ПИСЬМО Е. Г. ДЖУГАШВИЛИ

25 января 1925 года

 

25/I -1925

Здравствуй, мама - моя!

Знаю, ты обижена на меня, но что поделаешь, уж очень занят и часто писать тебе не могу.

День и ночь занят по горло делами, и поэтому не радую тебя письмами.

Живи тысячу лет.

Твой Сосо.

 

Иосиф Сталин в объятиях семьи.

Из личного архива. С.10.

 

АП РФ Ф.45, Оп. 1, Д.1549, Л.21-22.


ЗАПИСКА ПОМОЩНИКАМ

29 мая 1925 года

 

Мой совет (и просьба)

1) Склассифицировать книги не по авторам, а по вопросам:

а) философия;

б) психология;

в) социология;

г) политэкономия;

д) финансы;

е) промышленность;

ж) сельское хозяйство;

з) кооперация;

и) русская история;

к) история зарубежных стран;

л) дипломатия;

м) внешняя и внутренняя торговля;

н) военное дело;

о) национ. вопрос;

п) съезды и конференции (а также резолюции), партийные, коминтерновские и иные (без декретов и кодексов законов);

р) положение рабочих;

с) положение крестьян;

т) комсомол (все, что имеется в отдельных изданиях о комсомоле);

у) история револ. в других странах;

ф) о 1905 годе;

х) о февральск. рев. 1917 г.;

ц) об октябрьск. рев. 1917;

ч) о Ленине и ленинизме;

ш) История РКП;

щ) о дискуссиях в РКП (статьи, брошюры etc);

щ 1) профсоюзы;

щ 2) беллетристика;

щ 3) художест. критика;

щ 4) журналы политические;

щ 5) журналы естественно-научные;

щ 6) словари всякие;

щ 7) мемуары;

2) Из этой классификации изъять книги:

а) Ленина (отдельно)

б) Маркса (-)

в) Энгельса (-)

г) Каутского (-)

д) Плеханова (-)

е) Троцкого (-)

ж) Бухарина (-)

з) Зиновьева (-)

и) Каменева (-)

к) Лафарга (-)

л) Р. Люксембург (-)

м) Радека (-)

3) Все остальные склассифицировать по авторам (исключить из классификации и отложить в сторону: учебники всякие, мелкие журналы, антирелигиозную макулатуру и т. п.)

29\V-25 г.

 

Илизаров Б.С. Тайная жизнь Сталина.

М.,2003.Между С. 224 и 225.

   

 

Примечание. Речь идет о систематизации личной библиотеки Сталина. «Начиналось же все с библиотеки в первой квартире, - пишет Е.С. Громов, - примерно в 1920 году. Ее хозяин, очевидно, был совершенно равнодушен к раритетам, к букинистическим редкостям. На них у генсека просто не оставалось времени. Библиотека нужна была ему сугубо для дела, для текущей работы, справок, информации, а также для отдыха. Преобладали в ней книги и журналы социально-политические и исторические. К истории, в том числе военной, Сталин с молодости испытывал сильную тягу. Хранил он сочинения и политических противников, в первую очередь Троцкого. Разумеется, был весь Ленин, читанный, перечитанный. Не забывалась, хотя поначалу ее имелось немного, и литературная классика: Лев Толстой, Гаршин, Горький, Чехов, Успенский…». Как-то супруга С.М. Кирова, у которого тоже была большая библиотека, предложила для систематизации книг пригласить библиотекаря. «Киров возразил: «Жена товарища Сталина пригласила библиотекаря, который по всем правилам библиотечной техники разложил книги. А потом товарищ Сталин не мог найти без каталога ни одной книги и снова все переставил по-своему»» (См. Громов Е.С. Сталин: искусство и власть. С. 58-59).

К концу жизни библиотека Сталина составляла не менее 20 тысяч томов.


 

ПИСЬМО Е. Г. ДЖУГАШВИЛИ

25 июня 1925 года

 

25/VI -1925

Привет маме - моей!

Как живешь и здравствуешь?

Тысячу лет тебе жизни, бодрости и здоровья.

Я пока чувствую себя хорошо.

До свидания.

Привет знакомым.

Твой Сосо.

 

Иосиф Сталин в объятиях семьи.

Из личного архива. С.10.

 

АП РФ Ф.45, Оп. 1, Д.1549, Л.23-24.


