 1941 года в сухопутные силы Германии на Восточном фронте, протяжённостью свыше 3000 км, входило всего 85 пехотных дивизий, а все эти силы составляли 3,3 млн. человек. Но немцы наступали до осени 1942 г. — до Кавказа! В ходе войны никогда ни один фронт ни в одной операции не имел плотности войск, запрошенной Жуковым.

Ещё. Из доклада Г. К. Жукова следует, что ударная армия должна сосредоточить на «участке главного удара шириною 25—30 км … около 200 000 людей, 1500—2000 орудий, массу танков». Т. е. 7 человек на погонный метр фронта. С такой плотностью, надо сказать, и затоптать противника не сложно.

Не мудрено, что и после войны материалы этого Совещания оставались секретными — слишком много вопросов они оставляют о профессиональной компетенции наших генералов.

Взгляд на последний удар. Судя по многим факторам, последний удар в бою согласно советской военной мысли до- и военной поры, наносился штыком. Пехота должна была сблизиться с противником до расстояния штыкового удара и поставить точку в бою рукопашной схваткой. Четырёхгранный штык, который для других целей невозможно применить, был неотъемлемой частью винтовки Мосина — основного оружия советской пехоты. В 1943 году её модернизировали в карабин, но штык оставили, причём несъёмным. Даже автомат Калашникова 1947 года без штыка не мыслится. Штыковому бою учили пехоту и до войны и всю войну. А у кавалерии шашка являлась обязательной для солдата — и кавалерия должна была последнюю точку в бою ставить холодным оружием.

У немцев к винтовке тоже полагался штык — ножевидный. (Кстати, после войны он очень ценился на советских мясокомбинатах — благодаря хорошей затачиваемости его ценили обваловщики, срезавшие мясо с костей). Но на фотографиях той войны нельзя увидеть немецкого солдата с винтовкой с примкнутым штыком. Штык носился только на поясе или на чехле лопатки. Связано это с тем, что немецкую пехоту штыковому и рукопашному бою не учили вовсе. Немецкие генералы от него начисто отказались. Соответственно из немецких кавалерийской дивизии и эскадронов (в составе разведбатальонов пехотных дивизий) были изъяты пики и палаши. Почему?

Думаю потому, что для нас атака — это был захват рубежа, а для немцев рубеж сам по себе не имел значения — им требовалось только уничтожение противника. В рукопашной схватке вероятность гибели своего солдата — 50 %. Для немцев такая цифра была недопустима. И последнюю точку в бою они ставили только огнём и с расстояния, при котором гибель своего солдата была минимально вероятной.

Соответственно немецкие генералы разрабатывали тактику и оружие пехоты так, чтобы иметь возможность поразить огнём противника везде, в любом укрытии без рукопашного боя. Нашим генералам, при наличии штыка-молодца, это, по-видимому, казалось излишеством.

 

Есть над чем думать

 

Видите ли, когда мы разбираемся почему наша авиация уступала немецкой, видим те проблемы, которые были в стране с производством авиамоторов, то это всё же объективная, не зависящая от тогдашних наших предков, причина. В 1913 г., к примеру, царские ВУЗы подготовили всего 1821 инженера абсолютно всех специальностей. Это был настолько низкий старт, что как потом большевики не торопились, а к финишу успеть было нельзя — нельзя было достигнуть высокого уровня во всех отраслях науки и техники.

Но то, что я обсуждал выше, касается не уровня техники как такового, а разумного выбора её генералами, и разумного применения её в бою. Генералы-то в России всегда были. Причина не в низком уровне боевой техники, а в хронически низком уровне генеральского профессионализма в мирное время. А отсюда и пренебрежение тактикой, и отсутствие радиосвязи и т. д.

Между прочим, А. П. Паршев, оценивая состояние нынешних российских офицеров, сделал вывод, что и они (в среднем, разумеется) органически не любят оружия. Это правильно, но думаю, что это всего лишь следствие. А причина в том, что среднее российское офицерство и генеральство хронически не любит войну — дело, которому они взялись служить. Они любят деньги, почёт, должности, пенсию, но не военное дело.

Русский народ, который веками больше воевал, чем строил, войну вправе ненавидеть, есть основания. Но русская армия обязана любить войну, ибо только любящая войну армия является надёжной гарантией мира. (Враги, в виду такой армии, просто побояться тронуть Россию). На кой чёрт нам в армии пацифисты, почему мы обязаны их держать на своей шее?

И ведь та война — это не исключение. Возьмите русско-японскую войну.

На начало века было отработано три типа артиллерийских снарядов. Они представляли собой цилиндр с конусной головной частью. Наиболее дешёвым была осколочная граната — толстостенный цилиндр с небольшим количеством взрывчатки и латунным взрывателем мгновенного ударного действия. Далее шла бомба или фугасный снаряд — такой же стальной цилиндр, но тонкостенный с примерно двойным количеством взрывчатки и латунным взрывателем, срабатывающим при полной остановке снаряда.

Самым дорогим снарядом была шрапнель, по сути пушечка, которой пушки стреляли. Цилиндр снаряда был стволом этой пушечки, на дне его был порох, а сам ствол был заполнен шариками (шрапнельными пулями) из сплава свинца с сурьмой. У шрапнели был очень сложный взрыватель из очень дорогого в то время алюминия, он имел (у трёхдюймовой шрапнели) 130 делений, установка на которые позволяла произвести срабатывание шрапнели в воздухе на любом участке траектории до дальности 5,2 км. Выстрел шрапнели в воздухе посылал на врага сверху вперёд 260 пуль и эффективность шрапнели при стрельбе по открыто расположенному противнику была чуть ли не вдвое выше, чем осколочной гранаты.

Но, повторяю, шрапнель была очень дорогим изделием, как по применяемым материалам, так и по сложности изготовления.

Так вот, в начале века русские генералы были очарованы шрапнелью и в 1904 г. русская армия выступила на войну с Японией, имея в зарядных ящиках полевой артиллерии исключительно шрапнель. Но что произошло. Японцы начали строить полевые укрепления и прятаться в деревнях под глинобитными перекрытиями китайских фанз. Пули шрапнели не пробивали брустверов окопов и глинобитных стен, артиллерия, не имея в общем-то дешёвых фугасных снарядов, ничем не могла помочь пехоте и русская пехота шла в атаку на укреплённого противника, неся огромные потери от японского ружейно-пулемётного огня.

Сделали ли наши военные теоретики выводы к началу Первой мировой войны? Сделали. Но какие?!

Они пришли к выводу о малой эффективности артиллерии вообще, о том, что основные потери в будущей войне будут наносится ружейно-пулемётным огнём. Эта теория внесла в практику два следствия. Во-первых, количество гаубичной, крупнокалиберной артиллерии в армии было сокращено до пределов, необходимых для взятия крепостей у австрийцев и немцев, а запас артиллерийских снарядов к полевым пушкам был сделан столь малым, что был израсходован через несколько месяцев войны. И с 1915 по 1917 г. наша пехота хронически не имела поддержки своей артиллерии. (Правда, почти так же ошиблись с гаубичной артиллерией и наши союзники — французы с англичанами).

Единственными, кто всё предусмотрел для будущей войны — и количество артиллерии и её состав — немецкие генералы.

Так что особо пенять советским генералам не приходится — царские были не лучше. Может они в чём-то были и профессиональнее, но, зато советские офицеры и генералы дрались более яростно, меньше сдавались в плен и быстрее учились в боях, что с горечью констатируют немецкие генералы из тех, кто воевал обе мировые войны.

Это утешение, но этого мало. Будущая армия России обязана любить войну, любить своё дело, стараться не в карьере, а именно в деле войны достичь максимальных, творческих результатов. Наши генералы должны быть как прусские генералы, но только лучше.

Поскольку только мозги генералов и офицеров, их преданность своему делу — вот универсальное оружие победы!

 

Ю. И. МУХИН

 

 


Глава 6. Понимай войну

 

Взгляд немцев на танк, как на средство, не дающее пехоте врага вести огонь по своей наступающей пехоте. Немецкие танковые корпуса той войны — это российские мотострелковые корпуса. Борьба брони и снаряда: победа кумулятивной боевой части. Современные танки в бою не нужны — это тупик. Взгляды на будущий танк и тактику боя.

 

Танковые войска

 

Мы затеяли обсуждение причин поражений в той войне для того, чтобы понять, как победить в будущей войне и этим её предотвратить. Мне хотелось бы сообщить читателям, какие уроки лично я получил, участвуя в этой дискуссии. О связи в бою, о взаимодействии сил и средств я уже написал. Но я сделал для себя и сугубо профессиональный вывод, ведь по военной профессии я командир взвода средних танков.

Это звучит парадоксально, но я пришёл к выводу, что танковые войска, как таковые, не имеют никакого боевого смысла, и современные танки типа Т-80, — дорогие игрушки, ничего не дающие для победы.

Сначала поясню, какие танковые войска я имею в виду.

У нас, да и в любой армии, основой (главной силой) сухопутных войск является пехота, или, как её по-современному принято называть, мотострелки. А главной ударной силой сухопутных войск считаются танковые войска.

Сегодня (строго говоря — по состоянию на 1972 г., когда я проходил сборы, но думаю с тех пор никаких существенных изменений не произошло) наши стрелковые войска по сути являются стрелково-танковыми. В стрелковом полку на 3 стрелковых батальона, которые передвигаются на бронетранспортёрах или боевых машинах пехоты, имеется и танковый батальон. У танкистов этих батальонов красные петлицы, как и у стрелков.

Кроме этих танкистов имеются собственно танковые войска. В чисто танковых полках имеется только 3 танковых батальона, никаких более-менее серьёзных стрелковых подразделений в танковых полках и дивизиях нет. Танкисты этих войск носят чёрные петлицы, и когда я говорю, что танковые войска не имеют смысла, то имею в виду именно эти танковые полки, дивизии и их объединения.

Пришёл я к этой мысли, пытаясь проследить за мыслью немцев, строивших свою армию в канун и в ходе Второй мировой войны. Тут важно не просто отмечать то, что они имели, а причину того, почему они это имели, зачем и что от этого они хотели получить. Это важно понимать потому, что и у них не всегда было всего в достатке, и они часто исходили не из идеала, а из конкретных возможностей. Но при этом немцы сохраняли трезвость в вопросе о том, как победить в бою. (Чем больше узнаёшь немцев, тем больше возникает уважения к своим отцам и дедам, сумевшим завалить такого мощного противника).

В нашем советском понимании танковые войска — это только танки, в немецком (той войны) понимании — это вооружённая танками подвижная пехота с подвижной артиллерией и другими родами войск. Забегая вперёд, скажу: наши сегодняшние мотострелковые войска — это и есть в понимании Гудериана танковые войска. Дивизия, в составе которой только танковые батальоны, с немецкой точки зрения — глупость. Ненужная и вредная. Почему?

Потому что немцы ясно представляли себе, что такое победа в сухопутном бою, — это когда местность захвачена и очищена от противника. Захватить и очистить местность может только пехота, и танки без неё не имеют никакого значения. Поэтому и развитие танковых дивизий немцев шло в сторону увеличения численность мотопехоты по отношению к одному танку.

Повторю. Если к началу Второй мировой войны в немецкой танковой дивизии была танковая бригада, состоящая из двух танковых полков двухбатальонного состава (в среднем — 324 танка) и одна мотопехотная бригада, состоящая из одного мотопехотного полка и мотоциклетного батальона, то к началу войны с СССР в танковой дивизии немцев на один танковый полк приходилось уже два мотопехотных полка. То есть, если в 1939 г. соотношение между танковыми и мотопехотными и мотоциклетными батальонами было в среднем 1:1, то к 1942 г. стало 1:3, а количество танков в танковых дивизиях сократилось до 149—209 единиц. По отношению к мотострелкам столько же собственных танков и в нынешней нашей мотострелковой дивизии.

Более того. В танковых корпусах немцев были и мотопехотные дивизии, которые совсем не имели танков. Иногда на две танковые приходилась одна мотопехотная, а иногда на одну танковую — две мотопехотных. То есть, в нашем нынешнем мотострелковом корпусе по отношению к пехоте танков больше, чем в немецком танковом корпусе той войны.

Тогда вопрос — почему немцы свою мотопехоту с танками называли танковыми войсками — танковыми дивизиями, корпусами, армиями?

