Как известно Крюков был арестован 18 сентября 1948г. рано утром, находясь в своей московской квартире.Его жена,известная певица, Лидия Андреевна Русланова (наст.фамилия Лейкина) в это время находилась на гастролях в Ульяновске и была арестована спустя 6 дней после ареста Крюкова.

 

УТВЕРЖДАЮ

Зам. Министра госбезопасности СССР

генерал-лейтенант (Огольцов)

27 сентября 1948 года

 

АРЕСТ САНКЦИОНИРУЮ

27 сентября 1948 года

Главный военный прокурор

Советской Армии

генерал-лейтенант юстиции (Афанасьев)                                               

 

                                                     ПОСТАНОВЛЕНИЕ

                                                        (на арест)

гор. Москва

1948 года,27 сентября

 

 Я, старший следователь Следчасти по особо важным делам МГБ СССР майор Гришаев, рассмотрев материалы о преступной деятельности артистки Мосэстрады Крюковой-Руслановой Лидии Андреевны, 1900 года рождения, уроженки города Саратова, русской, гр-ки СССР, беспартийной, с низшим образованием,

 НАШЕЛ:

Имеющимися в МГБ материалами установлено, что Крюкова-Русланова, будучи связана  общностью антисоветских взглядов с лицами, враждебными к советской власти, ведет  вместе с ними подрывную работу против партии и правительства. Крюкова-Русланова распространяет клевету о советской действительности и с  антисоветских позиций осуждает мероприятия партии и правительства, проводимые в  стране.

Кроме того, Крюкова-Русланова, находясь вместе со своим мужем Крюковым В.В. в Германии, занималась присвоением в больших масштабах трофейного имущества. Руководствуясь ст. ст. 145 и 158 УПК РСФСР,

 ПОСТАНОВИЛ:

 Крюкову-Русланову Лидию Андреевну, проживающую в гор. Москве по Лаврушинскому пер., 17, кв. 39, подвергнуть обыску и аресту».

-----------------------------------------------------------

О деле Крюкова-Руслановой,в последнее время, не писал только ленивый.

Тема довольно популярная,несколько Книг,десятки различных статей и телефильмов были посвещенны Руслановой

к 100-летнему юбилею певицы. Поэтому лишний раз повторятся не буду. Однако стоит заметить, что некоторые реальные факты вокруг т.н. дела Крюкова-Руслановой до сих пор  скрываются в "густом тумане" различных сплетен и  мифов... и непонятно, что заставляет многих писателей и журналистов публиковать разную чушь вводя в заблуждение своих читателей. Приведу для наглядности два примера мифотворчества (ес-но с сокращением).

К 100-летнему юбилею "легенды советской эстрады", некто Л. Шемета опубликовал в "Фактах"свою статью, в которой привел "истинные причины лишения свободы "Руслановой:

"...18 сентября 1948 года, Русланова и ее муж генерал Крюков были арестованы. Она -- на гастролях в Ульяновске, он -- в 5 часов утра в их квартире в Лаврушинском переулке. Приговор был суров -- 10 лет исправительно-трудовых работ, причем его выносил не суд, а следователь, и особое совещание МГБ его утвердило. Официальной причиной лишения свободы певицы была якобы ее антисоветская деятельность, истинной - жена генерала Крюкова, друга маршала Г. К. Жукова, ставшего неугодным «главному хозяину страны», из-за чего в 1948 году репрессиям подверглись все боевые его друзья и их семьи. Было конфисковано и личное имущество супругов Крюковых, а оно было значительное: две дачи, три квартиры, четыре автомобиля, антикварная мебель, рояли, радиоприемники, уникальные чайные и столовые сервизы, километры тканей и сотни соболиных и каракулевых шкурок, коллекция картин Айвазовского, Васецова, Верещагина, Врубеля, Крамского, Левитана, Кустодиева, Малявина, Маковского, Нестерова, Репина, Поленова, Сурикова, Федотова, Тропинина, Серова, Шишкина и других выдающихся художников. Кроме того, в тайнике в квартире бывшей няни Руслановой были обнаружены принадлежавшие певице драгоценности: 208 бриллиантов и большое количество изумрудов, сапфиров, рубинов, жемчуга, изделий из платины, золота и серебра.

Магнитные пленки с голосом Руслановой во всех радиокомитетах Союза были или размагничены или отправлены на полку вместе с пленками других опальных артистов, а пластинки с записями песен были изъяты из всех магазинов культтоваров и уничтожены. Однако они оставались в домашних фонотеках многотысячных поклонников певицы, не желающих, вопреки воле властей, предавать ее имя и голос забвению.

 «Особо опасная преступница» Лидия Андреевна Русланова-Крюкова после года пребывания в следственном изоляторе была отправлена в лагерь под Тайшетом Иркутской области, но в июне 1950 года за все ту же «антисоветскую деятельность» в лагере была переведена во Владимирскую тюрьму, из которой вышла на свободу 4 августа 1953 года после полной реабилитации. В июле был реабилитирован и ее муж, и они стали жить в гостинице ЦДСА, так как прежние их квартиры были заняты.

Почти через год они получили новую квартиру возле метро «Аэрофлот». Как старого доброго друга, встретили Русланову ее поклонники в концертных залах, на радио и телевидении, снова огромными тиражами стали выходить ее пластинки. Генерал Крюков был направлен на курсы повышения квалификации Генштаба, затем работал в юридической академии и умер от обширного инфаркта в 1959 году. Лидия Андреевна ушла из жизни через 14 лет после него в звании заслуженной артистки РСФСР, которое она получила в 1942 году. Из наград у нее была только одна медаль, а орден Отечественной войны, который ей вручил в 1945 году Жуков, отобрали как незаконно выданный."

------------------------------------------------------------------------------------

В газете "Труд" от 15 ноября 2001г (№211) была опубликована статья журналиста С. Турченко под названием

"БРИЛЛИАНТЫ В "ВАЛЕНКАХ".

 

В начале статьи было редакционное вступление:            

"Недавно в редакцию пришло такое письмо: "Лидия Русланова в свое время была осуждена не за то, "что не те песни пела", а за мародерство - вместе с мужем генералом Крюковым она грабила в Германии богатые дома. Конфискованные у нее ковры, мебель, меха, отрезы, посуду, картины вывозила целая колонна грузовиков, а драгоценности считали не каратами - килограммами.Так что Русланова стала не жертвой необоснованных репрессий, как иногда врут недоумки, а как "воровка в особо крупных размерах". В. Альтов. Оренбург".

Прежде чем ответить автору столь беспощадных строк, наш корреспондент ознакомился с уголовным и судебным делом знаменитой певицы.

 Далее следует статья под названием "ЗА ЧТО ВЕЛИКОЙ ПЕВИЦЕ ЛИДИИ РУСЛАНОВОЙ ДАЛИ 10 ЛЕТ ЛАГЕРЕЙ?"

