МНОГО понадобится времени, чтобы залечить нанесенные фашистами раны и восстановить разграбленное хозяйство. Но велика жизненная сила русского народа, и, как неопалимая купина, снова зацветет русская земля.

Совсем другое дело, когда речь идет о памятниках древнего русского зодчества, описание которых дают в своих статьях профессор Рыбников и Г. Красноцветов. Многие из них разрушены фашистами и их уже не восстановить.

Между тем именно в этих великих памятниках хранились заветы нашей старины, столь любезной каждому русскому сердцу.

Победы и поражения, падения и взлеты, спокойные периоды мирного строительства переплелись в нашей истории, как звенья драгоценной цепи. Люди, творившие эту историю, постарались запечатлеть свои дела и подвиги в памятниках, сложенных из камня и металла.

Каждое поколение вносило в эти памятники свой вкус, свое понятие о прекрасном. Зодчество хранит в себе совокупность многих ремесел и великий взлет творческой мысли человека.

В России, где Церковь долгое время была тесно связана с государственной властью и где народ по характеру своему религиозен, постройка почти каждого храма связана с историческими событиями. И среди этих храмов есть столь прекрасные, столь уникальные, что они являются ценностью не только русской, но мировой культуры вообще.

Нет слов выразить гнев и возмущение, наполняющие сердце при мысли о гибели этих драгоценных памятников, разрушенных безбожным варварством немецкой военщины.

ФАШИСТЫ УНИЧТОЖИЛИ ДВА ЛУЧШИХ ПАМЯТНИКА РУССКОГО ДРЕВНЕГО ЗОДЧЕСТВА

(К РАЗРУШЕНИЯМ В НОВО-ИЕРУСАЛИМСКОМ И ИОСИФО-ВОЛОКОЛАМСКОМ МОНАСТЫРЯХ)

 

НА ТЕРРИТОРИИ Московской области находится значительное число монастырских ансамблей, представляющих собой образцы древнерусского зодчества.

Создание этих памятников — проявление народного гения; они служат основными вехами творческой истории нашей страны, многие из них стоят в первом ряду неповторимых драгоценностей мировой архитектуры.

Русский народ по праву может гордиться тем вкладом, который он сделал в общечеловеческую сокровищницу зодчества. Очень оригинальной архитектуры; этот собор и является главной достопримечательностью монастыря. Построенный по плану Иерусалимского храма, он вместе с тем служит образцом русской архитектуры эпохи расцвета московского барокко XVII века.

Ново-Иерусалимский монастырь в г. Истре Московской области




Ново-Иерусалимский Воскресенский собор

 

К перестройке его в XVIII веке был привлечен выдающийся архитектор Европы В. Растрелли. По проекту Растрелли были произведены капитальные работы, превратившие Воскресенский собор, особенно во внутренних частях, в первоклассный образец елизаветинского барокко. Внутри собора замечательно пространственное решение всей постройки, пронизанной светом, льющимся из 75 люкарн шатра. В центральной части собора находится «кувуклия» (сплошь вызолоченная часовня Гроба Христа), как бы драгоценный футляр над скрытым под ней сооружением из изразцов — замечательным памятником древнемосковского «ценинского» (кафельного) искусства; золоченый павильон, построенный в ХVIII веке по проекту Растрелли, по праву считается шедевром барочного декоративного стиля.

Кувуклия (Гроб Господень), построенная но проекту Растрелли и соборном храме Воскресенского монастыря

Роспись шатра в соборе Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря

 

Для истории декоративного искусства Ново-Иерусалимский монастырь дает совершенно исключительный материал. Кафельные изделия производства собственных художественных монастырских мастерских, выполненные в чудесной зеленой тональности, украшают как внутренние, так и наружные части соборного храма. Из этих цветных изразцов сооружены целые иконостасы, ими же обрамлены наличники многих икон. Превосходны по архитектуре и некоторые более поздние приделы, относящиеся к началу XIX века и частью спроектированные архитектором Казаковым.