Из-за экономических трудностей. Они не имели столько автомобилей, тягачей, самоходных орудий и бронетранспортёров, чтобы оснастить ими все свои сухопутные дивизии. Накануне войны с Францией они демоторизовали сухопутные войска — они изъяли у всех пехотных дивизий автотехнику боевых подразделений и передали её танковым и мотопехотным дивизиям, а пехотные дивизии оснастили гужевым транспортом.

Следовательно, разделение дивизий немцев на пехотные и танковые — это мера вынужденная, по их изначальной идее все дивизии вермахта должны были быть танковыми в немецком понимании, т. е. такими, как наши нынешние мотострелковые.

Исходя из смысла того, что такое победа в бою, наши сегодняшние танковые войска (полки и дивизии) бессмысленны, поскольку танк сам не в состоянии очистить территорию от врага, следовательно, он не может и одержать победу в бою.

Мне скажут, что нашим танковым войскам никто и не ставил в задачу самостоятельно одерживать победу, они должны действовать вместе с мотострелками. Я знаю, всё же хоть и офицер запаса, но меня учили тактике, и я помню с кем должен идти в атаку.

Когда, развернув свой взвод в боевую линию, я пойду в атаку, за мной должна подняться в атаку мотострелковая рота. Всё это правильно и всё хорошо, но возникает вопрос: если в этой атаке сгорят мои танки и погибнут экипажи, кто будет виноват в этом? Я или командир мотострелковой роты, который не уничтожил гранатомётчиков? Если я придан этому ротному, то вроде он, но и у него есть доводы — а может мои танкисты сгорели потому, что это я плохо подготовил их к бою или плохо командовал ими в бою? То есть — я сам и виноват.

Отвлекусь. Тактику нам читал тогда подполковник Н. И. Бывшев, ветеран, танкист. Помню занятие по тактике — я командир танка, идущего с пехотой в атаку, мне нужно давать команды экипажу. Я командую заряжающему: «Бронебойным!» Наводчику: «Ориентир два вправо 10 танк в окопе 1100!» И на подтверждение заряжающего «Готово!» и наводчика «Цель вижу!» даю команду механику-водителю: «С короткой!» Но скомандовать «Огонь!» Николай Иванович мне не дал: «Нельзя останавливаться!» (По команде «С короткой» механик-водитель должен остановиться на время, пока наводчик наведёт пушку на цель и выстрелит, т. е. на 3-5 секунд). «Почему? — удивился я. — Ведь с места точнее прицелишься и больше вероятности, что попадёшь».

«Потому, — пояснил настоящий танкист, ходивший в такие атаки во время войны, — что пехота, увидев, что ты остановился, немедленно заляжет, а поскольку над ней будут свистеть пули, то поднять её будет невозможно и дальше ты пойдёшь в атаку один». Это к вопросу о том, как на реальной войне взаимодействуют несколько родов войск.

Но вернёмся к примеру со сгоревшими танками. И ротный может доказать, что не виноват, и я могу. А если никто не виноват, то нет и ответственного за бой, а если нет ответственного, то нет и единоначалия, а нет единоначалия, то это уже не армия, а бардак.

Вы скажете — а как же немцы? Ведь у них тоже танкисты были в танковом полку, а пехота — в мотопехотном. Пусть и в одной дивизии, но всё же разделены на рода войск.

Это разделение было вызвано не потребностями боя, а экономическими возможностями. 22 июня 1941 г. сухопутные войска Германии напали на нас силами 121 дивизии, из которых лишь 17 были танковыми. Но ведь проблемы, требующие танков для их решения, возникали и у пехотных дивизий. И танковые дивизии командировали на время свои подразделения (сопровождаемые ремонтно-эвакуационными) в пехотные дивизии. Уже по этой причине включить танки в состав пехоты было невозможно. По этой причине тяжёлые танки «Тигр» вообще не включались в армейские танковые дивизии, а составляли 14 отдельных батальонов и несколько рот отдельных и в дивизиях СС. То есть то, что у немцев существовали и танковые части, исходило не из их принципа ведения боя, а из необходимости: ножки нужно протягивать по одёжке.

Но надо обратить внимание на вопрос, который у нас среди историков никто и не ставит — это исключительное воинское товарищество, существовавшее в гитлеровской армии. Ведь немцы выручали друг друга ценою жизни вне зависимости от того, в каких родах войск находились. Вот, к примеру, строчка из записок Г. Гудериана: «3 сентября я проехал мимо тыловых подразделений 10-й мотодивизии и участвовавшей в бою хлебопекарной роты к мотоциклетным подразделениям дивизии СС „Рейх“». Как вам нравится эта «хлебопекарная рота» ?

Или вот начальник штаба 20-й танковой дивизии немцев докладывает о боях по блокированию под Вязьмой соединений нашей 33-й армии. Сообщает, что с 1 по 26 февраля 1942 г. отбил 65 атак численностью свыше батальона с танковой поддержкой и 130 атак численностью менее батальона, уничтожив при этом 26 танков силами дивизии и 25 танков приданными батареями 88-мм зенитных пушек. Танковая дивизия — это сухопутные войска, подчинявшиеся своему главнокомандующему фельдмаршалу Браухичу. 88-мм зенитки — это Люфтваффе, подчинявшиеся рейсхмаршалу Герингу. А 88-мм зенитка — это орудие больших размеров и весом в 8 т. Выкатить его на прямую наводку против наших танков — это большой риск для зенитчиков, чьё дело сбивать самолёты. Но выкатывали и подбивали наши танки. Немцы как-то умели объединить свою армию в едином порыве.

 

 

Вальтер фон Браухич

 

В Грозном чеченские боевики уничтожали опорные пункты МВД России, а рядом расположенные армейские части и пальцем не шевелили. Вы скажете, что это предательство Кремля. Да, но в чём оно выразилось? В том, что на одном поле боя было два рода войск с одной задачей, но подчинявшихся разным командирам. Ведь если бы и армия, и МВД подчинялись одному, если бы этот командир отвечал за каждого убитого солдата и милиционера одинаково, то этого бы не было.

Вот такие размышления ещё раз подвели меня к первому выводу, что танковые войска в том виде, в каком они у нас сегодня существуют, никому не нужны. Не только их идея не соответствует идее победы в наземном бою, но она и создаёт трудности в управлении войсками.

 

Боевая бесполезность

 

Однако то, что написано выше, это мелочи, пустяки, и не стоило бы о них упоминать, если бы не более серьёзные обстоятельства. Давайте вспомним историю танковых войск.

После своего рождения в годы Первой мировой войны и подросткового состояния, танковые войска достигли своего расцвета именно у немцев.

В 1939 г. тогда ещё немногочисленные танковые дивизии шли впереди тогда ещё достаточно юной армии Германии и обеспечили разгром миллионной армии Польши за две недели.

В 1940 г. танковые армии немцев обеспечили окружение и разгром превосходящей по силам армии франко-английских союзников практически тоже за две недели.

В 1941 г. четыре танковые армии немцев во главе сухопутных войск обеспечили громкие победы германскому оружию под Минском, Смоленском, Вязьмой, Киевом. А в 1942 г. — под Харьковом с выходом к Волге и Кавказу. В том же году советские танковые войска пробили бреши для окружения немцев под Сталинградом, и далее советские танкисты составляли кулаки тех ударов, которыми Красная Армия погнала немцев назад к Берлину.

Но дальше всё пошло не так. Закончилась Вторая мировая, танковые войска во всех странах непрерывно развивались в сторону резкого удорожания танков и содержания этих войск. Казалось, они становятся всё сильнее и эффективнее. Но …

Арабо-израильские войны, в которых египтяне и сирийцы имели превосходящие танковые силы и наших советников, окончились для арабов поражением. Наличие танковых войск не привело к победе.

Вьетнамская война не добавила славы танковым войскам США, неплохие американские танки ничего в этой войне не решили.

Афганская война показала бесполезность этих войск даже против достаточно слабого противника.

То же показала война в Чечне.

Оказалось, что стороне, имеющей развитые танковые войска и «суперсовременные» танки, проиграть войну ничего не стоит.

Мне скажут, что арабы — плохие солдаты, что в джунглях танку воевать неудобно, что в горах ему воевать неудобно, что в городах ему воевать неудобно. А почему? Почему сегодня такие танки, что им нигде воевать неудобно? Почему танк, прикрытый 100 мм брони, не может воевать в городе, а пехотинец, прикрытый только собственной гимнастёркой, может? Почему мы строим такие танки, которые не могут воевать там, где надо воевать?

И кто сказал, что они способны воевать там, где, якобы, они могут воевать, — в чистом поле? Ведь и там из замаскированных окопов по ним могут шарахнуть из гранатомёта не хуже, чем из окна здания в городе. Более того, в чистом поле их ждёт то, что в городе применить нельзя — противотанковые реактивные управляемые снаряды (ПТУРСы).

Так что дело не в том, что танки применяют там, где, по мнению кабинетных теоретиков, их «применять нельзя», а в том, что нынешние танки ни для какого боя не годятся — это бесполезно сделанные обществом затраты.

 

Философия боя

 

В военном деле повторилась история с биологией, экономикой и т. д. В биологии кабинетные генетики затоптали философа Лысенко, пытавшегося поставить биологию на службу людям. Победив, генетики увели биологию в отчаянно дорогостоящие исследования ДНК, которые по сей день не дали никакого практического результата. И в военном деле не проявили себя философы боя, и, как результат, военные теоретики принудили армию к огромным тратам на строительство техники, от которой в реальном бою нет никакой пользы.

Давайте рассмотрим философию (принцип) наземного боя.

Сначала повторим: победа в бою — это когда пехота (мотострелки) очищают и занимают территорию. Обеспечивает победу — пехота!

Все остальные рода войск защищают пехоту от потерь . Если у пехоты при занятии и очистке территории не будет потерь, то она рано или поздно займёт любые территории, т. е. выиграет любую войну.

Рода войск защищают пехоту от потерь либо пассивно — сапёры, связисты, тыловики, — либо активно — уничтожая тех, кто может нанести пехоте потери — авиация, артиллерия. Раньше в этом списке активных защитников пехоты были и танковые войска. Теперь их в этом списке нет, поэтому и нет от них никакой пользы для победы.

Рассмотрим по тогдашним представлениям немцев, как пехота в бою одерживает победу. Сначала войска входят в соприкосновение с обороняющимся противником. Первыми в соприкосновение входят разведчики всех родов войск и оценивают противника. Затем к противнику подходят остальные войска. Сапёры выставляют мины на направлениях возможных ударов по своим флангам, обеспечивают переправы. Связисты соединяют воедино все части и подразделения. Тыловики подают достаточное количество боеприпасов. Наконец артиллерия открывает огонь по опорным пунктам противника, стараясь уничтожить его пехоту и всех тех, кто может своей пехоте и танкам нанести потери. С этой же целью вылетают на бомбёжку штурмовики и пикирующие бомбардировщики. Чтобы им никто не мешал, их прикрывают истребители.

Наконец на опорный пункт противника двигаются танки и за ними — пехота. При подходе танков, артиллерия переносит огонь в глубину расположения противника, и танки врываются на территорию опорного пункта. В чём их задача по уменьшению потерь своей пехоты?

Танки должны в идеале уничтожить оставшихся в траншеях и укрытиях опорного пункта всех живых пулемётчиков и стрелков противника, во всех остальных случаях — не дать им поднять голову и выстрелить по своей пехоте, находящейся сейчас на открытой местности и подбегающей к опорному пункту. Ворвавшаяся в опорный пункт пехота забрасывает гранатами сомнительные места траншей и укрытий, добивает сопротивляющихся и собирает пленных. Если при этом пехота не понесёт существенных потерь, то может повторить такую же атаку на следующий опорный пункт и так далее, пока пехотинцы физически не устанут.

(С детства помню спор, возникший после того, как отец вскользь заметил, что во время войны он 11 раз ходил в атаку. Дядя стал оспаривать, доказывая, что солдата, 11 раз ходившего в атаку, должны были убить. В нашей армии, возможно, это было и так, но в немецкой армии с началом войны была учреждена специальная награда для пехотинцев и танкистов за участие в успешной атаке — «Штурмовой знак». Первоначально он давался за участие в трёх атаках. Но уже к 22 июня 1943 г. эта цифра потеряла значение, знак вынуждены были разбить на степени — за 25, 50, 75 и 100 атак).