ПИСЬМО В. М. МОЛОТОВУ

12 июля 1925 года

 

Ростов. 12/VII.

т. Молотов!

Хотелось бы, чтобы ты, прочтя это письмо, ознакомил с ним потом семерку.

1) Были у меня ростовские ребята. Выясняется, что валовой сбор урожая в этом году приближается к цифре 500 миллионов пудов, т.е. к рекордной цифре 1914 г. (я говорю об Юговосте). Получается лишка в 270-300 миллионов пудов. По мнению ростовских друзей, наши аппараты по экспорту (в Юговосте) могут поднять 150-170 миллионов пудов. Итак, 150-170 миллионов пудов можно вывезти за границу с района Юговоста. Недурно. Надо бы учесть этот факт.

2) Из газет видно, что хозорганы в СССР наметили уже программу строительства новых заводов. Боюсь, что начнут строить в приграничных районах без учета ряда неблагоприятных в этом отношении факторов, и потом, если прозеваем момент, невозможно будет исправить допущенные ошибки. Хотят, например, строить новые фабрики в Питере, в Ростове, что нецелесообразно. Я думаю, что при выработке строительной программы следовало бы учесть, кроме принципа приближения заводов к сырью и топливу, еще два соображения: смычку с деревней и географически-стратегическое положение районов новых заводов. Наш основной тыл - Урал, Поволжье, Черноземный юг (Тамбов, Воронеж, Курск, Орел и т.д.). Именно эти районы (если не считать Урал) страдают отсутствием промышленности. Между тем именно эти районы представляют наиболее удобный тыл для нас в случае военных осложнений. Поэтому именно в этих районах надо развить промышленное строительство. Питер в этом отношении абсолютно неудобен. Будет, конечно, давление с мест, но его надо преодолеть. Этот вопрос до того важен для нас, что следовало бы поставить его на Пленум ЦК, если бы это понадобилось для преодоления давления с мест. Хорошо бы узнать на этот счет мнение семерки.

Жму руку.

И. Сталин.

 

P.S. Сегодня уезжаю в Сочи.

 

Письма И.В. Сталина В.М. Молотову. 1925-1936 гг. М., 1995. С.30-31.  

РГАСПИ Ф. 558, Оп. 1, Д. 5388


ПИСЬМО В. М. МОЛОТОВУ

20 июля 1925 года

 

20/VII-25.

Т. Молотов!

В №-pe 159 (15 июля) «Экономической жизни» читал заметку «Проверка проекта Днепровского строительства», из которой видно, что партия (и ВСНХ) может быть незаметно втянута в дело Днепростроя, требующее до 200 миллионов рублей, если мы вовремя не примем предупредительных мер. Т. Дзержинский издал, оказывается, «приказ», по которому поручается т. Троцкому представить хозяйственно-технический и финансовый план строительства «к середине октября», с тем, чтобы «необходимые кредиты на подготовительные мероприятия могли быть еще внесены в смету 1925-26 года». Отпущено т. Троцкому на подготовку плана 30 тысяч рублей. В заметке имеются оговорочки насчет осторожности и прочее. Но поскольку отпущено 30 тысяч рублей и поставлен срок представления плана, - дело начинает принимать практический - и потому - серьезный характер.

Я думаю, что ни в этом году, ни в будущем году мы по состоянию своих финансов не можем заняться Днепростроем. Вчера еще отвергли план нефтепровода в Закавказье, хотя он более реален в данный момент и вчетверо дешев. Спрашивается, на каком основании мы должны принять менее реальный для сегодняшнего дня и вчетверо дорогой план Днепростроя? Разве у нас так много денег? Разве Донбасс (район Днепростроя) переживает топливный голод, а не наоборот? Откуда такая спешка с Днепростроем?

Нам нужно, прежде всего, новое оборудование для наших изношенных заводов и фабрик. Разве эта нужда уже удовлетворена?

Нам нужно, далее, расширить заводы сельскохозяйственных машин, ибо мы все еще вынуждены покупать за границей самые простые сельскохозяйственные орудия на десятки миллионов рублей.

Нам нужно, затем, построить по крайней мере один тракторостроительный завод, новый и большой завод, ибо без такого или таких заводов мы не можем дальше развиваться.

Нам нужно, наконец, поставить медное дело, развить производство свинца, улучшить нашу военную промышленность, ибо без этого нас побьют голыми руками.

Разве все это удовлетворено уже?

Как можно обо всем этом забыть нам, страдающим недостатком капиталов?