                         Лидию Русланову арестовали 27 сентября 1948 года в ее квартире в  Лаврушинском переулке Москвы. Обвинение предъявили по тем временам  стандартное: антисоветская пропаганда. На первом же допросе она и не скрывала, что в разговорах с коллегами говорила, мол: "в стране  царит голод, народ обкладывается высокими налогами, в магазинах  растут цены". О подобном кулуарном ворчании "сексоты" Лубянки докладывали своим хозяевам исправно. Такого "компромата" хватало на  каждого порядочного артиста. Но в "дело" его пускали по какой-то  более серьезной необходимости.

             Тучи над Руслановой начали сгущаться еще раньше. Один за другим были арестованы многие ее близкие знакомые: генерал-лейтенант Телегин,  артисты Алавердов, Максаков, Марьянов, а затем и ее муж -             генерал-лейтенант Владимир Крюков. Надо заметить, что все они  входили в круг знакомых прославленного маршала Георгия Жукова.

             О том, что на самом деле охота идет именно на Жукова, затмевающего Сталина своей полководческой славой, Русланова, вероятно, поняла, когда специальным постановлением правительства у Лидии Андреевны был отобран боевой орден. 24 августа 1945 года Георгий Константинович Жуков подписал приказ N 109/н: "За успешное выполнение заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и  проявленное мужество, за активную личную помощь в деле вооружения Красной Армии новейшими техническими средствами наградить орденом

            Отечественной войны I степени РУСЛАНОВУ Лидию Андреевну".

            Только тупой циник мог сомневаться в том, что она достойна такой   награды.

Заканчивалась статья некой галиматьёй, в последних строчках которой угадывались воспитательные  морально-нравственные начала   о "завистниках, обывателях и карманах ближнего".

            Главное, лубянские следователи не смогли доказать, что хотя бы один  "камешек" приобретен незаконно. Пытались они "повесить" на певицу и трофейные картины, найденные на служебной даче мужа, - тоже не      вышло. Но "пришить" уголовщину они и не стремились. Это был шантаж с целью выбить показания против Жукова. Не вышло. Пришлось привлечь по   58-й статье и отправить в ИТЛ (исправительно-трудовой лагерь).

              В 1953 году Лидия Андреевна была освобождена, реабилитирована, но обывательские разговорчики вокруг бриллиантов до сих пор не иссякают - как видим и по письму в редакцию из Оренбурга. Все-таки любим мы иной раз завистливо пошелестеть купюрами в кармане ближнего.

---------------------------------------------------------------------------

Вступать в дискуссию с авторами подобных статей не собираюсь, но думаю стоит напомнить корреспонденту С.Турченко, который (по утверждению редакции газеты Труд) "ознакомился с уголовным и судебным делом знаменитой певицы",о том, что не стоит искажать исторические факты относительно Крюкова и Руслановой...

Во-первых, согласно протокола допроса Русланова была арестована не в "ее квартире в Лаврушинском переулке Москвы",а в г. Казань, куда она прибыла с гастролями из Ульяновска.

Во-вторых, что касается "артиста Максакова",о котором упоминает Турченко, то он являлся аккомпаниатором Руслановой (как и Комлев)и был арестован,а затем осужден вместе с конферансье Алексеевым по показаниям, данным в ходе допроса, самой Руслановой, о том,что Алексеев "...допускал антисоветские высказывания, враждебные выпады в адрес Сталина, критиковал политику партии и правительства в области науки и искусства...". Максаков же,по словам Руслановой, допускал "антисоветские высказывания, не очень хорошо отзывался о Сталине, критиковал колхозный строй".

Оказавшись под арестом Максаков,пожилой человек,тут же выложил следователям компромат на Русланову:"... Мало того, что Русланова поддерживала меня в моих антисоветских высказываниях, она сама допускала такие же высказывания, в том числе и критические замечания в адрес Сталина. И вообще, должен сказать, что под влиянием Руслановой я буквально разлагался морально, но не в силах был прервать эту связь, так как зависел от нее материально. Не могу не сказать и о ее личных качествах. Русланова — это гнилая натура. Ей присуща страсть к наживе, грубость и сварливость. Она избегала петь советские песни на современную тематику, зажимала молодые таланты и вообще, ей были чужды интересы советского искусства."

И наконец "артист Алавердов" из"Казачьего ансамбля песни и пляски",который был прикомандирован к кавкорпусу генерала Крюкова.

Из воспоминаний Крюкова опубликованных в газете "Советское искусство 23.02.1946г.:…2 мая 1945 года. Наш кавалерийский корпус вместе с частями Красной Армии 1-го Белорусского фронта, которым командовал маршал Советского Союза Г.К.Жуков, вступил в Берлин. В рядах бойцов кавалерийского корпуса был ансамбль песни и пляски донских казаков. Через шесть дней, в день капитуляции фашистской Германии наш казачий ансамбль дал концерт в центральном зале рейхстага. Этот концерт был стихийно продолжен на открытом воздухе, на лестнице, у здания рейхстага. Первыми слушателями концерта советских артистов были доблестные бойцы Красной Армии. На этих концертах ансамбль песни и пляски донских казаков исполнял «Песню о Сталине» А. В. Александрова, казачьи боевые песни. В этот же день концерт состоялся и у колонны Победы."

Кстати сказать, в своей статье Крюков не забыл упомянуть и о том,за что руководители ансамбля " М. Туганов и В. Алавердов, были"награждены боевыми орденами" за проявленную отвагу. Однако  дальнейшая проверка показала,ч то награждение артистов ,в том числе и Русланову боевыми наградами было противозаконным действием, помимо этого возник вопрос: каким образом, в мае 1945г. артист цирка, "руководитель ансамбля песни и пляски" не  годный к строевой службе Алавердов, неожиданно "превратился" в адъютанта по "особым поручениям" боевого генерала Крюкова?

Как известно, Алавердов был также арестован и согласно  его показаниям  данных в ходе допроса пояснил следователю, что:

"...не раз возил Русланову в Подсдам, где она скупала у немцев изделия из фарфора и хрусталя, меха и сервизы, другие ценные вещи."

Из протокола допроса Руслановой следователем МГБ Гришаевым от  5 октября 1948 года.

 

ВОПРОС- Какие правительственные награды вы имеете?

ОТВЕТ-Я награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

ВОПРОС-А разве других наград вы не имеете?

ОТВЕТ- Имею, В августе 1945-го я была награждена орденом Отечественной войны 1 степени. Однако в 1947-м, по решению правительства, этот орден, как незаконно выданный, у меня отобрали.

ВОПРОС- Кем вы были награждены?

ОТВЕТ-Награждена я была по приказу Жукова, командовавшего в то время оккупационными войсками в Германии.

ВОПРОС- За какие заслуги вас наградили?

