"ОРГАНИЗАТОР БЕЗУМНОГО ТЕРРОРА"

Однако вне зависимости от того, стоял ли кто-нибудь за Николаевым и какими мотивами он руководствовался, ясно, что сразу же после убийства в Ленинграде органы НКВД развернули бешеную активность, разоблачая всевозможные антисоветские "заговоры" и вылавливая "заговорщиков". Р.Медведев писал: "Убийство Кирова явилось важным звеном в цепи событий, которые привели в конечном счете к узурпации Сталиным всей власти в стране". Объясняя происходившие события, "разоблачители" Сталина пришли к следующим выводам: 1) Сталин захотел создать в стране обстановку террора, чтобы укрепить свою власть; 2) В этой обстановке Сталину было удобно уничтожить своих соперников, прежде всего "ленинскую гвардию" и всех, кто хотел "восстановить ленинские нормы" в партии и в стране; 3) По мере эскалации террора Сталин дал волю своему параноидальному безумию.

Прежде всего вызывает сомнения тезис о том, что Сталин нуждался в "узурпации власти". Власть Сталина и до убийства Кирова была огромна, и она не возросла после 1 декабря 1934 г. Система политического контроля за обществом, сложившаяся в 1917-1918 гг. и имевшая в своем распоряжении Агитпроп, ОГПУ, лагеря, многое другое вполне удовлетворяла Сталина до 1934 г. и продолжала его удовлетворять в последующем. Хотя Конституция СССР, принятая через два года после убийства Кирова, была во многом формальной, но она сняла многие "классовые" ограничения, установленные предыдущими конституциями. Сталинская конституция создала стройную иерархию органов представительной и исполнительной власти и гораздо более соответствовала внешним формам народовластия, чем предыдущие конституции. Ни Конституция 1936 г., ни другие законодательные акты не расширили полномочий Сталина.

Культ Сталина, сложившийся в начале 30-х гг. до убийства Кирова был сравним с прижизненными обожествлениями древнеримских императоров. Но и без культа своей личности Сталин пользовался неоспоримым авторитетом не только среди друзей, но и среди своих политических врагов. Один из корреспондентов Троцкого в России так описывал настроения бывших членов разбитых "оппозиций": "Они все говорят о ненависти к Сталину ... Но часто добавляют: "Если бы не он ... все бы развалилось на части. Именно он держит все вместе". По словам И.Дейчера бывшие вожди "оппозиций" ворчали, вздыхали и выговаривались. Они продолжали называть Сталина Чингисханом Политбюро, азиатом, новым Иваном Грозным. Их ворчание и эпитеты немедленно сообщались Сталину, у которого всюду были уши. Он знал истинные чувства униженных им противников и цену их публичных славословий. Но он был уверен, что они не пойдут дальше резких устных выражений своего политического бессилия. Правда, у ветеранов оппозиции были туманные надежды на будущее. Тем временем они выжидали и сдерживали своих более молодых и нетерпеливых сторонников.

Радостная реакция Троцкого на убийство Кирова, готовность бывших оппозиционеров воспользоваться любым удобным предлогом для того, чтобы свергнуть Сталина не могла не вызвать у последнего желания воспользоваться случаем для того, чтобы нанести удар по затаившимся врагам. По приговору 1935 г. Зиновьев, Каменев и ряд других бывших членов оппозиции, обвиненных в косвенных связях с окружением Николаева, были приговорены к различным срокам заключения, но в решении суда было сказано, что "судебное следствие не установило фактов, которые бы давали основания квалифицировать преступления зиновьевцев как подстрекательство к убийству С.М.Кирова".

Таким образом, если предположить, что Сталин отомстил своим политическим врагам, выражавшим радость по поводу убийства Кирова и жаждавшим отстранения его от власти, то к началу 1935 г. трудно найти иные свидетельства того, что Сталин "выиграл" от происшедших событий.

