Пленум ЦК. Раздел власти

Как уже говорилось, 5 марта в 10.40 в Кремле в кабинете Сталина было назначено заседание реорганизованного Президиума ЦК КПСС. На заседании присутствовали все члены Бюро Президиума и члены бывшего Политбюро Молотов, Микоян и Шверник, которых на XIX съезде Сталин не включил в состав Бюро Президиума ЦК КПСС. Был приглашен также Шкирятов, председатель Центральной контрольной комиссии КПСС. Заседание продолжалось всего 20 минут, и повестка его не известна. Можно предположить, что решался лишь один вопрос — распределение должностей.

Вечером того же дня под председательством Н.С. Хрущева в Свердловском зале Кремля состоялось расширенное заседание Пленума ЦК КПСС, Совета Министров СССР и Президиума Верховного Совета СССР. Хотя заседание в Кремле было назначено на 20.00, на самом деле оно началось в 20.40. Видимо, ждали, что вот-вот поступит сообщение о смерти. Однако решили дальше не ждать и открыли заседание, оставив Сталина в составе Президиума.

На это срочно организованное заседание собралось 118 членов ЦК и 101 кандидат в члены ЦК, 3 члена Президиума Верховного Совета СССР, 8 министров и Председатель Центральной Ревизионной комиссии — всего 232 человека. Отсутствовали лишь 14 человек. 232 человека, затаив дыхание, слушали, что случилось на Ближней даче пять дней назад, как развивалось заболевание и какие меры приняли врачи, чтобы спасти больного. Почти никто не знал о том, что Сталин находится на даче в Кунцеве, а не здесь рядом, в Кремле, на своей квартире, как сообщалось в первом бюллетене о его болезни, опубликованном накануне, 4 марта.

Ровно в 20 часов из задних дверей Свердловского зала вошли и сели за стол не 25 человек, выбранных в Президиум при Сталине, а только те, кто вошел при Сталине в Бюро Президиума, плюс Молотов и Микоян. То есть по факту были отменены решения XIX съезда партии, высшего партийного органа!

Сначала собравшиеся заслушали краткое сообщение министра здравоохранения Третьякова, чтобы не было сомнений в неизбежности исхода болезни. Вторым с краткой речью выступил Маленков, который напомнил собравшимся о необходимости сплоченности руководства. Затем Хрущев предоставил слово Берии о кандидатуре Председателя Совета Министров СССР. От имени Бюро Президиума Берия предложил на этот пост Г.М. Маленкова. На отдельное голосование это предложение не ставилось— его утвердили возгласами с мест: «Правильно! Утвердить».

Затем уже Маленков предложил собравшимся обширную программу реорганизаций, состоявшую из 17 пунктов. Главным из них было сокращение Президиума ЦК КПСС (для большей оперативности в руководстве) до 11 членов. Сталин был еще жив, и он был поэтому включен в состав нового Президиума. Первыми заместителями Председателя Совета Министров СССР назначались Берия, Молотов, Булганин и Каганович. Ворошилов сменил Шверника на посту Председателя Президиума Верховного Совета СССР. МГБ и МВД объединялись в одно общее министерство, во главе которого встал Л.П. Берия.

По характеру реорганизаций было очевидно, что центр власти в стране передвигается из ЦК КПСС к Совету Министров. На заседаниях Президиума ЦК КПСС до конца 1953 года председательствовал также Маленков, сохра- нивший свой пост секретаря ЦК КПСС. В то время в странах народной демократии также прослеживалась тенденция повышения роли официальных государственных органов над партийными.

Пункт шестой реорганизации подтверждал назначение Булганина военным министром СССР и первыми заместителями военного министра СССР— Василевского и Жукова. Решения расширенного пленума считались окончательными и для партийных, и для государственных инстанций. Однако для того, чтобы решения эти стали действовать, надо было проштамповать их в Верховном Совете СССР. Отмечу, что вывести в одночасье 22 человека из Президиума без предварительного сговора невозможно.

После окончания заседания члены вновь избранного Президиума ЦК КПСС заспешили на дачу в Кунцево. Они успели вовремя. Примерно через полчаса после их прибытия, в 21 час 50 минут, врачи констатировали смерть Сталина. Они вошли в комнату, где умирал Сталин, лишь после констатации смерти и простояли в молчании возле покойного вождя около 20 минут. Затем все уехали в Кремль, где, опять в кабинете Сталина, должны были решать срочные проблемы.