 

Современные танки в бою

 

О том, как смотрят на применение танков нынешние специалисты, хорошо видно из статьи В. Ильина и М. Никольского «Современные танки в бою» из журнала «Техника и оружие» № 1, 1997 г. Хотя статья в общем посвящена сравнению наших и израильских танков, но в ней показаны и конкретные примеры боёв.

Ливан, 1982 год. Первыми танками нового поколения, принявшими участие в реальных боях, стали Т-72 сирийской армии и израильские «Меркавы» Мк.1. 6 июня 1982 года началась пятая арабо-израильская война. В ходе операции «Мир для Галилеи» израильская армия, поддерживаемая мощными ударами с воздуха, вторглась в Южный Ливан и начала продвижение в направлении Бейрута, громя лагеря Организации освобождения Палестины, которую поддерживала Сирия.

Первые два дня боёв израильтянам противостояли лишь палестинские бригады «Айн Джалут», «Хатын» и «Эль Кадиссия», вооружённые устаревшим советским оружием (в частности, танками Т-34 и Т-54). Главные силы сирийской группировки в Ливане — три дивизии в первом эшелоне и две во втором — к началу израильского наступления находились в запасных районах. В полосе обороны остались лишь силы прикрытия, а также ложные цели — надувные, закамуфлированные под цвет местности «танки», «орудия», и «зенитные ракетные установки», покрытые металлизированной краской и снабжённые термоизлучателями, имитирующими работу двигателей. Поэтому первый авиационно-артиллерийский удар израильтян перед форсированием реки Захрани пришёлся, практически, по пустому месту.

Главное танковое сражение развернулось утром 9 июня: за ночь сирийские войска выдвинулись из запасных районов и заняли заранее оборудованные оборонительные полосы. С рассветом четыре дивизии израильтян на фронте шириной более 100 км — от побережья Средиземного моря до горных районов Гармон — двинулись на противника. С обеих сторон в сражении участвовало около трёх тысяч танков и боевых машин пехоты. Бой продолжался весь день и не принёс ни одному из противников явного успеха. В ночь с 9 на 10 июня сирийцы провели мощный артиллерийский контрудар по передовым позициям противника, а с рассветом сирийский огненный вал обрушился по второму эшелону израильтян. 10 июня их наступление, практически, выдохлось по всему фронту.

В ходе этих боёв сирийские сухопутные войска уничтожили более 160 израильских танков. Значительный вклад в достижение успеха в боях 9—10 июня внесли танки Т-72, лишь недавно поступившие на вооружение сирийской армии. Им противостояли модернизированные танки М60А1 (часть которых была оснащена реактивной навесной бронёй «Блейзер» израильского производства), а также новейшие израильские машины «Меркава» Мк.1 (к началу боевых действий Израиль располагал 300 танками этого типа).

Как правило, танковые сражения начинались на дальностях 1500—2000 м и заканчивались на рубеже сближения до 1000 м. По утверждению главного военного советника при министерстве обороны Сирии генерала Г. П. Яшкина, лично принимавшего участие в руководстве боевыми действиями в Ливане, танки Т-72 показали своё полное превосходство над бронетанковой техникой противника. Сказалась большая подвижность, лучшая защищённость и высокая огневая мощь этих машин. Так, после боя в лобовых листах некоторых «семьдесятдвоек» насчитали до 10 вмятин от «болванок» противника, тем не менее танки сохраняли боеспособность и не выходили из боя. В то же время 125-мм снаряды Т-72 уверено поражали неприятельские машины в лоб на дальности до 1500 метров. Так, по словам одного из очевидцев — советского офицера, находившегося в боевых порядках сирийских войск, — после попадания снаряда пушки Д-81 ТМ с дистанции приблизительно 1200 м в танк «Меркава» башня последнего была сорвана с погона.

(Ой, только не надо сочинять. Колпак отлетает на 20—30 метров только после детонации БК, если, конечно, были закрыты люки. — J. )

… Израильский фронт оказался перед угрозой развала, но 11 июня в 12 часов боевые действия были приостановлены: американские эмиссары Шульц и Хабиб, прибывшие в Дамаск, убедили сирийское руководство прекратить контрнаступление, гарантировав, что Израиль в 10-дневный срок выведет войска из Ливана и вступит в переговоры с Сирией.

Однако мир в Галилее так и не наступил. Боевые действия возобновились 18 июля, когда израильтяне вновь предприняли попытку крупномасштабного наступления. Бои носили крайне ожесточённый характер. Лишь 21-я бригада 3-й танковой дивизии сирийцев в боях на подступах к Дамасскому плато уничтожила 59 бронированных машин противника. На этот раз кроме танков Т-72 отлично зарекомендовали себя мобильные противотанковые ракетные комплексы «Фагот», которыми были вооружены срочно созданные подвижные противотанковые взводы танковых бригад сирийской армии. Из СССР по воздуху было переброшено 120 ПТРК (с боекомплектом по шесть ракет на каждый). Уже в Сирии комплексы смонтировали на автомобилях типа «Джип». За несколько дней боёв они сожгли более 150 танков противника (досталось от «Фаготов» и «Меркавам»).

… Хорошо зарекомендовал себя и израильский танк «Меркава» Мк.1, обеспечивающий отличную защиту для экипажа. Об этом свидетельствуют, в частности, воспоминания одного из участников боёв, находившегося в составе сирийской армии. По его словам, батальон сирийских Т-72, совершая ночной марш, неожиданно «выскочил» на подразделение «Меркав», ждавшее прибытия топливозаправщиков. Завязался ожесточённый ночной бой на короткой дистанции. Сирийские танки, развившие высокий темп огня, быстро расстреливали свой боекомплект в барабанах автоматизированных боеукладок. Однако, к досаде сирийских танкистов, результатов их стрельбы не было видно: танки противника не горели и не взрывались. Решив больше не искушать судьбу, сирийцы, практически не понёсшие потерь, отступили. Через некоторое время они выслали разведку, которая обнаружила поистине удивительную картину: на поле боя чернело большое число неприятельских танков, брошенных экипажами. Несмотря на зияющие в бортах и башнях пробоины, ни одна «Меркава» действительно не загорелась: сказалась совершенная быстродействующая система автоматического пожаротушения с ИК-датчиками и огнетушащим составом «Галон 1301», а также отличная защита боеукладки, размещённой в задней части боевого отделения с разнесённым бронированием.

Из этого описания боёв совершенно не видно, чтобы нынешние танковые войска хоть в малой мере взаимодействовали со стрелками. Танковые бои ведутся только танками и как-то отдельно от остальной войны.

 

Танк — что это?

 

Но вернёмся к танку. Исходя из общей философии наземного боя, какими качествами должен обладать танк? Танк, а не дорогостоящий трофей, за которым нынешние стрелки начинают охоту уже с 3000 м.

Танк слеповат, и храбрый пехотинец всегда улучит момент, чтобы выстрелить по танку, находящемуся на защищённом стрелком опорном пункте. Следовательно и прежде всего — танк должен быть неуязвим от огня оружия, имеющегося в распоряжении стрелков. Иначе это не танк: свою пехоту от потерь он защитить не сможет и для победы в бою ничего не даст.

Второе. Танк должен иметь оружие, с помощью которого удобно уничтожать пехотинцев противника. Это понятно, иначе, находясь даже целым и невредимым в опорном пункте, он не сможет удержать стрелков противника от огня по своей пехоте. Такой танк тоже не исполнит своего предназначения и тоже не нужен.

В плане оружия танка возникает несколько вопросов.

Танк не может заехать в опорный пункт противника и встать: неподвижная мишень — очень хорошая мишень. Кроме того, опорный пункт — это одна или несколько траншей, вырытых зигзагообразно, и огневые точки в глубине опорного пункта. Стрелки противника будут прятаться на дне траншей и укреплений, и их не будет видно. Над траншеями и укреплениями танку надо пройти и вымести из них противника огнём. Когда он в опорном пункте повернёт вдоль траншей, то с одного борта у него будут свои войска, а с другого — противник. Этого противника тоже надо удержать от огня по танку и своей пехоте огнём оружия танка. Поэтому танк должен иметь возможность вести одновременный огонь, как минимум, в двух направлениях.

Танки начала той войны этой способностью обладали. Они могли идти вдоль траншеи, и стрелок из пулемёта в лобовой плите танка простреливал траншею перед танком. А башенный стрелок (наводчик пушки и спаренного с ней пулемёта), развернув башню на 900, простреливал тылы противника. (Когда немецкие танки шли над нашими окопами, то в некоторых случаях открывали люк в днище танка и радист из автомата простреливал окопы сверху вниз).

Нынешние танки на это не способны — у них всего одна огневая точка — пушка и спаренный с ней пулемёт в башне.

Ещё момент. Представим, что во время атаки, когда ваш танк утюжит основную траншею опорного пункта, отступающий пулемётчик противника в 300—500 м от вас перемахнул какое-нибудь шоссе и устроился за его насыпью. Вам видна только его голова и пулемёт, из которого он даст очередь и спрячется за насыпью, а потом вынырнет в 10 м справа или слева и снова даст очередь. А немецкий пулемёт МГ-42 за 10 секунд выплёвывал 250 патронов. Такой очередью нетрудно уложить человек 10 ваших пехотинцев, бегущих в атаку.

Если вы в современном танке, то вам надо ухитриться, управляя механизмами, поворачивающими многотонную башню и поднимающими-опускающими многотонную пушку со спаренным с ней пулемётом, подвести прицельную марку прямо под подбородок шустрому пулемётчику, пока он не скрылся. Это не просто. Пушкой или пулемётом, но стрелять ему нужно только точно в голову, поскольку по-другому его не достанешь, и вот почему.

На современном танке очень мощная пушка калибра 125-мм, которая посылает снаряд весом около 30 кг с огромной скоростью. Этот снаряд на большое расстояние летит практически по прямой (по настильной траектории). Если снаряд отклонился вниз на 20 см от головы пулемётчика (даже если он и не успел её убрать), то разорвётся во внешней насыпи шоссе. Снаряды мощной пушки ложатся на землю плашмя и почти не дают убойных осколков. Пулемётчика, возможно, ударит взрывной волной, и только. Если снаряд отклонится вверх на 20 см от головы пулемётчика, то разорвётся метрах в 200 от него сзади. Чтобы попасть в такого пулемётчика из современной пушки, надо быть стрелком, попадающим белке в глаз навскидку.

А вот если у вас на танке пушка, как на первых выпусках немецких танков Т-III и Т-IV (маломощная, с длиной ствола всего в 24 калибра), то, несмотря на её небольшой калибр (75-мм), вы этого пулемётчика достанете очень быстро. Снаряд этой пушки уже на небольшие расстояния летит по крутой траектории, т. е. сначала вверх, а потом вниз. При такой траектории насыпь шоссе для вас не преграда — вы перебросите снаряд через шоссе на голову даже спрятавшегося пулемётчика. Кроме того, при такой траектории снаряд падает уже не плашмя, а под углом к земле и убойных осколков даёт много. Так что, если пулемётчик и отбежит от того места, куда вы выстрелили, то осколки его догонят.

Вот почему Гудериан сожалел, когда такие короткоствольные пушки на танках пришлось заменить на мощные, — по пехоте стало нечем стрелять.

Кроме того, из пушек современных танков долго и стрелять нельзя.

Если у основных танков воюющих сторон в ту войну был в танке запас не менее 80 выстрелов к пушке, а то и более 100, то у современного танка Т-80У боезапас к пушке составляет 45 снарядов. Четверть из них считается НЗ (неприкосновенным запасом) и расходуется только по разрешению командования. С тремя десятками выстрелов не сильно настреляешься.

 

Чем танки бьют

 

С танковым оружием разобрались, теперь давайте разберёмся с противотанковым. Для того, чтобы вывести из строя танк и его экипаж, нужно пробить его броню. Для этого существует два вида снарядов.

Первый вид — собственно бронебойные снаряды, которые, ударяясь снаружи о броню, раздвигают её, проталкивают внутрь часть брони перед собой и сами влетают в заброневое пространство танка, ломая оборудование и убивая экипаж. (Внутри танка бронебойные снаряды могут ещё и разорваться, если в них помещён заряд взрывчатого вещества). (О-па, преданья старины губокой, единственно, что можно добиться, пульнув такой болванкой — долгий звон в ушах экипажа противника. Соткой проверяют только корму со ста метров. — J.)