Я думаю, что кроме всякого рода опасностей у нас есть еще одна серьезная опасность, это опасность растранжирить кое-какие накапливающиеся копейки, растратить их впустую, необдуманно, и тем затруднить нашу строительную работу. Месяц назад все это понимал т. Дзержинский. А теперь он, видимо, увлекся...

Очень прошу тебя, т. Молотов, прочесть это письмо товарищу Дзержинскому. Ввиду важности вопроса прочтите также в семерке и сообщите в двух словах ее мнение.

Жму руку.

И. Сталин.

 

Письма И.В. Сталина В.М. Молотову. 1925-1936 гг. С.31-33.  

РГАСПИ Ф. 558, Оп. 1, Д. 5388.

 

Примечание. Речь идет о следующей заметке:

«В связи с окончанием составления технического проекта по сооружению гидроэлектрической станции на р. Днепре (Днепрострой) и необходимостью технической и экономической оценки проекта и разрешения основных вопросов о проведении его в жизнь председателем ВСНХ СССР тов. Ф.Э. Дзержинским издан специальный приказ по ВСНХ.

В приказе указывается, что ввиду теснейшей связи проектируемого электростроительства на Днепре с предложениями по реконструкции всего народного хозяйства Южного района необходимо иметь общий план техническо-хозяйственных мероприятий в этом районе и финансовый план их осуществления как в период постройки станции, так и после открытия ее эксплуатации.

Общее руководство всеми работами по срочной разработке такого плана поручено члену президиума ВСНХ т. Л.Д. Троцкому.

Для согласования разрабатываемого плана с заявками и потребностями НКПС, НКЗ и др. ведомств и для составления указанного общего хозяйственно-технического и финансового плана, тов. Троцкому поручается организовать соответствующее междуведомственное совещание.

Работы должны вестись с таким расчетом, чтобы доклад с предварительной общей оценкой проекта и исчерпывающий хозяйственно-технический и финансовый план были представлены президиуму ВСНХ в середине октября и необходимые кредиты на подготовительные мероприятия могли быть еще внесены в смету 1925-26 гг.

На работы специальных совещаний ассигнуется кредит в 30 тысяч рублей. Помимо этого, ввиду особой важности Днепровской станции для всего нашего хозяйства, т. Дзержинский считает необходимым к оценке проекта станции привлечь соответствующих виднейших специалистов из Северной Америки.

В заключительной части приказа отмечено, что ВСНХ сочтет себя вправе войти в соответственные государственные учреждения с предложением ассигновать столь исключительно крупные суммы, какие потребуются на Днепровское строительство и связанные с ним мероприятия лишь в том случае, если будут полностью учтены опыт прошлых строительств и их ошибки и если после всесторонней проверки проекта на основе мирового опыта - народному хозяйству будут даны все гарантии целесообразности, своевременности и экономности намеченных гигантских работ».


ПИСЬМО Ф. Э. ДЗЕРЖИНСКОМУ

25 июля 1925 года

 

Сочи. 25/VII.

Дорогой Феликс! Узнал я от Молотова о Вашем заявлении об отставке. Очень прошу Вас не делать этого. Нет основания к этому: 1) дела идут у Вас хорошо; 2) поддержка ЦК имеется; 3) СТО перестроим так, чтобы отдельные наркоматы не могли блокироваться в ущерб государственным интересам; 4) Госплан и его секции поставим на место. Потерпите еще месяца два - улучшим дело ей-ей.

Крепко жму руку.

Ваш Сталин.

P.S. Как здоровье?

 

Письма И.В. Сталина В.М. Молотову. 1925-1936 гг. С.37.  

РГАСПИ Ф. 558, Оп. 1, Д. 5272.


ПИСЬМО В. М. МОЛОТОВУ

27 июля 1925 года

 

Т. Молотов!

Неделю назад я послал на твое имя письмо-протест против плана немедленного приступа к электрификации Днепровских порогов. Ответа еще не получил. Не пропало ли письмо в дороге, получил ли ты его? Какова судьба письма, - напиши два слова, если не лень.

Жму руку.

И. Сталин.

 

Письма И.В. Сталина В.М. Молотову. 1925-1936 гг. С.34.  

РГАСПИ Ф. 558, Оп. 1, Д. 5388.


ПИСЬМО В. М. МОЛОТОВУ

28 июля 1925 года

 

Сочи.28/VII - 25.

