Глава четвертая
Православная Церковь в России в порыве патриотизма не одинока

ЕСТЬ логика любви и есть логика злобы. Для любви естественно искать и находить причины любить, и это неизбежно приводит к единению в братолюбии. Для злобы, напротив, естественно искать и находить причины для ненависти, и это неизбежно приводит к разъединению во вражде.

Представители Вселенской Православной Христовой Церкви, представители других христианских церквей, озаренные светом евангельской любви, проявили единодушную солидарность в признании величия жертвенного подвига России в настоящей великой войне. Своими откликами со всех концов земли они благословляют нашу великую отечественную войну с Германией как священную борьбу за освобождение от гитлеровского ига всех порабощенных им братских народов.

Одни из таких откликов поступили в адрес Московской Патриархии — таковы телеграммы патриархов Александрийского, Антиохийского, Иерусалимского. Поступали и другие подобные отклики, например, приветственная телеграмма епископа сербской Православной Церкви США Дионисия от имени духовенства и верующих этой Церкви, письмо английского духовенства, подписанное епископом и 15 священниками графства Эссекс, и др.

Крупнейший представитель англиканской церкви архиепископ Кентерберийский свое сочувствие нашей родине высказывал в многократных выступлениях пред различными общественными организациями. Многие же другие представители христианства, как мы увидим из этой главы, засвидетельствовали свою солидарность с нами в целом ряде слов и дел у себя на своей родной земле.

Терновый венец нашей родины с рубинами жертвенной крови на ее челе вырвал в сердцах честных и преданных Христову учению представителей христианских церквей сочувствие и любовь к нашему великому народу и привел их к единению с нами в братолюбии.

Представители же христианства, воспринявшие в себя фашистскую отраву, вступили на гибельный путь предательства и измены своему христианскому долгу, на путь ненависти и разъединения во вражде. Это — карловчане, феофиловцы, епископ Поликарп Сикорский и им подобные «сыны погибельные», порвавшие связь с матерью-Церковью Русской и ставшие на путь служения германскому фашизму, сделавшиеся Иудами-предателями для своей родины. Если «единомыслие между братьями и любовь между ближними — украшение премудрости» (Сир., 25, 1—2), то раскол с матерью-Церковью Русской есть «дело потери любви и плод гордости» (патр. зкзарх Америки митрополит Вениамин).

Его Святейшество Святейший ВЕНИАМИН, Архиепископ Константинополя, Нового Рима, Вселенский Патриарх

ВОСТОЧНЫЕ ПАТРИАРХИ И МОСКОВСКАЯ ПАТРИАРХИЯ ЕДИНЫ В БОРЬБЕ С ФАШИСТСКИМИ УГНЕТАТЕЛЯМИ

ПРАВОСЛАВНЫЙ Восток—колыбель христианства — всегда был святыней в глазах всего православного мира.

Патриархи Александрийский, Антиохийский, Иерусалимский — наследники святых апостолов на своих кафедрах, вселенский Патриарх Константинопольский—преемник знаменитых в древней истории христианства святителей—уже одними своими древнехристианскими титулами пробуждают в русском православном сердце чувства благоговения перед носителями этих священных имен. К константинопольской Церкви, притом, Русская Православная Церковь неизменно хранит благодарные сыновние чувства, как к своей матери, давшей ей жизнь.

Перевод: 13 января 1942 г. Из Стамбула, Митрополиту Московскому Сергию.

Благодарю за поздравления, горячо приветствую с праздником.

Патриарх ВЕНИАМИН.

 

Будучи автокефальной, Русская Православная Церковь совершает свое служение русскому народу в братском общении со всеми восточными Патриархами. Знаками этого непрерывающегося общения служат, кроме взаимных молитв о всех православных церквах и их предстоятелях, взаимные приветствия и взаимные братские сношения по разным поводам церковной жизни у восточных Патриархов с предстоятелями Русской Православной Церкви, за последние десятилетия — с Святейшим Патриархом Тихоном и его преемником, Блаженнейшим Митрополитом Сергием.

Начавшаяся в России в 1941 году великая отечественная война с Германией, ставящая перед нашей родиной возвышенные, благородные цели — изгнать захватчиков с территории нашей страны и содействовать освобождению от гитлеровского ига всех порабощенных им братских народов, благословленная Русской Православной Церковью в первый же свой день,— такая война естественно должна была встретить самый живой отклик в сердцах восточных Патриархов. И они своими телеграфными обращениями к Блаженнейшему Митрополиту Сергию выявляют свое сочувствие русскому народу в его испытании, шлют свое апостольское благословение русскому воинству и, с молитвами Русской Православной Цервдви о победе, соединяют свои молитвы.

Перевод: 14 января 1942 г. Из Дамаска.

Митрополиту Московскому Сергию.

Взаимно поздравляю с праздником Рождества, горячие пожелания. Патриарх АЛЕКСАНДР.

Перевод: 18 января 1942 г. Из Каира.

Митрополиту Московскому Сергию, Местоблюстителю Российского Патриархата.

Православная Апостольская Церковь Александрийская гордится продолжающимися блестящими победами русских армий, ведущими к полному разгрому могущества сил ада. Сердечно поздравляем Вас и Православную Церковь Русскую и благословляем ее подвиги, которые будут способствовать триумфу союзников и обеспечат миру мир.

ХРИСТОФОР, Папа и Патриарх Александрийский.

 

Приведенную выше телеграмму Александрийского Патриарха Христофора Митрополит Сергий благословил огласить во всех храмах России с провозглашением, после ее прочтения, многолетия Блаженнейшему Патриарху Христофору — «папе и судии вселенной». В ответ на эту телеграмму Митрополит Сергий направил Его Блаженству свою братскую телеграмму такого содержания: «От имени Русской Православной Церкви благодарим Ваше Блаженство за Ваше слово ободрения и любви. Просим помочь нам Вашими молитвами и авторитетом. Сергий, Митрополит Московский, Патриарший Местоблюститель».