Проломить таким образом броню — это очень большая работа, поэтому бронебойный снаряд, подлетая к танку, должен иметь очень большую кинетическую энергию. Эта энергия, как должно быть известно из школы, пропорциональна массе снаряда и квадрату его скорости. Отсюда, чем толще броня, которую надо пробить, тем тяжелее должен быть снаряд, или, что более эффективно, выше его скорость. На практике и снаряд берут тяжёлый, и скорость стараются ему придать как можно более высокую.

Вот, скажем, немецкая винтовка калибра 7,92 мм бронебойной пулей весом около 8 г со стальным сердечником, вылетавшей из ствола со скоростью 895 м/сек, пробивала 10 мм брони на расстоянии 100 м. На этом же расстоянии, но пулей с вольфрамовым сердечником, вылетающей из ствола со скоростью 930 м/сек, пробивала лист брони толщиной 13 мм. Противотанковое ружьё, такого же калибра 7,92 мм, но стрелявшее пулей весом 14,5 г, с начальной скоростью 1210 м/сек, пробивало на расстоянии 100 м броню толщиной в 30 мм. С расстоянием скорость пули падает, поэтому на расстоянии 300 мм противотанковое ружьё пробивало броню 20—25 мм.

То же и у пушек. Наша 76-мм пушка, стоявшая на танках Т-34 и КВ-1, бронебойным снарядом весом 6,3 кг, вылетавшим из ствола со скоростью 662 м/сек, на расстоянии 500 м пробивала 69 мм брони, а специальным бронебойным снарядом (подкалиберным) весом 3 кг, но имевшим начальную скорость 965 м/сек, на этом расстоянии пробивала броню 92 мм. А 152-мм пушка-гаубица, стоявшая на самоходных установках, своим 49 кг снарядом, вылетавшим со скоростью 600 м/сек, пробивала 100 мм брони даже на дальности в 2 км.

Короче, чтобы пробить толстую броню бронебойным снарядом нужна мощная пушка с длинным стволом, сообщающим снаряду как можно большую скорость — это во-первых. Во-вторых, чем толще броня, тем более крупного калибра должна быть пушка. Ну и чем дальше пушка от танка, тем меньше вероятности, что она пробьёт его броню из-за падения скорости полёта снаряда.

Но есть и другой вид снарядов — кумулятивные. Главное в них — это взрывчатое вещество, как правило, цилиндрической или конической формы, у которого в торце, обращённом к броне, выполнена кумулятивная (собирающая, накапливающая) сферическая или коническая по форме выемка. При взрыве ударная волна движется перпендикулярно поверхности взрывчатки. В кумулятивной выемке волны с поверхности сферы или конуса сходятся в одной точке, образуя струю с очень высоким давлением. (Струя образуется из облицовки конического углубления в ВВ — J.) Если точку образования этой струи поместить на броню, то давление продавливает её, вбрасывая внутрь танка ударную волну, газы и осколки самой брони. (Особо никуда не надо помещать — можно подовать кумулятивный боеприпас на высоте километра и образованное «ударное ядро», обладающее скоростью несколько км/с, пробьёт довольно толстую крышу. — J.) Само отверстие, пробитое в броне, порой невелико по диаметру, но осколков и ударной волны хватает, чтобы вывести экипаж и механизмы танка из строя. (При разрушении сталь брони так разогревается, что частично плавится. Поэтому раньше кумулятивные снаряды называли бронепрожигающими).

Для кумулятивного снаряда не имеет значения ни его скорость, ни расстояние, с которого он прилетел. Им можно выстрелить из пушки, а можно его бросить рукой — эффект будет одинаков. Главное — для пробивания танковой брони самой взрывчатки требуется относительно немного.

В 1943 г. советские солдаты получили кумулятивную ручную противотанковую гранату РПГ-6, весившую 1,1 кг. Вес тротила в ней был 620 г, и она пробивала броню в 120 мм. Немецкий фаустпатрон, весом около 5 кг, стрелял на дальность до 70 м гранатой весом около 3 кг. Вес кумулятивного заряда был 1,7 кг, что обеспечивало пробивание брони 200 мм. А такая броня и сегодня танку не под силу, её можно поставить только спереди, но на борта и корму даже у тяжёлых танков идут бронелисты в 60—80 мм.

Кумулятивные гранаты (гранатомёты и их разновидности) решили вопрос борьбы пехоты с танками — пехота перестала их бояться.

Но у кумулятивного снаряда есть одна особенность — он должен разорваться строго ориентированно и строго на броне. Если он упадёт плашмя на броню, то кумулятивная струя пройдёт мимо брони или скользнёт по ней и пробить её не сможет. Если кумулятивный снаряд разорвётся, не долетев до брони, то кумулятивная струя рассеется и броню не проломит.

 

Развитие танков

 

Теперь давайте рассмотрим, с чего танкисты начали и как дошли до сегодняшнего состояния дел.

Трудно сказать — понимали ли генералы Красной Армии перед войной философию будущих боёв (их принцип). Скажем, в своём известном докладе «Характер современной наступательной операции» на Совещании в декабре 1940 г. Г. К. Жуков учил, что оборону противника должны прорывать стрелковые корпуса, а танковые располагал в тылу для будущего броска в пробитую стрелками брешь. Видимо, смотрел на танки, как на самодвижущуюся тележку, которая ездит быстрее тарантаса.

Строго говоря, танки, которые соответствовали философии будущих боёв, — это Т-35 (пятибашенные) и Т-28 (трехбашенные). Эти танки имели маломощную пушку, а их огневые точки позволяли вести огонь не только в двух, но и в трёх, и в пяти направлениях. Но у них была очень тонкая броня, они были маломощные и, главное, немцам и не пришлось их подбивать — подавляющее их число сломалось, так и не доехав до поля боя. Получив эти трофеи, немцы не стали их использовать в боях (Т-34 и КВ-1 они использовали), правда, один трофейный Т-28 был на вооружении финской армии.

Лёгкие танки Красной Армии (Т-26 и БТ) философии боя не соответствовали ни по какому параметру — их броня пробивалась из винтовки, огневая точка была только одна, а 45-мм пушка была относительно мощной с настильной траекторией стрельбы.

Лучшими танками были Т-34 и КВ — их мощную броню с трудом пробивали даже пушки, а немецкая пехота против неё была бессильна. Огневых точек было две — достаточно. Но пушка на них была мощной, противотанковой. Тем не менее, Т-34 вызывал зависть даже у Гудериана, а КВ немцы использовали в своих батальонах тяжёлых танков, когда наши артиллеристы и танкисты выбивали у них «Тигры».

Немцы свою технику подготовили к боям абсолютно точно — их основные танки Т-III и Т-IV и даже лёгкий 38-t имели бронирование, против которого наши стрелки не имели никакого оружия, кроме связок противопехотных гранат и бутылок с бензином. Все вышеуказанные немецкие танки могли вести огонь одновременно в двух направлениях, основные танки имели короткоствольные маломощные противопехотные пушки, и только на 38-t стояла длинноствольная 37-мм пушка, но просто потому, что на этот лёгкий танк никакую другую поставить было нельзя.

Напомню то, о чём уже писал, — немцы не предполагали использовать свои танки для борьбы с нашими. Наши танки должна была уничтожить их артиллерия и авиация, в чём они, к сожалению, преуспели.

Ударив по нашим войскам своими танковыми дивизиями 22 июня 1941 г., немцы начали быстрое продвижение, в ходе которого основной целью становилась наша артиллерия. У нас историки пишут о потерях авиации и танков, а о потерях материальной части артполков как-то молчат. А ведь тут положение было не менее катастрофическим. Вот, скажем, передо мною данные о наличии артиллерии в нашей 43-й армии в начале 1942 г., перед тем, как эта армия попыталась пойти в наступление и прорваться на выручку окружённым под Вязьмой соединениям 33-й армии.

В нашей дивизии в двух артполках и в батареях стрелковых полков должно было быть по штату 90 стволов артиллерии калибра 76-мм и выше. В 7 дивизиях и одной стрелковой бригаде 43-й армии в среднем на соединение приходилось не 90, а 23 ствола — четверть от штатного количества.

К началу войны в артполках по штату было 36 орудий. В 6 гаубичных и пушечных артиллерийских полках 43-й армии (корпусных и РГК) в среднем было по 15 стволов — чуть больше 40 %.

Даже по довоенным штатам в каждой дивизии должно было быть по 54 45-мм противотанковых пушек. В соединениях 43-й армии в среднем было по 11 стволов, причём это с трофейными 20 и 37-мм пушками, т. е. едва пятая часть даже не потребной, а штатной численности.

Но это состояние артиллерии армии, наступавшей с декабря 1941 г., а каково оно было в ходе нескончаемых отступлений лета и осени?

Немцы нашими грабинскими 76-мм пушками Ф-22 вооружали свои противотанковые САУ «Мардер» и всего произвели 555 этих самоходно-артиллерийских установок. Но ведь даже этим количеством пушек раньше было вооружено более 15 наших дивизий, а сколько же этих пушек было уничтожено или выведено из строя оставшимися в живых номерами расчётов перед тем, как их бросить? (Сами немцы считают, что в наступлении 1941 г. они взяли половину нашей артиллерии).

Нашим войскам, оставшимся без артиллерии, нечем было уничтожать немецкие танки, и командование вынуждено было использовать против них советские танки, т. е. использовать эти танки не для уменьшения потерь советской пехоты в атаках, а как противотанковые пушки на гусеницах. Благо, все наши танки были вооружены мощными пушками, даже сорокопятки лёгких танков БТ и Т-26 с близкого расстояния способны были уничтожить любой немецкий танк той поры. Мы начали навязывать немцам танковые бои и с успехом.

А когда танкам навязывается такой бой, то уклониться им очень трудно. Это в обороне танк мог спрятаться за противотанковыми и зенитными пушками, но в наступлении он идёт впереди всех родов войск — как тут уклонишься, да ещё и от наших быстрых БТ и Т-34? Гудериан писал:

 

«… наш танк Т-IV со своей короткоствольной 75-мм пушкой имел возможность уничтожить танк Т-34 только с тыловой стороны, поражая его мотор через жалюзи. Для этого требовалось большое искусство. Русская пехота наступала с фронта, а танки наносили массированные удары по нашим флангам. Они кое-чему уже научились. Тяжесть боёв постепенно оказывала своё влияние на наших офицеров и солдат … Поэтому я решил немедленно отправиться в 4-ю танковую дивизию и лично ознакомиться с положением дел. На поле боя командир дивизии показал мне результаты боёв 6 и 7 октября, в которых его боевая группа выполняла ответственные задачи. Подбитые с обеих сторон танки ещё оставались на своих местах. Потери русских были значительно меньше наших потерь … Приводил в смущение тот факт, что последние бои подействовали на наших лучших офицеров».

 

К этому времени стало ясно, что блицкриг накрылся, а Урал будет строить танки во всё возрастающих количествах. Следовательно, немцам стало понятно, что наше командование и в дальнейшем будет рассматривать танк основным средством борьбы с немецкими танками.

Немцам некуда было деваться, и они пошли на ухудшение своих танков — они стали устанавливать на них мощные длинноствольные пушки для единоборства с нашими танками. Почему это ухудшило танки?

Потому что для борьбы с танками нужна только пушка. Если танк предназначать для борьбы с танками, то тогда он бессмысленно возит ещё два пулемёта, стрелка, боезапас — ведь ничего из этого для боя с танками не требуется.

Оптимальна для борьбы с танками самоходно-артиллерийская установка (САУ). У неё из оружия — только мощная пушка. Установка легче танка, так как ей не нужна башня, поэтому, кстати, можно поставить и более толстую лобовую броню.

Вот смотрите. Мощную 75-мм пушку немцы ставили на танк Т-IV и САУ «Хетцер». У Т-IV почти вертикальные лобовые листы имели толщину 50 мм, а у «Хетцера» лобовой лист был наклонён к горизонтали под углом 30°, но толщину имел 60 мм. Тем не менее Т-IV весил 24 т, а «Хетцер» — 16 т.

