ВОСПОМИНАНИЯ

22 ИЮНЯ 1941 года мирная жизнь советского народа была нарушена неистовым Гитлером. Событий июньских дней никогда нельзя забыть. Начало войны застало меня в столичном городе Молдавской ССР Кишиневе, куда я был командирован главою нашей Православной Русской Церкви Блаженнейшим Сергием, Митрополитом Московским и Коломенским, в качестве секретаря епархиального управления Кишиневской и других епархий. Бессарабия только за год до начала войны сбросила румынское иго и обрела свободную и спокойную жизнь. Еще утром 22 июня в Кишиневе прозвучал первый сигнал воздушной тревоги. Немецкие самолеты сбросили бомбы на мирное население Кишинева.

Воскресная служба в кафедральном соборе, в которой я принимал участие, происходила в необычайных условиях: здание сотрясалось от разрывов немецких бомб, которыми варвары целили в собор. И они топали в него и частично разрушили святой храм.

Немцы с первого же дня разоблачили себя перед всем миром как варвары и кровавые агрессоры. Яркими свидетельствами ртого были слышанные мною крики раненых взрослых и детей и виденные мною трупы убитых при этой бомбежке кафедрального собора.

Протоиерей Петр Филонов, настоятель церкви Нечаянной Радости г. Москвы

 

Там, где еще (вчера люди собирались у мирных домашних очагов,— теперь дымящиеся развалины, воронки, плачущие дети, потерявшие своих родителей; обезумевшие матери, ищущие спасения от черных ассов; выбитые стекла в соборе и обвалившаяся штукатурка.

Садовая, Бендерская, Болгарская и улица Ленина, еще вчера цветущие улицы, немо возглашали миру, какие несчастья несет людям немецко-румынский бандитизм.

Речь Молотова объяснила все. В 12 часов дня весь мир узнал о вероломном нападении гитлеровской Германии.

Народ сразу убедился в действительных чувствах немцев. Гитлеровский холоп Антонеску накануне войны, обращаясь по радио к бессарабскому народу, пытаясь представить себя дру-гом народа, призывал к торжественной встрече румын. Король Михаил пошел дальше. Он заявил: «Мы желаем вам только добра, выходите на полевые работы, занимайтесь мирным трудом, свободно молитесь в ваших храмах, мы приносим вам освобождение». И на следующий же день после этого заявления немецкие самолеты расстреляли с воздуха всех вышедших на полевые работы.

Через некоторое время я имел еще один случай убедиться в коварстве и наглости врага. Мое пребывание в Кишиневе окончилось, и я обязан был выехать в Москву. Выбирая укромные, тихие места, где можно было не бояться возмездия, немецкие «герои» часто нападали как на наш, так и на другие пассажирские поезда с воздуха. Особенно запомнился один момент. Около станции Котовск, когда пассажиры, среди которых были женщины и дети, пытались найти опасение в лесу около полотна железной дороги, фашистский летчик хладнокровно принимался их расстреливать из пулемета и сбрасывать фугасные бомбы.

В первых числах июля я увидел нашу родную столицу Москву и еще раз убедился в мощи советского народа, который не дрогнул перед лицом тяжелых испытаний и грудью стал на защиту любимой родины, готовый жестоко покарать немецких оккупантов, нарушивших нашу мирную жизнь. С 22 июля Москва начала героически отражать вражеские налеты. Москвичи в дни обороны своего города показали, на что способен русский человек.

Теперь Красная Армия перешла в наступление и гонит врага на запад. Недалек тот час, когда на нашей земле не будет проклятых фашистов.

6 апреля 1942 года.

П редпразднество Благовещения Пресвятой Богородице. Понедельник св. Пасхи.

 

 

«НЕМЦЫ СОЖГЛИ МОЮ ЦЕРКОВЬ»

ИЗ ПИСЬМА Митрополиту Сергию

МОЯ Воловниковская церковь разбита и сгорела почти до основания. Немцы (новые «крестовики») предварительно ее ограбили, а потом устроили из нее склад боевых припасов и около нее расстреливали наших пленных красноармейцев.

Бой был ожесточенный и для нашей церкви окончился печально. Когда я узнал, что сделали немцы из церкви, поспешил туда, чтобы взять антиминс и Св. Дары. Но когда я туда приехал, уже шел бой и в церковь проникнуть, конечно, я уже не смог (да немцы, вероятно, и не пустили бы (меня).