ОТВЕТ-За культурное обслуживание воинских частей и за то, что я на свои деньги купила две батареи минометов «катюша».

ВОПРОС-В каких взаимоотношениях вы находились с Жуковым?

ОТВЕТ-Мы были хорошими знакомыми. А с мужем они старые сослуживцы. Мы неоднократно бывали друг у друга в гостях, дружили семьями.

ВОПРОС-Теперь, может быть, скажете правду, за что Жуков наградил вас орденом?

ОТВЕТ-Справедливости ради, должна сказать, что если бы я не была женой Крюкова и не была лично знакома с Жуковым, то навряд ли меня бы наградили орденом. А получила я его во время празднования годовщины со дня организации корпуса, которым командовал мой муж. Меня пригласили на трибуну и объявили, что по приказу Жукова я награждена орденом Отечественной войны 1 степени.

ВОПРОС- А в переписке с Жуковым вы состояли?

ОТВЕТ-В переписке не состояла, но когда его понизили в должности и отправили в Одессу, поздравляя с Октябрьскими праздниками,я отправила ему телеграмму, которую подписала: «Преданная вашей семье, Русланова».

ВОПРОС-А сейчас скажите, что за антиправительственный тост вы произнесли на одном из банкетов?

ОТВЕТ-Это был банкет на даче Жукова. А тост был за тех женщин, жен офицеров, которые были их надежным тылом и которые умели ждать, пока их мужья били врага на фронтах Великой Отечественной. Потом я сказала, что так как нет орденов, которыми бы награждали за верность и любовь, то я, желая отметить одну из таких жен, Жукову Александру Диевну, хочу наградить ее от себя лично. С этими словами я сняла с себя бриллиантовую брошь и вручила ее Александре Диевне. Ничего антиправительственного в этом тосте нет, и от своих слов я не отказываюсь.

Вопрос- Материалами следствия вы изобличаетесь в том, что во время пребывания в Германии занимались грабежом и присвоением трофейного имущества в больших масштабах. Признаете это?

ОТВЕТ-Нет!

ВОПРОС-Но при обыске на вашей даче изъято большое количество имущества и всевозможных ценностей. Где вы все это взяли?

ОТВЕТ- Это имущество принадлежит моему мужу. А ему его прислали в подарок из Германии… по всей вероятности, подчиненные.

-------------------------------------------------------------

Понятно,что криминала в том, что Русланова,прибывая в Германии,за бесценнок скупала у немцев дорогие вещи,никакого нет. Как говорится "красиво жить не запретишь" (были-бы деньги, заработанные честным трудом)...Вполне возможно, трофейное дело и не затронуло-бы Русланову, не будь она женой Крюкова. Однако алчность и стяжательство к "барахлу" как говорится"подвело обоих супругов под монастырь".Доказать следствию, что все "барахло" было куплено за личные деньги, Русланова и Крюков, кивая друг на друга,так и не смогли,а "сексоты Лубянки" не поленились провести дознание относительно каждого мало-мальски ценного "бриллианта из валенок"Руслановой ...Примечателен и тот факт,что после"срочной" реабилитации, чета Крюкова-Руслановой написали в ГП несколько прошений о возврате конфиската - однако в этом им было отказано...

 

Выписка из протокола допроса Руслановой Л.А. следователем майором МГБ Гришаевым от 5 февраля 1949г.

 

ВОПРОС-Дополнительным обыском в специальном тайнике на кухне под плитой в квартире Вашей бывшей няни Егоровой, проживающей на Петровке 26, были изъяты принадлежащие Вам 208 бриллиантов и, кроме того, изумруды, сапфиры, жемчуг, платиновые, золотые и серебряные изделия. Почему Вы до сих пор скрывали, что обладаете такими крупными ценностями?.

ОТВЕТ- Мне было жаль... Мне было жаль лишиться этих бриллиантов. Ведь их приобретению я отдала все последние годы! Стоило мне хоть краем уха услышать, что где-то продается редкостное кольцо, кулон или серьги, и я не задумываясь покупала их, чтобы... чтобы бриллиантов становилось все больше и больше.

ВОПРОС- А где вы брали деньги?

ОТВЕТ- Я хорошо зарабатывала исполнением русских песен. Особенно во время войны, когда «левых» концертов стало намного больше. А скупкой бриллиантов и других ценностей я стала заниматься с 1930 года и, признаюсь, делала это не без азарта.Этот бриллиант в оправе я купила еще до войны у Евгении Лионозовой, по ее словам, родственницы известного в прошлом нефтепромышленника Лионозова. Она пришла ко мне по рекомендации первой жены моего бывшего мужа Михаила Гаркави Лидии Беркович, певицы Моcэстрады. Эти два изумруда я купила в 1947 году у неизвестного, который принес мне их на квартиру.Опасаясь подделки, я вместе с ним отправилась на госювелирную фабрику на Пушечной улице, куда обычно отдавала в починку свои драгоценности. Ювелир признал их настоящими, и я купила их за 75 тысяч рублей. Третий изумруд я приобрела в 1943 году за 22 или 33 тысячи рублей, точно не помню, у циркового артиста Петринского. А четвертый - еще в 1930 году в Ростове-на-Донуу бывшего владельца обувного магазина Смирнова.

ВОПРОС- Вот эти еще два крупных бриллианта, оцененных в 100 тысяч рублей?

ОТВЕТ- Их мне сбыл в 1930 году вместе с изумрудом тот же Смирнов.

ВОПРОС-А серьги стоимостью 72 тысячи рублей?

ОТВЕТ- Их я приобрела в 1935 году за 25 тысяч рублей у бывшей купчихи Замоскворечья, адрес и фамилию которой не знаю.

Ее порекомендовала мне знакомая Гаркави артистка по имени Галя. Золотое кольцо с бриллиантом я купила в 1946 году у приятельницы артиста Всесоюзного радиокомитета Михаила Михайлова  за 30 тысяч рублей, золотое кольцо с шестью бриллиантами - в 1947 году у приятеля моей медсестры Полины Петровны, платиновую брошь, осыпанную бриллиантами и изумрудами, - незадолго до войны у родственницы артистки Большого театра Збруевой. У самой Збруевой в 1931 году я приобрела дамский золотой редикюль. Золотой браслет с подвесками и медальоном мне продал артист-гусляр Михаил Северский в 1944 или 1945 году.

ВОПРОС- У вас на квартире в Москве по Лаврушинскому переулку изъята большая коллекция картин известных русских художников, достойная хранения в Третьяковской галерее. Как эти полотна к вам попали?

ОТВЕТ - Я их приобрела на свои деньги. Начала заниматься коллекционированием еще с 1930 года. Всего за картины я заплатила около полумиллиона рублей, но по нынешним ценам они стоят значительно дороже.

ВОПРОС -Такая крупная сумма?