Блаженнейший ХРИСТОФОР, Папа и Патриарх Александрийский

 

После оглашения телеграммы Патриарха Христофора в московском кафедральном Богоявленском соборе в неделю Православия, 22 февраля 1942 года, совершавшие в этом соборе литургию архипастыри: митрополит Киевский Николай, архиепископы: Куйбышевский Алексий, Горьковский Сергий, Уфимский Алексий и епископ Калужский Питирим направили Блаженнейшему Христофору телеграмму следующего содержания:

«По поручению Митрополита Сергия, сегодня после литургии в переполненном кафедральном соборе Москвы была оглашена телеграмма Вашего Блаженства. С одушевлением пропето Вам многолетие. Русская Православная Церковь горячо молится о даровании победы над фашистами — извергами рода человеческого — и верует в скорую победу. Ваши молитвы, совпадающие с нашими, и одинаковая с нами Ваша оценка общего врага, как исчадия ада, глубоко радуют и трогают верующий русский народ. Желаем Вашему Блаженству многих лет здоровья, а славной Церкви Александрийской—процветания».

Выявившаяся на Украине, временно захваченной немцами, измена делу православия викария Волынской епархии епископа Поликарпа Сикорского, объявившего себя главой автокефальной Украинской Церкви, порвавшего с матерью-Церковью Русской и ставшего на путь служения германскому фашизму, вызвала новый обмен телеграммами между Митрополитом Сергием и восточными Патриархами.

Епископ Поликарп Сикорский за свое церковное преступление был предан Митрополитом Сергием суду собора епископов и запрещен в священнослужении. Об этом Митрополит Сергий телеграфно оповестил всех восточных Патриархов, испрашивая и братского их мнения о степени церковного наказания, коего заслуживает епископ Поликарп.

Перевод: 18 марта 1942 г, Из Иерусалима,

Митрополиту Московскому Сергию,

Поздравляю Ваше Блаженство с неусыпным бодрствованием над сохранением православной веры, канонического порядка, преданий. Бог да благословит благочестивый русский народ, ТИМОФЕЙ, Патриарх Иерусалимский,

Перевод: 20 марта 1942 г. Из Дамаска.

Его Блаженству Митрополиту Московскому Сергию. Огорченные выступлением Поликарпа, епископа Волынского, одобряем применение канонических наказаний. АЛЕКСАНДР, Патриарх Антиохийский.

 

Нами приводятся ответы Патриархов, свидетельствующие о их полном единении с Митрополитом Сергием и во взглядах на существо преступления епископа Поликарпа и в отношении наказания изменнику делу православия, находящемуся у фашизма в услужении.

Перевод: 24 марта 1942 г. Из Каира.

Патриаршему Местоблюстителю Московскому Митрополиту

Сергию.

Не одобряем авантюрного поведения на Украине епископа Сикорского в пользу фашистов. При настоящей исключительной ситуации, составляющей отягчающее (вину) обстоятельство, Сикорский должен быть подвергнут церковному наказанию по всей строгости (главному).

Патриарх ХРИСТОФОР.

Блаженнейший АЛЕКСАНДР III, Патриарх Антиохии и всего Востока

К празднику Пасхи 1942 года Александрийский Патриарх Христофор прислал Патриаршему Местоблюстителю из Александрии братскую приветственную телеграмму:

«Христос воскресе! Целую, обнимая Вашу святыню, желаю скорейшей победы над общим врагом.

Патриарх ХРИСТОФОР».

Иерусалимский Патриарх приветствовал Блаженнейшего Митрополита Сергия телеграммой следующего содержания:

«Христос воскресе! У Святого Гроба молились за благочестивый русский народ.

Патриарх ТИМОФЕЙ».

 

ПАСХАЛЬНАЯ ГРАМОТА ИЕРУСАЛИМСКОГО ПАТРИАРХА ТИМОФЕЯ

(перевод с греческого)

БЛАЖЕННЕЙШИЙ Митрополит Московский и Коломенский, Местоблюститель Патриаршего престола, во Христе Боге возлюбленнейший нам брат и сослужитель нашей Мерности, Господин Сергий. Ваше вожделенное Преосвященство во святом лобзании обнимая, радостно приветствуем. Благословен Бог наш, единый богатый в милостях и щедротах, сподобивший нас опять пройти поприще великого и душеполезного поста и достигнуть поклонения Его святым и пречистым страстям.

За три дня до Пасхи мы, взойдя на страшную Голгофу и преклонивши колена пред Распятым, принесшим Себя в

жертву для обновления всей твари, мысленно представляли обширное зрелище смертоубийственной войны и горячо помолились о том, что не в нашей власти, чтобы спасти нас от бед и печалей. Ныне же, утру глубоку, как мироносицы, окруживши гроб Жизнодавца Спасителя Христа, возносим Ему, Победителю смерти, благодарения и, принесши затем бескровную жертву на самом Гробе, в который Он снисшел ради спасения мира, как закланный в жертву Непорочный Агнец, мы усерднейше помолились об утверждении святых Божиих Церквей и с братской любовью помянули имя Вашего Блаженства, молясь об исполнении Вас благодатию Воскресшего из мертвых.

В восполнение же, по общепринятому и освященному веками обычаю, препровождаем Вашей любви Пасхальную грамоту от Святого Града Иерусалима ради великого, славного и знаменитого сего дня преславного и живоносного из мертвых воскресения Спасителя нашего Христа, с невыразимо великим приветствием: «Христос воскресе».

Поздравляем Вас и, сорадующимся с Вами гласом присоединяя теплую молитву, просим Господа сохранить Ваше Блаженство в здравии, чтобы радостно, в течение многих мирных лет, совершать Вам всенародное празднество светоносного и благознаменитого этого дня к благоустроению и умножению в вере милостью Божией вверенного Вам народного достояния, многие годы начальствовать и управлять кораблем руководимой Вами Святой Церкви.

Считая долгом через Вас братски засвидетельствовать наши пасхальные молитвы и братские поздравления находящимся при Вашем Блаженстве иерархам и возлюбленным во Христе братиям, вместе с Вами обнимаем и их во Христе, воскресшем из мертвых, и на этом заканчиваем.