 

Т. Молотов!

Надо подумать об орграспреде. Гей, кажется, не подойдет. Молод, мало известен, стаж небольшой, не будет авторитетным. Так говорят все, кого ни спрашиваешь. Не подойдет и Криницкий, или - вернее - он еще меньше подойдет, чем Гей (по тем же причинам). Не пора ли взять Косиора, а Гея направить в Сибирь? Может быть, можно было бы взять Шверника, или Янсона? А Бауман как, не будет ли мал? Кажется, он будет мал. Вообще, орграспред - орех, который надо раскусить до съезда.

На днях читал в газетах, что текстильный синдикат решил, будто бы, не очень расширять производство в наступающем году ввиду недостатка сырья, главным образом, туркестанского хлопка. Если это верно и если причина действительно в сырье, то решение синдиката, по-моему, глубоко ошибочно. Гораздо выгоднее для нас купить больше сырья в Америке (кстати, американский хлопок теперь дешев) и переработать его у себя дома, чем покупать за границей мануфактуру. Во всех отношениях выгоднее. Дело это серьезное, стоящее внимания. Инертность синдиката понятна: он неохотно расширяет производство, т.к. расширение связано с хлопотами, - зачем брать на себя лишние хлопоты, если синдикат и так процветает. Эту пагубную инертность, выросшую на почве монополии, надо преодолеть во что бы то ни стало. Переговорите об этом с Дзержинским, покажите ему мое письмо и попросите его нажать на синдикат. Повторяю, вопрос этот серьезный, стоящий внимания. Либо мы его разрешим правильно в интересах государства, рабочих и безработных, которых можно было бы пристроить в расширенном производстве, либо, если мы его не разрешим правильно, - проиграем на этом, помимо всего прочего, десятки миллионов в угоду зарубежным мануфактуристам.

Крепко жму руку.

И. Сталин.

 

Письма И.В. Сталина В.М. Молотову. 1925-1936 гг. С.34-35.  

РГАСПИ Ф. 558, Оп. 1, Д. 5388.

 

Примечание. Молотов направил Дзержинскому 7 августа 1925 г. следующее письмо:

«Тов. Дзержинский! Посылаю Вам 2 письма т. Сталина (во втором от 28/VII прошу обратить внимание на отчеркнутое красным карандашом). Так как я узнал, что Вы все равно делами ВСНХ занимаетесь и в постели (понятно, это не хорошо и в ближайшее время буду иметь с Вами серьезный разговор об отпуске), то прошу Вас навести справки по вопросам т. Сталина. Сам я целиком с ним согласен. Не сомневаюсь, что Вы тоже. Буду ждать от Вас сообщений и о Днепрострое и о Текстильном синдикате. Сталин меня забросал вопросами, в каком положении эти дела. Желаю Вам настоящего выздоровления и скорого отпуска! Жму руку! В. Молотов.

7 /VIII P.S. Прилагаемые письма т. Сталина прошу вернуть. В.М.».


ПИСЬМО В. М. МОЛОТОВУ

(июль 1925 года)

 

Т. Молотов!

Дело со СТО обстоит, конечно, неладно. Дзержинский нервничает, он переутомился, но дыма без огня все же нет, конечно. Да и само Политбюро в неловком положении, ибо оно оторвано от хозяйственных дел. Просмотри «Экономическую жизнь» И поймешь, что наши фонды распределяются Смилгой и Струмилиным плюс Громан, а Политбюро... Политбюро превращается из руководящего органа в апелляционный, в нечто вроде «совета старейшин». Бывает даже хуже, - руководит не Госплан, а спецовские «секции» Госплана. Ясно, что Дзержинский должен быть недоволен. А дела от этого, конечно, не могут не страдать. Кроме перестройки СТО на началах персональности со вхождением туда членов Политбюро, - я не вижу другого выхода.

Привет.

Твой Сталин.

 

Письма И.В. Сталина В.М. Молотову. 1925-1936 гг. С.36.  

РГАСПИ Ф. 558, Оп. 1, Д. 5388.

 

Примечание. 15 октября 1925 года на заседании ПБ Сталин поставил вопрос «О работе Политбюро и взаимоотношениях между центральными учреждениями». Для упорядочения работы центральных учреждений СССР (СНК, СТО, Президиума ЦИК, Госплана и др.) и установления полной увязки между ними, с одной стороны, и для обеспечения руководства ПБ работой этих учреждений, с другой стороны, было признано необходимым установить два дня в месяц для специальных заседаний ПБ по вопросам государственного и, особенно, хозяйственного строительства. На заседании для решения этих вопросов была создана комиссия.


