Вячеслав!

 

Думаю, что надо удовлетворить просьбу Шолохова целиком, т.е. дать дополнительно вешенцам 80 тысяч пудов и верхнедонцам 40 тысяч. Дело это приняло, как видно, «общенародную» огласку, и мы после всех допущенных там безобразий – можем только выиграть политически. Лишних 40–50 тысяч пудов для нас значения не имеют, а для населения этих двух районов – имеет теперь решающее значение.

Итак, давай сейчас же голосовать (скажи Чернову).

Кроме того, нужно послать туда кого-либо (скажем, т. Шкирятова), выяснить дело и привлечь к ответу Овчинникова и всех других, натворивших безобразия. Это можно сделать завтра.

 

И. Сталин.

 

Письма И.В. Сталина В.М. Молотову.

1925-1936 гг. М., 1995. С. 245–246.

РГАСПИ Ф. 17. Оп. 3. Д. 926. Л. 5, 6.

 

Примечание

 

На заседании ПБ 23 апреля 1933 года с участием Сталина и Молотова рассматривался вопрос о положении в Вешенском районе. Решено было командировать секретаря Партколлегии ЦКК ВКП(б) М. Ф. Шкирятова для обследования на месте причин тех перегибов по линии хлебозаготовок, которые были допущены местными работниками и представителями краевых органов.

Еще до его приезда был исключен из партии и арестован А. А. Плоткин, руководитель агитколонны. А. А. Пашинский осужден и приговорен к расстрелу.

Об итогах проверки Шкирятов 28 мая 1933 года доложил Сталину: «Результаты расследования перегибов в Вешенском районе полностью подтвердили правильность письма тов. Шолохова». Он особо подчеркнул, что «незаконные репрессии применялись как к классово-враждебным элементам и к участникам хищений, злостно не выполняющим хлебозаготовки, но и без всякого разбора применялись и к преданным, активным и честным колхозникам».

4 июля 1933 года ПБ заслушало сообщение Шкирятова по этому вопросу. Были опрошены второй секретарь Азово-Черноморского крайкома ВКП(б) Зимин, уполномоченный крайкома в Вешенском районе Овчинников, ряд районных работников и как свидетель – Шолохов. В связи с этим ПБ отметило:

«Главная ответственность за перегибы, а именно за массовое изгнание колхозников из домов и запрещение другим колхозникам приютить на ночь изгнанных на улицу колхозников, – падает на крайком, который не принял своевременно мер для прекращения, не говоря уже о предупреждении, этих перегибов…».

Далее в постановлении говорилось:

«ЦК считает, что совершенно правильная и абсолютно необходимая политика [c. 46] нажима на саботирующих хлебозаготовки колхозников была искривлена и скомпрометирована в Вешенском районе благодаря отсутствию достаточного контроля со стороны крайкома».

ПБ указало крайкому на недостаточный контроль над действиями своих представителей и уполномоченных. Зимин был снят с поста второго секретаря крайкома, Овчинников – с поста секретаря Ростовского горкома. Строгие выговоры с предупреждением получили руководители Вешенского района. [c. 47]