* * *

Конституция СССР, действовавшая в 1953 году, не имела никаких статей, определявших преемственность власти в том случае, если глава государства — формально это был Председатель Совета Министров СССР — не в состоянии выполнять свои обязанности по тем или иным причинам. Устав КПСС в такой же степени не обеспечивал немедленной преемственности лидера партии. Всю полноту власти в СССР имел лишь Верховный Совет СССР. Президиум Верховного Совета, состоявший из председателя, пятнадцати его заместителей, по одному от каждой республики, секретаря и шестнадцати членов, который являлся постоянно действующим законодательным органом, мог назначать и снимать отдельных министров, но не Председателя Совета Министров и его заместителей. Конституция не определяла, сколько заместителей должно быть у премьер-министра, и не предусматривала формальной должности «первого» заместителя.

В Конституции не были также предусмотрены такие органы власти, как «Президиум Совета Министров» и «Бюро Президиума». Это были, по существу, рабочие органы, вводившиеся по решению Политбюро Председателем Совета Министров. В КПСС в это время вообще не было формальной позиции «вождя». Пост Генерального секретаря был упразднен, и члены Секретариата не делились на «первого», «второго» и т. д., хотя эта система для определения ранга секретарей сохранялась в областных организациях. Не было также определено, кто в подобной ситуации выполняет, хотя бы временно, функции Верховного Главнокомандующего.

Сточки зрения логики можно было бы считать, что в случае недееспособности Председателя Совета Министров СССР его власть переходит «первому» заместителю. Это был Булганин. Решение о назначении его первым замом премьера так никогда и не было отменено. По мнению Ж. Медведева, Сталин предполагал, но только в личных беседах, что с ролью главы правительства мог бы справиться Булганин.

Постановление совместного заседания было опубликовано в печати 7 марта 1953 г. без указания даты его проведения. В официальной и сокращенной публикации постановления, принятого на этом совещании, сделанной «Правдой» 7 марта 1953 г., имя Сталина среди членов Президиума уже не упоминалось.

Вечернее заседание нового руководства страной продолжалось очень долго и закончилось только к утру.

В этом заседании участвовали Суслов, Поспелов, Игнатьев и Шепилов. Был вызван и маршал Василевский. Именно на этом совещании Хрущев был назначен председателем комиссии по похоронам И.В. Сталина. Суслов и Поспелов составили «Обращение к советскому народу», текст которого был утвержден. Оно было сдержанным и суховатым и вызвало некоторое удивление. МГБ на этом заседании представлял Рясной, который был назначен ответственным за соблюдение порядка в Москве во время траурных церемоний. Этот порядок, как известно, соблюсти не удалось, но расследованием причин похоронной трагедии, в которой погибли тысячи людей, никто не стал заниматься.

И все-таки, как можно избирать Предсовмина, если есть еще живой Председатель? Может быть, Сталин был уже убит и даты сместили? Не зря в некоторых учебниках пишут, что заседание было б марта.

Заместителями Председателя Совмина стали В.М. Молотов, вернувший себе после смерти Сталина пост министра иностранных дел. Зампредом Совмина стал и Л.М. Каганович. Пост Председателя Президиума Верховного Совета СССР получил К. Е. Ворошилов, также находившийся в тени в последние годы жизни Сталина. В одном из выступлений на июльском 1953 г. пленуме ЦК указано, что 5 марта при обсуждении состава СМ Берия сказал, что Шверника вообще никто в стране не знает. Было решено заменить его на Ворошилова. Н. С. Хрущев не получил никаких государственных должностей, оставшись «только» секретарем ЦК КПСС и членом Президиума ЦК КПСС. Будто бы он стал «координатором» среди секретарей. Было решено: «Признать необходимым, чтобы тов. Хрущев Н.С. сосредоточился на работе в Центральном Комитете КПСС...»

Хрущев, таким образом, брал под свой прямой контроль партию, а Булганин — армию. Число членов Политбюро сокращено с 25 до 11, т.е. решение Сталина полугодовой давности отменено. Напомним, что на XIX съезде КПСС в Бюро Президиума вошли Сталин, Маленков, Берия, Булганин, Хрущев, Ворошилов, Каганович, Первухин, Сабуров.

* * *

Вопрос о реорганизации и объединении МГБ и МВД в одно ведомство под началом Берии решен в числе 16 других вопросов 5 марта, в день смерти Сталина (но когда Сталин был еще жив). Такие вопросы с бухты-барахты не решаются. Следовательно, вопрос об объединении МВД и МГБ обсуждался уже давно и был в деталях проработан настолько, что в четверг, 5 марта, была просто поставлена точка, а если бы Сталин не заболел и провел заседание 2 марта, то точка была бы поставлена именно на плановом Президиуме ЦК в понедельник. Отмечу, что в феврале 1953 г. Президиум ЦК КПСС не собирался. 2 марта — день штатного заседания Бюро Президиума ЦК КПСС.