ОТВЕТ - Я коллекционирую лишь подлинные работы знаменитых русских художников. Причем я взяла себе за правило: прежде чем приобрести какую-либо картину - показать ее авторитетным искусствоведам, которые бы определили ее подлинность и художественную ценность.

ВОПРОС- Кого вы привлекали в качестве экспертов?

ОТВЕТ- В Москве я обращалась за консультацией к видному искусствоведу, художнику академику Игорю Грабарю, а также художнику объединения Всекохудожник Филипу Тоскину. Однако большинство картин куплено в Ленинграде. Там мне помогали искусствовед Еремич, работавший в Эрмитаже, и художник- реставратор Сосновский, работавший в Русском музее.

ВОПРОС- Назовите людей, у которых вы покупали картины.

ОТВЕТ- Сама я обычно их не покупала у владельцев, а поручала производить сделки моему посреднику, проживавшему в Ленинграде,художнику Станиславу Бельвину. Он получал от меня за посредничество 10 процентов от стоимости каждой картины.

ВОПРОС-В Москве у вас также имелись посредники?

ОТВЕТ- Да, несколько ценных работ я приобрела через занимавшегося спекуляцией картинами Валерия Трескина. Несколько полотен мне продал артист московской эстрады Григорий Афонин... Не стану отрицать, что и приобретению художественных полотен я отдавалась со всей страстью. Однако моя коллекция картин не идет ни в какое сравнение с другими частными коллекциями. Многие артисты также собирают картины и драгоценности. Когда в 1930 году я стала заниматься скупкой картин, народная артистка СССР Екатерина Гельцер уже имела многочисленную богатую коллекцию работ знаменитых русских художников. Их я сама видела у нее на квартире. Я также видела у Гельцер изумруды и бриллианты весьма крупных размеров. Большим количеством драгоценностей обладает и народная артистка СССР Антонина Васильевна Нежданова. Среди артистов ходит анекдот, что когда Нежданова надевает свои бриллианты, ее муж, Голованов, боясь, как бы она их не растеряла, ходит за ней с совком. Сам Голованов собрал ценную коллекцию русской живописи и старинных икон. Народный артист республики Владимир Яковлевич Хенкин коллекционирует картины и закупает золотые часы. Богатым человеком среди артистов слывет певица Ирма Яунзем, которая известна на сцене уже давно, выезжала на гастроли в Индию и Китай, почти постоянно разъезжала по городам СССР. Муж Ирмы Яунзем по ее поручению скупал исключительно драгоценности. Имеются ценные бриллианты и у Леонида Утесова. Я сама видела их на жене и дочери Утесова. Много драгоценностей во время войны скупал дирижер Всесоюзного радиокомитета Орлов. Большая коллекция картин собрана артистом эстрады Афониным. Скупает картины и артист эстрады Николай Смирнов-Сокольский. У него на квартире я видела библиотеку с редчайшими уникальными изданиями русских и западных классиков. Заслуженная артистка республики Любовь Орлова многократно участвовала в незаконных "левых" концертах и нажила большие деньги. Люди, приносившие драгоценные вещи, которые я по тем или иным причинам не покупала, рассказывали мне впоследствии, что приобретала их

Любовь Орлова. Композитора Исаака Дунаевского среди артистов называют советским миллионером, у которого имеется большое количество картин и бриллиантов. Артисты эстрады Шульженко и Коралли, как рассказал мне бывший дирижер джаза Шульженко, также занимаются скупкой драгоценностей. Богатыми коллекционерами картин являются артист Большого театра Батурин и артистка МХАТа Еланская…

-----------------------------------------------------------------------------------------

В ходе обыска московских и ленинградских квартир и дач принадлежащих Крюкову и Руслановой, сотрудники МГБ, помимо других "личных трофеев" Крюкова и Руслановой, изъяли 132 художественных полотна принадлежащих кисти известных художников: Нестерова, Репина, Коровина, Кустодиева, Маковского, Шишкина, Поленова, Малявина, Верещагина, Васнецова, Врубеля, Сурикова, Серова, Айвазовского, Крамского, Тропинина, Федотова,Брюллова. Эксертиза установила,что в личной Коллекции Руслановой находились шедевры изобразительного искусства русских художников.

 

Из воспоминаний дочери Крюкова - М.В. Крюковой-Руслановой:

"...Мама была действительно богата. Она собирала картины, фарфор, мебель. Но все это было приобретено на заработанные деньги — она гастролировала по всей стране. Помню, я спрашивала маму: «У тебя были такие красивые шубы, роскошные драгоценности, картины, мебель… Все, что ты заработала за 30 лет, отняли.

Как ты можешь спокойно к этому относиться?» Она ответила: «Все это не имеет значения. Унизили ни за что перед всей страной — вот это пережить невозможно». Представьте, какой надо обладать силой воли, чтобы после всего этого снова выйти на сцену!

...РОДИТЕЛЕЙ арестовали 18 сентября 1948 года одновременно: папу — в Москве, маму — в Казани, на гастролях. В пять утра к нам домой пришли два полковника с понятым, предъявили ордер. Отец обнял меня и сказал: «Маргоша, мы ни в чем не виноваты. Во всем разберутся, и мы обязательно будем вместе. А маму не жди — она не приедет я думаю, что мы с ней будем в одних местах. Но тебе никогда не должно быть стыдно за своих родителей. Когда папу из нашего дома писателей в Лаврушинском везли на Лубянку, он этих полковников уговорил, чтобы меня отдали тетям, папиным сестрам. Они жили на Арбатской площади. Мне было почти тринадцать.                    

Незадолго до этого арестовали многих генералов — все ближайшее окружение маршала Жукова. После победы над фашистами он приобрел колоссальный авторитет во всем мире. Сталин этого ему простить не мог. Но самого полководца все же трогать побоялся. Отец дружил с Жуковым еще с 20-х годов. Всех генералов обвиняли в участии в заговоре против Сталина, который якобы возглавлял Жуков.

А маму забрали просто потому, что знали ее характер: она бы подняла шум на всю страну. Ни один из арестованных генералов Жукова не предал. Все показания были сфабрикованы.Их били так, что генерал Телегин забыл имена своей жены и детей. И когда они превращались в кровавое месиво, им давали подписывать протоколы допросов. Я их читала.

Маму, слава богу, не били. Но ее вызывали по ночам, не давали спать. Вопросы задавали такие: «Когда Жуков бывал у вас, говорили ли вы о том, что победа в войне — личная заслуга его, а не товарища Сталина?»

Следствие по делу Руслановой длилось год. Ее осудили на десять лет за антисоветскую агитацию и отправили по этапу под Красноярск в Озерлаг. Это было мучительно и унизительно.