Надо сказать, что у немцев шла борьба: часть танкистов настаивала, чтобы на новые танки «Тигр» и «Пантера» ставилась маломощная пушка либо гаубица. Но страх столкнуться с советскими танками бы столь велик, что и Гитлер, и Гудериан отстояли всё же мощные орудия.

Правда, они всё время искали компромиссные варианты. Так, в тяжёлые танковые батальоны «Тигров», состоящие обычно из 43 машин, добавлялась рота (14 машин) старых танков Т-III с короткоствольной пушкой, но в целом уже нельзя было остановить наметившуюся тенденцию к установке на танк мощной пушки.

 

Пушка + броня

 

В ответ на Т-34 немцы установили на свои танки длинноствольную пушку калибра 75 мм и увеличили лобовую броню до 80. В ответ мы увеличили на Т-34 броню до 90 мм и поставили мощную пушку калибра 85 мм. Немцы на «Тигр» установили броню 100 мм и мощную пушку калибра 88 мм. В ответ мы на тяжёлом танке ИС-2 увеличили броню до 120 мм, а пушку поставили калибром 122 мм.

 

 

Тяжёлый танк PzKpfw VI Ausf. B «Королевский Тигр»

 

И эта гонка в танкостроении продолжается до сих пор. В 60-е годы мы имели средний танк Т-55 с мощной пушкой 100 мм. Западные немцы поставили на свой «Леопард» гладкоствольную 105-мм пушку. Мы в ответ на Т-62 поставили гладкоствольную 115-мм. Не помню, кто нацелил нас на следующий подвиг, может английский «Чифтен» с его 120-мм пушкой, но на Т-64 мы уже поставили гладкоствольную дуру калибра 125-мм.

Вес танка непрерывно растёт. В угоду пушке и броне мы уже в 1944 г. сняли с танков курсового стрелка, танки потеряли возможность вести огонь в двух направлениях и полностью превратились в противотанковую пушку на тележке. Немцы устояли в этом вопросе только до конца войны.

Броня также непрерывно росла, поднимая общий вес танка, — в последних моделях многослойная броня превышает полметра. Если в 1941 г. средний танк весил 20—25 т, то сегодня его вес приближается к 50-тонному «Тигру».

Когда я уже написал эту статью, купил журнал «Техника и вооружение» № 7/98 с проблемной статьёй М. Растопшина «Каковы наши танки сегодня?»

Наш танк Т-80У при весе в 46 т несёт на себе бронезащиту весом 23,5 т и при этом, всё же, уступает американскому танку М1А2, у которого вес бронезащиты 30 т, но сам американец уже весит 59 т.

При этом, действительно, толстая броня у этих танков только спереди. Если поставить танки в центр круга, то в секторе 30° вправо и влево у них спереди бронезащита достигает толщины, эквивалентной 500—700 мм однородной стальной брони. В оставшемся секторе в 300° и сверху броня в 40—60 мм.

Американская 120-мм пушка пробивает лобовую броню нашего Т-80У, и поэтому у наших конструкторов задумка создать танк «Чёрный орёл» с ещё более толстой бронёй. Под эту задумку американские конструкторы уже разрабатывают пушку калибра 140 мм. Уныния у конструкторов нет. В ответ на их дуру в 140 мм, мы уже прикидываем компоновку нашего танка с пушкой 152 мм.

С такой бронёй и пушкой нынешние танки можно ставить на баржу и смело посылать в бой с броненосцами, но к пехоте эти танки подпускать опасно — пехота живо превращает их в металлолом.

Ведь с 1943 г. по наше время и фаустпатроны с кумулятивной боевой частью тоже развились в многочисленные лёгкие, дешёвые, мобильные средства, способные пробить любую, даже самую толстую броню. Пехота так сегодня вооружена, что танк становится для неё лакомой добычей.

 

 

Т-64

 

Вот эпизод конкретного боя. В Чечне наши стрелки подошли к аулу, но наткнулись на плотный огонь чеченцев и залегли. На помощь им выехало два танка Т-80. Не успели танки подойти к аулу на 1,5 км, как чеченский оператор ПТУРС пустил по ним одну за другой две противотанковые управляемые ракеты (с кумулятивной боеголовкой) и сжёг их моментально. Это пример использования танков на открытой местности. (Этот пример показывает, что не надо было ехать давить гусеницами, а с дальности в 3…4 км расх…чить этот аул. Он-то, небось, как мишень покрупнее танка будет, а фугасные снаряды колограммов тридцать весь. Да и сам говорил — стрелки должны были за операторами следить, чтоб не баловались, ну и огонь танкистам корректировать.)

Сегодня только танки пробивают броню танков бронебойным снарядом, да и то у них в боекомплекте есть и кумулятивные. Все остальные рода войск, включая артиллерию и авиацию, перешли на борьбу с танками только этим видом снаряда.

Танк начисто потерял свою неуязвимость и, в сочетании с потерей остальных боевых свойств, в бою перестал что-либо определять — стал дорогостоящей игрушкой генералов. (Ага, чтобы он стал уязвимым, противник должен иметь и дорогущую артиллерию, авиацию, птурсы…)

 

Где выход?

 

Можно ли защититься от кумулятивного снаряда? Да, можно. Хотя бы тем же экраном. Тогда вопрос — почему до сих пор конструкторы не заэкранировали танк?

Потому что кумулятивный снаряд — это взрывчатка немалого веса. Он не только создаёт пробивающую броню кумулятивную струю, но и ударной волной разносит всё вокруг. Отсюда следует, что для того, чтобы выдержать вероятные в бою несколько десятков попаданий по экрану, экран должен быть очень прочный и, следовательно, тяжёлый. А утяжелять танк уже некуда, он уже и так не по каждому мосту пройдёт. Весь запас веса танка конструкторы употребили на создание толстой брони — защиты от бронебойного снаряда. На защиту от кумулятивных снарядов веса не осталось.

Что могли, конструкторы сделали — повесили экраны на ходовую часть, на броне закрепили контейнеры со взрывчаткой (динамической защитой). При попадании в этот контейнер кумулятивная струя подрывает взрывчатку в контейнере, и её взрыв разбрасывает эту струю, не давая ей пробить броню. Но к весу взрывчатки в снаряде добавляется её вес в контейнере — такой удар по себе может выдержать только толстая броня. Поэтому такими контейнерами танки защищаются в тех местах, где броня и так толстая. Борта, крыша и корма остаются без защиты, а это именно те направления, по которым пехота к танку и подбирается. В лоб его бить из гранатомёта никто не будет — всё же спереди в башне расположены пулемёт и смотровые приборы. А с боков и сзади танк и слеп, и беззащитен.

Можно ли надёжно защитить танк от кумулятивных снарядов, имеющихся в распоряжении пехоты? Безусловно. Но нужно освободить конструкторов от нелепого требования ставить на танк броню, выдерживающую удар бронебойного снаряда. Снять требование иметь на танке нелепую корабельную пушку. Танк сразу вернётся к своему первоначальному весу в 15—20 т и на него можно будет надеть прочный, противокумулятивный экран, дать ему возможность стрелять в двух направлениях и загрузить сотней снарядов для этого.

У меня как у инженера чесались руки обсудить пару возникших предложений по конструкции этого танка, но я удержался — статья и так длинная, а танкисты-конструкторы и без меня с этой работой справятся, и гораздо лучше меня. Главное — правильно поставить им задачу.

 

 

Т-80

 

А она должна звучать так: создать НЕЧТО, что, попав в опорный пункт противника, не даст его пехоте вести огонь по своим, занимающим этот опорный пункт, стрелкам. И всё, этого достаточно. Не надо даже требовать, чтобы конструкторы создали «танк». Может быть они тому, что сконструируют, дадут другое название, более точное.

(Да не проблем — чертежи Т-35 ещё небось остались — как раз то, о чём мечтаешь, пан Тухачевский :) И по-моему кое-кто путает военные действия с контр-террористическими: нехрен танку становиться в круговую оборону — этот зачуханый опорный пункт должен был быть стёрт с лица земли ещё до входа туда танков с пехотой. Как и тот аул — хотя бы с десяток бочек старого доброго напалма — и нет проблем.)

Поясню мысль об этом «нечто». Вот что пишет ветеран войны в Афганистане А. Чикишев в журнале «Солдат удачи» № 6/99:

 

Атака на противника в её классическом понимании во время войны в Афганистане была явлением необычайным. Если бы советские войска ходили в лобовые атаки на пулемёты противника, как это бывало в годы Великой Отечественной войны, то наши потери в Афганистане составили бы не пятнадцать тысяч убитых, а намного большее число. В атаку, как правило, не ходил никто. Исключение составлял лишь спецназ.

Его взаимодействие с вертолётчиками достигало такой степени, что позволяло даже на открытой местности атаковать позиции моджахедов. Происходило это следующим образом: вертолёт заходил на цель и открывал по ней огонь из всех пулемётов, пушек и кассет с НУРСами. Нервы моджахедов, стрелявших до этого из крупнокалиберного пулемёта и чувствовавших себя неуязвимыми, не выдерживали. Моджахеды спешили спрятаться от смерти в укрытиях. В этот момент спецназовцы совершали перебежку, приближаясь к цели. Затем залегли, когда вертолёт, выйдя из пикирования, шёл на разворот, чтобы снова зайти на пулемётную позицию неприятеля. Сделав несколько перебежек, спецназовцы забрасывали расчёт пулемёта гранатами, если тот не успевал удрать, бросив оружие, или не был уничтожен огнём вертолётчиков.

 

Получив в своё распоряжение вертолёты, спецназ теперь проворачивал такие дела, о которых раньше не мог и подумать.

Т.е. функции, которые у немцев в начале Второй мировой выполнял танк, в Афганистане выполнял вертолёт, но это, конечно, только потому, что у пехоты противника ещё не было мобильных средств борьбы с воздушными целями. Этим примером я хотел показать, что это «нечто» не обязательно должно иметь вид танка, но в данном случае мы говорим о наземной машине.

 

 

 

Объект 640 «Чёрный Орёл»

(Это семикатковое чудище, если не ошибаюсь, называли «верблюдом» — типа, корабль пустыни. Ю.И. стоит обратить внимание на толщину крыши — башни-то, в прежнем понимании, практически не осталось — одна крыша.)

Я считаю, что наши конструкторы с этой работой, безусловно, справятся, но, для чистоты выводов, предположим, что нет. И даже в таком случае с тем, что мы называем танковыми войсками, надо прощаться — это бесполезная для Победы трата сил и денег.

 

Вывод

 

Имеющиеся танковые дивизии нужно переформировать в стрелковые. А организация стрелковых полков мне видится так.

В состав стрелкового взвода должен быть включён тот танк, который наши конструкторы создадут. Есть у нас в составе этого взвода 3 БМП или 3 БТР, будет ещё и 1 танк. А в состав полка включить дивизион САУ с мощной пушкой, в крайнем случае — роту Т-80.

Тогда идея боя формулируется следующим образом.

Артиллерия и авиация перепахивают опорные пункты противника. При переносе ими огня на вторую линию обороны, опорные пункты атакуют взводы пехоты, пуская впереди себя свои танки. За пехотой идут батареи САУ, которые, если местность и видимость позволяют, своим огнём уничтожают видимые цели на поле боя и в тылу противника.

Если противник контратакует танками, то свои танки и пехота отходят за линию САУ, а те, во взаимодействии с ПТУРС и авиацией, расправляются с танками противника.

По сути это требование возврата к специализации родов войск. Нельзя повторять ошибку немцев, которые под нашим давлением из специализированных для борьбы с пехотой машин стали делать универсальные танки якобы для борьбы и с пехотой, и с танками одновременно. Этот универсализм хорош только в теории, а на практике получились машины и не для борьбы с танками, и не для борьбы с пехотой.

Нужна специализация: танки для борьбы с пехотой, САУ — для борьбы с танками.

 

Ю. И. МУХИН

 

 


 

Часть III. «Кадры решают всё!»

 

Глава 7. Оболганный верховный

 

Предательство, алчность и борьба за государственные кормушки всех эшелонов власти в СССР в 30-х годах. Вмешательство Гитлера в заговор военных. Г. К. Жуков — автор господствующей версии в истории о том, что поражения начала войны вызваны тем, что Сталин не поднял войска по тревоге. Военная глупость подобных утверждений, сравнение нападения немцев на СССР с нападением: японцев на Пёрл-Харбор в 1941 г.; немцев на Францию в 1940 г.; немцев в воздушной «Битве за Англию» в 1940 г. Отдача Генштабом РККА приказа о приведении войск в боевую готовность 18 июня 1941 г., проверка Сталиным в начале 50-х того, как этот приказ исполнялся войсками.