ПИСЬМО В. М. МОЛОТОВУ

1 августа 1925 года

 

Сочи. 1/VIII-25 г.

Т. Молотов!

1) Мне сказали, что Мануильский не случайно, а сознательно передал «Юманите» первоначальный проект статьи Троцкого для опубликования. Если это верно, то это безобразие. Если это верно, то тогда мы имеем дело не с «ошибкой», как пишешь ты мне, а с политикой некоторых лиц, не заинтересованных почему-то в опубликовании статьи Троцкого в ее окончательной редакции. Это несомненно. Этого дела оставить так нельзя. Предлагаю поставить вопрос в 7-ке и осудить недопустимый шаг Мануильского, поставивший и РКП, и «Юманите» в глупое положение, обязательно выяснив при этом то, кто именно подбил Мануильского на этот пакостный шаг. Для ориентировки сообщаю некоторые необходимые факты: а) документы были выданы Мануильскому по письменной просьбе Мануильского (она должна быть в архиве ЦК) и с ведома 7-ки (вопрос о выдаче документов Мануильскому был поставлен в 7-ке Зиновьевым); б) документы были выданы, когда не было еще окончательной редакции статьи Троцкого; в) они были выданы для ознакомления верхушки ИККИ, а не для печатания (смотри между прочим просьбу Мануильскorо); г) вопрос о публикации документов, собственно, о публикации моей записки о книге Истмена, обсуждался в 7-ке, причем мы все имели в виду публикацию моей записки после опубликования окончательной редакции статьи Троцкого, о чем было известно Мануильскому; д) перед отъездом Мануильского в Германию (в начале июля или в конце июня) я просил Мануильского вернуть в секретариат ЦК все документы, на что он дал согласие, но документов все же не вернул и забрал их с собой. Таковы факты. Очень прощу 7-ку довести это дело до конца и положить тем самым предел пакостничеству в нашей партии.

2) Я не согласен с 7-кой насчет опубликования только статьи Троцкого в ее окончательной редакции. Во-первых, нужно опубликовать и статью Крупской. Во-вторых, вполне можно было бы опубликовать некоторые документы (в том числе и мою записку о книге Истмена) после опубликования статьи Троцкого, чтобы показать, что Троцкий лишь под давлением РКП написал статью (иначе Троцкий может оказаться спасателем престижа партии).

3) Сообщи, наконец, какова судьба статей Троцкого и Крупской об Истмене, напечатаны они в Англии или нет. Трижды запрашивал, и все нет ответа.

4) Ответа на мое письмо о Днепрострое все еще нет от тебя. Ты передай ответ на словах Товстухе, - он мне напишет.

5) Я не верю, чтобы Троцкий «не читал» разосланной тобой членам ПБ статьи Истмена. Троцкий фиглярничает.

б) «Ответы» Троцкого немецкой делегации читал. Я не во всем согласен с ними. Согласна ли с ними «Правда»? Это платформа для группы Троцкого.

7) Я выздоравливаю. Мацестинские воды (около Сочи) хороши против склероза, переработки нервов, расширения сердца, ишиаса, подагры, ревматизма. Прислал бы сюда свою жену.

Жму руку.

И. Ст.

 

Письма И.В. Сталина В.М. Молотову. 1925-1936 гг. С.37-39.  

РГАСПИ Ф. 558, Оп. 1, Д. 5388.

 

Примечание. Речь идет о статье Н.К. Крупской «Письмо в редакцию «Suпdау Worker»» (Большевик. 1925. №16. С. 71-73).


ПИСЬМО В. М. МОЛОТОВУ

(позднее 1 августа 1925 года)

 

7-кe.

В свое время в 7-ке было решено опубликовать в русской печати статью Троцкого и письмо Крупской об Истмене после того, как они будут напечатаны в зарубежной печати. Так как они уже, должно быть, появились там, а у нас еще не напечатаны почему-то, я считаю не лишним напомнить об этом. Напечатание их имело бы немалое значение особенно теперь, когда Мануильский ухитрился перепутать все карты и тем самым, невольно для себя, поставил вопрос о подлинности статьи Троцкого. Если она будет напечатана у нас, вопрос о подлинности отпадет сам собой. А это будет плюсом для партии, и не только для нашей партии, но и для заграничных компартий, особенно для компартий Англии и Америки.