Объединение МВД и МГБ проводилось Сталиным под Берию персонально, другого ответа просто нет. Это означает, что ни министр МВД Круглое, ни министр МГБ Игнатьев своим должностям не соответствовали, полноценной замены им Сталин не видел и решился снова поручить МВД и МГБ Берии. То, что Сталин решил перегруженному атомными делами Берии поручить еще и эти министерства, говорит о том, что вопрос о них стал очень остро.

Имеются свидетельства, что Берия неоднократно объяснял сотрудникам объединенного министерства, что в 1938 году партия назначила его на пост наркома НКВД, чтобы он разгромил «ежовщину», сейчас же его поставили сюда для борьбы с «игнатовщиной». Если решение об объединении МГБ и МВД в единое министерство под руководством Берии должно было обсуждаться 2 марта, как это считает Мухин, то ясно, что Игнатьев терял должность министра госбезопасности. Надвигалось разбирательство. Например, в записке ЦК КПСС № П35 от 4 декабря 1952 года говорилось: «Партия слишком доверяла и плохо контролировала и проверяла работу Министерства госбезопасности и его органов... Считать важнейшей и неотложной задачей партии, руководящих партийных органов, партийных организаций осуществление контроля за работой органов Министерства госбезопасности. Необходимо решительно покончить с бесконтрольностью в деятельности органов Министерства госбезопасности и поставить их работу в центре и на местах под систематический и постоянный контроль...»

Что именно было так из рук вон плохо в МГБ — не уточнялось. Но сам факт готовившегося назначения Берии на эту должность и сам тон записки «партия плохо контролировала... считать важнейшей и неотложной задачей» свидетельствовали о том, что ситуация была очень напряженной. Нечто чрезвычайно серьезное, связанное со спецслужбами СССР, настолько озаботило Сталина, что он экстренно бросал на это направление не кого-нибудь, а лучшего менеджера СССР — Л. Берия. Его Сталин бросал на направления, где для страны вставал вопрос жизни и смерти — вроде атомного и ракетного проектов.

Что же это могло быть? Что такое натворили спецслужбы, будучи бесконтрольными по какой-либо причине? Очевидно, что внутри них стали формироваться замкнутые группировки, которые, используя специфику своей работы, стали злоупотреблять чем-то. Но что они могли сделать такого? Расхищать средства, выделенные на спецоперации? Ну и много они могли похитить и использовать в условиях СССР? Неужели для решения этого вопроса нужен уровень Сталина?

Может быть, используя служебную информацию, они шантажировали руководителей партийных, государственных органов и, например, силовых органов, вроде армии? Вот это вполне вероятно. Но с какой целью? Наиболее вероятное и самое опасное — подготовка государственно- го переворота в той или иной форме. Есть еще один серьезнейший момент— возможные очень странные контакты спецслужб с вероятным противником. По сути, это та же самая подготовка переворота.

Имели ли высшие руководители ГБ в сложившейся обстановке достаточно серьезный мотив для убийства Сталина? Безусловно! Имели ли они возможности? Только они, осуществлявшие охрану руководства страны, по большому счету такую возможность и имели...

А был ли у Сталина другой способ быстро начать расследование ситуации в ГБ? Был. Со времен Ленина внутри партии существовала грозная организация, занимавшаяся внутрипартийными расследованиями, она сменила несколько имен — Контрольная Комиссия, Центральная Контрольная Комиссия, Контрольная Партийная Комиссия, которая могла проверить любой партийный орган. Во главе ее в 1952 г. по настоянию Сталина был поставлен неподкупный большевик Матвей Шкирятов, с 1921 года находившийся на высших должностях партийного контроля, проведения партийных чисток и расследования злоупотреблений. Он обладал колоссальным опытом выявления изменников и перерожденцев. В 1952 году, опять же по настоянию Сталина, он был введен в состав Президиума ЦК. Однако на заседании 6 марта, после смерти Сталина, он сразу же был выведен из состава Президиума. Еще одно свидетельство совершившегося переворота.

Появление Шкирятова на сцене и его активная деятельность вместе с назначением Берии означали практически неизбежную катастрофу для мафии, сформировавшейся в ГБ. 28 февраля Шкирятов был срочно вызван к Сталину на дачу и о чем-то очень долго говорил с ним. Содержание разговора не известно. Но если кабинет Сталина в Кремле прослушивался, то почему бы не прослушиваться и даче в Кунцево? Если Шкирятов получил указание Сталина начать расследование ГБ и деятельности высших руководителей партии, то ситуация для заговорщиков складывалась катастрофически.

Да, кстати, а под неусыпным кураторством кого органы ГБ стали быстро перерождаться? Как мы помним, кандидатур только две — Булганин и Хрущев. Был ли куратор связан с перерожденцами или он был просто лопух? События убийства Сталина говорят о том, перерожденцы в руководстве партии были напрямую связаны с перерожденцами внутри спецслужб. Как, кстати, и во времена «перестройки».