 

Проба на подлость

 

Дискуссия о причинах поражений в Отечественной войне, началась вот с такого, казалось бы, не имеющего отношения к теме, письма.

 

Государство — это я

 

«В газете «Дуэль» № 19 за 1996 г. Ю. Мухин, в статье «Надо ли всех объявлять евреями», разбирая «еврейский вопрос», коснулся и «русской души», в частности её отрицательной черты: неуважения к предкам, что, якобы, и страна распалась из-за этого. Другие нации — татары, казахи и др. свято чтут память своих предков. А мы проявляем хамство, пишет Ю. Мухин, даже Сталина оплевали, оплевали Хрущёва, Брежнева и т. д. Ну и что? Ведь в глубине русской души заложены начала правды, бескорыстия, готовности идти на жертвы в пользу человечества и достойного будущего. И если лидер, в которого верили, которому доверяли, — попрал эти каноны, то, естественно, это вызвало духовный протест. Отсюда у нашего народа большие требования к лицам, власть имущим. Скажите, разве это вяжется с совестью, используя труд, энергию коммунистов-ленинцев и въехав на их горбу в социализм, взять их и наиболее деятельных перестрелять?!

Вот их неполный список: Рыков, Бухарин (инициалы опускаю, ибо эти фамилии у многих на слуху, для краткости), Сокольников, Пятаков, Раковский, Бубнов, Рудзутак, Эйхе, Косиор, Серебряков, Каминский, Постышев, Чубарь, Енукидзе, Косырев, Кабаков, Румянцев, Кнорин, Демченко, И. П. Жуков, Кодацкий, Кривицкий, Лебедь, Лобов, Павлуновский, Чудов, Шеболдаев, Верейкис, Затонский, Межлаук, Примиек, Пятницкий, Рахимович, Уншлихт, Яковлев, Гринько, Зеленский, Иванов, Икрамов, Розенгольц, Чернов, Балицкий, Калыгина, Комаров, Кубяк, Любимов, Носов, Сулимов, Грядинский, Попов, Рындин, Мирзоян, Благонравов, Быкин, Блюхер, Дерибас, Егоров, Исаев,Корк, Кульков, Курицин, Лозовский, Михайлов, Пахомов, Сидельников, Семёнов, Тухачевский, Уборевич, Якир, Позерн, Смородин, Угаров, Гололёд, Любченко, Саркисов …

Что? Ещё перечислять или хватит? Ибо на всех загубленных бумаги не хватит! Это были лишь те, кто участвовал в 17 съезде ВКП(б) 1937 г. А Ян Карлович Берзин и легендарный Дыбенко чего стоят! Так вот, благодаря этим коммунистам были заложены основы социализма и чтобы не быть им обязанным — Сталин их всех — на эшафот! Так за что же его почитать?! За политический бандитизм?!…

Вот в вашей газете некто профессор неизвестных наук П. Хомяков тоже толдычет осанну Сталину, указывая какие-то его заслуги … Вот ведь какое умопомрачение! Мышление по короткому замыканию: от плюса к минусу, без анализа в присутствии совести и чести.

Или: Еврейский Антифашистский Комитет с 1943 вёл из СССР радиотрансляцию на Германию, разоблачая Гитлера и его клику и внёс определённый вклад в нашу победу. И что? В 1948—1952 гг. все они были расстреляны, включая самого Лазовского (председателя Совинформбюро во время войны), хотя, уточняю: женщина, учёная, профессор медицины, академик Штерн отделалась только тюремным сроком. Сталин любил женщин, он и жену Маяковского — Лию Брик, вычеркнул из списка лиц, представленных к уничтожению: «Пощадим жену Маяковского», — изрёк вождь. Но он отлично умел отбирать кадры по признаку личной преданности: посадил в тюрьму жён своих прямых помощников — жену Молотова и жену Калинина. Ни Молотов, ни Калинин возмущения не проявили! Вот это преданность вождю! А вот у кого были действительно деловые качества, это: Вознесенский (председатель Госплана), Кузнецов (секретарь Ленинградского горкома) — уничтожены уже после войны и репрессирован их аппарат. Сталин не мог допустить, чтобы рядом с ним находились крупные умные деятели, иначе, чего доброго, наживёшь потенциальных претендентов на свой пост. Сталин — весь в крови невинноубиенных! Судите сами: Сталин уничтожил Ленинскую гвардию в партии, ниспровергнул Ленинские нормы жизни в партии, коллективность руководства, окружил себя подхалимами и карьеристами, создал номенклатуру, которой было всё дозволено, посеял страх и сковал творческую активность масс, он фактически разложил партию, что привело к распаду СССР. Вот тут-то и сказывается протест русской души, которой противно коварство, ложь, жестокость и предательство. За эти качества его надо было не прославлять, а лишить чести звания коммуниста ныне, хотя бы посмертно (ведь награждают же людей посмертно, так почему же не взыскать посмертно).

Сталин с полным основанием мог бы провозгласить: «Государство — это — Я»! Как когда-то говорил французский «король-солнце» — Людовик 14-й. Сталин считал, что «партия — это он». А тем кто возражал ему в чём-либо, имея собственное мнение, Сталин, обычно, парировал: «Вы что, против партии?»

Словословие Сталину до того дошло, что превратилось в подобие психологического наркоза продлённого действия. Иначе как объяснить, что такие умные люди, как В. Бушин и писатель В. Карпов, до сих пор не могут освободиться от этого «зомби».

Можно быть отличным публицистом, классным писателем, но это будет лишь профессией. Кроме этого, у человека должно быть «ядро личности»: комплекс морально-духовных достоинств и нравственных качеств, которые формируют личность, в противном случае — ситуационное зомбирование со стороны СМИ правящего режима, ведёт к деформации личности с последующими проявлениями и взглядами, далёкими от здравого смысла и от гражданской совести.

И снова вопрос: как можно было расстреливать своих соратников по партии, по борьбе при завоевании Советской власти? И как можно об этом забыть, да ещё и хвалить Сталина за его «планетарное мышление» («планетарное» — это по определению писателя В. Карпова).

Итоги: для того, чтобы победил социалистический строй, надо открыто сказать правду о Сталине и донести людям правду о том, что СОЦИАЛИЗМ — ЭТО НАУЧНО ОРГАНИЗОВАННОЕ ОБЩЕСТВО СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ С РАВНЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ ДЛЯ ТВОРЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ ПРИ ОБЩЕСТВЕННОЙ СОБСТВЕННОСТИ НА СРЕДСТВА ПРОИЗВОДСТВА и призвать бороться за эту идею всеми силами Русской души!

 

САВИНОВ АЛЕКСАНДР ФЁДОРОВИЧ

Ветеран войны и труда, член КПРФ, участник движения ФНС

 

P.S. На Вашу просьбу, т. Ю. Мухин, я откликнулся, написал Вам целую статью, хотя я и не еврей, а русский (Вы же в газете просили, чтобы Вам по еврейскому вопросу писали евреи), но думаю «была не была» напишу, тем более гражданское чувство обязывает.

А вот, напечатаете ли моё письмо? Сомневаюсь: для этого нужно гражданское мужество. Хотя (как знать, ведь Ваша газета — «газета общественных идей — для тех, кто любит думать»), — так значится в подзаголовке газеты «Дуэль».

 

С гражданским приветом

САВИНОВ А.Ф. »

 

По себе судим

 

Уважаемый Александр Фёдорович!

Должен заметить, что когда Сталина стали называть убийцей, мы с П. Хомяковым только в школу пошли, разве что П. Бушин был постарше. И с тех пор более сорока лет всё начальство страны талдычит: «Сталин — убийца!» И вы вместе с ними. Это похвально! Но Вам всё же следует расспросить у знакомых смысл слова «зомби», чтобы правильно им пользоваться.

Не все фамилии в списке мне знакомы, но кое-какие я встречал. Скажем, в опубликованном дневнике М. Сванидзе, которая в то время о своём родственнике писала так:

 

«… я не верила в то, что наше государство правовое, что у нас есть справедливость, что можно где-то найти правый суд, а теперь я счастлива, что нет этого гнезда разложения морали, нравов и быта. Авель, несомненно, сидя на такой должности, колоссально влиял на наш быт в течение 17 лет после революции. Будучи сам развращён и сластолюбив — он смрадил вокруг себя — ему доставляло наслаждение сводничество, разлад семьи, обольщение девочек … Тошно говорить и писать об этом, будучи эротически ненормальным и очевидно не стопроцентным мужчиной, он с каждым годом переходил на всё более юных и, наконец, докатился до девочек в 9—11 лет … Женщины, имеющие подходящих дочерей, владели всем, девочки за ненадобностью подсовывались другим мужчинам» (тоже, наверное, «верным ленинцам» — Ю.М.).

 

М. Сванидзе пишет о стоящем у вас в списке 12-м А. Енукидзе — секретаре ЦИК ВС СССР, втором человеке в высшем законодательном органе власти в стране. Если говорить Вашими словами, то примерно таким образом он «закладывал основы социализма». Малолетними девочками. Между прочим, в этом деле не отставал от Енукидзе и главный контролёр страны — нарком Рабоче-Крестьянской Инспекции, член политбюро ВКП(б). Он у вас в списке — пятый. Его фамилия — Рудзутак. Взяли власть — гуляй всласть!

Не знаю, может у Вас есть малолетние внучки, и Вы жалеете, что без Енукидзе и Рудзутака не можете, как те женщины, «иметь всё» ? Вы же видите, как после революции 1991 года во власть ринулись мерзавцы. С чего Вы взяли, что в то время власть для негодяев была менее соблазнительной?

Давайте возьмём ещё кого-нибудь, скажем, Тухачевского. Ещё в 1930 году два преподавателя Академии им. Фрунзе сообщили, что Тухачевский вербует среди военных сторонников для захвата власти. Им устроили в ЦК очную ставку с Тухачевским. Они подтвердили показания, но Тухачевский отказался, а поскольку за него заступились Дубовой, Якир и Гамарник, то 23 октября 1930 года Сталин радостно писал Молотову: «Что касается Тухачевского, то последний оказался чистым на все 100 процентов. Это очень хорошо». Рано радовался.

В 1936 году были арестованы комкоры Примаков и Путна, но они молчали 9 месяцев до мая 1937 года. Могли бы молчать и дальше, но в середине месяца Гитлер продал НКВД (за помеченные советские червонцы) документы, которые Гейдрих выкрал в Генштабе немецкой армии, и которые первоначально предназначались для компромата командования вермахта. Документы Примакова подкосили. Он начал говорить и по его показаниям арестовали Тухачевского и других. Эти «кололись» немедленно. Фельдман в день ареста. Тухачевский успел написать тома собственноручных признаний. Вы, конечно, скажете, что их пытали.

В 1957 году Тухачевского и других реабилитировали, а в 1961 в ЦК КПСС спохватились и сделали «проверку правильности» обвинения 1937 года. Конечно искали хоть каких-либо доказательств пыток. Нашли такие: «Мучительному ночному допросу был подвергнут и арестованный комкор Путна … 14 мая … его допрашивали в течение всей ночи. В результате Путна дал показания на Тухачевского …». Допросила комиссия ЦК и следователя пытавшего Примакова: «… давали мне и другим работникам указания сидеть вместе с Примаковым и тогда, когда он ещё не давал показаний. Делалось это для того, чтобы не давать ему спать, понудить дать показания … В это время ему разрешали в день спать 2-3 часа в кабинете, где его должны были допрашивать и туда же ему приносили пищу».

Показания Тухачевского с подельниками рассмотрели на заседании суда их товарищи-судьи. Блюхер, Егоров, Алкскнис и единодушно решили — расстрелять за измену. Вы, конечно, скажете, что им Сталин приказал. Но дело в том, что ни тогда, ни сегодня судьям никто и ничего приказать не может. Судья по ст. 305 УК РФ, сегодня должен получать 10 лет за то, что выносит приговоры по чьим-либо приказам, а тогда по ст. 114 УК РСФСР более 2-х лет. Но Вы же всё равно не поверите и будете кричать: «Сталин убил! Сталин убил!»

