О танках

Мои пожелания танкистам:

– Желал бы, чтобы мы имели побольше амфибий. Их надо нам несравненно больше, чем мы имеем.

– Желал бы иметь побольше Т–28 и Т–35; они показали себя неплохо.

– Дальше, желал бы иметь побольше БТ, но не таких, какие имеются сейчас. БТ – хороший танк, но желательно, чтобы у него было побольше ведущих осей и чтобы они сами себя возили, – колесно-гусеничные.

 

Об артиллерии

Тут есть артиллеристы. Наша полковая артиллерия должна увеличить свою дальность. Нам нужна дальность порядка 12–14 километров.

 

О пехоте

Пехота сохраняет свое значение, но не она решает победу, победу решает авиация, а пехота закрепляет местность, закрепляет победу.

 

Об авиации

Тут, кажется, главным образом летчики. Мои пожелания вам:

– Желал бы, чтобы наши истребители имели скорость 440–450 километров в час.

– Наши разведчики должны дать эту же скорость 440–450 километров в час. Это, конечно, сократит радиус их действий. Это не страшно. Надо, чтобы разведчик умел бы не только своевременно видеть цель своей разведки, но и сумел уйти, удрать от истребителя противника.

Я думаю, что основную роль в будущей войне будут играть бомбардировщики ближнего действия, но с большой скоростью. Основным типом будет, вероятно, двухмоторный бомбардировщик со скоростью 340–350 километров в час.[c. 61]

Это не значит, что нам не нужны бомбардировщики дальнего действия. Нам нужны бомбардировщики с радиусом действия в 2000 километров (я говорю о радиусе действия, а не о дальности – значит туда 2000 и обратно 2000, а всего дальность 4000–5000 километров).

Бомбардировщикам нужен потолок в 5000 метров (голоса: 6000, 7000). За 6 километров, даже за 7 километров ругать не будем.

И все это у нас будет. Желал бы только, чтобы т. Алкснис по-настоящему за это дрался.

Вы храбрые летчики. Это хорошо. Авиация нуждается в храбрых людях, но нам нужна не просто храбрость, а расчетливая большевистская храбрость. Большевистская храбрость означает твердое знание своей техники и законов природы, овладение этими законами. Почему у нас иногда гибнут летчики? Гибнут потому, что, желая спасти самолет, считают позорным пользоваться парашютом. Некоторые думают, что самолет ценнее летчика. Это неверно. Самое драгоценное для нас – летчик, жизнь одного летчика несравненно дороже нам даже трехсот самолетов. Мы можем наделать сколько угодно и каких угодно самолетов в самые короткие сроки, а хорошего летчика не так скоро подготовишь.

Нам нужны храбрые, по-большевистски храбрые летчики!

 

О вождях и массах

Я не отрицаю, что вожди имеют значение, они организуют и ведут массы, но вожди без масс – ничто. Такие люди, как Ганнибал, Наполеон, погибали, как только они теряли массы. Массы решают успех всякого дела и судьбы истории. Все зависит от того, за кем массы пойдут. Среди вас тут сидят люди храбрые, молодые. Имен большинства из вас мы можем не знать, но вы – сила и мощь нашей страны, вы можете гордиться тем, что судьбы страны и истории в ваших руках. За ваше здоровье!

 

РГАСПИ. Ф. 74. Оп. 1. Д. 160. Л. 23–25.

 

[c. 62]