Во Святом Иерусалиме, 1942 года марта 23.

Вашего вожделенного Блаженства возлюбленный во Христе брат Патриарх ТИМОФЕЙ.

ВОСТОЧНЫЕ ПАТРИАРХИ МОЛЯТСЯ ЗА НАШИХ ВОИНОВ
(ОТКЛИК ИЗ ЯРОСЛАВЛЯ)

ПРОТОИЕРЕЙ Владимир Градусов из Ярославля в своем рапорте на имя Митрополита Сергия, между прочим, пишет:

«Ваше предписание (об оглашении в храмах телеграммы Александрийского Патриарха Христофора) в своем храме выполнил за ближайшей праздничной службой — сегодня 8 марта. Сделанное оповещение было очень тепло воспринято молящимися. На глазах многих были слезы умиления.

Особенно волнующей была минута, когда я сказал верующим: «Утешьтесь, матери и жены! За ваших дорогих сынков и мужей, сражающихся на фронтах, возносит ныне моление, вместе с нашей Российской Церковью, и древняя Апостольская Александрийская Церковь в лице своего Предстоятеля, преемника св. ап. Марка, старца — Патриарха Христофора. Примите с любовью его благословение, обвеянное ароматом благодатной Фиваидской пустыни...»

ПРАВОСЛАВНЫЕ ЦЕРКВИ В АМЕРИКЕ ВЕРНЫ МАТЕРИ РУССКОЙ ЦЕРКВИ

ЭКЗАРХ МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ В США МИТРОПОЛИТ ВЕНИАМИН ИЗБРАН ПОЧЕТНЫМ ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ РУССКО-АМЕРИКАНСКОГО КОМИТЕТА «ПОМОЩИ РОССИИ»

СЕВЕРО-AМЕРИКАНСКИЙ митрополит Платон (Рождественский), признав над собою в 1928 году каноническую юрисдикцию Митрополита Сергия как главы Русской Православной Церкви, в 1933 году отрекся от матери-Церкви и самочинно объявил автономию Северо-Американской епархии, за что 16 августа 1933 года Московской Патриархией был предан суду архиереев и запрещен в священнослужении.

 

Высокопреосвященный ВЕНИАМИН, Митрополит Алеутский и Северо-Американский, Патриарший Экзарх в Америке

После его смерти, в 1934 году на его место его последователями был избран епископ Феофил, подтвердивший со своим собором самочинную автономию американской Церкви, за что 4 января 1935 года все епископы этой церковно - раскольнической ориентации, во главе с Феофилом, Московской Патриархией были объявлены подпавшими одинаковому суду и запрещению с умершим в этом состоянии и отколовшимся от св. Церкви митрополитом Платоном.

Послушник Георгий Поляков, секретарь епархиального совета в Америке

 

В 1935 году последователи митрополита Платона в Америке (феофиловцы) объединились с отколовшимися ранее от матери-Церкви и состоящими в запрещении, по определению последней, карловчанами.

Между тем с 1933 года до наших дней в Северной Америке пребывает назначенный Московской Патриархией патриарший экзарх в Америке—митрополит Алеутский и Северо-Америкапский Вениамин (Федченков), управляющий Алеутской и Североамериканской епархией и всеми православными церквами в США, верными своей матери Русской Церкви. Ниже мы приводим его послание, опубликованное им в Америке.

 

ПОСЛАНИЕ КО ВСЕМ РУССКИМ ЛЮДЯМ В АМЕРИКЕ

«....Положим души свои вместе с нашей паствой».
(Из послания Митрополита Сергия к пастырям и
пасомым от 22 июня.)

ГО С П О Д Ь Иисус Христос предупреждал учеников своих: «Берегитесь лжепророков». «По плодам их узнаете их» (Матф., 7, 15—17). А св. апостол Павел говорил, что и «сам сатана принимает вид ангела света», за ним и «лжеапостолы, лукавые делатели» тоже «принимают вид апостолов Христовых», «принимают вид служителей правды» (2 Кор., 11, 13—15).

Все эти слова Божии припомнились нам по поводу послания, которое выпустили отколовшиеся от матери-Церкви американские архиереи, опубликовавшие его в газете «Россия» (12 октября).

В то время, когда на нашей родине ведется страшная, небывало жестокая борьба с беспощадным врагом за отечество; когда миллионы наших братьев умирают на кровавых полях, а другие миллионы остаются без крова; когда грозная опасность нависла над целостью самой нашей земли русской и всего русского народа, когда враги хотят «погубити нас и разорити святыни наши», как молится теперь Церковь на родине нашей,— в это время зарубежные отколовшиеся архиереи сделались непризванными судьями своего страждущего народа и Церкви и своим обращением хотят увлечь на свой неправедный путь и русских людей, прикрываясь святыми словами.

Обширно их послание; но мысли и кратки и ясны. Они холодною рукой бросают камень обвинения в русский народ; страшное нашествие врагов, — говорят они, - есть прямое наказание Божие за отступление народа от Бога, от Христовой веры предков наших и за нравственное растление. А потому нужно покаяние; нужно отречение от антихриста; нужна взаимная любовь. А еще нужно, чтобы никто не осуждал их. Вот и все.

И ни слова не упомянуто о том, чтобы русские люди молились и здесь о победе русскому воинству; ни звука в послании о том, чтобы жертвовали на армию и защитников отечества; ни намека о том, чтобы кто-нибудь, и прежде всего эта страна с ее правительством, помогали в невероятной борьбе нашему народу.

Наоборот, в особой телеграмме, которую эти архиереи осмелились послать Президенту страны, они, совсем умолчав о помощи России, лишь просят его добиться свободы религии.