Сознавая приближение угрозы мировой войны, Сталин был заинтересован в консолидации общества и вряд ли он не понимал, что нагнетание всеобщего страха и истеричной подозрительности будет ослаблять страну. Следует заметить, что постановление ЦИК и СНК СССР об ускорении расследования дел о террористических организациях и терактах от 1 декабря 1934 г., которое в немалой степени способствовало созданию нездоровой обстановки, было принято в спешке. Утверждается, что это постановление, подготовленное секретарем ЦИК Авелем Енукидзе, было результатом его телефонного разговора со Сталиным, который готовился к отъезду в Ленинград. От принятия этого постановления меньше всех выиграл его автор, который решением пленума ЦК в 1935 г. был снят со своих постов и исключен из партии, после того, как в его адрес были выдвинуты различные обвинения, которые, по мнению Енукидзе, были сфабрикованы Ягодой. (Как пишет Р.Медведев, выслушав обвинения в свой адрес, А.Енукидзе бросил фразу: "Будь у меня власть Ягоды, я мог бы зачитать здесь и еще более нелепые показания!").

Не выиграли от этого постановления и рядовые работники НКВД, которым предписывалось заканчивать следствие по делам о террористических организациях и террористических актах в течение десяти дней. Однако в обстановке "штурмовщины" могли процветать политические авантюристы - организаторы эффектных "разоблачений", карьеристы из прокуратуры и следственных управлений. Кроме того, как и во всей мировой истории, в такой обстановке необыкновенно возрастала роль руководителя тайной полиции, который воспринимался обществом, как надежный хранитель от внезапно возникших повсюду тайных врагов.

В то время как историки репрессий 30-х годов начинают отсчет времени от завершения XVII съезда партии, они умалчивают про другое знаменательное событие 1934 г.: 10 июля было принято решение о слиянии ОГПУ и НКВД, а шеф Генрих Ягода возглавил аппарат, впервые в истории России объединивший секретную, политическую разведку и уголовную полицию. Убийство С.М.Кирова произошло менее чем через пять месяцев после этого акта, который должен был укрепить правопорядок в стране.

Факты, которые Хрущев и другие приводили для того, чтобы доказать вину Сталина, на самом деле бросают тень на руководство НКВД. Известно, например, что Николаев, задержанный охраной Кирова с пистолетом и планом, на котором были вычерчены маршруты прогулок Кирова, был отпущен по распоряжению Г.Ягоды. Р.Медведев приводит свидетельство о том, что на вопрос Сталина, который лично стал допрашивать Николаева, почему тот стрелял, последний ответил: "Они заставляли меня это сделать!", указывая на чекистов. Свидетельство о том, что после этих слов чекисты стали избивать Николаева, служит для Медведева еще одной уликой против Сталина ("Почему тот сразу не остановил чекистов?"). Гибель начальника охраны Кирова - Борисова во время доставки его на допрос, на котором должен был присутствовать Сталин, вызывает у авторов антисталинских версий поток подозрений против Сталина, а не против работников НКВД, которые привезли Сталину труп вместо живого свидетеля.

Вряд ли приходится сомневаться в том, что Сталин не обратил внимания на эти "странности", свидетелем которых он стал в первые же дни расследования в Ленинграде. Вероятно, события убедили его в том, что дело не в простой халатности, что идет какая-то сложная и нечистая игра, участником которой является шеф недавно разросшегося гигантского полицейского аппарата страны. Сталин мог понять, что с помощью пощечин, которыми он встретил шефа ленинградского НКВД Медведя на вокзале, вряд ли можно разобраться в этой интриге и, вероятно, осознал пределы своих, казалось бы, неограниченных возможностей.

