3. ДЕЛО ЕВРЕЙСКОГО АНТИФАШИСТСКОГО КОМИТЕТА

 

Еврейский антифашистский комитет был создан в годы войны (февраль-март 1942 г.), как было провозглашено, для сплочения антифашистских сил в борьбе с фашистским геноцидом. Реальной прагматичной целью его функционирования было выбивание финансовых средств из американских финансовых магнатов-евреев на ведение войны против фашизма. ЕАК был создан при Советском информационном бюро, а само Информбюро входило в систему Совнаркома. Председателем Информбюро в 1947 г. был член ЦК ВКП(б) С,А. Лозовский, который входил и в руководство ЕАК. С. Михоэлс был председателем ЕАК, так как именно он был наиболее широко известен и в СССР и за границей как артист и общественный деятель. Ему, как знаменитости, позволяли свободу действий, но, конечно, в определенных пределах. Секретарем ЕАК был Шахно Эпштейн, а заместителем Михоэлса, сопровождавшим его и в зарубежных поездках и, по существу, главным администратором этой организации, был поэт И.С. Фефер. По свидетельству Судоплатова (1997), Фефер был крупным агентом НКВД, которого "вел" комиссар госбезопасности Леонид Рейхман. ( http://www.revkom.com/index.htm?/biblioteka/istdoc/medvedev_stalin_i_delo.htm*).

 

Членами ЕАК стали поэты и писатели И.С.Фефер, Л.М.Квитко, П.Д.Маркиш, Д.Р.Бергельсон, С.З.Галкин, художественный руководитель Московского государственного еврейского театра (ГОСЕТ) В.Л.Зускин (А.Борщаговский называет его "духовным братом" С.Михоэлса), главный врач ЦКБ им. Боткина Б.А.Шимелиович, директор Института физиологии АМН СССР академик АН СССР и АМН СССР Л.С.Штерн, член ЦК ВКП(б) председатель Совинформбюро С.А.Лозовский и др. Комитет имел свой печатный орган - газету "Эйникайт" ("Единение"), которая распространялась в СССР и за рубежом. В ходе поездок в США, осуществлявшихся по заданию ЦК ВКП(б), С.Михоэлс и другие члены ЕАК общались с представителями еврейской культурной элиты США, многие из которых были членами сионистских организаций (позже это ставилось им в вину). С.Михоэлс встречался в США и с А.Эйнштейном. В 1946 г. С.Михоэлс был удостоен Сталинской премии за создание по мотивам еврейского музыкального фольклора спектакля "Фрейлехс". (http://www.revkom.com/index.htm?/biblioteka/istdoc/medvedev_stalin_i_delo.htm*). Такое поведение Сталина в отношении еврейской культуры еще раз доказывает, что он никаким антисемитизмом не страдал.

 

Ближе к концу войны члены ЕАК, особенно Михоэлс, принимают участие в конкретных судьбах еврейских беженцев, вырвавшихся из гетто или вернувшихся из эвакуации (речь идёт о прописке, трудоустройстве, получении жилплощади, материальной помощи), а также в судьбе тех, кто был несправедливо уволен, не принят в ВУЗ на национальной почве. Эта работа не входила в задачи, стоящие перед комитетом, и значит, фактически, была нелегальной и антисоветской. Среди инициатив, предпринятых Михоэлсом и Фефером после возвращения из США, было письмо на имя Молотова о создании Еврейской автономной республики в северном Крыму, где до войны было несколько еврейских колхозов. Представитель "Джойнта" обещал им выделить крупные суммы для расселения евреев в Крыму. Письмо это имело лишь одно последствие: в деле ЕАК оно проходило как доказательство измены родине ("Джойнт", по мнению МГБ, имел план превращения Крыма в американский плацдарм в этом регионе), и подвело подсудимых под 58-ю расстрельную статью. ( http://www.berkovich-zametki.com/Nomer18/Ionkis3.htm). Но об этом ниже.