Таким образом, теперь и все архиереи, отколовшиеся от матери-Церкви Русской и за это осужденные ею и запрещенные в священнослужении, присоединились к той известной телеграмме, которую в начале войны дерзнул послать отступник от матери-Церкви Виталий с другими своими соучастниками, где он просил Президента никак не помогать России в борьбе против немцев, следовательно, желал победы им ради мнимого духовного спасения русского народа. Разница лишь в том, что Виталий сказал об этом прямо, а архиереи теперь умолчали о помощи, вероятно — по малодушию, боясь общественного мнения и гнева паствы своей. Теперь стала очевидной та ложь, которую распускали некоторые и в печати, будто возглавляющий их архиерей Феофил осудил тогда Виталия. Не осудил, а присоединился к нему с прочими соучастниками своими! Нужно всем нам теперь смотреть на дело открытыми глазами, а не обманывать себя и народ наш: архиереи не просят Президента о помощи родине нашей!

Правда, призывают они к покаянию и американских прихожан своих и даже назначили для этого особые дни; но совершенно очевидно, что эти архиереи видят причину наказания России не в своих собственных грехах и не в грехах американской паствы, а именно в грехах тамошнего русского народа, на родине.

Как законный канонический архиерей, назначенный в Америку законной высшей церковной властью, Московской Патриархией, как представитель Русской Патриархии здесь, я не имею права оставить без ответа это послание отколовшихся архиереев, ибо от него будет немалый вред для православных людей, а может произойти даже зло и в деле защиты нашей родины; а еще более потому, что под видом добра тут скрывается ложный путь. Мой долг — прояснить опасность для тех, кто мог бы прельститься красивыми словами этого послания о покаянии и о свободе религии.

Я не буду говорить сейчас словами своими. Пусть за меня скажет Церковь на родине: пусть свое слово скажет народ.

Устами своего первоиерарха—Патриаршего Заместителя (или, в сущности, Патриарха, как справедливо называют его заграничные корреспонденты) Митрополита Сергия и соприсутствующих с ним в Москве других архипастырей и духовенства, Церковь в первый же день войны в особом послании благословила своих духовных чад на борьбу за священные границы отечества; она призвала весь русский народ к всеобщему подвигу — от мала до велика; она объявила недостойным умолчание и уклонение от участия в этой борьбе; она назвала «прямою изменою родине», если кто, хотя бы в тайне души своей, ожидает от врага родины «выгод» в земле, уже занятой или занимаемой неприятелем.

Она и в лице своего Первоиерарха, и в массе московского духовенства, и при огромном стечении народа горячо молилась о чем? — «о даровании победы русскому воинству». Молитвенный дух, по словам очевидцев, был «потрясающим»... А как сообщил мне Блаженнейший Патриарший Местоблюститель в телеграмме от 27 июня, в таких же молениях приняла участие вся Русская Церковь: «По всей стране служатся молебны». Везде «большой религиозный и патриотический подъем».

Она не стала обличать народ в его прегрешениях, прошлых и настоящих. И лишь в заключительной молитве молебна словами прежних молитвословий упомянула: «Не помяни (Господи) беззаконий и неправд людей Твоих и не отвратися гневом Своим». И только! А далее тотчас же просит: «Но в милости (а не в наказании!) и щедротах Твоих, посети смиренные рабы Твоя». «Подаждь воинству нашему о имени Твоем победити!» Вот как молится родная русскому народу Церковь в России.

Ни одного слова похуления или обличения властей! Ни одного больного, укорного слова воинам и народу!

Как все это не похоже на обличения отколовшихся архиереев! Два разных духа руководили Церковью в России и здешними непризванными судьями.

Почему же это произошло? Неужели мать-Церковь там побоялась сказать слова о покаянии? Ведь это так просто и легко! И никто не мог бы ни запретить, ни осудить Церковь за столь обычные и постоянно повторяемые эти слова. И особенно в такой момент. Или же Церковь там не знает духовного состояния своего собственного народа? Конечно, во много раз больше и лучше знает его она, чем здешние судьи-раскольники. Так почему же она не обличает, не бросает тяжкими камнями в грудь своих детей?! В чем причина такой разницы?!

В любви! Да, прежде всего в Христовой любви. В любви матери к детям. И еще в мудрости этой матери в тяжкий момент ее деток родных. Любовь «милосердствует и все покрывает» (1 Кор., 13).

Вслед за своим Главою и Церковь Его в России взяла на себя крест страданий своего народа. «Положим души свои вместе с нашей паствой»,— изрекла она устами Первоиерарха.

Да и какая родная мать, когда ее ребенок мучается в корчах страданий, станет думать или говорить о том, что он заслужил такую муку? Не обращались ли многие и многие матери в подобных случаях с иной просьбой к Богу: «Господи! лучше меня, окаянную, накажи за него, а его пощади!» Это — любовь делом.

В послании же раскольников не видно и малой доли такой любви.

Да и нам ли обличать русский народ?! Сколько у нас самих с этими архиереями собственных огромных грехов! Пусть-ка припомнит каждый свою грешную собственную жизнь. Повернется ли тогда язык?!

Но вместо того чтобы нам в Америке каяться самим в бесчисленных грехах наших,— а духовенству прежде всего, для показания хорошего примера, — теперь архиереи видят сучки в глазах братьев, не замечая бревен в своих глазах!

А американским архиереям и оставшимся с ними священникам и мирянам нужно бы в первую очередь каяться в величайшем грехе своем: расколе с матерью-Церковью Русской!

Всякий раскол есть дело потери любви и плод гордости. И сколько они развратили этим расколом невинных душ простых людей! Но в послании, поучая и обличая других, они ни одним словом не обмолвились о собственном преступлении этом! Казалось бы, что хоть в эти страдные времена, когда Церковь вместе с народом своим несет кровавый крест, нужно было бы (покаяться в своей вине перед Матерью и соединиться с нею. Но нет! Распявшие Христа, и те уходили от креста, «бия себя в грудь» (Лук., 23, 48); а эти судьи мнят себя праведниками и не думают совсем о собственном покаянии, хотя все послание их наполнено словами о покаянии других!

Не пошли вы опять и опять с истинною Церковью Христовой: расколовшись однажды, вы продолжаете свой грех умножать и дальше, идя вразрез с ней и теперь.

Но вы не идете и с народом, хотя говорите о любви своей к нему.