Злодеяния современных геростратов, разрушивших редкий по красоте памятник архитектуры, тщательно сохранявшийся государственной властью в СССР. На снимке—окрестности Ново-Иерусалимского монастыря до разрушения

Въезд в Новый Иерусалим до разрушения

Врата в Новом Иерусалиме до разрушения





Ново-Иерусалимский монастырь до разрушения

Ново-Иерусалимский собор до разрушения

Новый Иерусалим — святыня Православной Церкви — варварски взорванной немцами

Сожженный и взорванный фашистами собор в Новом Иерусалиме








Что осталось от собора в Новом Иерусалиме

Иосифо-Волоколамскпй монастырь. Общий вид

 

Другие здания монастыря, церковные и гражданские, помимо своей архитектуры, замечательны тем, что они связаны с выдающимися деятелями России: патриархом Никоном, царем Алексеем Михайловичем, Петром Первым, императрицей Елизаветой; целый ряд крупнейших событий русской истории также связан с Ново-Иерусалимским монастырем.

С 1920 года Ново-Иерусалимский монастырь превращен в музей.

Он был реставрирован и тщательно сохранялся.

И этот замечательный памятник русской культуры XYII—

XVIII веков разрушен фашистскими оккупантами; ими были взорваны: главная драгоценность музея-монастыря, знаменитый Воскресенский собор с высокохудожественной часовней «кувуклией»; колокольня; все восемь башен монастыря; стены и надвратная церковь над св. воротами; фашистами сожжены: комплекс зданий — царский дворец, вифлеемская церковь, настоятельские покои, в которых был размещен московский областной музей, братский корпус с трапезной и три каменных корпуса.

* * *

Иосифо-Волоколамский монастырь, основанный в конце XV века, находится в 25 километрах от города Волоколамска. Монастырь построен на большом озере, что создает необычайную красоту архитектурного пейзажа; при первом взгляде кажется, что монастырские стены с монументальными шатровыми верхами башен выступают прямо из воды. Волоколамский ансамбль монастырских построек, возникших разновременно, знакомит с архитектурой церковных и крепостных построек XVI—XVII веков и свидетельствует о большом художественном чутье древних русских зодчих. Исключительное значение в ансамбле Волоколамского монастыря имеет колокольня, — все подчинено ее динамическому силуэту.

С 1921 года монастырь превращен в музей. В конце октября и в ноябре 1941 года немцы неоднократно бомбардировали Иосифо-Волоколамский монастырь. Фугасная бомба, упавшая вблизи Германовой башни, разбила деревянные постройки, повредила парапет крепостной стены и вышибла решетки.

После оккупации города исчезли древние монастырские плащаницы и личные вещи основателя монастыря Иосифа Волоцкого,— они похищены фашистами.

Уничтожение немецко-фашистскими войсками драгоценного нашего наследия — двух ценнейших памятников русской архитектуры — не может быть объяснено соображениями военного характера. Бесспорно, это преднамеренный акт, направленный против русского народа и его культуры.

Ученый археолог Г. КРАСНОЦВЕТОВ.

17 апреля 1942 года.

Москва.

 

 

Разрушенный немецкими бомбами храм в г. Севастополе

«ГОРЕ ТОМУ, КТО ПОДНИМЕТ РУКУ НА НАШИ СВЯЩЕННЫЕ СЕДИНЫ»

В ЭТИ ДНИ судьбы трех великих русских городов тревогой сковывают наши думы.

Киев, Великий Новгород, Псков — города-памятники мирового исторического значения. Мало того, это драгоценнейшие страницы героического прошлого нашей родины, это стяги, знаменующие несокрушимую мощь русского народа и его неиссякаемую творческую силу.

Слава и честь, воля и неколебимое мужество нашего народа нераздельны с именами этих городов и событиями, ими пережитыми.

Киевская София строится с 1017 по 1036 год; «Киевский свод» — наш древнейший летописный свод — датируется

1039 годом; Новгородской Софии кладет начало Владимир Ярославич в 1045 году.

Уже в XII веке в «Слове о полку Игореве» (древнейший список «Слова» доходит до нас из Пскова) говорится: «Ту Немци и Венедици, ту Греци и Морава поют славу Святославлю». Поют иноземцы эту славу тому, кто положил начало величию земли русской, предвозвестив и словом и делом ее великую судьбу. Выступая против стотысячной армии врага с десятью тысячами русских воинов, так говорил им Святослав: «Уже нам некамо ся дети, волею и неволею стати противу; да не посрамим земле Руськые, но ляжем костию ту: мертви бо срама не имам; аще ли побегнем, то срам имам; и не имам убежати, но станем крепко, аз же пред вами пойду; аще моя голова ляжеть, то промыслите о себе».

И была сеча великая, и одолели русские врага-захватчика.