Правда, даже уголовники относились к Лидии Андреевне уважительно: она и к воровкам обращалась на «вы». Когда местные крестьяне узнали, что в лагере сидит Русланова, началось что-то невообразимое: ей стали носить яйца, хлеб, варежки. Тогда Лидию Андреевну перевели во Владимирский централ. В одной камере с ней сидели известная актриса Зоя Федорова, жены правительственных чиновников. Но поблажек не было ни для кого. Русланову не раз бросали в ледяной карцер.

А генерала Крюкова продержали на Лубянке четыре года и, осудив на двадцать пять лет как врага народа, отправили в лагерь. Но там он пробыл меньше года — после смерти Сталина

 Жуков тут же добился, чтобы всех генералов освободили и полностью реабилитировали.

Родители вернулись в конце июля 1953 года. Лидия Андреевна была очень худая, поседевшая.

Квартира и все наши вещи были конфискованы. Исчезновение Руслановой народу объяснили  просто: слишком шикарно жила, не по средствам.

О ее богатстве ходили легенды..."

---------------------------------------------

 

Думаю с "картинной галереей" Руслановой читателю все ясно, а вот с найденными картинами во время обыска у Жукова, Телегина и других фигурантов трофейного дела вопрос далеко не однозначен... Почему Жуков, как главнокомандующий СВАГ, не пресек своим приказом "растаскивание по углам" произведений искусств?.Ведь ему было известно,что на территории Германии действуют трофейные бригады Комитета по делам искусств СССР и комитета по делам культпросветучреждений РСФСР созданные спецпостановлением ГКО,в феврале 1945г.6 мая 1945г. в Берлин  прибыла группу  музейных и библиотечных работников под руководством Маневского.В состав группы входили видные специалисты: директор библиотеки иностранной литературы М.Рудомино, и  заместитель директора Политехнического музея Н. Поздняков.

26 июня 1945г. вышло постановление ГКО N9256 за подписью Сталина, котором говорилось: "...Обязать Комитет по делам искусств при СНК СССР (т.Храпченко) вывезти на базы Комитета в г. Москву для пополнения государственных музеев наиболее ценные художественные произведения живописи, скульптуры и предметы прикладного искусства, а также антикварные музейные ценности". Ответ на поставленный вопрос -простой.Да потому и не пресек,что самого "маршала победы" обуяла страсть "халявной" личной наживы,а его дальнейшие "объяснительные записки" секретарю ЦК Жданову простые отписки с большой долей лукавства...

Кроме картин, ювелирных изделий, во время обыска, у Крюкова-Руслановой было изъято 107 кг. различных изделий из серебра, 35 старинных ковров, старинные гобелены, много антикварных сервизов, меха, скульптуры из бронзы и мрамора, декоративные вазы, огромную библиотеку старинных немецких книг с золотым обрезом, 312 пар модельной обуви,87 костюмов, штабеля шелкового нательного и постельного белья.Перечислить все предметы конфискованные у Крюкова-Руслановой не представляется возможным.Впрочем, это и не нужно. Следствие в отношении Руслановой тянулось год с сентября 1948г.по сентябрь 1949г.Стоит отметить один интересный документ подшитый в деле №1762 Руслановой -заявление за ее подписью о разделе имущества с Крюковым, типа того, что "барахло" находящееся в квартирах - это ее, а все, что находится на дачах, в том числе  автомобили, и не малая денежная сумма в 800 тыс.рублей...- принадлежит Крюкову...

Как известно,Русланова, в октябре 1949г. была осуждена согласно статьям УК РСФСР за антисоветские высказывания и агитацию на срок 10 лет лишения свободы с отбыванием срока  наказания в ИТЛ. Крюков по совокупности содеянного был осужден ВК ВС СССР 2 ноября 1951г. на 25 лет заключения в исправительно-трудовом лагере. Вот,что писал В. Звягинцев о деле Крюкова, в своей знаменитой книге"Трибунал для героев"(глава 24):

 

  "... Следователи вменили ему в вину не только ст. 58–10 УК РСФСР, но и Закон от 7   августа 1932 года. Обратите внимание. Не присвоение трофейного имущества,   которое обычно квалифицировалось по ст. 193-17 УК РСФСР, а печально известный   Закон «о трех колосках», который с самого начала своего действия по существу   приравнял хищения к контрреволюционным преступлениям. Причем именно по этому

  Закону военная коллегия позже определит Крюкову 25 лет лагерей. А за   проведение антисоветской агитации — всего 10 лет, которые суд к тому же   поглотит более строгим наказанием.

  В обвинительном заключении по делу Героя прямо указывалось, что «он морально   разложился, занимался хищением ценностей, находясь в Германии и Польше». Допрошенный по этим обстоятельствам в суде Крюков пояснил:  Разъезжая с Руслановой по городам Германии, мы скупали за бесценок   дорогостоящие меха, отрезы и другие ценные вещи, так как у нас было много   денег. Из Германии привезли 4 автомашины..."

Стоит заметить,что в отношении Крюкова и некоторых других осужденных по "трофейным делам" (в период с 1946 по 1951гг.было осуждено 182 чел.представляющих собой VIP-персоны ) был применен Закон от 7.08.1932г.с поправками согласно Указа ПВС СССР от 4 июня 1947г."Об уголовной ответственности за хищения государственного и общественного имущества" согласно которого  за "хищение в крупных размерах  следовало  наказание от 8 до 25 лет заключения с конфискацией имущества." Отсюда и статья 58 п.10 УК РСФСР и макс. срок наказания.

Казалось бы на этом можно было бы поставить точку. Однако после смерти Сталина, новое руководство Союза СССР пришедшее к власти в стране в виде "триумвирата": Маленков, Берия и Хрущев установили новые правила в работе всех органов юстиции."Ручной" прокурор Руденко, назначенный на место "независимого" союзного Генпрокурора Г. Сафонова, рьяно принялся за работу. Уже весной 1953г.с подачи руководителей партии и правительства Союза ССР начались процессы по пересмотру судебных решений в отношении ранее осужденных т.н. VIP-персон.Из мест заключения начали выходить "невинно осужденные" люди,в первых рядах которых шли амнистированные (но пока еще не реабилитированные)члены семьи, родственники, знакомые, людей приближенных к власти. В их числе были люди, ранее числившиеся фигурантами "нашумевших  и тихих дел" второй половины 40-х,начала 50-х годов.

 

Раньше всех на свободе оказался б. генерал-майор Клепов Сергей Алексеевич,осужденный 17.10.1951 ВК ВС СССР по ст. 193-17а УК РСФСР и Закону от 07.08.1932 к 10 годам ИТЛ. 30 октября 1951г.Клепов был лишен наград и воинского звания генерал-майор как осужденный ВК ВС СССР  (Постановление СМ СССР № 4185-1926с).