 

Вскоре после войны МГБ обнаружил нездоровый интерес к личной жизни Сталина со стороны сионистских кругов за границей. Этот интерес был связан прежде всего с тем, что главной международной проблемой в 1947 г. был план создания государства Израиль. Успех этого плана, осуществлявшегося через ООН, в значительной степени зависел от позиции СССР и его сателлитов. Опубликованные на Западе сведения о личной жизни Сталина имели детали, которые указывали на наличие "внутреннего" источника, близкого к Сталину, или даже нескольких источников. В то время разглашение подробностей о личной жизни Сталина в СССР трактовалось как разглашение государственных тайн. Министр государственной безопасности Абакумов получил задание - проследить за каналами утечки информации о личной жизни Сталина ( http://www.revkom.com/index.htm?/biblioteka/istdoc/medvedev_stalin_i_delo.htm*).

 

Первые подозрения пали на родственников второй жены Сталина, Анну Сергеевну и Евгению Аллилуевых. Л.С. Аллилуева в 1946 г. опубликовала книгу "Воспоминания", в которой неизбежно появлялась и тема о Сталине. Эта книга была как бы продолжением книги ее отца С.Я. Аллилуева, который был другом не только Сталина, но и Ленина. Сталин знал его с 1903 года. Незадолго перед смертью в 1945 г. С. Я. Аллилуев, тесть Сталина, начал писать книгу воспоминаний, события в которой доходили только до 1905 года. Она была опубликована в 1946 г. с предисловием М.И. Калинина. С.Я. Аллилуев умер в возрасте 79 лет. А.С. Аллилуева, опубликовав книгу воспоминаний, начала также выступать с лекциями по истории революции. В этом случае ей приходилось отвечать на разные вопросы аудитории. В мае 1947 г. книга воспоминаний Аллилуевой была раскритикована в "Правде" и затем изъята из обращения. Ей предложили также прекратить лекционные турне. Критические разговоры о Сталине были зарегистрированы "оперативной техникой" и в доме Е.А. Аллилуевой. http://www.revkom.com/index.htm?/biblioteka/istdoc/medvedev_stalin_i_delo.htm

 

Первой, в начале декабря 1947 г., арестовали Е.А. Аллилуеву, которую обвинили в антисоветской деятельности и в распространении клеветы в отношении главы советского правительства. Через несколько дней арестовали и ее мужа Молочникова. В январе 1948 г. арестовали и А.С. Аллилуеву, предъявив ей такие же обвинения. В круг друзей Аллилуевых и Молочникова попали И.И. Гольдштейн и З.Г. Гринберг. Гольдштейн, экономист, работал вместе с Молочниковым, Евгенией Аллилуевой и Павлом Аллилуевым в торговом представительстве СССР в Берлине с 1929-1933 годы. Гринберг, литератор и сотрудник С.М. Михоэлса по работе в ЕАК, также посещавший квартиру Аллилуевой, познакомил артиста с родственниками Сталина. Уже на первых допросах в декабре Е.А. Аллилуева сообщила, что Гольдштейн интересовался семьей Сталина и особенно семьей Светланы и Григория Морозова. На допросах в тюрьме МГБ, проводившихся под личным контролем Абакумова, Гольдштейн сообщил о том, что информацию о Сталине он собирал по просьбе Михоэлса, председателя ЕАК. Арестованный З.Г. Гринберг тоже дал показания, что Михоэлс проявляет интерес к личной жизни вождя и сообщает эти сведения на Запад. И эта деятельность явно была антигосударственной.

С другой стороны, поражение Германии в войне и создание государства Израиль лишали Еврейский антифашистский комитет его основных задач. Поэтому после войны для членов ЕАК основным делом стал сбор документальных материалов для "Черной книги" о злодеяниях фашистов против евреев (эта идея возникла независимо у многих, в том числе у А.Эйнштейна, И.Эренбурга и др.). Эренбург, создававший эту книгу вместе с В.Гроссманом, хотел её издать и на русском языке. Однако это не было в русле интересов советского правительства и, следовательно, являлось деятельностью нелегальной и антисоветской. В 1947 г. печатание "Черной книги" было остановлено, а часть уже отпечатанного тиража передана в ЕАК. Тем не менее копии "Черной книги" были переправлены на Запад, где она и была опубликована ( http://www.revkom.com/index.htm?/biblioteka/istdoc/medvedev_stalin_i_delo.htm).