 

И. Ст.

 

Письма И.В. Сталина В.М. Молотову. 1925-1936 гг. С.40.  

РГАСПИ Ф. 558, Оп. 1, Д. 5388.


ПИСЬМО В. М. МОЛОТОВУ

9 августа 1925 года

 

Сочи.9/VIII-25.

Тов. Молотов!

Письмо прочти Бухарину. Письмо твое от 5/VIII получил. 1) Видимо, назначение Гея произошло до получения тобой моего письма о назначении Шверника или кого-либо другого орграспредом. Уговор у нас насчет Гея, действительно, был, но потом я изменил свое мнение, о чем и сообщил тебе, но, к сожалению, с опозданием. Что ж, посмотрим, как поведет себя Гей. Решение, дважды принятое, теперь уже не стоит менять.

2) Насчет Днепростроя. Я несколько волнуюсь потому, что дело это пахнет сотнями миллионов, а его хотят решить смаху. Надо принять предупредительные меры, пока не поздно, при этом надо постараться, чтобы интересы дела не страдали, не останавливаясь перед тем, что, может быть, Дзержинский и Троцкий будут несколько обижены. Вопрос надо решить всем в семерке.

3) Что касается Мануильского, то тут какое-то недоразумение, если не шантаж. Еще раз заявляю, что: 1) дал документы Мануильскому по постановлению 7-ки для ознакомления верхушки ИККИ, а не для печатания; 2) я говорил Мануильскому о напечатании заграницей по опубликовании окончательного текста статьи Троцкого некоторых документов, каких именно, - это должна была (и могла) решить лишь 7-ка; 3) никаких директив о публикации неокончательного проекта статьи Троцкого я не давал и не мог дать Мануильскому, т.к. я стоял и стою за опубликование статьи Троцкого в ее лучшем, а не худшем виде; 4) я вообще не мог дать такую директиву Мануильскому, ибо я требовал от него перед его отъездом за границу возвращения в ЦКвсех документов (на что он согласился, но чего он не выполнил почему-то). Спросите Мануильского - почему он не вернул документы перед своим отъездом?

4) Печатание статьи Крупской было решено 7-кой, просмотр был поручен мне, Бухарину, Рыкову, Зиновьеву. Я вместе с Бухариным и Рыковым просмотрели ее и одобрили. Зиновьев отсутствовал. Удивительно коротка память у людей, особенно у Бухарина.

5) Семеркой было решено опубликовать статью Троцкого и письмо Крупской в русской печати после их опубликования за границей, не открывая, однако, ни в коем случае дискуссии по этому поводу. Возможно, что это решение теперь отменено 7-кой. Это, конечно, ее дело. Но если оно не отменено, следовало бы их напечатать в нашей печати. Не сообщишь ли чего-либо на этот счет?

б) Что касается опубликования моей записки об Истмене, то об этом можно будет поговорить по возвращении моем из отпуска. Торопиться некуда.

7) Передай Бухарину, что «Правда» должна была дать примечание к ответам Троцкого, раз она не согласна с ними.

8) Как здоровье Фрунзе?

9) В какой обстановке убит Котовский. Жаль его, незаурядный был человек.

Жму руку.

Не ругай за длинное письмо.

 

И. Ст.

 

Письма И.В. Сталина В.М. Молотову. 1925-1936 гг. С.41-42.  

РГАСПИ Ф. 558, Оп. 1, Д. 5388.

 

Примечание. Сохранился черновик письма Зиновьева Мануильскому от12 августа 1925 года:

«Тов. Мануильский. Ввиду того, что ошибка с напечатанием в Humanite первого текста заявления Троцкого в виде окончательного текста получает известное значение - очень прошу Вас припомнить подробнее:

1) Не говорил ли я Вам, что начать надо с опубликования письма Сталина (первого), а затем дать в выдержках и с комментариями остальное через некоторое время.

Чем объяснить, что в Humanite не появилось письмо Сталина, а первый текст назван окончательным.

2) Не говорил ли я Вам, что окончательного текста заявления Троцкого еще нет, ибо с ним продолжаются переговоры и переписка.

3) Не отсылал ли я Вас в секретариат ЦК за получением всех документов.