Пока я ездил, рабочий поселок был подожжен немцами, дом, в котором я жил, сгорел. Сгорели все мои книги, заметки и записки, мое маленькое имущество немцы украли.

Протоиерей Сергий ГОРОДЦОВ.

Село Воловники Клинского района Московской области

Приводим акт о разрушении и ограблении немцами старинного православного монастыря в г. Тихвине Ленинградской области.

 

 

АКТ

МЫ, ниже подписавшиеся, старожилы города Тихвина — Венедиктов Михаил Дмитриевич, проживающий по ул. Римского-Корсакова, 23; Шумкина Мария Кузьминична, проживающая по улице Римского-Корсакова, 26; Проскуряков Константин Николаевич, проживающий по улице Римского-Корсакова, 15, и Христофоров Александр Христофорович, проживающий по Советской улице, 87, составили настоящий акт в том, что фашисты, находясь в городе Тихвине и некоторых других населенных пунктах района в течение одного месяца — с первых чисел ноября до первых чисел декабря 1941 года,— творили гнусную расправу над мирным населением, учиняли грабеж православной церкви, уничтожали церковное имущество, разоряли и сжигали церкви и монастыри.

РАЗРУШЕНИЯ В ТИХВИНСКОМ МОНАСТЫРЕ ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

Внутренний вид Успенской церкви, разгромленной и разграбленной немцами



1 и 2 — Внутренний вид Успенской церкви, разгромленной и разграбленной немцами



3 и 4 — Внутренний вид Успенской церкви, разгромленной и разграбленной немцами

Монашеский корпус и Апостольская церковь

Апостольская церковь

Настоятельский архимандричий корпус

Монашеский северный корпус

 

На оккупированной ими территории немецко-фашистские разбойники устраивали в церквах конюшни для стоянки лошадей, а Тихвинский монастырь, постройки XVI века, был превращен ими в средневековый застенок.

После изгнания немцев из Тихвина в одной из келий монастыря был найден труп изнасилованной и зверски замученной пятнадцатилетней девочки Лидии Колодецкой. У нее было прострелено бедро, вывернут большой палец ноги и переломлена другая нога. В следующей келье были обнаружены четверо полумертвых замученных мужчин — красноармейцы Громов и Такашов, стрелочник Михайлов и слесарь Степанов.

Гитлеровцы раздели их, возили на салазках по улицам Тихвина, затем, окоченевших, бросили в нетопленой келье монастыря и держали там в течение шести суток без пищи.

Отступая, немецкие полчища разграбили церковное имущество монастыря, а сами здания взорвали и подожгли.

В результате варварских разрушений немецкими оккупантами Тихвинского монастыря ими повреждено:

придел Успенской церкви постройки 1505—1515 годов, с куполом в виде луковицы;

звонница-колокольня с тремя просветами и двумя шпилями постройки 1743 года.

Разрушено:

Покровская церковь с пристройкой, большой монашеской трапезной, постройки 1783—1790 годов, с подвальными арочными перекрытиями;

настоятельский (архимандричий) корпус постройки 1790— 1810 годов;

Вознесенская церковь постройки 1795—1796 годов; двухэтажный казначейский корпус постройки 1798— 1810 годов;

монашеский корпус постройки 1790—1810 годов; монастырский двухэтажный корпус постройки 1795— 1805 годов;

Воздвиженская церковь постройки 1830—1835 годов, с одноэтажной проходной аркой, на каменном фундаменте;

Апостольская церковь постройки 1820—1824 годов, двухэтажная, на каменном фундаменте;

архиерейский двухэтажный корпус постройки 1785— 1793 годов.

Оставляя Тихвин под натиском частей Красной Армии, немецкие варвары ограбили православный Тихвинский монастырь. Со всех находящихся там икон они содрали позолоту, сняли серебро, уничтожили иконостасы, поломали хоругви с древками, украли ризы, сняли с икон бархатные обложки и басму, похитили бархатную, отделанную серебром и золотом, ризу с головными венцами.

В Успенской церкви, на царских вратах, похищены 6 овальных икон и в иконостасе 2 серебряные позолоченные иконы; также похищена икона Тихвинской Божией Матери.

С целью сокрытия своих преступлений, немцами при отступлении были взорваны и подожжены три церкви Тихвинского монастыря и пять корпусов.

О чем составлен настоящий акт.

ВЕНЕДИКТОВ М. Д., ШУМКИНА М. К, ПРОСКУРЯКОВ К. Я., ХРИСТОФОРОВ А. X.