Власть даже самого всемогущего государя не безгранична, хотя бы из-за того, что он не может быть всеведущим. Всесильный Павел I не заметил заговора, созревшего в его окружении. Последний русский император, имевший в своем распоряжении превосходный сыск, не подозревал о разветвленном политическом и военном заговоре против империи. Всемогущий Гитлер, имевший в своем распоряжении несколько разведывательных служб, не подозревал - насколько далеко зашли интриги его генералов, пока чуть не поплатился жизнью за свое неведение. Вплоть до бегства из его ставки Гиммлера и Геринга фюрер не подозревал о тайных делах своих приближенных, среди которых был и шеф безопасности рейха. Подобные примеры можно продолжать до бесконечности ...

Всевластие Сталина было ограничено тем, что его "всеведение" зависело от НКВД. Сталин уже предпринимал попытки установить более надежный контроль ЦК партии над ОГПУ, но эмиссар Сталина Акулов в 1931 г. не справился с миссией, так как был умело скомпрометирован Г.Ягодой. События в Ленинграде заставили Сталина вновь предпринять усилия с тем, чтобы взять НКВД под свой контроль. На сей раз эта роль была поручена Н.И.Ежову, который, будучи секретарем ЦК ВКП(б) и председателем КПК, стал с 1935 г. осуществлять контроль над НКВД.

Многочисленные воспоминания о Ежове, которые приводит Р.Медведев в своей книге, не вписываются в образ "демонического карлика", обладавшего "паталогическим садизмом". До того, как он стал всесильным наркомом внутренних дел, Ежов, по словам Р.Медведева, производил на окружающих "впечатление человека нервного, но доброжелательного, внимательного, лишенного чванства и бюрократизма". Если следовать обычной логике, то Сталин, избрав такого человека на роль куратора НКВД, не желал иметь во главе НКВД безжалостного, предвзятого бюрократа.

Действия Сталина вызвали крайнюю тревогу у Ягоды. По словам автора книги "Тайная история сталинских преступлений" А.Орлова, "Ягода болезненно воспринимал вмешательство Ежова в дела НКВД и следил за каждым его шагом, надеясь его на чем-либо подловить и, дискредитировав в глазах Сталина, избавиться от его опеки ... По существу, на карту была поставлена карьера Ягоды. Он знал, что члены Политбюро ненавидят и боятся его".

Убийство Кирова, тайну которого постарался как можно быстрее "закрыть" Ягода, позволило Сталину и другим членам Политбюро осознать угрозу, исходящую от НКВД. К сожалению, действия Ягоды до сих пор остались закрыты плотной завесой из антисталинских домыслов. Известны лишь воспоминания охранника Сталина А.Рыбина, который с 1988 г. приводит веские свидетельства в пользу того, что руководство НКВД во главе с Ягодой готовило заговор с целью захвата власти.

Эта версия соответствует и воспоминаниям Александра Фадеева, которыми он делился в кругу друзей в 40-х гг. Писатель вспоминал, как однажды в зимний день он был приглашен вместе с Киршоном на дачу Ягоды. После обильной выпивки завязалась непринужденная беседа, и Фадеев неожиданно услыхал, что все его собеседники, включая наркома, клеймят Сталина последними словами и выражают страстное желание "освободить многострадальную страну от тирана". Бывший дальневосточный партизан Фадеев, обладавший к тому же горячим темпераментом, решил, что он попал в "логово врага", и, не одевшись в пальто, выбежал из дачи, зашагав по зимней дороге в направлении Москвы. Фадеев чуть не замерз, когда его догнала легковая машина, в которой сидели Киршон и охранники Ягоды. Киршон "объяснил" Фадееву, что он стал жертвой жестокой шутки, что на самом деле все присутствующие души не чают в Сталине, после чего писателя вернули на дачу. Фадеев никому не рассказывал о происшедшем событии вплоть до ареста Ягоды. Возможно, что молчание долго сохраняли и многие другие участники застолий у Ягоды, в том числе и те, взгляды которых о Сталине совпали с мнением наркома внутренних дел.