Вы не можете теперь не видеть, что народ там, на родине, вместе со своей властью, всей силой борется за свое существование. Он не думает даже о собственной жизни своей. Он только отдает себя в жертву за родину. Он истекает кровью. А вы здесь не хотите даже попросить о помощи ему! Что же? Скажите прямо и открыто вместе с Виталием, вашим единомышленником, что вы теперь желаете победы немцам! Да, вы не с народом, а против него. И он—против вас!

Но вы не с народом русским и здесь, в Америке. Вы не можете не видеть и того, куда пошел он с самого начала войны. Он понудил и вас и ваших священников молиться за родину. И они, по словам корреспондентов с места, уже по собственной инициативе «присоединяли» и молитвы «о даровании победы русскому воинству». Но в послании своем вы ныне опять молчите о таких молитвах. Народ, верю, не останется слепым: заметит это и оценит в душе своей такое отступление от него, как вы отступили вторично и от матери-Церкви Русской.

Вы не останавливаетесь даже перед тем, что пошли и против правительства страны этой и против Президента. Вы любезно заявляете в телеграмме своей о полной лойяльности; но делом идете напротив. Господин Президент с чрезвычайными усилиями борется против тех, кто, как и вы, не хочет оказывать помощь русским, а через это — и своей же стране: он всеми силами стремится укрепить русскую армию и мощь ее; а вы своим посланием стараетесь остановить его. Вот ваша лойяльность на деле.

И неудивительно! Кто раз изменил своей матери-Церкви, тот уже не может оставаться верным и государству, и народу, и властям! Ибо везде изменником руководит только его собственное своеволие и собственное самоумие.

И кому же вы помогаете всем этим?! Конечно, не родине нашей, а ее врагу, немцам! Это теперь и слепому видно стало.

Вот ваши «плоды» (Мф., 7, 16).

И в вопросе о свободе веры вы опять и опять идете против главы страны и против матери-Церкви. Он, как и мы, объясняет, что свобода религии (молитва, богослужение, таинства) существует в России, хотя и желает, чтобы впредь было восполнено и недостающее там. А вы утверждаете обратное, и этим опять вы поддерживаете противников Президента и помогаете им. Этим опять удерживаете помощь родине и даже вредите стране, в которой живете. Не говорю уже о том, что вам, как архиереям, следовало бы помнить: для вас, христиан, есть иная, подлинная свобода — свобода в Духе Святом.

Что же касается политических прав, в которых вы полагаете суть свободы, то неужели о них не знает сама Церковь в России и ее умудренные опытом святители?! Так смотрите же: в этот тяжкий момент никто там ни одним словом не про-молвился о таких правах. И как это понятно! Можно ли в подобное время поднимать эти вопросы, да еще не существенные для христианина?! Вопрос там стоит о самой земле русской и всем народе; до прав ли теперь?! А если думать о них, то своим самоотвержением и единством в любви, а не вашими обличениями, Церковь заслужит у народа и эти права. Не говорю и о том, что мы сами виноваты в постигших Церковь бедствиях. Но вы доселе не видите этого, не чувствуете духовного своего собственного плена. Вы сами еще и не думаете каяться, как же можете учить иных о покаянии?! Сначала сами воротитесь из раскола!

Но, увы, в вас не видно еще и начала этого покаяния. Бог вам судья!

А посему последнее мое слово уже не к ним, этим вождям мнимым, а к народу, к тем благочестивым христианам и вообще русским людям, которые думают просто, чутки сердцем и любовны на деле. Моя речь к тем, кто обливается слезами,— как я много раз видел это на своих беседах по разным местам,— кто всею душою и мыслью теперь с родным народом. Мой призыв — к тем, кто и без меня несет и несет свои усердные жертвы на помощь родине, — к вам, рабочие люди и единодушные с народом и матерью-Церковью интеллигенты-собратья и военные.

Вы стали на правый путь. Вы слились с русским народом в этот скорбный час его бытия. Он и вы — одно теперь. Идите и дальше этим святым путем любви и сострадания родному народу. Вопреки этим архиереям, молитесь о победе русского воинства. Просите господина Президента о помощи нашей родине. Конечно, будем и каяться в своих многих грехах и исправляться: ныне время испытания Божия. Но и покаяние свое проявляйте опять-таки и жертвою любви и сострадания; иначе, говорит апостол, «если я говорю языками человеческими (иностранными) и (даже) ангельскими»—пишу всякие послания,—«а любви не имею, то я—медь звенящая» (1 Кор., 13, 1).

А русский народ, страдающий в огне невообразимых мук, запомнит все это. Конечно, до него теперь не дойдет это лукавое послание раскольников-архиереев; но он узнает о нем после и не поставит их в числе друзей своих, когда все окончится поражением врагов наших. А если бы он был временно и уязвлен врагом, то тогда мы, верные в любви к нему, еще больше, еще сильнее, еще полнее должны любить и сострадать ему в таком несчастье, быть с ним, а не против него.

Но мы веруем, что в конце концов сбудется слово Главы вашей Русской Церкви, Патриаршего Местоблюстителя Митрополита Сергия, который закончил свое послание 22 июня такими радостными пророческими словами:

«Господь дарует нам победу».

И да почиет на таковых людях благословение Святой Православной Церкви Русской. «Благословляет она» и вас «небесным благословением на предстоящий всенародный подвиг», — как говорится в послании на родине.

А теперь, и впредь до конца войны, будем молиться так, как ныне молятся в России. Вот она, эта молитва, присланная мне сюда из Московской Патриархии; из нее вы увидите и услышите дух истинной Церкви Христовой, который далек от послания раскольников:

«Господи Боже сил, Боже спасения нашего, Боже творяй чудеса един! Призри в милости и щедротах на смиренные рабы Твоя, и человеколюбно услыши и помилуй нас: се бо врази наши собрашася на ны, воеже погубити нас и разорити святыни наша. Помози нам, Боже Спасителю наш, и избави нас славы ради имени Твоего. И да приложатся к нам словеса, реченная Моисеем к людям Израильским: дерзайте, стойте и узрите спасение от Господа, Господь бо поборет по нас! Ей, Господи Боже, Спасителю наш, крепосте и упование и заступление наше! Не помяни беззаконий и неправд людей Твоих и не отвратися от нас гневом Своим; но в милости и щедротах Твоих посети смиренныя рабы Твоя, ко Твоему благоутробию припадающия. Восстани в помощь нашу и по-даждь воинству нашему о имени Твоем победити. А им же судил еси положити на брани души своя, тем прости согрешения их; и в день праведного воздаяния Твоего воздай венцы нетления. Ты бо еси заступление и победа и спасение уповающим на Тя, и Тебе славу воссылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков. Аминь».