В сентябре 1952г.б. генерал-майор Клепов Сергей Алексеевич, был условно-досрочно освобожден от отбытия наказания, со снятием судимости, за «отличные показатели в работе и  хорошее поведение» в местах заключения при строительстве Сталинградской ГЭС.  В 1952–53гг.Клепов работал диспетчером в управлении строительства Сталинградской ГЭС.29.07.1953г.Клепов был реабилитирован Военной коллегией Верховного Суда СССР. Указом ПВС СССР от 14.08.1953 восстановлен в правах на государственные награды. Постановлением СМ СССР № 2171-881сс от 15.08.1953г. восстановлен в воинском звании генерал-майор. Приказом МВД СССР № 1592 от 07.10.1953  уволен в запас по сокращению штатов( по служебному несоответствию).Клепов был реабилитирован, восстановлен в звании генерал-майора, однако в партии восстановлен не был.

 25 апреля 1953г.Крюков находясь в местах заключения пишет "слезное"письмо на имя маршала Жукова.

11 июля 1953г. в Президиум СМ СССР было внесено предложение за подписью министра МВС СССР Булганина, Ген. прокурора СССР Руденко и председателя ВК ВС СССР Чепцова о пересмотре дел фигурантов "трофейного дела".

23 июля 1953г.из-под стражи был освобожден б.генерал-майор Бежанов Григорий Акимович, осужденный  17.10.1951г.Военной коллегией Верховного Суда СССР осужден по ст. 193-17а УК РСФСР и Закону от 07.08.1932 к 10 годам ИТЛ. 30.10.1951г.Бежанов был лишен воинского звания генерал-майор как осужденный ВК ВС СССР(Постановление СМ СССР № 4185-1926с) .

29.07.1953г.Бежанов был реабилитирован Военной коллегией Верховного Суда СССР,восстановлен в воинском звании и правах на государственные награды: орден Ленина, 2 Кр. Знамени, Отечеств. войны 1-й ст., Кр. Звезды, «Знак почета».01.08.1953г.Бежанов был уволен из органов МВД СССР в запас по болезни. Бежанов умер 14 мая 1955г.

27 июля 1953г.при содействии Серова, был  освобожден Сиднев – осужденный 6.10.1951г ОСО МГБ на  принудительное лечение в псих.больницу,восстановлен в звании и наградах,некоторое время находился в резерве ОК МВД,но в ноябре 1953г. был уволен из МВД "по фактам дискредитации"( приказ МВД СССР № 1863 от 02.11.1953г.).

28 июля 1953г. из-под стражи был освобожден Минюк Л.Ф., осужденный ВК ВС СССР  1 ноября 1951г. к 10-ти годам лишения свободы, правда не по "трофейному делу",а за "антисоветскую пропаганду и агитацию" (ст.58-10 ч1 УК РСФСР).  После реабилитации, Минюк трудился старшим преподавателем Высшей военной академии им. К.Е. Ворошилова. С 1959 г. Минюк находился в отставке.

В июле 1953 г. Телегин, определением ВК ВС СССР также был реабилитирован, восстановлен в наградах и званиях. В период 1955—1956 гг.Телегин являлся зам. начальника курсов «Выстрел» по политчасти. С 1957г. в отставке Проживал в г. Москве на персональной даче в Серебряном Бору.Писал статьи о Великой Отечественной войне и мемуары. В 1975г вышла его книга «Не отдали Москвы» (М., 1975).Умер в результате сердечного приступа в 1981 году.

Что касается Крюкова,то 28 июля 1953г. Крюков определением № СП-0046/51 был полностью реабилитирован восстановлен в наградах и звании.В 1954 году В. В. Крюков закончил Высшие академические курсы при Военной академии Ген.штаба. С 1955 года работал зам. начальника Военно-юридической академии. С 1957г. в отставке. Жил в Москве, где и умер 16 августа 1959г.

 

Сов.секретно

                                   ВЕРХОВНЫЙ СУД СОЮЗА ССР

                                       ОПРЕДЕЛЕНИЕ N СП-0046/51

                           ВОЕННАЯ КОЛЛЕГИЯ ВЕРХОВНОГО СУДА СССР

  

  В составе: Председательствующего генерал-лейтенанта юстиции ЧЕПЦОВА

  и членов: генерал-майора юстиции МАТУЛЕВИЧА и генерал-майора юстиции ЗАРЯНОВА,

     рассмотрев в заседании от 28 июля 1953 г.

   в порядке статьи 373 УПК РСФСР

     Заключение Главного Военного Прокурора Советской Армии в отношении бывшего генерал-лейтенанта КРЮКОВА Владимира Викторовича, осужденного Военной  Коллегией Верховного Суда СССР 2 ноября 1951 года по статье 58–10 ч.1 УК РСФСР  и Закону от 7 августа 1932 года к лишению свободы в ИТЛ сроком на 25 лет, с

поражением прав на 5 лет, с конфискацией у него всего имущества и с лишением медалей «За оборону Ленинграда», «За оборону Москвы», «За победа над Германией  и Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», «За взятие Берлина», «За освобождение Варшавы» и «ХХХ лет Советской Армии и Флота».

Одновременно с этим возбуждено ходатайство перед Президиумом Верховного Совета СССР о лишении КРЮКОВА звания Героя Советского Союза и Золотой Звезды Героя  Советского Союза, трех орденов Ленина, ордена «Красное Знамя», двух орденов Суворова 1 и 2 степени и ордена Кутузова 1 степени, заслушав доклад тов. ЗАРЯНОВА и заключение пом. Главного Военного Прокурора тов. полковника юстиции  НОВИКОВА

по вновь открывшимся обстоятельствам и о прекращении производством дела ввиду отсутствия в действиях КРЮКОВА состава преступления.

 

 УСТАНОВИЛА:

 Приговором Военной Коллегии Верховного Суда СССР КРЮКОВ осужден за то, что он,  являясь командиром 2-го гвардейского кавалерийского корпуса и находясь на территории Польши и Германии, в 1944 и 1945 гг. систематически занимался  хищением захваченного войсками разного имущества и ценностей, подлежащих сдаче  в доход государства. Это имущество и ценности в больших размерах КРЮКОВ  отправлял в город Москву и частично продавал.

При обыске в квартире КРЮКОВА обнаружено большое количество ценностей, антикварных изделий, мехов, ковров, мебели и других вещей.Кроме этого, КРЮКОВ на протяжении 1947 и 1948 гг. в кругу своих знакомых и сослуживцев вел антисоветскую агитацию, направленную на дискредитацию отдельных мероприятий ВКП(б) и Советского правительства и клеветал на  советскую действительность, заявляя, что в Советском Союзе отсутствует свобода  личности.

КРЮКОВ виновным себя в предъявленных обвинениях признал.

В основу приговора Военная Коллегия Верховного Суда СССР положила, кроме показаний КРЮКОВА, показания свидетелей МИНЮКА, АЛАВЕРДОВА и МАРЬЯНОВА,  допрошенных на предварительном следствии.