Противостояние Ежова и Ягоды, в течение которого руководство НКВД нагнетало обстановку, разоблачая контрреволюционные заговоры, организуя массовые высылки "белогвардейских элементов" из Ленинграда и других городов и одновременно готовило "день X", увенчалось отставкой Ягоды в сентябре 1936 г. и заменой его Ежовым. Объясняя неожиданную трансформацию "доброжелательного", "нечванливого", "внимательного" Ежова в "безумного палача", Р.Медведев и другие полагают, что "Ежов подпал под ... полное, безраздельное, почти гипнотическое влияние" Сталина. Между тем подобные неожиданные метаморфозы, к тому же случавшиеся в массовых масштабах, - не новость для мировой истории. Внезапные волны всеобщей подозрительности, аресты по вздорным обвинениям, превращение доброжелательных и уравновешенных людей в параноиков, выискивающих врагов у себя под кроватью, и в разъяренных палачей случались во многих странах мира, где и слыхом не слыхали про Сталина и Ежова ...

Такие явления происходили в различных странах мира и в разные века, как только общество оказывалось в состоянии кризиса, войны, междоусобицы или в напряженном ожидании внешней агрессии или внутреннего переворота. Северяне арестовывали тысячи "подозрительных" людей во время войны Севера с Югом (1861-1865), а "великий демократ" Авраам Линкольн санкционировал эти аресты. В ходе франко-прусской войны и первой мировой войны в воюющих странах жертвами нелепых обвинений становились случайные люди. Слух о том, что "тайные агенты" перевозят золото в автомобилях через Германию осенью 1914 г., привел к тому, что десятки автомобилистов были убиты, прежде чем они сумели произнести хотя бы слово в свое оправдание.

После начала германского наступления на Западном фронте 10 мая 1940 г. "бдительные" жители Нидерланд, Бельгии и Франции хватали блондинов, которые казались им "агентами гестапо" и нередко убивали на месте. Арестам подвергались любые иностранцы, а также священники и монахини, которых обвиняли в том, что они - переодетые немецкие парашютисты. Среди жертв тотальной паранойи оказался и яростный враг Гитлера - Лион Фейхтвангер, который был брошен во французский лагерь и лишь чудом сумел оттуда бежать. Десятки тысяч "подозрительных" лиц, которые были арестованы в Англии, переправлялись в лагеря, "в Сибирь" Западного полушария - Канаду. Многие из них погибли вместе с судами, торпедированными германскими подлодками в Атлантическом океане.

Казалось, нападение Японии на Пирл Харбор не застало ФБР врасплох: через 48 часов после начала войны американская полиция арестовала 3846 тайных агентов Японии, Германии и Италии. Однако полицию и ФБР донимали сообщениями о тайной агентуре, которая якобы орудовала безнаказанно у них под носом. Честные, доброжелательные, нечванливые и внимательные американцы разоблачали соседей, которые мастерили у себя на чердаке что-то "подозрительное", или вели "подозрительные" разговоры, или владели "подозрительными" языками. Подсчеты ФБР свидетельствовали, что ложные и ошибочные доносы превышали подлинные случаи вражеской деятельности примерно в 10-20 раз! Особые подозрения вызывали лица японского происхождения. Сотни тысяч бдительных американцев информировали государственные органы о том, что выходцы из Японии нарочно размещают свои огородные грядки так, чтобы их направление показывало пролетающим самолетам путь на ближайшие авиационные заводы. Они доносили, что по ночам лица японской крови показывали фонариками, куда надо лететь бомбардировщикам микадо. И хотя ни один японский самолет за всю войну не долетел до континентальной части США, эти сообщения вызывали панику и всеобщее возмущение. Убеждение в том, что каждый японский эмигрант и потомок японских эмигрантов является членом тайно законспирированной "пятой колонны", вынудило вполне "демократического" президента США Ф.Д.Рузвельта уступить ...