4) Не говорил ли я Вам, что решение товарищей, ведших дело, заключается в том, чтобы приподнять завесу над тем, как Троцкий дошел до последнего текста, т.е. как его заставили отречься от Истмена.

Не говорил ли я Вам, что печатать самый текст (последний) заявления Троцкого с комментариями Humanite и др. лишь после появления в английской прессе последнего текста.

Не говорил ли я Вам в то же время орешении выпустить контр-Истмена книжку на английском языке от имени английских коммунистов Галлахера и Поллита».


ЧЕРНОВИК ЗАМЕТКИ,  ПОСВЯЩЕННОЙ ПАМЯТИ Г.И. КОТОВСКОГО

(август 1925 года)

 

Я знал т. Котовского, как примерного партийца, опытного военного организатора и искусного командира. Я особенно хорошо помню его на польском фронте в 1920 г., когда т. Буденный прорывался к Житомиру в тылу польской армии, а Котовский вел свою кав. бригаду на отчаянно-смелые налеты на Киевскую армию поляков. Он был грозой поляков, ибо он умел «крошить» их как никто, как говорили тогда красноармейцы. Храбрейший среди скромных наших командиров и скромнейший среди храбрых - таким помню я т. Котовского. Вечная ему память и слава.

И. Сталин

 

Письма И.В. Сталина В.М. Молотову. 1925-1936 гг. С.43.  

РГАСПИ Ф. 558, Оп. 1, Д. 2809.


ПИСЬМО В. М. МОЛОТОВУ

18 августа 1925 года

 

18/VIII.

Тов. Молотов!

Опоздал с ответом.

Письмо Мануильского трусливое и жульническое.

Свое заявление о мошенничестве и пакостничестве поддерживаю целиком, несмотря на недовольство некоторых товарищей,

Заявление Каменева о том, что Сталин добивался, прежде всего, публикации своей записки об Истмене - считаю нечестным. На свой аршин мерит он других…

Ты и Бухарин поступили неправильно, голосовав против предложения о документах по Истмену. Нельзя закрыть путь центральным комитетам компартий к документам об Истмене. Каменев и Зиновьев хотят создать предпосылки, делающие необходимым вывод Троцкого из ЦК, но это им не удастся, ибо нет у них к этому данных. Своим ответом на книгу Истмена Троцкий предопределил свою судьбу, то есть спас себя.

Жму руку.

И. Сталин.

 

Письма И.В. Сталина В.М. Молотову. 1925-1936 гг. С.43-44.  

РГАСПИ Ф. 558, Оп. 1, Д. 5388.

 

Примечание. 11 августа 1925 года Молотов направил Сталину шифртелеграмму:

«Опросом отсутствующих членов семерки голосуется следующее предложение большинства наличного состава семерки, принятое против Бухарина и Молотова: «В ответ на запрос ИККИ разрешить делегации РКП(б) передать ИККИ материал, напечатанный Политбюро по вопросу о книге Истмена, как доверительный материал для членов ЦК иностранных компартий»».


ПИСЬМО В. М. МОЛОТОВУ

(август 1925 года)

 

Т. Молотов!

Твое письмо от 20/VIII получил. Сегодня беседовал с Бухариным,

1) Ты предлагаешь порядок дня пленума в пять вопросов: 1) внешторг, 2) профсоюзы, 3) ИККИ, 4) зарплата, 5) земельная реформа в Средней Азии. Против такого порядка я не возражаю. Важно подготовить вопрос о зарплате (плановое поднятие зарплаты и пр.). Это дело было выдвинуто семеркой, и подготовка его была поручена в порядке неполитбюровском Шмидту. Нажми на него. По подготовке вопроса его нужно провести предварительно через ПБ. Хорошо было бы добавить вопрос о промышленном строительстве, дав доклад Феликсу или Пятакову (Смилге тут нечего соваться, руководитель хозяйства он липовый, да к тому же дело идет не о хозяйстве вообще, а о промышленности). Но если Феликс не может дать пока доклада, можно отложить до следующего пленума с тем, однако, что будет дана твердая гарантия, что ни один завод союзного масштаба не будет начат постройкой за этот период без санкции Политбюро.

2) По вопросу об украинском комнезаме (комитет незаможных крестьян. – Ред.) формализироваться не стоит. Решение Украинского ЦК по этому вопросу целиком совпадает с решениями XIV конференции РКП. Лучше будет поставить на пленуме ЦК в виде отдельного вопроса доклад деревенского совещания и в докладе сказать о комнезамах, кресткомах и пр. Это и будет утверждением решения ЦК КПУ. Доклад должен взять ты. Обязательно.