Божией Милостью ВЕНИАМИН, Митрополит Алеутский и Северо-Американский, Патриарший Экзарх в Америке.

Нью-Йорк.

16 октября 1941 года.

OHИ HE ОДИНОКИ

СВЯTАЯ Православная Церковь глубоко скорбит и печалится о братьях по вере, находящихся во временно оккупированных областях России и в других славянских государствах, порабощенных ненавистным Гитлером.

Православие есть истинное выражение национального духа русского народа и наших братьев славян. Гитлер ставит своей задачей полностью подчинить завоеванные им народы германскому влиянию и уничтожить все самобытное, родное и свободное от германского духа. Но кто же является более непримиримым противником фашистского порабощения, чем Святая Православная Церковь?

В борьбе с фашистскими угнетателями христианства все православные восточные Патриархи и Московская Патриархия единодушны и единомыслящи.

Поток писем, приветствий и телеграмм в Московскую Патриархию увеличивается с каждым днем. Выражения солидарности по поводу занятой Московской Патриархией патриотической позиции в нынешней войне поступают отовсюду, где есть Православная Церковь: с разных концов света, от Америки до Иерусалима.

Протоиерей Павел Цветков, настоятель Ильинской, что в Черкизове, церкви г. Москвы

 

В оккупированных немцами странах истинные представители православного духовенства открыто выступают против фашистской жестокости, рискуя при этом не только своим положением, но зачастую и жизнью.

В Болгарии митрополит Стефан в своих проповедях называет нынешнюю войну «величайшим грехопадением, прелюдией ко второму пришествию» и обвиняет тех, кто начал это невиданное по своей обширности братоубийство. За это митрополит Стефан неоднократно подвергался нападкам на страницах болгарской печати, руководимой фашистскими ставленниками.

Священник П., которому удалось бежать из Югославии и скрыться от фашистских преследований в Швейцарию, с ужасом рассказывает о жестоких преследованиях духовенства германскими оккупационными властями: «Судя по террору, который сейчас проводится в Югославии, особенно в Сербии, немецкие фашисты задались целью полностью уничтожить сербский народ. Сербов тысячами вывозят на работу в Германию, десятки тысяч лучших сербских патриотов немцы загнали в концентрационные лагери. Трудно описать все те ужасы, которые переживает сербское духовенство. Такова уж ненависть фашистов ко всему славянскому, что они даже Церковь и религиозные обычаи славян хотят уничтожить».

Сразу же после захвата Югославии гестапо арестовало в одном из черногорских монастырей сербского патриарха Гавриила и национального сербского героя первой мировой войны епископа Николу из Кралево. Одновременно немецкие грабители захватили все монастырские ценности, утварь и облачение, разгромили патриарший двор. Этот арест немцы объясняют тем, что патриарх Гавриил и епископ Никола, а также и все сербское духовенство явились активными противниками присоединения Югославии к тройственному пакту. «Сейчас,— продолжает священник,— немцы предали патриарха военному суду. Надо отметить, что патриарх Гавриил и епископ Никола не отказались от своей справедливой позиции. Они выступали с политическими речами, призывая крестьян протестовать против присоединения Югославии к «новому порядку» в Европе».

«Палачи из гестапо не ограничиваются арестами духовных лиц. Они без суда и следствия казнят их. Недавно были повешены священники Янкулович и Максин из Панчево по обвинению в том, что они организовали партизанский отряд. В округе Чечак немцы закрыли две церкви, а их служителей арестовали и направили неизвестно куда».

В оккупированной итальянцами Словении, где родной язык всячески преследуется, фашисты прежде всего ополчились на православное духовенство, которое является стойким поборником национального народного духа. «Словенские священники в деревнях Карста, Истрин и Крайны подвергались избиениям,— сообщают из Словении. — Много священников было убито оккупантами только за то, что они читали свои проповеди на словенском языке и призывали народ отстаивать честь, свободу и культуру словен».

Высокопреосвященный СТЕФАН, митрополит Софийский (Болгария)

 

Волна арестов прошла по всей стране. Многие священники умерли в заточении.

В Мариборне священнослужителей заставили разрушить местную греко-православную церковь. Этим хотели посеять ненависть между сербами и словенами.

Почти все церкви ограблены, их утварь и драгоценные вещи увезены.

В Словакии также происходят массовые аресты служителей церкви. Священник Меджиноборской церкви был схвачен гестаповцами сразу после окончания воскресной службы. Ему было предъявлено обвинение в том, что в своей проповеди он призывал сопротивляться нацизму.

Аресты священников произведены в Нитре, Гилартовцах, Тренчине и многих других местах.

Гитлеровцы приказывают священникам в проповедях обязательно произносить фразы: «Гитлер — сын божий, Гитлер — отец христианства». Однако, как правило, словацкие священники не выполняют этих приказаний.

Министерство внутренних дел Словакии издало специальный приказ, обязывающий служителей церкви представлять министерству в письменном виде текст проповедей на утверждение. Это мероприятие вызвало негодование среди духовенства.

Негодование пастырей порабощенных Гитлером стран полностью разделяем мы, русские православные священнослужители. Высокий дух веры объединяет всех православных христиан и придает им силы бороться с ненавистным врагом до победного конца.

