Феликс Чуев

ЗАЧЕМ СРУБИЛИ …

За что срубили памятники Сталину?
Они ж напоминали о былом
Могуществе добытом и оставленном
Серьезным, уважаемым вождем.
В любое время и во время оно
Хулить покойных - Боже упаси!
Покойника, по древнему закону,
Не принято тревожить на Руси.
Все дело в том, а было ль в нем величье?
Мне ветеран сказал: "Помаракуй"!
Что культ да культ … была такая личность -
Вот потому был у нее и культ.
И что вы там о нем ни говорите,
Как ни хулите скоро, горячо,
Оставил он шинель, потертый китель,
Да валенки подшитые ещё.
Но он притом оставил государство
С таким авторитетом на Земле,
Что, братцы, тут уж надобно признаться
Всем тем, кто вот сейчас засел в Кремле.
И на священной мраморной трибуне
В седой мороз седьмого ноября
Он верил в тех, кто верили в июне,
Нам твёрдо о победе говоря.
Какая ж клокотала в нем природа,
И как он исполински понимал,
Когда здоровье русского народа
Он высоко над миром поднимал!
Первична Правда. Правда, а не Слава.
Ведь с ним стояла Правда у руля.
Её не сбросишь краном с пьедестала
И не зароешь даже у Кремля.
А нас потомки не простят вовеки,
Хозяев им оставленной земли,
За то, что мы такого человека
Понять и оценить вот не смогли.
На наши плечи падает Россия,
На нас на всех ответственность сейчас…
Так думайте же, люди непростые!
Теперь, ведь, ОН - не думает за нас.


Завещание

исп. Валентин Пустовалов
скачать mp3-файл (5 471kB)
Когда я рос, я вглядывался в лица,
я видел победителей войны!

...Пилили бревна пленные арийцы,
и Сталин улыбался со стены.

Кому отец, кому недобрый отчим,
он мне вещал, о будущем скорбя:

"Все в мире не случайно, между прочим,
и я надеюсь, мальчик, на тебя.
Державы крест я вынес в лихолетье,
досталось ей и по моей вине,
но самую большую ложь на свете
двадцатый век составит обо мне.
А ты увидишь дальше, чем Россия,
и не посмеешь подлостью грешить,
слова поднимешь честные, другие,
и с Молотовым будешь ты дружить.
Все не случайно — так, а не иначе,
насмотришься людей и нелюдей,
тебе я завещаю, русский мальчик,
прикосновенье к сущности моей.
В России нет счастливых поколений,
но кончится терпенье — все сомнут..."

Мне Сталин говорил, и нет сомнений,
что так и было несколько минут.
И эти нервы в сумрачном величье,
и слово в напряженной правоте
необъяснимо, грозно и магично
моим шагам сопутствуют везде.
1997

* * *


Уже послы живут в тылу глубоком,

Уже в Москве наркомов не видать,

И панцерные армии фон Бока

На Химки продолжают наступать.

 

Решают в штабе Западного фронта -

Поставить штаб восточнее Москвы,

И солнце раной русского народа

Горит среди осенней синевы ...

 

Уже в Москве ответственные лица

Не понимают только одного:

Когда же Сам уедет из столицы -

Но как спросить об этом Самого?

 

Да, как спросить? Вопрос предельно важен,

Такой, что не отложишь на потом:

- Когда отправить полк охраны Вашей

На Куйбышев? Состав уже готов.

 

Дрожали стекла в грохоте воздушном,

Сверкало в Александровском саду ...

Сказал спокойно: - Если будет нужно,

Я этот полк в атаку поведу.