     В жалобе от 25 апреля 1953 года, поданной в ЦК КПСС, КРЮКОВ утверждает, что на предварительном следствии к нему применялись извращенные методы ведения следствия, в результате чего он вынужден был дать ложные показания как в  отношении себя, так и в отношении других лиц, и что имущество, которое у него обнаружено на квартире в преобладающем большинстве, не является государственным, а принадлежит лично ему и его жене — РУСЛАНОВОЙ, о чем  имеются соответствующие документы.

Эти утверждения КРЮКОВА подтвердились.

   Главный Военный Прокурор в своем заключении просит приговор Военной Коллегии Верховного Суда СССР в отношении КРЮКОВА отменить по вновь открывшимся обстоятельствам, которые не были известны суду при вынесении приговора, т. е.  в порядке статьи 373 УПК РСФСР и дело о КРЮКОВЕ производством прекратить.

Исходя из изложенного и принимая во внимание, что дело в отношении КРЮКОВА на  предварительном следствии велось необъективно, т. е. с нарушением ст. ст. 111 и 136 УПК РСФСР и что КРЮКОВ служит в Советской Армии с 1918 года и за  отличное выполнение боевых заданий командования в период Отечественной войны и другие боевые заслуги он награжден правительством 8 орденами и 6 медалями и получил звание Героя Советского Союза, Военная Коллегия Верховного Суда СССР, руководствуясь статьей 373 УПК РСФСР,

 

  ОПРЕДЕЛИЛА:

С заключением Главного Военного Прокурора согласиться, приговор Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 2 ноября 1951 года в отношении КРЮКОВА Владимира Викторовича отменить и дело о нем производством прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления и КРЮКОВА из-под стражи  освободить, считая его полностью реабилитированным.

     Подлинное за надлежащими подписями.

  

С подлинным верно: Секретарь 4 отдела Военной Коллегии майор адм. Службы  (подпись неразборчива).

-----------------------------------------------------------------------------------

Из письма Телегина направленного на имя председателя Президиума ВС СССР К.Е.Ворошилова:

 

Климент Ефремович!

Я прошу прощения за обращение к Вам с настоящим письмом, но ужасная трагедия моей жизни вынуждает меня довести до Вашего сведения о той жестокой несправедливости, которая обрушилась на меня.

Я, б (ывший) генерал-лейтенант, член военного совета МВО, Сталинградского, Центрального, 1 (го) Белорусского фронта, Группы советских оккупационных войск в Германии Телегин Константин Федорович, осужден судом на 25 лет ИТЛ и лишен всего, что было заслужено 30 годами честной, безупречной службы Родине и партии в пограничной охране и Советской Армии...

24 января 1948 года я был арестован МГБ СССР и посажен во внутреннюю тюрьму. 30 января мне предъявлено обвинение по статьям 58–10–11 У (головного) кодекса РСФСР и 193–17, 27 января 1948 года я был вызван бывшим министром Абакумовым, который с самого начала разговора обругал меня матом, обозвал врагом, грабителем и предложил мне «дать показания о своей преступной деятельности против партии и государства». Я потребовал от него конкретного обвинения меня, в чем именно заключается моя «враждебная деятельность», ибо я такой совершенно не вел никогда и не знаю. Абакумов мне ответил, что, в чем моя вина, я должен сказать сам, а если не буду говорить, то «отправим в военную тюрьму, набьем ж..., ты все скажешь сам». Так этим разговором был дан тон ходу следствия...

В течение месяца следователь по отв (етственным) делам Соколов и его помощник Самарин, не давая мне почти совершенно спать ни днем, ни ночью, довели меня до полного отчаяния. Не добившись от меня желаемого показания об участии в руководстве  военным заговором, состоящим из Жукова Г. К., Серова А. И. и ряда других генералов, шантажируя тем, что Жуков и Серов арестованы уже, они требовали от меня показаний «о методах работы и планах заговора».После того, как они совершенно недвусмысленно заявили об аресте Жукова, Серова и других «заговорщиков», веря им, органу нашей партии и государства, я старался припомнить все, чему я раньше мог не придать значения и что в совершенно новой обстановке может принять другую окраску и поможет партии до конца разоблачить «врагов-заговорщиков».Ряд фактов, которые с трудом я вспоминал, оговаривал тем, что я тогда не видел в них ничего преступного. Следствие пользуясь моей беспомощностью, измученностью, сознательно их извращало, придавая им ярко антисоветскую окраску, добавляя от себя то, что им было желательно. В течение этого месяца каждый день я подвергался угрозе быть отправленным в военную тюрьму для истязаний, если не дам показаний о «заговоре». Это еще больше усиливало истощение моей нервной системы, доводя (меня) до невменяемости.И вот 16 февраля 1948 года руководство МГБ наконец, не удовлетворившись моими показаниями, осуществляет свою угрозу отправляет меня в Лефортовскую тюрьму и в тот же день вечером в следственном корпусе (комната 72) я подвергаюсь жесточайшему избиению резиновыми дубинками (Соколов, Самарин). Из комнаты до камеры меня уже тащили два надзирателя — я не мог двигаться. 27, 28, 29 февраля, 1 и 2 марта я подвергаюсь вновь жестокому избиению этими же двумя лицами уже в 31-й комнате следственного корпуса. Я стал безумен, не мог ходить, не разрешали лежать, не мог сидеть. Упав затылком на пол, я казалось, уже дошел до крайнего напряжения нервной системы, боль и шум в голове окончательно подорвали силы; ум, сердце и воля были парализованы. Шесть месяцев я не мог сидеть, ходить начал понемногу на четвертый месяц. Истязатели вырвали из тела куски мяса, повредили позвоночник, бедренную кость, били по ногам. Все это довело меня до полного отчаяния, совершенного безразличия к своей судьбе и оставило только одно желание — скорей конец, скорей смерть, конец мучениям.

13 марта (1948 года) я был перевезен обратно во внутреннюю тюрьму. И несмотря на то, что я не мог ходить и сидеть, что я в стадии полного истощения сил и нервной системы, меня продолжали вызывать на допросы, повторяя угрозы свозить вновь в Лефортово на новые истязания. Но этого я уже вынести не мог, и, не отдавая себе отчета, я подписывал все, что им было угодно, лишь бы не мучили, не истязали. С сентября 1948 года по сентябрь 1951 года всякие допросы прекратились, меня оставили в покое и в конце 1949 года, начав немного приходить в себя, вспоминая свои показания, я ужаснулся мысли о том, что ведь если я сам безразличен к своей жизни, то ведь там, в показаниях моих, фигурируют другие лица, о которых следствие сознательно извратило факты. Этим они (МГБ) обманут партию и пострадают люди. Я стал настойчиво добиваться исправления показаний, объяснений к ним, так как никаких моих мотивировок следствие не принимало категорически. Мне в этом было отказано решительно, и только в сентябре 1950 г составили один протокол, изменяющий прежние показания о якобы «имевших место систематических разговорах между Жуковым, Серовым и мною, осуждающими и высмеивающими Верховное Главнокомандование и лично И. В. Сталина, рассказывании антисоветских анекдотов». Все это, конечно, была сплошная чушь, сознательное извращение сообщенных мною фактов о разговорах между нами. Я обращаюсь к Вам, Климент Ефремович, зная Вашу чуткость и внимание к живому человеку и много знающему меня. Я верю, что Ваше личное вмешательство поможет скорее снять с меня это тяжелейшее незаслуженное наказание и позор, даст мне возможность вновь возвратиться к честному труду на благо нашей Родины...