Тогда я должен сказать — правильно убил! Зачем Красной Армии нужны были трусливые и подлые маршалы, которые от угрозы сутки не поспать оговаривают себя в том, что не совершали и за что полагается расстрел, или те, кто из раболепия перед начальством, идут на подлость убийства своих невинных товарищей?

Но и без этого на поведение некоторых маршалов следовало бы обратить внимание. Скажем — на маршала Блюхера, десять лет командовавшего нашими войсками на Дальнем Востоке.

У него была молодая жена и, когда Блюхера арестовали, её тоже отправили в лагеря, она растеряла детей, сидела очень долго и, разумеется, люто ненавидела Сталина. Тем ценнее её показания. Их стоит привести.

Она описывает инспекцию Гамарника в Хабаровске летом 1936 года, когда ещё ни один командир Красной Армии не был арестован.

 

«При отъезде Гамарника в Москву он (Блюхер — Ю.М.), сказавшись больным, провожать высокого гостя и начальника не поехал, что выглядело демонстрацией … Несколько позже муж решил в дороге нагнать поезд, с которым уехал Гамарник. Перед отъездом на вокзал он сказал мне: … А ты готовься к срочному отъезду из Хабаровска … Пришлю телеграмму. Мы условились: речь в телеграмме будет о Лиде … Если будет сообщено, что она приедет, — это будет означать, что мы в Хабаровске остаёмся, если же не приедет — значит, мы уезжаем. Телеграмму из Читы я получила: „Лида приедет“».

 

Спросите себя — куда Блюхер, человек военный, бросив свой пост в Хабаровске, планировал уехать без разрешения командования? И зачем ему этот отъезд нужно было кодировать в переписке с женой? Далее.

 

«… он рассказал, что с Гамарником (встреча состоялась на ст. Бочкарево-Чита) был продолжительный разговор, в котором Я. Б. Гамарник предложил Василию Константиновичу убрать меня, как лицо подставное («Объявим её замешанной в шпионаже, тем самым обелим вас … молодая жена …) На что Василий Константинович ответил (привожу его слова дословно): „Она не только моя жена, но и мать моего ребёнка, и пока я жив, ни один волос не упадёт с её головы“».

 

Смотрите, какие интересные разговоры ведут между собой «жертвы Сталина». Оказывается, если оклеветать невинного человека возле Блюхера, то с самого Блюхера можно снять обвинение в шпионаже. (Напоминаю — в это время ещё никаких арестов не было). Блюхер рад оклеветать невинного человека, но вот беда — она мать его ребёнка! Это его удержало!

Год спустя Блюхер с женой были в Москве. Глафира Блюхер рассказывает.

 

«31 мая во второй половине дня Василий Константинович и первый секретарь Дальневосточного крайкома ВКП(б) тов. Лаврентьев (Карвелашвили) поехали навестить приболевшего Якова Борисовича Гамарника к нему домой … К вечеру, ещё засветло, муж вернулся домой … На следующий день я, просматривая утреннюю почту … прочла … о том, что вчера, 31 мая, покончил жизнь самоубийством махровый враг народа Я. Б. Гамарник».

 

Итак, именно после разговора с Блюхером и Лаврентьевым Гамарник застрелился. Блюхер жене откомментировал это так:

 

«… Яков Борисович, по-видимому, уже говорил с Киевом по прямому и уже знал, что Иону Якира арестовали … Значит в тот момент, когда мы отъезжали, энкэвэдэвцы ринулись в дом, чтобы арестовать Якова Борисовича. Он застрелился. Успел».

 

Давайте обсудим это «успел» . Почему оно так удовлетворило Блюхера? По военным русским меркам у офицера есть только один повод застрелиться — когда он является носителем важной тайны и не уверен, что сможет скрыть её от врагов. Получается: Гамарник узнав, что дал показания после ареста 28 мая Якир, застрелился и этим успел что-то скрыть от их совместных врагов — НКВД.

Потом 11 июня Блюхер был членом суда над Тухачевским, Якиром и прочими «верными ленинцами». Он задавал злые вопросы подсудимым и проговорил их к расстрелу. Он, а не Сталин.

А затем, в 1938 году были бои с японцами у озера Хасан, которыми руководил Блюхер. Результаты боёв обсуждались на Главном военном совете Красной Армии, в присутствии ещё не снятого с должности Блюхера — члена этого Совета. Ворошилов по итогам Совета дал приказ № 0040 от 4.9.1938 года. Не будем приводить данные в нём оценки Блюхера, а дадим несколько фактов. Сначала о Блюхере, как профессионале.

 

«… т. Блюхер систематически из года в год, прикрывал свою … работу … донесениями об успехах, росте боевой подготовки фронта и общем благополучном его состоянии. В таком же духе им был сделан многочасовой доклад на заседании Главного военного совета 28—31 мая 1938 г., в котором утверждал …, что войска фронта хорошо подготовлены и во всех отношениях боеспособны».

 

А реально.

 

«… войска выступили к границе по боевой тревоге совершенно неподготовленными. Неприкосновенный запас оружия и прочего боевого имущества не был заранее расписан и подготовлен (о начале конфликта Блюхер знал заранее, за 7 дней. — Ю.М.) для выдачи на руки частям, что вызвало ряд вопиющих безобразий в течение всего периода боевых действий … Во многих случаях целые артиллерийские батареи оказались на фронте без снарядов, запасные стволы к пулемётам не были подогнаны, винтовки выдавались непристрелянными, а многие бойцы и даже одно из стрелковых подразделений 32-й дивизии прибыли на фронт вовсе без винтовок и противогазов. Несмотря на громадные запасы вещевого имущества, многие бойцы были посланы в бой в совершенно изношенной обуви, полубосыми, большое количество красноармейцев было без шинелей. Командирам и штабам не хватало карт района боевых действий. Все рода войск, в особенности пехота, обнаружили неумение действовать на поле боя, маневрировать, сочетать движение и огонь, применяться к местности … Танковые войска были использованы неумело, вследствие чего понесли тяжёлые потери … От всякого руководства боевыми действиями т. Блюхер самоустранился … Лишь после неоднократных указаний Правительства и народного комиссара обороны … специального многократного требования применения авиации, от введения в бой которой т. Блюхер отказывался … после приказания т. Блюхеру выехать на место событий, т. Блюхер берётся за оперативное руководство. Но при этом … командование 1-й армии фактически отстраняется (Блюхером — Ю.М.) от руководства своими войсками без всяких к тому оснований. Вместе с тем т. Блюхер, выехав к месту событий, всячески уклоняется от прямой связи с Москвой … трое суток при наличии нормально работающей телеграфной связи нельзя было добиться разговора с т. Блюхером».

 

Да … те ещё были маршалы! Но зато — «верные ленинцы»! Застенчивый в бою, Блюхер проявил бешеную инициативу в другом. За пограничную линию он не отвечал, за это отвечало НКВД, в составе НКВД были пограничные войска. Для улаживания пограничного вопроса с японцами накануне событий в Хабаровск прибыли заместители наркомов НКВД и НКО. В тайне от них, безо всякого приказа и согласования Блюхер создаёт комиссию и подтверждает японцам «„нарушение“ нашими пограничниками Маньчжурской границы на 3 метра и, следовательно … нашу „виновность“ в возникновении конфликта на о. Хасан». А в разгаре боёв его фронта с двумя японскими дивизиями он объявляет на Дальнем Востоке мобилизацию 12 призывных возрастов (что мог сделать только ВС СССР — Ю.М.).

«Этот незаконный акт, — пишет в приказе Ворошилов — тем непонятней, что Главный военный совет в мае с.г. с участием т. Блюхера и по его же предложению решил призвать в военное время на Дальнем Востоке всего лишь 6 возрастов. Этот приказ провоцировал японцев на объявление ими своей мобилизации и мог втянуть нас в большую войну с Японией».

А ведь в 1941 году, когда Красная Армия освободилась от «верных ленинцев», такого бардака уже не было. Он повторился только сегодня — в Чечне.

Скажу пару слов и о пресловутом антифашистском комитете. Генералу-майору юстиции Чепцову, председателю суда, приговорившему членов комитета к расстрелу за шпионаж, по его собственным объяснениям ни Сталин, ни политбюро приказа расстреливать не давали. И как я уже писал, такие приказы Чепцов не имел права исполнять. Более того, само Политбюро не могло понять, как евреи, спасённые СССР от уничтожения, могут вредить СССР? Политбюро трижды рассматривало материалы следствия.

Я знаю, что вы, Александр Фёдорович, скажете — что бедных евреев пытали в НКВД. Я достаточно живо интересуюсь историей и вот что я заметил. О пытках в НКВД вопят все. Но что интересно, все, кто прошли через НКВД и вопят о пытках, пишут о них со слов других. Лично никто из них пыток не испытал. От князя Трубецкого, заместителя главы боевой монархической организации в Москве в 1919 году, через Солженицына до моего знакомого, арестованного через пару дней после смерти Сталина и получившего 25 лет в 1953 году.

Бывший друг Солженицына — хранивший его архивы — Самутин был во время войны редактором власовской газеты. В 1946 году его, вместе с адъютантом генерала Шкуро, убивавшим югославских партизан, датчане передали в СМЕРШ (ещё хуже НКВД) 5-й армии. Самутин вспоминал, что они очень боялись того, что им немедленно поотбивают внутренности, заморят голодом и пытками заставят наговорить на себя. К его удивлению, их никто пальцем не тронул, питание было нормальное, а когда он на словесную грубость следователя отказался давать показания (напросился!), проклятое НКВД взяло и … заменило ему следователя на вежливого. (Свои 10 лет он всё равно получил).

Бывшему Генеральному прокурору Казаннику не откажешь в антисталинизме, в угоду Ельцину он в 1993 году арестовал невинных защитников Белого Дома и не возбудил уголовного дела против Ельцина за захват законодательной власти, что является преступлением — изменой Родине. Так вот в том же году в газете «Известия» от 13.10.93 он писал: «На юридическом факультете Иркутского университета нам давали — была хрущёвская оттепель — задания написать курсовую работу по материалам тех уголовных дел, которые расследовались в тридцатые-пятидесятые годы. И к своему ужасу ещё будучи студентом, я убедился, что даже тогда законность в строгом смысле слова не нарушалась, были такие драконовские законы, они и исполнялись».

«В строгом смысле» исполнялась «драконовская» статья 115 Уголовного Кодекса, по которой следователь, нарушивший законность при допросах, получал 5 лет. Не поэтому ли никто из побывавших в НКВД о своих пытках не вспоминает?

Поэтому мысль о том, что евреев антифашистского комитета пытали, весьма сомнительна. Но Сталину она не показалась вздорной и после трёх рассмотрений этого дела на Политбюро, он послал члена Политбюро Шкирятова лично опросить всех подозреваемых. Шкирятов, один на один, опросил всех. И все подтвердили, что они шпионили в пользу Америки. Особенно убедительные факты шпионажа представил Шкирятову упоминаемый Вами Лазовский. Но даже после этого ни Сталин, ни Политбюро никаких указаний суду не давали. Судья — генерал Чепцов убил всех лично.

Причём, не приговорил, а убил! Если бы он сделал это по своему убеждению — то это был бы приговор. Но он писал в своём объяснении Г. Жукову, что он сомневался в виновности и предварительно пытался согласовать приговор в МГБ с Игнатьевым и Рюминым и даже с Маленковым. Но если сомневался, то зачем же убил?! Для Вас это вопрос риторический — ведь он «им верил», как и Вы призываете «верить» вождям. А потом, уже беззаветно веря Хрущёву, он всех ранее убитых реабилитировал.

Вы призываете поплакать на могиле членов этого комитета, а я предварительно хотел бы посмотреть на их уголовные дела, прочесть их показания, как и показания всех тех, кого вы упомянули в списке. Но начиная с Хрущёва сделать это невозможно — эти открытые тогда дела стали нынче секретными.

Молотов допустил большую ошибку — он делился с Жемчужиной, своей женой, тем, о чём говорили на Политбюро, и что являлось государственной тайной. А Жемчужина делилась этими секретами с некоторыми сионистскими кругами, а уж те — с США. В США, кстати, за такие вещи и сегодня  сажают на электрический стул.