"Союз еврейских учёных, художников и писателей США" решил издать вместе с ЕАК "Чёрную книгу" на английском языке, то есть раньше, чем в СССР, что было строжайше запрещено. В США книга вышла в начале 1946 года, и значительная часть тиража была доставлена на Нюрнбергский процесс, где присутствовали тысячи корреспондентов. Это значит, что "Чёрная книга" привлекла внимание мира к фактам массового уничтожения европейских евреев нацистами. О Холокосте заговорят позже, но "Чёрная книга" открывает ряд правдивых документальных свидетельств и воспоминаний о пережитом евреями Европы и СССР. Вне зависимости от моей оценки необходимости публикации "Черной книги" за рубежом, подобное поведение ЕАК еще раз подчеркивает, что ЕАК стал вести собственную политику, независимую от интересов советского государства. Поэтому постепенно ЕАК стал восприниматься как опасный организационно-националистический центр.

12 октября 1946 г. Министерство государственной безопасности (МГБ) СССР направило в ЦК ВКП/б/ записку под заглавием "О националистических проявлениях некоторых работников Еврейского антифашистского комитета". Заведующий отделом внешней политики ЦК М.А. Суслов организовал проверку и уже 19 ноября того же года докладывал в ЦК о результатах. В решении было отмечено, что во время войны ЕАК сыграл положительную роль, а после войны его деятельность была сочтена политически вредной. Она, по мнению Суслова, "приобретала всё более националистический, сионистский характер и объективно способствовала усилению еврейского реакционного буржуазно-националистического движения за границей и подогреванию националистических сионистских настроений среди некоторой части населения СССР." Уже 26 ноября с этими материалами ознакомили Сталина. Вскоре был арестован научный сотрудник АН СССР З.Г. Гринберг и подвергнут допросу. Он сообщил, что ЕАК и лично С.М. Михоэлс собираются использовать брак Светланы Аллилуевой (дочери Сталина) с евреем Г. Морозовым для решения вопроса о создании Еврейской республики в Крыму. Сам Михоэлс был противником этой идеи. Однако, Фефер и некоторые другие члены комитета имели иное мнение. Дело дошло до того, что за советом они обратились к Илье Эренбургу, который был категорически против этого.

В конце 1947 года родственница первой жены Сталина К.А. Аллилуева показала, что ее знакомый историк И.И. Гольдштейн настроен антисоветски. От Гольдштейна получили показания на его знакомого З.Г. Гринберга, который, в свою очередь, был знаком с Михоэлсом. Гринберг был арестован в конце 1948 года и на допросе сообщил, что Михоэлс в 1946 году говорил ему о намерении использовать для создания Еврейской республики брак дочери Сталина Светланы с евреем Григорием Морозовым ( http://old.grani.ru/jews/articles/eak/).

27 декабря 1947 годa, выступая на вечере памяти Менделе Мойхер-Сфорима в Политехническом музее, Михоэлс, вместо того чтобы вести его в русле чисто культурной программы, рассказал и о решении ООН о создании еврейского государства, и о выступлениях Громыко. Это сообщение присутствующие встретили с ликованием, долго аплодировали. Однако государство Израиль, созданное при участии СССР, быстро переориентировалось на США.

Дело резко осложнилось после гибели 13 января 1948 года в Минске С.Михоэлса.  Вокруг его гибели много слухов. Мухин (2002) не оставляет камня на камне от всех этих предположений о его убийстве, доказывая, что это вполне мог быть обычный несчастный случай. Действительные обстоятельства его смерти удостоверили два академика медицины, Збарский и Вовси (кстати, родной брат покойного!), констатировав, что "смерть Михоэлса последовала вследствие автомобильной катастрофы, одна рука сломана и потом эта же щека в кровоподтёке. Это случилось вследствие того, что одна машина, шедшая навстречу, налетела на другую и их обоих отбросило в сторону, значит они погибли в результате удара машиной". Если бы ему (Михоэлсу . АВТ.) оказали сразу помощь, то может быть можно было кое-что сделать, но он умер от замерзания, потому что он лежал несколько часов в снегу". C.Михоэлс был с почестями похоронен в Москве, еще в 1948 г. о нем вышла книга.

Итак, в руках МГБ имелись факты, что почему-то деятели ЕАК интересовались деталями личной жизни Сталина, что в СССР было категорически запрещено и считалось преступление. Более того, они пытались использовать эти сведения для решения своих узко националистических интересов и в нарушение существовавших тогда в СССР правил издали "Черную книгу" на Западе.