В течение одной недели в феврале 1942 г. 120 тысяч американцев японского происхождения были выселены из своих домов (главным образом, в Калифорнии) и брошены в лагеря, размещенные в северных штатах страны. Три года люди, вина которых никогда не была доказана, провели за колючей проводкой. Следует учесть, что беззакония, совершенные в отношении 120 тысяч американских сограждан, творились в стране, на землю которой не упала ни одна вражеская бомба, не ступил ни один вражеский солдат, а последняя гражданская война завершилась 80 лет назад.

В этом контексте следует понимать события, развернувшиеся в нашей стране после назначения Н.И.Ежова на пост наркома внутренних дел в сентябре 1936 г. Надо учесть, что наша страна, как и многие другие страны мира, пережившие эпидемии массовой паранойи, находилась в ожидании не только внешнего нападения, но и новой гражданской войны ... По этой причине в стране было много людей, готовых найти тайного агента из любой страны "капиталистического окружения" или "неразоружившегося классового врага". Беда всесильного комиссариата внутренних дел была в том, что после прихода Ежова он действительно стал народным, то есть чрезвычайно открытым для народного вмешательства в вопросах, которые по своей сути требуют профессионализма. Даже наиболее отрицательные фигуры из недр НКВД за два десятилетия следственной работы обрели немалый профессиональный навык и могли воспрепятствовать выдвижению очевидно надуманных обвинений и созданию нелепейших дел. Увольнение профессионалов и приход в НКВД после назначения Ежова множества новых "честных", но абсолютно непрофессиональных людей, готовых слепо довериться своей природной интуиции или прислушаться к мнению простодушных людей, нанесло непоправимый удар по следственной системе СССР. Люди, делившие своих соседей и коллег на категории: "большой враг", "малый враг", "вражонок" (о чем было позже рассказано на XVIII съезде ВКП(б)), стали основным источником информации при подготовке органами НКВД различных "дел" о "заговорах" и "центрах".

Следует также отметить, что на наиболее ответственных постах в следственных органах НКВД остались люди Ягоды, циничные и беспощадные провокаторы, стремившиеся воспользоваться создавшейся ситуацией для подъема по служебной лестнице: Л.Заковский, С.Реденс, М.Фриновский, Г.Люшков и другие. Приход Н.И.Ежова и других в руководство НКВД был связан с ожиданиями, что они раскроют правду, которую явно скрывал от руководства партии Ягода. Однако заговор самого Ягоды и его коллег был тщательно скрыт. Зато "старые кадры" активно помогали "раскрывать" "заговоры" в других ведомствах, городах и весях, нити которых уводили далеко от Москвы и от здания на Лубянке ...

В считанные месяцы Ежов представил Политбюро устрашающую картину страны, опутанной сетями троцкистских "заговоров". Оценки Ежова казались особенно правдоподобными еще и потому, что совпадали с хвастливыми сообщениями Троцкого об успехах троцкистского подполья, которые публиковались в "Бюллетене оппозиции". Вождь "Четвертого Интернационала" утверждал, что многочисленные ячейки подпольщиков готовы отстранить Сталина от власти "с помощью полицейской операции". Заявляя даже в середине 1937 г., после арестов многих "троцкистов", о том, что в стране сохранилась мощная сеть "антисталинского подполья", Троцкий умело возбуждал недоверие к органам безопасности, которые, как следовало из его публикаций, все еще не сумели раскрыть врагов, и тем самым провоцировал новые и новые репрессии.

Смысл провокационных действий Троцкого объяснил его биограф И.Дейчер: "Парадоксальным образом, большие чистки и массовые высылки, которые прошли после убийства Кирова, дали новую жизнь троцкизму. Окруженные десятками и сотнями тысяч новых изгнанников, троцкисты больше не чувствовали себя изолированными ... Лагеря вновь становились школами и полигонами оппозиции, в которых троцкисты были бесспорными наставниками ... Хорошо организованные, дисциплинированные и хорошо информированные в политическом отношении, они были настоящей элитой того большого слоя нации, который был брошен за колючую проволоку".