Киев издревле обороняет независимость русского Юга. На княжеском съезде Владимир Мономах говорил: «Как станет крестьянин пахать, приедет Половчин, ударит его стрелою и лошадь его возьмет, и, поехав в его село, возьмет жену его и детей и все имущество». «Если мы не прекратим междоусобий и начнет брат брата «закалати», то погибнет земля Русская и враги наши, половцы, возьмут землю Русскую». То же говорили и «мужи смыслении»: «Зачем вы допускаете распрю между собою. Пользуясь ею, «погании» губят землю Русскую. Если вы поднимете рать между собою, «погании» станут радоваться и возьмут землю нашу, которую «стяжали» отцы ваши и деды ваши трудом великим и храбрством, поборающе по Русской земле».

На севере оберегают Русь и ведут борьбу с нападающими на нее захватчиками Новгород Великий и Псков. На славных стенах новгородского храма Спас-Нередицы мы знаем древнюю фреску, изображающую князя Ярослава, отца Александра Невского: «Краль части Римския, от полуночные страны» (то есть Швеции) сказал: «Пойду, попленю землю Александрову», и пошел «в силе велице, пыхая духом ратным, ша-таяся безумием». Пришли в Новгород от короля послы со словами: «Аще можеши ми противитися, уже семь зде, попленю землю твою». Повел Александр рать русскую против шведов на Неву. «И бысть сеча великая над римляны», а самому королю Александр «возложи печать на лицы острым своим копием».

Но богатства русской земли не дают покоя немцам, и они полонят Псков. Александр выбивает их из Пскова и даст сражение на Чудском озере немцам—«иж именуются рыдели» (рыцари). Шли на эту битву новгородцы и псковичи, и «сердца их были как сердца львиные и они готовы были положить головы свои за родину». «Бы же тогда день субботний, восходящу солнцу, ступишася обои, и бысть сеча зла и труск от копей, и ломление, и звук от мечного сечения, якожь морю мерзшу двигнутися; не бе видети леду, покрылося бяше кровию». «И победи я... и вдаша ратнии плещи своя (то есть обратились вражеские воины в бегство). Они же сечахуть и гонящи, яко по яйеру; не бе им камо убежати».

Но кончаются черные годины войны, и опять развертывается в славных городах и их весях мирное строительство, народным гением создаются дивная архитектура, живопись, литература и опять во всех областях своей жизни народ мирно работает над созданием и укреплением своей родины.

Эти мирные и ратные дела и подвиги наших предков, создавших и оборонявших Киевскую, Новгородскую и Псковскую Русь, кровно спаяны с несокрушимой мощью нашего настоящего дня и являются его надежным основанием.

О том, как расценено историческое значение этих городов-памятников советской культурой, можно судить по тем грандиозным работам, которые ею были развернуты и организованы в целях сохранения и реставрации этих замечательных ансамблей. Как советский специалист в области охраны и реставрации памятников старины и произведений искусства, я говорю об этом в пределах, ограниченных короткими строками.

В Новгороде Великом всего на государственную охрану был взят 51 архитектурный памятник; среди них 17 памятников, украшенных фресковой росписью, относятся к XI—XYII векам. Первой по своей исторической ценности и архитектурной строгости следует назвать Новгородскую Софию (1045). К 1105 году относится украшенный фреской Антониев монастырь и к XII веку — дивная архитектура Юрьева монастыря. В Аркажском монастыре фрески (1189), исключительные по мастерству, выдержаны в 6—7 тонов; в Спас-Нередице фресковая роспись (1199) по праву пользуется мировой известностью, но все же она ниже по своим живописным достоинствам аркажских росписей.

Далее следует Николо-Липецкий монастырь (XIII в.), Ус-пенье-на-Волотове и Рождество-на-кладбище, относящиеся к

XIV    веку, а также храмы, датированные: 1361 годом—Феодора Стратилата и 1380 годом — Спас-Преображенья.

Из гражданской архитектуры нельзя не упомянуть Ивановской палаты (XIY в.) в Детинце.

Из перечисленных исторических сокровищ новгородских советской реставрацией полностью раскрыты и приведены в порядок три ценнейших храмовых ансамбля: Спас-Преобра-женья, фрески которого принадлежат мастерству Феофана Грека, Рождества-на-кладбище, (где весь ансамбль, то есть живопись и архитектура, принадлежит первоклассному, но неизвестному новгородскому мастеру, и славный своим живописным богатством Сковородокий монастырь (конец XIV — начало XV    в.).