Вы удивляетесь преданности Молотова Сталину? А посмотрите на свою преданность всем его клеветникам — от Ельцина до Хрущёва. От Вашей преданности душа радуется. Хрущёв был убийцей, он, а не Сталин возглавлял чрезвычайные тройки, он подписывал приговоры, отправлявшие людей на смерть. Даже после чистки им архивов, сохранилась записка в которой он жалуется Сталину на то, что Москва оправдывает тех, кого он осудил. Но для Вас он — свой, он — герой, он — как и Вы готов был на всё, чтобы угодить начальству. Он ему «верил» и в Ваших глазах он — убийца — не виновен!

По Вашему начало «правды» — это когда «веришь лидеру». И даже когда ему в угоду совершаешь подлость, то это всё равно «правда». Вы полагаете, что это «заложено в русской душе»?

Не согласен! Может быть это заложено в жидовской душе, в капээрэфовской душе, в капээсэсовской душе — не знаю. Но ни в русской душе, ни в коммунистической — этого нет!

Ведь мы всех судим по себе. Вдумайтесь в русскую поговорку — честный вору поверит, а вор честному — никогда. Вы полагаете, что Сталин только тем и занимался, что сидел, крутил пальцем в носу и думал — какого бы ещё верного ленинца убить? Вы в этом уверены? Значит, на месте Сталина Вы действительно только бы этим и занимались.

Вы полагаете, что вокруг Сталина были люди, которые по его приказу убивали заведомо невиновных. Но ведь это подлость и если Вы в этом уверены, значит Вы — подлец.

А если Вы в этом сомневаетесь, то Вы обязаны искать истину, а не повторять убогую клевету. И хотя я не Ваш «лидер», но поверьте мне: Сталин — это проба на подлость. По отношению к нему можно понять — подлец человек или нет. Если он, конечно, не дурак.

 

И снова шизик

 

Мне уже приходилось писать исследование творчества предателя Виктора Резуна (Суворова) и я сделал тогда вывод, что этот кусок дерьма резко отличается от таких мерзавцев, как Солженицын или Гордиевский, тем, что он искренне верит в то, что пишет, — он шизик, тронувшийся умом фанатик своей идеи, кто-то вроде печатавшейся у нас инопланетянки Светланы Борисовны Ельциной.

Витек меня не подвёл, он написал ещё одно произведение, которое, вкупе с его предыдущими опусами, может являться пособием для студентов-медиков. Книга названа «Очищение» и написать её Резуну было гораздо легче, чем «Ледокол» и «День М». Если читатели помнят, то в тех своих работах шпион-неудачник Витя обосновывает тезис, что Сталин подготовил нападение на Гитлера, да тот его аккурат опередил. Бредовость этой идеи такова, что в её обоснование Витек вынужден был нагородить горы исключительной глупости.

Но далее Резуна осенила новая мысль — он решил ответить на вопрос, как стать выдающимся полководцем — и быстро пришёл к выводу, что для этого надо накануне войны перестрелять всех своих тупых генералов . Сталин, доказывает Витек, это сделал, поэтому войну и выиграл, а Гитлер в этом вопросе дал маху — вот войну и проиграл.

Согласитесь, убрать из армии тупых генералов — это для армии всегда полезно хоть перед войной, хоть и без войны. Мысль здравая, поэтому и вся книга Резуна выглядит в целом не так дико, как предыдущие, хотя то, что её писал человек тронутый умом, всё же видно невооружённым глазом.

Дело в том, что дураков достаточно убрать из армии, а не убивать. Скажем, хватило бы того, чтобы просто назначить маршала Тухачевского военкомом запупинского райвоенкомата, но Витек твёрд в своей идее — генералов надо именно перестрелять и никаких гвоздей! Ему, как придурковатому предателю, это, конечно, видней, да и что говорить — глядя на сегодняшнюю Российскую армию, тут и умный к такой же мысли придёт. Но речь-то ведь идёт не о Вите Резуне и не о сегодняшних генералах.

Тем не менее, мне бы хотелось, в виде исключения, рассмотреть эту базовую идею книги Резуна серьёзно. Для обоснования полезности именно расстрела генералов в армиях СССР и Германии, Резун принимает за аксиому, что, во-первых, в РККА никаких заговоров не было, а, во-вторых, Гитлер никакими иными способами вермахт не чистил.

Ведь если заговор в РККА был, то тогда причём здесь полководческий гений Сталина? Получается, что Сталин очистил РККА от дураков и мерзавцев не осмысленно, а попутно с ликвидацией заговора. Это в концепцию Резуна об осмысленном расстреле дураков-генералов накануне войны не вписывается, и он заговор в РККА решительно отвергает. А если Гитлер удалял из армии придурков-генералов другим способом, то тогда у Вити не вытанцовывается главный вывод о том, почему Гитлер проиграл войну.

Но эти аксиомы Резуна объективно аксиомами не являются, что я и попробую показать.

 

Гитлер и его генералы

 

Придя к власти Гитлер стал Верховным Главнокомандующим вооружённых сил Германии, но положение его по отношению к своим генералам было во много раз менее уверенное, чем у Сталина по отношению к генералам РККА, по двум принципиальным особенностям.

Генералы — военные профессионалы, а военный профессионализм Гитлера ещё не был известен. Поэтому любые попытки Гитлера изменить кадровый состав командования вермахта естественно встречали протест генералов, как вмешательство дилетанта. А, в отличие от Сталина, Гитлер был единоличным вождём и не мог спрятаться за Политбюро, за коллективным решением.

В вермахте были запрещены все партии, включая правящую национал-социалистическую, следовательно Гитлер не мог заменить генералов по причине отклонения их от «линии партии».

Но это одна сторона медали. С другой стороны в вермахте высоко поддерживалось понятие воинской и, особенно, офицерской чести и это резко отличало его от РККА и вообще от СССР. У нас понятие чести уничтожалось в принципе, в «бухаринской» довоенной энциклопедии даже слова такого нет.

Гитлер не мог взять и просто так снять какого-либо генерала — это немедленно возмутило бы остальных — немецкий офицер не скотина, которой можно помыкать по усмотрению начальника. Снятие должно быть обоснованно и понятно для остальных. Немецкие генералы и офицеры никому не давали унизить своё достоинство.

Скажем после победы над Францией в 1940 г. Гитлер на совещании высоко отозвался о командовании военно-воздушных сил и высказал недовольство сухопутными войсками. Он — Главнокомандующий, это его право. Тем не менее, это вызвало возмущение среди генералов сухопутных войск и Гудериан, испросив приём у Гитлера, потребовал от него объяснений от лица всех генералов. Гитлер вынужден был извиняться и разъяснять, что его недовольство касается исключительно верховного командования сухопутных войск, а не всего командования вообще. Но к этому времени Гитлер был уже признанным стратегом, армия им восхищалась и верила в него.

А в начале своего правления положение Гитлера по отношению к генералам было ещё более неуверенным, ведь это, по сути, ссора между рейхсвером и гвардией Гитлера — штурмовыми отрядами — заставила Гитлера, в угоду рейхсверу уничтожить Э. Рема и распустить штурмовиков.

Правда и Сталин просто так не мог менять руководство РККА, но положение Гитлера в этом вопросе было всё же во много раз сложнее.

 

Генеральская трусость

 

Но Гитлеру было несколько легче в другом.

Вдумайтесь: в мирное время для военного человека слава, почёт, материальное благополучие заключается в чинах. Став генералом, офицер достигает почти всего. А теперь представьте, что началась война и этот генерал потерпел в ней поражение. За поражение генералов разжалывают, а порою и расстреливают. Отсюда вытекает, что если для офицера, которому в любом случае меньше взвода не дадут и дальше Кушки не пошлют, война — это возможность быстро стать генералом, то для генерала война — это возможность быстро стать рядовым штрафного батальона. Вывод: никто так не боится войны, как генералы мирного времени. Не все конечно, но как перед войной узнать, кто генерал, а кто трус?

Сталин это узнать не мог никаким способом — все войны, которые вёл СССР были по сути оборонительными, вынужденными для СССР. Тут уж деваться некуда, генералы вынуждены идти на войну вместе со всеми. Их личное отношение к войне, к своему делу узнать было нельзя до того, пока они не проявят себя в бою. А этот экзамен стоит большой крови.

У Гитлера положение было иное. Он был агрессор, он хотел войны, он стремился к ней. И ему было видно, кто из генералов вместе с ним стремится к войне, а кто нет. Ведь если генерал жаждет войны, то он жаждет её не для того, чтобы потерпеть в ней поражение, следовательно он лучше подготовит войска для победы, активнее и энергичнее будет в бою. Гитлер этих генералов видел и ещё накануне войны имел возможность очистить командование вермахта от случайных людей, а Сталину это пришлось делать только в ходе войны.

Гитлер с приходом к власти оккупировал Рейнскую область и если бы это привело к войне, то Франция просто разгромила бы тогда малочисленную армию Германии. Военный министр фельдмаршал Бломберг и командующий сухопутными войсками генерал-полковник Фрич устроили Гитлеру по этому поводу истерику. Далее Гитлер оккупирует и Австрию, суверенное государство, входящее в Лигу наций. И снова истерика «трезвомыслящих» генералов. Гитлер видел кто из его генералов кто, но заменить их не мог, ведь с формальной, чисто военной точки зрения они были правы — Германия была не готова к войне и вермахт возмутился бы таким решением фюрера.

 

 

Вернер фон Фрич

 

Гитлеру нужна была какая-то причина, чтобы заменить наиболее трусливых генералов на тех, кто хотя бы не сопротивлялся агрессивным планам Гитлера.

Кроме этого, с самого начала своей политической деятельности Гитлер предопределил захват СССР, а это тоже не у всех генералов находило поддержку. Шеф политической разведки Германии Вальтер Шелленберг по этому поводу пишет:

 

«Как ни странно, наиболее серьёзная внутренняя поддержка политики сотрудничества между Советской Россией и Германией была проявлена армейскими офицерами из генерального штаба.

С 1923 года между Красной и германской армиями осуществлялось сотрудничество в обучении офицеров и обмене технической информацией. В обмен на германские патенты Германии разрешалось налаживать выпуск своего вооружения на территории Советского Союза.

… Главный центр оппозиции прорусски настроенным кругам германского генштаба составляли немецкие промышленники, надеявшиеся создать союз цивилизованных государств, направленный против угрозы большевизма».

 

И этих «прорусски» настроенных генералов тоже требовалось убрать и для этого тоже требовалась причина.

И казалось, что такая причина найдена — участие немецких генералов в «заговоре Тухачевского».

 

Военный заговор в СССР

 

Представьте, что вы в далёком 1937 г. организовываете военный заговор с целью захвата власти в СССР. Значит ли это, что вам хватит только внутренней поддержки? Нет конечно. Нужна и внешняя поддержка, иначе любой спасшийся член законного правительства СССР будет не только для своих граждан, но и для зарубежных стран главой страны, а это может вызвать гражданскую войну с непредсказуемым итогом, так как законное правительство будет пользоваться ресурсами СССР, находящимися за рубежом, а путчисты даже золото, захваченное в Госбанке, не смогут использовать.

Вспомните, в октябре 1993 г. фашист Ельцин не применял силу против Верховного Совета РСФСР, пока США не признали «законность» этого ублюдка.

Поэтому и заговорщикам в 1937 г. требовалась поддержка за рубежом с тем, чтобы прорвать возможную блокаду СССР после захвата власти. Ведь они были троцкисты, то есть — марксисты в крайней форме, а не буржуазная партия. Надеяться на автоматическую поддержку Запада, как получил её Ельцин, им не приходилось.

Поэтому естественно, что Тухачевский провёл зондаж там, где имел больше всего знакомых — в Германии. Я сомневаюсь, чтобы были какие-то договоры Тухачевского с немецким генштабом. Скорее всего это было что-то вроде протоколов о намерении, стенограмм бесед, в которых Бломберг подтвердил заговорщикам, что если те захватят власть в СССР, то командование вермахта выйдет в правительство Германии с предложением поддержать переворот, признать путчистов и т. д. Для путчистов это было уже кое что.

 

 

Вернер фон Бломберг

 

Но и для Гитлера это была находка — ведь Бломберг нагло вмешивался в иностранные дела, подменял собой правительство. На этом основании его можно было убрать и очистить вермахт от ненужного Гитлеру балласта.

Поэтому, когда русский эмигрант, генерал Скоблин, сообщил немцам о заговоре во