Словно следуя логике Ветхого завета, троцкисты желали провести тысячи невинных жертв через муки, чтобы превратить их в верных последователей "пророка" - Троцкого, а затем привести их в "Землю Обетованную". Троцкий заранее предрекал, как будет удобно воспользоваться муками жертв ГУЛАГа ... В "Бюллетене оппозиции" он в 1938 г. пророчествовал: "Монументы, которые Сталин воздвиг себе, будут свергнуты ... А победоносный рабочий класс пересмотрит все процессы, публичные и тайные, и воздвигнет памятники несчастным жертвам сталинского злодейства и позора на площадях освобожденного Советского Союза".

Почему же Сталин принял на веру очевидно неправдоподобные сведения НКВД о популярности троцкизма в СССР и версии о необыкновенных "заговорах" и "центрах"? Во-первых, он, как и многие другие, верил в способность "кристально чистого" Ежова дать честный ответ - после долгих лет лжи со стороны интригана Ягоды. Вероятно, чем более шокирующие сведения сообщал Ежов, тем больше убеждался Сталин в коварстве Ягоды. Во-вторых, деятельность НКВД получала всемерную поддержку со стороны партийных руководителей, "разоблачавших" все новых и новых "троцкистов". Уже к концу 1935 г. первый секретарь МГК Хрущев рапортовал о "разоблачении" 10 тысяч "троцкистов" в Москве. Оказавшись на Украине Хрущев в считанные месяцы "выявил" десятки тысяч "троцкистов" и "буржуазных националистов". О подобных "победах" над "троцкизмом" рапортовали из всех областей и республик. В-третьих, через некоторое время началось осознание того, что масштабы деятельности троцкистов преувеличены. Правда, понимание, что были совершены катастрофические ошибки, приходило постепенно, в несколько приемов, и на каждом этапе создавалось впечатление, что "перегибы" в кампании по "разоблачению врагов" уже преодолены.

Через год после начала неутомимой деятельности Ежова, Сталин и его коллеги по Политбюро стали сдерживать ретивость развязанной им кампании. В решении январского пленума 1938 г. было указано, что ряд "честных" людей "несправедливо оклеветаны", а отдельные "клеветники" осуждены. Тем не менее репрессии продолжались вплоть до отстранения Ежова в конце 1938 г. от обязанностей наркома внутренних дел. Новый нарком внутренних дел Л.П.Берия освободил значительную часть лиц, арестованных по вздорным обвинениям. Многие пришли к выводу, что уж теперь-то справедливость восторжествовала. На самом же деле прошло еще полтора десятка лет, прежде чем почти все жертвы несправедливых обвинений, выдвинутых при Ягоде и Ежове, а также жертвы новых несправедливостей при Берии, были освобождены или посмертно реабилитированы ...

И все же доверчивостью к Ежову, а затем к Берии нельзя объяснить легкость, с которой оставлял Сталин свои автографы на приказах о расстрелах и других приговорах, его грубые и жестокие комментарии, которыми он нередко оснащал эти списки или письма приговоренных к казни. Судя по многочисленным воспоминаниям, Сталин и многие люди из его окружения проявляли бесчувствие в отношении людей, обреченных на несправедливые наказания и мучения.

В то же время Сталин и его окружение не были "патологическим исключением" среди лидеров XX века. Они проявляли ровно столько чувствительности к судьбам людей, сколько было принято у руководителей великих "демократических" держав, спокойно высчитывавших - сколько уцелеет солдат, если атомные бомбардировки уничтожат два города с мирным населением по сотне тысяч человек в каждом ... Поражаясь тому, что советские лидеры отправляли сотни тысяч людей в лагеря, не стоит забывать и о том, что такие же действия творили не только вожди "недемократических" "стран оси", но также Рузвельт, Черчилль. Рейно и другие лидеры "демократической" коалиции. Пытки, бесчеловечные истязания в тюрьмах и жестокие казни применялись и продолжают применяться во многих странах мира, участвовавших в борьбе против фашизма, а затем подписавших всевозможные пакты и конвенции о правах человека. Соучастие Рузвельта, Трумэна и Черчилля в несправедливостях и жестокостях XX века, так же очевидна, как и у Сталина!..