Сейчас истерзанный, искалеченный, я еще не хочу списывать себя в расход, а сколько хватит сил, опыта, знаний (хочу) работать во славу нашей партии и Родины...

(Подпись) ТЕЛЕГИН».

--------------------------------------------------------------------------------------

 

Как известно, начальный этап реабилитации протекал по инициативе Л.П.Берия и ограничивался сугубо частным поводом. Не стоит забывать о том, что сразу после смерти Сталина, во многих МЗ ГУЛАГ начались массовые волнения, которые вынудили кремлевское руководство принять решение об амнистии ЗК, которое не коснулось политзаключенных. Однако (в период лето 1953-весна 1954г.) после ареста  Берия, по результатам расследования дела Берия и "его банды",начался процесс реабилитации политзаключенных, с целью восстановления справедливости. Интересно отметить, что пересмотр дел "жертв Берия" вплоть до 1956г. протекал во внесудебном порядке. Именно в этот период возникла юридическая КОЛЛИЗИЯ связанная с политической обстановкой в стране. Противоречия возникшие между действующими источниками права и динамикой политических процессов в стране явно опережали прежнюю законодательную базу порождая коллизии объективного и субъективного характера.

В 1954г.Кремлевское руководство, по инициативе Хрущева принимает решение об освобождении из мест заключения людей осужденных по контреволюционным статьям, переложив при этом всю вину за репрессии на отдельных исполнителей карательных и политических органов. Зачастую пересмотр дел ЗК в этот период  проходит под грифом "сов.секретно".Интересен к примеру, такой факт. После пересмотра АСД №0046 и №1762  Руслановой и Крюкова, в протоколах допроса, которые подшиты в деле, Фамилия Г.К.Жукова и некоторые детали связанные с ним тщательно "зачернены"для постороннего взгляда. Кому и зачем  понадобилось скрывать фамилию Жукова - думаю всем ясно...

Что касается фигурантов трофейного дела, то все они были реабилитированы в начальный период  летом 1953г.Интересно отметить, что ВК ВС СССР ранее осудившая согласно УК РСФСР фигурантов трофейного дела по преступлениям связанным с незаконным приобретением трофеев  и сокрытием их  от государства, вынуждена была реабилитировать указанных выше лиц по политическим мотивам ("... а на другие обвинения легко закрыли глаза". Кнышевский П. Д обыча. М., 1994. С. 130) при этом статус  незаконно приобретенных трофеев не был изменен.

Например, Телегин неоднократно обращался с запросами в ГП, по поводу возврата имущества, собственно за приобретение которого и был осужден ВК ВС СССР в 1951г.Запросы в ГП подавал и сын Телегина, в которых утверждал, что часть конфискованных вещей принадлежала лично ему. Однако ответ Генпрокуратуры гласил , что это имущество не подлежит возврату т.к. было приобретено незаконным путём, а  вопрос о законности отчуждения этого имущества у иностранного собственника вообще не стоял...

 

Подводить в заключении  обобщающие выводы думаю не стоит. Уверен, что каждый для себя может самостоятельно сделать вывод по данной теме.

 

 

  ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ЦК КПСС

 

О РЕАБИЛИТАЦИИ ГЕНЕРАЛОВ И АДМИРАЛОВ СОВЕТСКОЙ АРМИИ

  

  13 июля 1953 г.

 

  № 15. П. 1 – О ПЕРЕСМОТРЕ ДЕЛ НА ОСУЖДЕННЫХ ГЕНЕРАЛОВ И АДМИРАЛОВ СОВЕТСКОЙ  АРМИИ.

 

  Утвердить представленный тт. Булганиным, Руденко и Чепцовым прилагаемый проект постановления.

 

  Приложение к прот. № 15, п. 1.

 

  ПОСТАНОВЛЕНИЕ ЦК КПСС

 

  1. Обязать Военную Коллегию Верховного Суда Союза ССР пересмотреть дела на  осужденных генералов и адмиралов, имея в виду:

 

  а) прекратить дела и полностью реабилитировать генералов и адмиралов: Романова  Ф.Н., Цирульникова П.Г., Чичканова А.С., Гапича Н.И., Гельвиха П.А., Мошенина  С.А., Ляскина Г.О., Голушкевича В.С., Жукова И.И., Тимошкова С.П., Самохина А.   Г., Минюка Л.Ф., Туржанского А.А., Васильева А.Ф., Жарова Ф.И., Ильиных П.Ф.,   Эльсница А.Г., Токарева С.Ф., Мрочковского С.И., Буриченкова Г.А., Попова   Д.Ф., Ширмахера А.Г., Бычковского А.Ф., Ухова В.П., Телегина К.Ф., Ворожейкина  Г.А., Терентьева В.Г., Филатова А.А., Кузьмина Ф.К., Иванова И.И., Крюкова   В.В., Власова В.Е., Петрова Е.С., Бежанова Г.А., Лапушкина Я.Я., Вейса  А.А.,Клепова С.А.;

  б) снизить наказание до фактически отбытого ими срока и освободить из-под   стражи осужденных бывших генералов: Калинина С.А., Герасимова И.М., Ротберга   Т.Ю.

 

  2. Обязать МВД СССР:

  а) прекратить дела и полностью реабилитировать генералов: Жукова Г.В.,  Гуськова Н.Ф., Дашичева И.Ф., Варенникова И.С., Сиднева А.М., Ильина В.Н.,  Глазкова А.А., Меликова В.А., Потатурчева А.Г., Гончарова Л.Г., Наумова И.А.,   Паука И.Х., Тамручи В.С., Соколова Г.И.;

  б) прекратить дела и освободить из-под стражи членов семей осужденных генералов, подлежащих полной реабилитации.

  3. Обязать Министерство обороны СССР обеспечить назначение положенных пенсий  семьям полностью реабилитированных генералов и адмиралов, умерших в заключении: Глазкова А.А., Меликова В.А., Потатурчева А.Г., Гончарова Л.Г.,  Наумова И.А., Паука И.Х., Тамручи В.С., Соколова Г.И., Ширмахера А.Г.

РГАНИ. Ф. 3. Оп. 8. Д. 34. Л. 12–14. Подлинник. Машинопись.

 

Опубликовано: Военно-исторический журнал. 1994. № 2.