 

 

АНТИФАШИСТСКИЕ ВЫСТУПЛЕНИЯ ХРИСТИАНСКОГО ДУХОВЕНСТВА

МИТРОПОЛИТ Сергий в своих обращениях к верующим православным христианам указывает на абсолютную враждебность гитлеровского режима основным принципам христианства. Эту точку зрения Блаженнейшего Местоблюстителя патриаршего престола полностью разделяет духовенство Англиканской церкви.

Крупнейший представитель Англиканской церкви, архиепископ Кентерберийский, в своих многократных выступлениях горячо поддерживает содружество английского и русского народов в борьбе против коварного Гитлера. «В настоящее время,— говорит он,— все наши мысли должны быть направлены на восток, где на русских равнинах происходит ожесточенная война. Там с героическим мужеством и упорством ведется борьба за свободу во всем мире. Мы должны гордиться нашим новым союзником. Нам надо помнить, что борьба России есть наша борьба и что русские борются за все страны, которые еще сохранили свою свободу, и за все страны, которые теперь порабощены. Они борются за свержение ненавистной тирании. Мы должны быть всегда благодарны русским за удары, которые они наносят нашему противнику, и за ущерб, причиненный ими огромной и жестокой германской военной машине. Храбрость и мужество, проявленные русскими, обязывают оказать им всяческую помощь».

Архиепископ Кентерберийский написал специальную молитву о даровании победы русскому воинству. Англикане принимают самое активное участие и по собиранию средств в помощь Советской России. Везде и всегда англиканское духовенство безоговорочно приветствует борьбу русского народа против гитлеризма. В письме от духовенства прихода Грейт-Данмоу (графство Эссекс) говорится: «Поскольку в прошлом существовало отчуждение и взаимное непонимание между СССР и религиозным общественным мнением Англии, мы желаем зафиксировать нашу высокую оценку непреклонного сопротивления советского народа языческим силам расовой ненависти и тирании. Мы изъявляем готовность поддержать наших героических союзников словами и делами». Послание подписано настоятелем прихода и 15 священниками. Кроме того, на нем стоит подпись челмсфордского епископа.

К единодушному голосу Англиканской и Православной церквей присоединяется духовенство Америки. Свыше 1000 протестантских епископов и других представителей духовенства обратились к Рузвельту с совместным письмом, в котором призывают оказать максимальную помощь России. «Мы присоединяемся к Англиканской и Русской Православной Церкви,— говорится в послании,— и призываем к поддержке русского народа и его Красной Армии. Мы уверены в том, что если русским удастся приостановить Гитлера, то это будет и крупной победой западных держав».

Но антихристианскую сущность фашизма понимают не только Англиканская и Православная церкви. Католики, которые одно время нашли как будто общий язык с национал-социалистами Германии, теперь окончательно убедились в абсолютной враждебности фашизма основным принципам христианства.

Протоиерей Сергий Даев, секретарь Московской Патриархии, настоятель Риэоположенской церкви г. Москвы

 

Кардинал Хинсли, глава Католической церкви Англии, выступая по радио, высказал следующее суждение: «Новый порядок Гитлера и идеал христианской цивилизации являются двумя противоположными полюсами. Национал-социалистский мир означает подчинение всего человечества воле одной партии. Этот мир означает подчинение или вымирание порабощенных народов. Говорят, что Европа в значительной степени перестала быть христианской. Совершенно справедливо, что некоторые государственные деятели и духовные вожди пытаются обойтись без Бога. Слово Христа и христианские принципы в значительной мере забыты. В результате этого загрохотали орудия и стали разрываться бомбы, в то время как великие открытия, вместо того чтобы стать инструментами мира, превратились в инструменты разрушения».

Касаясь кредо национал-социализма, кардинал заявил, что

«имеется много данных, свидетельствующих о том, что национал-социалистская система несправедлива и не имеет ничего общего с христианством. Национал-социализм не является только политическим режимом. Национал-социализм—это «заменитель» религии, замаскированное язычество, резко враждебное христианской цивилизации. Все данные говорят за то, что примирение между национал-социализмом и христианством возможно только в том случае, если национал-социализм откажется от своих абсолютных претензий, если он не будет больше тоталитарным и если он откажется от самого своего существа и перестанет быть самим собой».

В нейтральной Швейцарии в одной из газет опубликованы три проповеди, произнесенные католическим епископом города Мюнстера; они осуждают деятельность гестапо. Говоря о ненависти фашистов к христианской религии и Католической церкви, епископ Гален заявляет: «Все десять заповедей нарушены современным немецким режимом. Это особенно относится к убийствам больных. Уже несколько месяцев мы слышим, что хронические больные насильно вывозятся из берлинских больниц. Вскоре после этого родственники получают извещение о том, что больной умер и тело его предано кремации». Далее епископ Гален замечает, что практика умерщвления лиц, не занимающихся «полезным трудом», будет распространена, возможно, и на «всех нас, когда мы станем старыми, слабыми и в силу этого не будем заниматься полезным трудом».

В оккупированных фашистами католических и протестантских странах царит полный произвол немецкой военщины. Фашисты всячески добиваются беспрекословного подчинения христианской церкви германскому национализму. На этой почве отношения между духовенством и гитлеровцами обостряются все резче и резче.

В Бельгии немцы упорно добивались, чтобы католические священники призывали народ к сотрудничеству с ними. Католики на это сотрудничество не пошли. Священники в ряде проповедей звали бельгийцев к сопротивлению. Немецкое командование направило два предупреждения главе Католической церкви в Бельгии кардиналу Ван Рою, указывая, что если1 католические священники не изменят своего отношения к германским властям, то он, Ван Рой, будет тяжело наказан. В ответ на это кардинал отдал распоряжение, чтобы все католики усилили антинемецкую пропаганду.

Резкий конфликт возник между католическими священниками Голландии и фашистами. Возмущенные наглым поведением фашистов, католические епископы изгнали фашистских комиссаров из католических школ. Епископы опубликовали обращение, в котором резко опровергают утверждение фашистов о том, что немцы борются за «спасение христианства» в Европе. В обращении говорится, что эти утверждения лживы.

Фашистская печать в Голландии ожесточенно нападает на католическое духовенство.