Впрочем, наше справедливое возмущение бессердечием вождей 30-х годов возможно выглядело бы убедительнее, если бы через несколько десятилетий, мы, уже вооруженные прошлым опытом насилия и беззаконий, проявили бы внимание, отзывчивость и чуткость по отношению к десяткам тысяч жертв междоусобных войн и возросшей преступности, к миллионам изгнанных из родных очагов и к соотечественникам, превращенным во второсортных граждан в новых независимых государствах. Следует также учесть, что высшие руководители великих держав, бестрепетно принимавшие жестокие решения в 30-40 гг., в отличие от современных телезрителей, не могли увидеть своими глазами на цветном экране телевизора картины, иллюстрирующие последствия творимых ими дел, услышать интервью с людьми, только что пережившими бомбардировки, ставшими жертвами пыток и свидетелями расстрелов своих близких ... И если миллионы современных людей проявляют безразличие к преступлениям, творимым с их молчаливого согласия, то вряд ли им стоит возмущаться, жестокосердием былых правителей.

Впрочем, в обвинениях в адрес Сталина преобладает не столько обличение его жестокости, сколько безумного характера репрессий, проводившихся с его ведома. Со времен доклада Хрущева главными злодеяниями Сталина его обличители считают не сопричастность к "красному террору" или коллективизации, а репрессии 1937 года Один из главных аргументов Хрущева, с помощью которого он доказывал "патологическую" природу репрессий, сводился к тому, что 70% членов ЦК, половина делегатов съезда партии в принципе не могли быть изменниками страны и того дела, которому они обязались служить. Этот аргумент казался одним из самых веских в "обвинительном заключении" против Сталина для всех, кто с детства помнил строки Маяковского о "железных большевиках".

Однако обвинения 30-х гг. в адрес видных деятелей партии в том, что они стремились передать государственные предприятия капиталистам, в том числе и иностранным, готовы были расчленить СССР на части, уже не кажутся нелепыми в 90-х гг. Вряд ли кто-нибудь обвинил бы Сталина в излишней подозрительности, если бы он принял решительные меры для искоренения измены узнав, что партийные секретари союзных республик готовятся к отделению от Союза и планируют вступить в военно-политические группировки, враждебные Москве ... Вряд ли Сталина можно было бы обвинить в недоверчивости к "честным коммунистам", если бы он наверняка знал о том, что 87% членов партноменклатуры приготовились занять ведущие позиции в руководстве капиталистических фирм с привлечением иностранного капитала!..

Можно ли считать, что коммунисты 30-х гг. в отличие от коммунистов 80-х гг. были сделаны, как утверждал Маяковский, "из железа" и "стали"? Объясняя причины своего недоверия ко многим видным деятелям сталинских времен, Молотов в своих беседах с Феликсом Чуевым часто прибегал к фразе "он качался". Эти "качания" описал Н.Бухарин в своей циничной исповеди, направленной Илии Британу в 1924 г., в которой он изобразил картины морального разложения, трусости, дезориентации, воцарившейся в московских верхах после смерти Ленина. Сталин знал о тех поразительных "качаниях", которые совершали вожди разгромленной оппозиции, льстиво восхвалявшие "гений Сталина" со съездовских трибун и проклинавших его у себя на квартирах.