3) О хозяйственном плане можно будет поставить, если это окажется необходимым, на следующем пленуме, дав доклад не Госплану, а Рыкову (СНК) или Каменеву (СТО) с привлечением ЦКК.

4) О порядке дня съезда поговорим потом.

5) Если у тебя есть время, пиши побольше, - я буду аккуратно отвечать (у меня времени много).

6) Бухарин говорит, что ты теперь сильно перегружен. Я постараюсь быть в Москве 1О-го, или еще раньше, чтобы разгрузить тебя.

Я здоров. Поправился довольно основательно.

Жму руку.

Твой И. Сталин.

 

P.S. Тезисы о профсоюзах в общем приемлемы, но нуждаются в переработке ввиду их слабости и недостаточной определенности в смысле отдельных формулировок. Надо их обязательно исправить в духе известной речи Андреева.

И. Ст.

 

Письма И.В. Сталина В.М. Молотову. 1925-1936 гг. С.44-47.  

РГАСПИ Ф. 558, Оп. 1, Д. 5388.


ТЕЛЕГРАММА Е.М. ЯРОСЛАВСКОМУ

(после 9 ноября 1925 года)

 

Тов. Ярославскому. В ответ на Ваш запрос от 9/XI-с.г. сообщается Вам, по поручению п/б, следующее: 1) Членами п/б в присутствии и при согласии ленинградских членов ЦК ВКП(б) – Зиновьева, Евдокимова и др. в свое время было решено снять Залуцкого с поста секретаря ЛК за его резко антипартийное поведение и за клеветническое обвинение ЦК партии в оппортунизме и термидорианстве. Исходя из этого, членами п/бюро было также решено считать Залуцкого отозванным из Ленинграда и предложить Ленинградской организации не проводить его в губком. Об этом решении, известном БЛК (бюро Ленинградского комитета. – Ред.), мы можем только напомнить, не сомневаясь, что это решение будет проведено. 2) Что касается выдвижения Залуцкого в качестве делегата на съезд, то этот вопрос не обсуждался и не подлежит обсуждению в Москве, так как любая организация партии имеет право включить в свою делегацию любого члена партии без санкции ЦК, ибо съезд, куда выбираются делегации, не есть губком, а является высшей инстанцией партии, выбирающей и смещающей самый ЦК. Просим, в случае надобности, огласить этот ответ на пленуме конференции.

По поручению членов п/бюро – Сталин.

 

Из архива В.Д. Мочалова.  

 

 

Примечание. Телеграмма – ответ на обращение Ярославского, прибывшего на XXII Ленинградскую губернскую партконференцию в качестве докладчика ЦКК:

«Просьба передать т. Сталину. Конференция открывается во вторник, в одиннадцать часов. Есть опасение, что губконференция выльется в демонстрацию против ЦК: 1) в форме выбора Залуцкого в президиум конференции; 2) выбора его в делегацию на съезд партии, а значит и в бюро и сеньоренконвент съезда. Завтра, в понедельник, в 11 часов бюро губкома, вслед за этим пленум губкома. Прошу директив. Ярославский».


ТЕЛЕФОНОГРАММА В ЛЕНИНГРАДСКИЙ ГУБКОМ

29 декабря 1925 года

 

Сообщается постановление пленума ЦК 28 декабря 25 года. Первое: Ленинградская партийная организация нарушает основы Устава партии, не проводя в жизнь решения 14 съезда по отчету ЦК, а ведя кампанию против этих решений. Второе: Ленинградский губком не принял до сих пор мер к тому, чтобы оградить партию от нападок на решения съезда… Третье: пленум считает, ввиду этого, необходимым снять существующее руководство «Ленинградской правды» и заменить его другим, согласно решению 14-го съезда. Четвертое: на этом основании утвердить следующее решение Политбюро от 28 декабря с.г.: а) освободить редактора «Ленправды» тов. Закс-Гладнева от обязанностей редактора; б) назначить ответственным редактором «Ленинградской правды» тов. Скворцова-Степанова, командировав в помощь ему ряд работников. Секретарь ЦК И. Сталин.

 

Кирилина А. Неизвестный Киров.

Миф и реальность. М.,2001. С.109.

 

ЛПА Ф. 9, Оп. 1, Д. 127, Л. 1.