Но и с протестантским духовенством в Голландии фашисты тоже не в ладу. Нацистские власти опубликовали распоряжение о представлении сведений относительно сборов в церквах. Протестантский синод предложил конгрегациям не выполнять распоряжения нацистских властей. В ответ на это нацисты запретили протестантским церквам производить сбор денег, однако церкви не подчинились этому новому приказу. Многие протестантские священники арестованы фашистами.

В Норвегии, как и везде, оккупационные власти стремятся превратить церковь в придаток фашизма. Фашистский советник по делам церкви Стагмар Сканке заявил, что церковные деятели лишь в том случае смогут работать, если «проявят лойяльность к властям», то есть будут покорно служить захватчикам. Какой лойяльности фашисты требуют от церкви, можно видеть на следующем примере. В январе 1941 года министр норвежской полиции отменил обязанность священников сохранять в секрете доверяемые им тайны; священники по требованию фашистов обязаны выдавать им все, что узнают от верующих на исповеди. Это распоряжение властей, а также

бесчинства немецких фашистов и их ставленников вызвали протест норвежских католических епископов, жаловавшихся в своем послании еще в феврале 1941 года на подавление свободы совести в стране. Власти запретили читать это обращение в церквах и в отместку издали через месяц приказ о том, что богослужения могут происходить лишь под контролем полиции.

Фашисты сами признают, что норвежский народ настроен против них. Глава фашистов Норвегии Квислинг как-то оказал: «Мы видим, что против нашего движения ведется агитация и что к этой агитации причастны даже епископы нашей страны...»

Следствием всех этих «разногласий» явилась массовая отставка духовенства в Норвегии.

Во Франции католики также вынуждены были занять антигитлеровскую позицию. Лионский архиепископ, кардинал Жерлье, выразил свой протест против казней заложников и против антисемитских законов во Франции, а архиепископ Сюар еще в прошлом году объявил, что выходит из состава петэновского государственного совета, сославшись на то, что Католическая церковь не желает брать на себя ответственность за режим, установленный правительством Виши. Конфликт принимает все более и более широкие размеры. Правительство начало непрерывное преследование католической газеты «Круа». 28 из 37 католических епископов в оккупированной зоне Франции отказались подписать приветственное послание правительству Виши.

Особенно резкую форму приняла борьба духовенства с фашистами в Польше. Кардинал Хлонд представил римскому папе доклад о возмутительных фактах издевательства над верующими и польским духовенством. Кардинал подробно описывает преследование германскими фашистами Католической церкви в Польше. Он сообщает, что больше половины священников Лодзинской области были сосланы или арестованы. В районе Кульм (Хелмно) из 650 священников на свободе осталось только 20. Под арестом оказался также епископ. Немцам были запрещены венчания по католическим обрядам. Многие монастыри и церкви превращены в гостиницы и дансинги. Кардинал Хлонд говорит, что «со времени принятия в X веке Польшей христианства ее западные провинции не подвергались столь огромным бедствиям, как во время захвата этих областей германцами... Списки расстрелянных священников еще не полны. Много священников вывезено в Германию, другие находятся в концентрационных лагерях. Их судьба поистине трагична. Из 261 прихода Гнезненской епархии более половины осталось без священников, в Познани уцелела лишь четвертая часть священников. Большинство церквей закрыто, другие открыты лишь по воскресеньям между 9 и 11 часами... Оставшиеся священники обязаны после богослужения молиться за Гитлера. Проповеди должны произноситься на немецком языке и подвергаются контролю полицейских шпионов. В этих условиях духовенство отказалось проповедывать с церковного амвона. В некоторых местностях были конфискованы даже церковные свечи. Немецкие уполномоченные ведут себя как хозяева церквей, кладбищ, жилищ священников, церковного и частного имущества...»

Ватиканская радиостанция неоднократно выступала с протестом против гонения на католиков в Польше. Папа Пий XI заявил всему миру об этих ужасах. Он сказал, что методы фашистов своим варварством напоминают «вторжение в древние времена диких монголов в Китай». Ватикан обвинил Германию в том, что она уничтожает и гражданскую, и культурную, и религиозную жизнь.

Даже в самой Германии духовенство протестует против фашистского гнета. В марте этого года во всех католических церквах Берлина было оглашено послание католического епископа Берлина, Конради Прейссинга, в котором он заявляет резкий протест против конфискации гестапо земельных участков католического прихода св. Гедвиги, на которых расположены церковь св. Клементия, приют Иозеф-Хоспитс, католическая семинария Гедвигс-Хее и семинарская библиотека, насчитывающая 8000 томов. «Применять эти распоряжения к католическим церквам, семинариям и приютам,— говорится в послании,— значит зайти слишком далеко. Экспроприация проведена элементами государства и партии, враждебными церкви. Под прикрытием военной обстановки эти враги церкви сочли возможным направлять удар за ударом против церкви».

Один видный немецкий католический священник, находящийся в Стамбуле, направил германскому послу фон Папену письмо, в котором резко протестует против издевательств над Католической церковью. «Вы,— пишет он,—напрасно пытались привлечь католическое население Германии на сторону национал-социализма. Из этого ничего не вышло и не выйдет, ибо немцы-католики поняли, что национал-социалистское «мировоззрение» не имеет ничего общего не только с христианской, но вообще с какой бы то ни было моралью».

Однако все же необходимо отметить, что в этом дружном хоре антифашистских выступлений христианского духовенства самый громкий голос принадлежит Англиканской церкви с первых же дней войны.

Еще в первые годы революции, когда Советская Россия была в блокаде враждебных европейских стран, в среде англиканского духовенства находилось немало людей, выражавших симпатии нашей стране. А теперь, когда единый фронт в борьбе с фашистским варварством связывает Англию и Россию, Русская Православная Церковь и вся церковь Англиканская живут одними чувствами и настроениями в отношении общего врага. Самые яркие, организованные и беспрерывно выявляемые выступления против немецкого фашизма принадлежат Англиканской церкви.

20 апреля 1942 года.

Понедельник седмицы св. Жен-Мироносиц.