Вне зависимости от надежности и точности сведений, приводимых Р.Медведевым, Р.Конквистом и другими, трудно предположить, что факты или хотя бы слухи о переговорах с целью сместить Сталина и большом количестве голосов "против" него прошли мимо Сталина. Даже если в этих сведениях была какая-то доля правды, то Сталин не мог не поразиться контрасту между ними и выражением единодушного восторга к нему ... Если же сведения, которые сообщил заместитель председателя счетной комиссии съезда В.М.Верховых, были верными, и Л.М.Каганович лично спрятал 267 бюллетеней, в которых фамилия Сталина была вычеркнута, вряд ли он скрыл этот факт от Сталина. В этом случае Сталин мог понять, что по крайней мере 22 процента делегатов не только являются его противниками, но ведут лицемерную игру, так как ни в одном выступлении на съезде, ни в поведении съезда в целом нельзя было усмотреть прямой или косвенной критики Сталина. Более того, все ораторы съезда, за исключением двух (Сталин и Ежов) на протяжении своих выступлений не раз прибегали к преувеличенным восхвалениям в адрес Сталина.

Следует также учесть, что неискренность, двуличие, обман считались особо тяжкими преступлениями, несовместимыми с пребыванием в рядах партии. Это лишний раз подтвердило выступление Г.Зиновьева на съезде, который квалифицировал хранение им программы Рютина у себя в сейфе, как "тяжелую ошибку", за которую он "был наказан партией вторично и совершенно поделом". Исходя из критериев, принятых в партии, голосование "против" Сталина на съезде, который превратился в демонстрацию всеобщей любви к вождю, означало, что по крайней мере каждый пятый делегат съезда мог быть обвинен в "непрямодушии по отношению к партии", в котором каялся Зиновьев ...

Правда, можно возразить, что у делегатов съезда не было реальных способов высказать свое недовольство Сталиным, кроме как проводить кулуарные встречи и использовать бюллетени для тайного голосования. Однако до середины 30-х гг. видным деятелям партии, как правило, не грозил арест за их открытые критические выступления. Как известно, почти все вожди и рядовые участники оппозиционных блоков и "платформ" 20-х гг. были наказаны лишь снятием с крупных постов и назначением на более скромные должности и на значительном удалении от Москвы. Кажется, И.Дейчер был прав, когда писал, что, отказываясь от прямой и открытой борьбы, оппозиционеры "чувствовали, что все они, и сталинисты, и антисталинисты, в одной лодке". Именно по этой причине, а не из-за страха перед арестом или казнью они предпочитали методы тайной дворцовой борьбы, итогом которой могла бы стать неожиданная смена власти и политического курса.

Такие методы выражения недовольства могли привести Сталина к следующим выводам: во-первых, оппозиция не пользуется поддержкой большинства партии и народа; во-вторых, оппозиция осуществляет "пробы сил", будучи уверена, что Сталин не решится нарушить неписаное советское правило об иммунитете видных деятелей партии перед лицом Фемиды; в-третьих, истинные цели оппозиции столь зловещи, что она готова прибегнуть к самым неожиданным и коварным действиям ради смены власти, а возможно, и строя.

В предвоенной обстановке любая страна, в которой готовился государственный переворот и верхи которой "качались", была обречена на поражение. Разгром Гитлером многих стран Западной Европы был во многом обеспечен моральным разложением, идейным опустошением и интриганством в правящей верхушке и сопровождался массовым предательством, охватившим различные слои общества и политические партии. Среди коллаборационистов Европы видное место заняли Дорио, бывший член руководства Французской компартии, и Квислинг, бывший лидер Рабочей партии Норвегии, входившей в Коминтерн. (Ряды борцов антифашистского "Сопротивления" в большинстве стран Западной Европы выросли многократно лишь после освобождения их войсками союзников). В конкретной исторической обстановке 30-х гг. появление в рядах партноменклатуры будущих президентов АО, СП, банков или независимых государств было маловероятно ... Появление же советских дорио, квислингов, новых Власовых было весьма возможно.

С этой точки зрения чрезмерная требовательность к партийным верхам могла быть оправдана даже в случае отдельных проявлений нестойкости с их стороны. Однако Сталин располагал данными, которые свидетельствовали о том, что некоторые видные руководители страны не только позволяют себе идейные, моральные и политические "раскачивания", а вступили на путь антиправительственного заговора и активного сотрудничества с врагами страны ...