Из исключительных по ценности раскрытых станковых произведений следует выделить иконы: «Николы»—XII век (из Николо-Дворищевского собора — до сего времени хранилась в Новгородском музее); «Знамения»—XII век (из собора «Знаменья»—в Новгородском музее); «Георгия»—XII век (из Георгиевского собора — собрание Государственной Третьяковской галлереи); «Спасителя»—письма Феофана Грека (из иконостаса «Феодора Стратилата» — собрание Новгородского музея); «Воскресенья» — XIII век (Новгородский музей), и уникальные по исторической художественной ценности (ранее раскрытые) доски «Битва суздальцев с новгородцами» и «Молящиеся новгородские посадники» (обе — конца XIV в., в Новгородском музее).

Младший брат Великого Новгорода — Псков но праву гордится художественным ансамблем своего Спасо-Мирожского монастыря. Мирожские фрески (XII в.) поражают как особенностями своих желтых (крон), голубых (лазурит) и темно-зеленых тонов, так и проникновенностью своего композиционного строя. Среди большого живописного богатства особо выделяется композиция «Положение во гроб» с изумительными фигурами Иосифа, Никодима и трех плакальщиц. Особо следует отметить некоторую стилистическую и живописную общность опасо-’мирожских фресок с росписями знаменитого Вестминстерского аббатства в Лондоне.

Своеобразием композиции и колорита отмечаются фрески Снетогорского монастыря (1316). По времени снетогорская живопись предваряет Феофана, но уступает ему в своих достоинствах.

Оба эти замечательные памятника в большей их части реставрированы.

Из архитектурных псковских богатств следует выделить знаменитые Поганькины палаты (XV в.) и Псковско-Печерский монастырь с драгоценным «Успеньем» в уборе златочервлен-ном, украшенном сканью и эмалью, вкладом Ивана Грозного. Псковские церкви XV—XVI веков поражают не только своеобычностью стиля, но и исключительным живописным богатством и оригинальностью своей «школы».

Особо ценны псковских писем (полностью отреставрированные) «Царские врата» — XIII века (в Псковском музее) и иконы «Георгия» и «Пароминская» (типа «Умиления») — XIV века; обе хранятся в Государственной Третьяковской гал-лерее.

В Киеве советской реставрацией произведены огромные работы в изумительной Святой Софии (построения 1017—1036).

Всего полностью раскрыто около 600 кв. метров древних фресок. Среди них следует особо отметить «Сошествие во ад» (центральный неф), «Явление Христа Марии и Марфе» (южная стена), «Фомино уверение», «Послание апостолов» (северная стена), «Положение во гроб» и «Распятие» (верх северной и южной стен) и колоссальные композиции на хорах: «Явление Аврааму» и «Брак в Кане».

Особо следует отметить две уникальные семейные группы: «Три дочери и жена Ярослава Мудрого Индигерда» и «Ярослав Мудрый и его три сына».

Специальным закреплением предотвращено разрушение имеющих мировую славу софийских мозаик. Всего из них полностью реставрировано свыше 300 кв. метров, по преимуществу вкладом в места утрат оригинальных древних цветных камней.

Совершенное великолепие «Нерушимой стены» и монументальная строгость «Таинства Евхаристии», «Святительского чина» и «Благовещения» вновь возрождены в их историческом и художественном величии.

Из ансамбля Златоверхого Михайловского монастыря (1108) реставрированные фрески и мозаики перенесены в «Софию», и знаменитая мозаика «Дмитрий Солунский» хранится в Государственной Третьяковской галлерее.

В Киево-Печерской лавре, в древнем ее Успенском соборе (XI в., постройки Изяслава Ярославича) и в лаврской Над-вратной церкви (XI в.), произведены большие изыскательные работы по раскрытию древних фресок. На месте постройки князя Владимира -в Берестовской церкви открыты фрески XII века и времен Петра Могилы (XVII в.). В Кирилловской церкви (XII в.), украшенной превосходной живописью Врубеля, раскрыто около 70 кв. метров древних фресок, многоместно изображающих житие Кирилла Александрийского.

И это только краткий перечень тех работ, которые выполнила советская реставрация в трех великих русских городах.

С высоты восьми веков свидетельствуют эти города о былой их судьбе, о величии их мирного творчества, о бедах и войнах их с «поганими» захватчиками. Слушаем мы эту их славную повесть в черные дни немецких разрушений и насилий и твердо знаем: горе тому, кто поднимет руку на их священные седины!

Профессор А. РЫБНИКОВ.

15 апреля 1942 года.

Москва.